Защитительная речь адвоката по гражданскому делу

Прения сторон в суде и
защитительная речь адвоката

Прения в суде — это подведение итогов работы каждой из сторон дела, обобщение результатов в виде завершающей речи (выступления). Учитывая выкладки психологов, данный этап судебного разбирательства важен для закрепления «правильного» впечатления на суд. Судебная стадия прений сторон окончательно формирует внутреннее убеждение судьи, помогает суду глубже разобраться во всех обстоятельствах дела и принять правильное решение.

Прения сторон по арбитражным и гражданским делам отличаются от прений по уголовным делам:
в арбитражном и гражданском процессах адвокат оперирует логически выстроенной системой доказательств, а эмоционально-психологическая сторона речи имеет значение в уголовном суде.
Защитительная речь адвоката в уголовном деле напрямую зависит от позиции подзащитного.

О том, как адвокат должен строить в прениях свою защитительную речь по содержанию, по жестикуляции, ораторским приемам и прочим манипуляциям современных технологий убеждения, — много рассказано на различных правовых порталах, а также в юридической литературе. Поскольку данный аспект находится в сфере профессионального юридического интереса, он не особо интересен доверителю либо подзащитному.
Однако, как отличить качественную защитительную речь адвоката от непроработанного непрофессионального выступления в суде?
Ответ на данный вопрос должен интересовать всех, кто доверил свою защиту адвокату в гражданском, арбитражном либо уголовном деле. Зачастую мнение об адвокате, его профессионализме складывается именно по его выступлению на судебной стадии прений сторон. Что необходимо знать доверителю, чьи интересы представляет адвокат, или подзащитному, которому также представляется последнее слово на стадии прений в суде?

Говорят, плох тот артист, который не волнуется при выходе на сцену. Вероятно, это плохой признак, когда адвокат не волнуется перед защитительной речью. Волнение объясняется переживанием за судьбу своего клиента, желанием максимально выполнить свой профессиональный долг. Ведь цель защитительной речи — сформировать у суда благоприятное для подзащитного убеждение.

Другой важный момент то, что защитительные речи судебных адвокатов должны отличаться логичным, продуманным построением плюс простота, точность и выразительность языка, психологическая глубина, точность юридических оценок обстоятельствам по рассмотренному в суде делу. Плюс адвокат не должен выражать свое личное мнение. Такие фразы, как «я думаю, что» или «я полагаю, что» неуместны и неубедительны.
Законодатель не регулирует содержание судебных прений. Однако, для выступающих в прениях сторон имеется два запрета : 1) нельзя ссылаться на доказательства, не рассмотренные в ходе судебного слушания. 2) Судья может остановить защитительную речь адвоката в случае, если тот ссылается на обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу, а также в случае, если выступающий ссылается на доказательства, признанные недопустимыми.

Третье, знание правильного обращения к судье. Общепринято естественное располагающее начало выступления с обращения: «Уважаемый суд!»

Четвертое, в защитительной речи адвокат обязательно проводит анализ ключевых доказательств с указанием суду листов дела (чтобы судья мог убедиться в правоте слов и при желании еще раз ознакомиться с ними по ходу выступления защитника). В необходимых случаях адвокат обращает внимание суда не только на имеющиеся доказательства, но и на их отсутствие.
В уголовном суде в защитительной речи отличают три основные позиции по делу: либо переквалификация, либо снисхождение, либо оправдание. О переквалификации действий подсудимого по статье уголовного закона, предусматривающей меньшую уголовную ответственность за содеянное, речь идет, когда подсудимый признает вину, но адвокат считает, что его действия неверно квалифицированы предварительным следствием.
Позиция снисхождения — смягчения ответственности за содеянное, отстаивается адвокатом, когда подсудимый полностью признает вину, и защитник полагает, что достаточно доказательств, подтверждающих его виновность, но мера наказания должна быть минимальной по санкции данной статьи, либо подсудимый заслуживает применения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, в соответствии с требованиями ст. 64 УК РФ.
Пятое, в защитительной речи по уголовному делу адвокат сообщает суду личностные данные о своем подзащитном: его жизни, семье, здоровье. Адвокат должен постараться раскрыть внутренний мир подсудимого, его мировоззрение, проникнуть в его психологию, переживания, объяснить его поступки.
Если подсудимый признает вину в совершении преступления, то защитник объясняет, как и почему его подзащитный встал на путь правонарушения (мотив и умысел). Уместно в защитительной речи зачитывать полностью, либо частично документы, подтверждающие смягчающее вину обстоятельство.
Особенно актуальна убедительность защитительной речи в выступлениях адвоката перед судом присяжных, т.к. они более восприимчивы к эмоционально-психологической окраске содеянного подсудимым, к сведениям о его личности.

