Частная собственность на землю в ссср

Формы собственности в СССР: официальная трактовка

Формы собственности в СССР: официальная трактовка

Для начала дадим краткое описание перечисленных выше трех форм собственности.

Личная собственность – имущество, которое принадлежало отдельно взятому человеку и необходимо было ему для удовлетворения жизненно важных потребностей (питание, крыша над головой, минимальные культурные потребности и т. д.). В круг личной собственности входили жилье, мебель, бытовая техника, транспортные средства и т. п. О более мелких предметах (книги, одежда, ювелирные украшения и т. д.) я даже не говорю. Советское государство внимательно следило, чтобы предметы личной собственности использовались лишь на удовлетворение жизненных потребностей человека и не превращались в средства производства – по крайней мере, не становились средством эксплуатации одного человека другим. Владение какими-то элементарными орудиями труда допускалось, но без использования наемного труда, например инструментами для работы в приусадебном хозяйстве. Существовали определенные ограничения на объем (как в стоимостном, так и физическом выражении) личного имущества.

Государственная собственность – доминирующая форма в СССР на протяжении всей советской истории. Она же считалась общенародной собственностью, прежде всего, это собственность на средства производства: фабрики, заводы, совхозы, торговые, транспортные, строительные и иные государственные организации, на балансах которых находились машины, оборудование (активные элементы основных фондов), различные здания и сооружения (пассивные элементы основных фондов), транспортные средства, объекты инфраструктуры (трубопроводы, порты, линии электропередач и т. д.). Плюс к этому запасы сырья и полуфабрикатов, а также готовая продукция (материальные оборотные средства). Плюс к этому средства на счетах в банке (денежные оборотные средства). Кроме того, в собственности государства находились природные ресурсы, объекты социальной инфраструктуры, разнообразное имущество военного назначения.

Кооперативная собственность в условиях полной и окончательной победы социализма (т. е. начиная со второй половины 1930-х гг.) была представлена, прежде всего, колхозами – производственными коллективными хозяйствами в аграрном секторе экономики. Но, между прочим, колхозам земля не принадлежала, а, согласно Конституции, находилась у них в бессрочном пользовании. Длительное время трактора и другая сельскохозяйственная техника также