И пожалуй, последний важный момент, на который необходимо обращать внимание, — это резолютивная, завершающая часть защитительной речи адвоката в прениях. Итоговая позиция адвоката по делу не должна быть альтернативной, она должна быть конкретной и исключающей двоякое толкование. Совершенно недопустимо, когда адвокат просит суд, например, оправдать подсудимого, с оговоркой, — «если уважаемый суд, не разделит позицию защиты, адвокат согласен на меру наказания не связанную с лишением свободы», — что свидетельствует о неуверенности адвоката в своей правоте и во всем том, что он до этого произносил в своей защитительной речи.

ВАЖНО:

Адвокат
должен
знать меру,
не хвалить
подсудимого,
избегать
абсурдных
фраз,
иначе
можно
получить
эффект,
обратный
желаемому.

ВАЖНО:

Адвокат
уместно
делает
ссылки
на
конкретные
пункты
решений
вышестоящих
судов,
что
убеждает
суд
в правоте
позиции
адвоката,
избранной
по
делу.

ВАЖНО:

Адвокат
всегда
разделяет
позицию
подсудимого,
иначе
речь
идет
о нарушении
права на
защиту.

ВАЖНО:

Адвокат
планомерно
логично
обоснованно
и детально
убеждает
суд
в правоте
позиции
стороны
защиты.

ВАЖНО:

Степень
конфронтации
и полемики
адвоката
со второй
стороной
спора,
стороной
обвинения
и коллегами
в прениях
должна
быть
разумной
и
выдержанной.

Вопрос 199. Выступление адвоката по гражданскому делу на стадии объяснения сторон, исследования доказательств, прений сторон и стадии реплик.

Вопрос 199. Выступление адвоката по гражданскому делу на стадии объяснения сторон, исследования доказательств, прений сторон и стадии реплик.

При рассмотрении дела по существу после доклада дела суд заслушивает объяснения сторон и третьих лиц. Участие адвоката в рассмотрении дела вместе со своим доверителем или без него влияет на содержание выступления адвоката в процессе.

По фактическим обстоятельствам дела, как правило, дает объяснения доверитель, адвокат, в свою очередь, концентрирует внимание суда на правовой стороне существа спора и позиции доверителя.

Если же адвокат выступает один, он должен быть сведущим и давать суду объяснения как по фактической, так и по юридической стороне исследуемого судом вопроса.

Согласно ст. 55 ГПК доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Таким образом, в отличие от объяснений сторон и третьих лиц, объяснения адвоката не могут являться самостоятельным средством доказывания по делу без подтверждения иными допустимыми доказательствами.

Объяснения адвоката стоят в зависимости от того, на какой стороне (истец или ответчик) доверитель участвует в рассмотрении дела. Со стороны истца адвокат должен раскрыть суду основание иска (фактические и юридические обстоятельства), обосновать предмет (нарушенное право) и подтвердить содержание иска (заявленные исковые требования). Со стороны ответчика адвокат поясняет суду содержание возражений на иск, в зависимости от правовой позиции указывает на пороки основания, предмета и содержания предъявленного искового заявления, заявляет встречный иск.

При участии адвоката в качестве представителя третьих лиц его позиция и объяснения по делу зависят от того, на стороне истца или ответчика третье лицо участвует, имеются ли основания для заявления самостоятельных требований, есть ли основания для освобождения третьего лица от участия в процессе и т.д.

Вне зависимости от того, чьи интересы в процессе представляет адвокат, он вправе задавать вопросы сторонам и лицам, участвующим в деле. Суть его вопросов должна относиться к предмету иска, а ответы на них – раскрыватьвыработанную позицию по делу. Адвокат также отвечает на вопросы суда, сторон и других лиц, участвующих в деле.

После заслушивания объяснений сторон с учетом мнения лиц, участвующих в деле, суд устанавливает последовательность исследования доказательств, после чего заслушивает показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакамливается с письменными доказательствами, осматривает вещественные доказательства, прослушивает аудиозаписи и просматривает видеозаписи.

Адвокат выражает свое мнение о последовательности исследования доказательств. По заранее выработанной тактике допроса свидетелей в целях полного объективного раскрытия обстоятельств дела или выявления несоответствий показаний свидетелей оппонента допрашивает свидетелей, задает вопросы экспертам, специалистам. Адвокат, как и другие лица, участвующие в деле, дает суду объяснения после ознакомления с письменными доказательствами, осмотра вещественных доказательств, прослушивания аудиозаписи и просмотра видеозаписей.

После исследования всех доказательств по делу суд переходит к судебным прениям, которые состоят из речей лиц, участвующих в деле, их представителей. Выступление адвоката в этой части судебного разбирательства направлена на изложение фактических обстоятельств дела, предшествующих возникновению спора, на причины, породившие спор, на доказательства, исследуемые судом, подтверждающие позицию его доверителя, на их убедительность и объективность. Адвокат дает юридическую оценку спорных отношений, указывая на правовые нормы, подтверждающие позицию его доверителя, критикует позицию оппонента, указывая на необоснованность его доводов, и т.д.

Читайте так же:  Развод с гражданином сша

Стиль речи, манера поведения в суде одного адвоката всегда отличны от выступлений коллег, но в любом случае речь адвоката должна содержать правильную юридическую оценку существа спора, объективный анализ доказательств, отражать уважительное отношение к закону и суду.

После произнесения речей всеми лицами, участвующими в деле, их представителями адвокат, как и другие участники и стороны процесса, может выступить с репликой в связи со сказанным. Необходимость в этом возникает в том случае, когда в произнесенной речи процессуальный противник привел довод или указал на обстоятельство, требующее оценки или пояснения адвоката.

Право последней реплики всегда принадлежит ответчику и его представителю.

Выступление адвоката по гражданскому делу на стадии объяснения сторон, исследования доказательств, прений сторон и стадии реплик

Речь представителя стороны в объяснениях сторон и третьих лиц состоит в изложении позиции по делу и указании доказательств, подтверждающих позицию по делу. Истец в своем выступлении указывает, какое право нарушено или какие правоотношения оспариваются, то есть оглашает предмет своего иска. Кроме того, истец указывает фактическое и правовое основание иска, то есть сообщает суду обстоятельства, на которые он ссылается, а также нормы права, позволяющие ему требовать удовлетворения иска. В заключение выступления в интересах истца целесообразно огласить заявляемые исковые требования.

Адвокат, представляющий интересы ответчика, в своих объяснениях сообщает суду, какие обстоятельства дела он признает, а также сообщает о своих возражениях против иска.

Адвокат может также представлять в гражданском деле интересы третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, на стороне истца или ответчика. В таком случае адвокат будет выступать после соответствующей стороны. В этом выступлении адвокат может указать на обстоятельства или нормы права, которые поддерживают позицию стороны, либо заявить о присоединении к сказанному соответствующей стороной.

Третьему лицу с самостоятельными требованиями на предмет спора предоставляется слово в объяснениях после выступлений всех остальных лиц, участвующих в деле. Такое выступление адвоката-представителя третьего лица с самостоятельными требованиями строится так же, как и выступление истца, так как им обосновывается самостоятельное требование доверителя на предмет спора.

На этапе исследования доказательств суд обычно рассматривает только те доказательства, на которые ссылается лицо, участвующее в деле. Доказательства, которые представлены до судебного заседания и имеются в материалах дела, исследуются судом, как правило, только если лица, участвующие в деле, на них ссылаются. Доказательства, на которые лица, участвующие в деле, не сослались во время судебного разбирательства, прежде всего в объяснениях сторон, могут оказаться вне внимания суда и остаться неисследованными. Соответственно, при вынесении решения суд согласно части 2 статьи 195 ГПК РФ не сможет принять во внимание те доказательства, которые хотя и имеются в материалах дела, но не были исследованы в заседании суда. Поэтому для того, чтобы добиться исследования доказательств в судебном заседании, адвокату рекомендуется в объяснениях сторон не просто изложить позицию по делу, но и назвать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны требования или возражения.

Порядок исследования доказательств в судебном заседании устанавливается судом с учетом мнения сторон. При установлении порядка исследования доказательств адвокату целесообразно указать, какое доказательство за каким, по его мнению, следует исследовать. Последовательность исследования доказательств определяется адвокатом, чтобы создать у суда такое представление о произошедшем, которое позволит убедить суд в том, что указанные адвокатом обстоятельства действительно существовали и, соответственно, требования его доверителя обоснованны.

Если по какой-то причине не названы доказательства, имеющиеся в материалах дела, адвокат может заявить ходатайство об исследовании таких доказательств до окончания этапа исследования доказательств. Ходатайства о приобщении к делу новых доказательств также должны быть озвучены перед судом не позднее окончания этого этапа судебного разбирательства, так как в прениях согласно части 1 статьи 191 ГПК РФ запрещается ссылаться на доказательства, которые не были исследованы во время рассмотрения дела по существу в судебном заседании.

В большинстве случаев адвокаты, выступающие в судебном заседании, называют письменные доказательства, уже имеющиеся в материалах дела, указывая номер листа дела, присвоенный соответствующему документу. Такой прием существенно упрощает для суда процесс поиска документа в материалах дела. Если адвокат в своем выступлении не ссылается на номера листов дела, заставляя судью долго перелистывать все тома, это вызывает объяснимое раздражение судьи и воспринимается как проявление непрофессионализма.

Участие в прениях можно считать самой важной частью работы адвоката в судебном заседании и одновременно самой сложной. Выступление в прениях невозможно заранее подготовить в окончательном виде в отличие от речи в объяснениях. Выступление в прениях должно учитывать сказанное другими лицами, участвующими в деле, в их объяснениях, а также результаты исследования доказательств, заключение прокурора или представителя государственных органов или органов местного самоуправления, если они участвуют в судебном разбирательстве.

Нередко в судебном заседании неожиданно появляются новые доводы противной стороны, возражения против доказательственной силы представленных документов, показаний свидетеля или иных доказательств. Об этих доводах, возражениях необходимо помнить и умело вплетать их опровержение в логичную речь о том, почему исследованные доказательства подтверждают обстоятельства, на которые сторона ссылается, и почему доказательства противной стороны не обладают доказательственной силой, а ее правовое обоснование несостоятельно.

Выступление адвоката в суде иногда осложняется тем, что судья, используя свое полномочие задавать вопрос в любой момент выступления, прерывает адвоката на полуслове, задает вопросы об обстоятельствах, о которых адвокат пока не успел сказать, требует немедленно показать какой-то документ. Адвокат при этом вынужден отвечать на вопрос судьи, удерживая в памяти слова, на которых остановился, а нередко перестраивать на ходу части своего выступления, переставлять акценты с одних обстоятельств и доказательств на другие.

Помогают адвокату справиться с неожиданными эскападами другой стороны в судебном заседании несложные приемы. Так, тезисы выступления в прениях могут быть предварительно подготовлены до начала судебного заседания. В сложном деле может быть несколько вариантов таких тезисов, нацеленных на различные варианты возражений противной стороны. Кроме того, во время выступлений других лиц полезно вести записи, отмечая моменты, на которые обязательно надо ответить в прениях.

Реплика является возможностью подвести итог всему сказанному в судебном заседании и обратить внимание судьи на те обстоятельства и доказательства, которые подтверждают обоснованность предъявленных требований или возражений. Реплика не должна быть простым повторением основного выступления в прениях, но должна учитывать высказанные в прениях доводы других лиц, участвующих в деле. Не рекомендуется использовать реплику для повторного произнесения речи, уже произнесенной в прениях.

По сложившемуся обыкновению, реплика не должна быть продолжительной. Последним реплику произносит ответчик, и это его священное право, так как он изначально является более слабой стороной с точки зрения процессуального положения: ответчик защищается в процессе. В некоторых случаях можно наблюдать, как представитель стороны отказывается от произнесения реплики. С точки зрения тактики ведения процесса такой отказ, несомненно, является ошибкой, так как судья — это прежде всего человек и он лучше всего запомнит то, что услышит в последние минуты. Поэтому реплика должна быть краткой и яркой, содержащей какой-то ключевой довод. В таком случае судья при вынесении решения начнет восстанавливать приведенные стороной доводы именно с реплики.

Гражданский процесс: Видео

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 228.1 УК РФ

Речь адвоката

по уголовному делу по обвинению ХХХХ в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 228-1 ч.3 п. «г», 30 ч. 3, 228-1 ч. 2 п. «б» УК РФ

Ваша честь мы завершили рассмотрение доказательств, предоставленных государственным обвинением в связи с их исчерпанием. На основании предоставленных доказательств государственный обвинитель просит суд признать ХХХХХ виновной в совершении преступлений предусмотренных ст. ст. 228-1 ч.3 п. «г», 30 ч. 3, 228-1 ч. 2 п. «б» УК РФ.

Судебный процесс подошел к концу, подводятся итоги предварительного следствия, приближается заключительный и решающий этап судебного процесса — окончательная оценка фактических и правовых вопросов дела, решение судьбы проходящих по этому уголовному делу участников, да я не ошибся, поскольку и так называемые свидетели Ч., К., Н., С., которые организовали данное преступление, как считает моя подзащитная, также являются фактически такими же участниками, как подсудимая ХХХХХ.

Считаю, что значение приговора по настоящему уголовному делу выходит далеко за пределы процессуального акта. Поскольку он должен символизировать последовательное осуществление начал законности в деятельности каждого должностного лица, участвовавшего в разбирательстве данного уголовного дела, демонстрировать высокую правовую культуру, социальную и в тоже время индивидуальную справедливость.

От приговора по данному делу требуется безукоризненность и точность в решении доказательственных и правовых проблем, глубокая социальная зрелость и мудрость.

Надо сказать, что в данном деле не все так просто, ибо предварительное следствие и обвинение не может быть признано сколько-нибудь объективным, оно характеризуется рядом серьезных дефектов и процессуальных нарушений, рядом ошибочных правовых решений, которые должны быть выявлены, объективно проанализированы и преодолены, с учетом тех требований, которые изложены в Конституции РФ, УК РФ, УПК РФ, Постановлении Пленума Верховного суда РФ «О судебном приговоре», и Постановлении Пленума Верховного суда РФ «О практике применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия».

Кроме того, прошу обратить внимание суда на то, что особое внимание необходимо обратить на законность проведенных оперативных мероприятий сотрудниками наркоконтроля, поскольку сторона защиты считает возбуждение данного уголовного дела незаконным и необоснованным, а также проведения ими ряда следственных действий, которые по мнению защиты получены с нарушением закона, в следствии чего не могут лечь в основу обвинительного приговора.

Читайте так же:  Росжелдор экспертиза

Именно от оценки проведенных оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий зависит законность приговора.

Теперь об общественном значении данного дела. Две проблемы всегда находятся на острие общественного мнения связанного с порядком в стране:

— одна это преступность и вторая это способы борьбы с преступностью и если общество может согласиться с неизбежным фактом наличия преступности, то общество ни когда не согласиться с незаконными способами борьбы с этой преступностью.

На это обращает внимание в своих решениях и Конституционный суд, и Верховный суд Российской Федерации, который в частности в своем постановлении от 15 июня 2006 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» в п. п. 13, 14 указал, что в тех случаях, когда в материалах уголовного дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки, судам следует иметь в виду, что необходимыми условиями законности ее проведения являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и требований ст. 8 указанного федерального закона. Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Проблема у государственного обвинения здесь одна им не удалось доказать в суде умысла ХХХХХ на совершение инкриминируемых ей преступлений, напротив в суде установлено, что она совершила инкриминируемые ей преступные деяния под воздействием оперативных сотрудников наркоконтроля, которые в целью создания условий для совершения преступления ХХХХХ использовали в своих ложно понятых интересов службы гражданина С. — наркомана со стажем, преступника с квалифицирующим признаком рецидива, да еще находящегося в течении 6 месяцев в розыске.

Выслушав обвинительную речь государственного обвинителя, я подумал о том, что в большей степени государственным обвинителем руководит его служебное положение, но ни как не гражданский долг и профессиональная честь. Государственный обвинитель продолжает линию поведения избранную им ранее при осуществлении надзора за расследованием данного уголовного дела, он уже устал работать по данному делу, он не желает признавать своих ошибок, допущенных ранее при осуществлении надзора за расследованием уголовного дела, поэтому его речь была короткой, тусклой, несодержательной, не аргументированной, бездоказательной. Фактически государственный обвинитель своей речью, либо признал правоту моей подзащитной и выбрал такую форму отказа от обвинения, либо возложил свою обязанность по доказыванию виновности ХХХХХ на суд, то есть сказал суду вот я ваша честь принес Вам уголовное дело и сами найдите, распишите и вынести обвинительный приговор подсудимой.

Отсутствие в деле обвинительной речи государственного обвинителя я прошу суд признать фактическим отказом от обвинения, поскольку государственный обвинитель отказался от участия в состязательности, от участия в анализе доказательств, свидетельствующих как о виновности так и не виновности моей подзащитной.

Сторона обвинения считает, что вина ХХХХХ доказана, я же попытаюсь доказать обратное, но не в силу своего положения — защитника, адвоката, а только потому, что и материалы уголовного дела и многочисленные свидетели говорят о невиновности моего подзащитного, в инкриминируемых ей преступлений.

В прениях сторона обвинения считает, что ХХХХХ совершила умышленные тяжкие преступления при следующих обстоятельствах:

В сентябре 2007г. у ХХХХХ возник преступный умысел на незаконный сбыт наркотического средства — маковой соломы.

Реализуя свои преступные намерения, ХХХХХ в период до 12 сентября 2007 г., осуществляла сбор дикорастущих растений мака на принадлежащем ей приусадебном участке, расположенном по адресу Удмуртская Республика, Я-ский район, ХХХХХ.

Полученное в результате сбора растений мака, наркотическое средство — маковая солома ХХХХ незаконно хранила в целях сбыта в надворных постройках своего домовладения, и на приусадебном участке данного домовладения, а также осуществляла его сбыт различным людям.

Так 12 сентября 2007г. около 20 часов ХХХХво дворе своего дома ХХХХХХ, Я-ского района, действуя из корыстных побуждений, осознавая противоправность своих действий, незаконно сбыла С. наркотическое вещество — маковую соломку, в особо крупном размере, за 200 рублей.

Кроме того, 14 сентября 2007 г. около 20 часов ХХХХ во дворе своего дома ХХХХ, Я-ского района, действуя из корыстных побуждений, осознавая противоправность своих действий, незаконно сбыла К., действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», проводимого сотрудниками Б-ского МРО УФСКН РФ по УР, в соответствии с федеральным Законом от 12 августа 1995г. № 144 «Об оперативно-розыскной деятельности», наркотическое средство маковую соломку, в крупном размере, за 50 руб.

Обратимся же к доказательствам, представленных суду стороной обвинения, которые по мнению государственного обвинителя, безупречно подтверждают вывод о виновности подсудимого в совершении инкриминируемых преступлений и попробуем проанализировать их, исходя из реально установленных судом фактических обстоятельств по делу.

В качестве доказательства виновности моего подзащитного обвинение предоставило свидетелей Ч., К., Н., Чи., В., А. Кл., З., Х. Ш., Аг., Те., С.

Свидетель Ч., являющийся действующим оперуполномоченным наркоконтроля, дал показания аналогичные на предварительном следствии пояснила суду, что к ним в д. М., Ш-ского района к ним ни с того ни с чего подошел С. и узнав, что они сотрудники наркоконтроля с радостью, добровольно выдал мешок с маковой соломой, который они вместе с С. почему то решили увезти в г. Воткинск, где оформили добровольную выдачу.

Свидетель К. также дал показания аналогичные данные им на предварительном следствии. При этом прошу суд обратить внимание на то, что К. пояснил суду на вопросы, что во второй раз мак был подгнившим и состоял он из стебля, листьев и коробочек.

Свидетель Н. также являясь действующим сотрудником наркоконтроля дал показания аналогичные данные им следователю наркоконтроля на предварительном следствии.

Свидетель Чи., являлся по делу понятым и пояснил суду, что действительно присутствовал при осмотре С. и мешка с содержимым.

Свидетель В., который также по делу являлся понятым пояснил суду, что корней у маковой соломы не было, в показаниях путался в связи с чем были оглашены его показания данные на предварительном следствии.

Свидетель А., понятой по делу сообщил суду, что плохо все помнит, делали контрольную закупку, с использованием денег, которые были посыпаны, светились чем то. Также его показания в силу забывчивости были оглашены судом по ходатайству прокурора.

Свидетель З. пояснила суду, что участвовала в качестве понятой ХХХХ раздели, проверили, но ни чего не нашли. Денег не было, не видела, но потом под ногой у ХХХХХ нашли 50 руб., при этом ХХХХХ говорила, что это не ее деньги. Также были оглашены показания данные ею на предварительном следствии.

Свидетель Ш.сообщила суду, что ХХХХХ сообщила что 50 руб. не ее деньги, возможно их ей подбросили, она проводила личный досмотр. Обыск ХХХХХ по просьбе оперуполномоченного Я-ского РОВД У.

Свидетель Аг. понятая по делу пояснила суду, что ХХХХ сидела в РОВД на стуле, вела себя нормально, просила снять наручники, они ей мешали, пояснила, что 50 руб. ей подкинули мужчины, которые ее привезли.

Несомненно, важным для стороны обвинения является свидетель или участник по организации преступления, возможно провокатор наркоман, преступник, находящийся в розыске С., в силу чего суд в нарушение порядка установленного законом огласил его показания данные им на предварительном следствии, чем был нарушен принцип состязательности.

Принцип презумпции невиновности и нарушено судом фундаментальное право на справедливый суд. Достаточно просто обратить внимание на то, что все свидетели обвинения сотрудники наркоконтроля, следователь который расследовал дело работает также на это ведомство.

Также в качестве доказательств виновности моего подзащитного государственный обвинитель огласил следующие материалы дела: на листах дела 1, 3, 6, 8, 10, 13, 18, 19, 20, 21, 22, 23,24, 25,26, 27, 28, 29,30-32,71-12, 82-83, 89-91,93-96, 97-98, 103-105, 107, 111-114, 115, 136-138, 139, 146, 149, 150, оглашены материалы, характеризующие личность С..

Вот и все, так прямо и скажу не густо, для столь тяжких преступлений. И объясняю суду данный факт тем, что данное преступление подготовил и совершил не мой подзащитный, а совершили совершенно другие лица, которые по делу проходят в качестве свидетелей.

Мой подзащитный вину в предъявленном ей обвинении не признала полностью и дала показания, которые полностью противоречат показаниям свидетелей в следствии чего суду необходимо устранить имеющиеся противоречия, а те которые невозможно устранить, трактовать в пользу моего подзащитного.

Стороной защиты было заявлено ряд ходатайств, некоторые из которых были судом удовлетворены, а ряд значимых были отклонены, в силу чего судом был нарушен принцип состязательности, установленный ст. 15 УПК РФ, в следствии чего нам не удалось предоставить суду ряд существенных доказательств невиновности ХХХХХ.

Кроме того, в ходе осуществления уголовного преследования моего подзащитного органами, осуществляющими уголовное преследование были нарушены и другие принципы уголовного судопроизводства: принцип уважения чести и достоинства личности ст. 9 УПК РФ, неприкосновенности личности ст. 10 УПК РФ, охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве ст. 11 УПК РФ, принцип презумпции невиновности ст. 14 УПК РФ.

Таким образом в суде обвинение не доказало следующие факты, которые расписаны в обвинении:

Читайте так же:  Образец написания заявления о расторжении договора

— не доказано, что ХХХХХ собирала, сушила и хранила мак с целью его дальнейшего сбыта,

— не доказано, что она сбыла маковую солому в особо крупном размере за 200 руб. С.,

— не доказано, что ХХХХХ сбыла маковую солому К. за 50 руб.,

В ходе судебного следствия было установлено грубое нарушение органами осуществляющими уголовное преследование уголовно-процессуального закона в следствии чего ряд доказательств добыты с нарушением действующего уголовно-процессуального закона и подлежат исключению.

Это доказательства, которые я ранее в ходатайстве просил признать не допустимыми и вновь возвращаюсь к моему ходатайству и прошу признать их недопустимыми.

Подлежат исключению из числа доказательств все оперативные действия поскольку они проведены с грубым нарушением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и ведомственных приказов от 13 мая 1998 г. «Об утверждении инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд».

На основании изложенного в силу ст. ст. 73, 74, 75 УПК РФ прошу суд исключить из числа доказательств вышеуказанные документы.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Таким он может быть, если поставлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии со ст. ст. 307, 308 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть поставлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Следует неукоснительно соблюдать конституционное положение, согласно которому неустранимые сомнения в виновности подсудимого трактуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления и там далее. Данное требование закона полностью игнорирует государственный обвинитель, но не должен пропустить мимо себя суд. Этого требует от суда, Конституция РФ и данное требование для судов разъяснил Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении «О практике применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия».

На основании изложенного с учетом того, что других доказательств, помимо доказательств которые вызывают сомнение, противоречия государственным обвинителем не представлено, объем обвинения государственным обвинителем не изменен и оставлен прежним,

Пример речи адвоката по иску о взыскании алиментов в браке

Представителя Истца, адвоката Плеханова А.В. по иску о взыскании алиментов, в судебных прениях.

Я полностью поддерживаю требования Истца о взыскании алиментов с Ответчика с 27 июля 2012 года и прошу удовлетворить заявленные требования в полном объеме по следующим основаниям.

Согласно ст. 80 СК РФ, родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей.

Согласно ст. 106 СК РФ, При отсутствии соглашения об уплате алиментов члены семьи, указанные в статьях 80 — 99 настоящего Кодекса, вправе обратиться в суд с требованием о взыскании алиментов. К кругу таких субъектов относится и родитель ребенка – Истец.

В настоящее время брак между Истцом и Ответчиком не расторгнут, так как не смотря на всю сложность личных взаимоотношений, оба они предпринимают меры к сохранению супружества и на настоящий момент времени согласны с тем, что брак расторгать не следует – никто из них с таким заявлением не обратился. Тем не менее, для рассмотрения настоящего иска особенности взаимоотношений в семье значения не имеют.

В связи с определенными обстоятельствами между Истцом и Ответчиком возник спор о содержании совместных несовершеннолетних детей. Как доказано материалами дела, соглашения достигнуть в этом вопросе не представилось возможным. Сам факт обращения Истца с требованиями такого характера указывает на то, что в этой семье по поводу содержания несовершеннолетних детей имеется спор, и родители не смогли самостоятельно определить порядок и форму предоставления содержания их несовершеннолетним детям, как это указано в ч. 1 ст. 80 СК РФ.

Уже в ходе судебного разбирательства Истец, следуя предпринятым судом мерам по примирению сторон, письменно предложил Ответчику заключить соглашение о содержании несовершеннолетних детей в той форме, как это установлено законом. При этом к заключению соглашения предлагался такой размер, как это указано действующим законодательством – то есть в размере 1/3 от всех видов заработка на двух несовершеннолетних детей. Тем не менее, Ответчик от этого предложения отказался, а более того – отказался принимать письменное предложение о заключении соглашения, так что Истцу пришлось направлять такое предложение почтовой связью.

Что именно не устраивает Ответчика в предложении – нам не известно, тем не менее, и форма соглашения, и порядок удержания, и размер алиментов предложены Истцом в неукоснительном соответствии действующему законодательству. Никаких уступок со стороны Истца здесь быть не может, причем не по тем или иным причинам, а только в связи с прямыми требованиями закона. Истцом предложен законный минимум размера содержания несовершеннолетних детей. Одновременно с этим, сложившиеся взаимоотношения в семье лишают родителей возможности определить порядок содержания малолетних детей иным образом.

Поэтому и необходимо принимать судебное решение по существу.

Далее. В настоящее время дети находятся на содержании матери. Она обеспечивает их всем необходимым – одеждой, воспитанием, дети проживают вместе с ней. Дети регулярно находятся в гостях у Ответчика, однако условия для пребывания детей там создает сам Истец – например, это доказывается договором подряда на установку кондиционера по адресу Ответчика, заключенного Истцом. Полагаю, что не следует ставить в зависимость право детей на содержание их родителем от того обстоятельства, как часто они бывают в гостях у одного из родителей. Предоставление детям места для нахождения в гостях, оплата детского садика за одного ребенка не достаточны для исполнения родителем своих обязанностей так, как это предусмотрено ст. 80 Семейного кодекса РФ.

Ответчик утверждает, что он сам полностью содержит и Истца, и двух несовершеннолетних детей, которые находятся у него, цитирую, «на полном иждивении». Прошу прощения, но такое «полное иждивение» в кавычках Истца не устраивает, и сам факт обращения его с соответствующим иском уже доказывает, что Ответчик не в полной мере осуществляет содержание детей. Нам не нужно того полного или сверхполного иждивения, мы требуем минимума, что установлен законом. Мы лучше освободим Ответчика от таких лишних расходов и нашего полного содержания и будем довольствоваться 1/3 его доходов, взысканных в качестве алиментов. Если верить доводам Ответчика, то он от этого останется только в выигрыше, и мы не понимаем, в чем тогда смысл его возражений. Очевидно, что 1/3 заработка намного меньше полного иждивения двух малолетних детей.

При этом в случае, когда лицо, обязанное уплачивать алименты, указывает на то, что им самостоятельно производится материальное содержание ребенка, необходимо учитывать регулярность, систематичность такой помощи, ее достаточность, наличие обоюдного соглашения на такую помощь. Обстоятельства оказания такой помощи Ответчиком четко не представлены и не описаны.

Напомню, что согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений

Ответчик, возражая заявленным требованиям указал на вышеизложенные факты о проживании детей у него и нахождении их вместе с Истцом на полном его иждивении.

Однако в материалах дела нет ни одного доказательства, что Ответчик понес те или иные расходы на детей. В то же время, как суд непосредственно убедился, Истец не может находится на иждивении у Ответчика, так как сам имеет постоянный заработок, а кроме того — несет расходы по содержанию няни малолетнему ребенку, оплате предметов одежды, продуктов питания, а согласно акта и показаний свидетелей — дети проживают вместе с матерью. Странно, что отец этого не знает. Все эти обстоятельства доказаны в ходе судебного заседания и прямо указывают на необходимость полного удовлетворения заявленных исковых требований, о чем я и прошу суд. Каких-либо оснований для отказа в заявленных требованиях по делу не имеется, и голословный довод Ответчика таковым являться не может.

Настоящую речь прошу приобщить к протоколу судебного заседания.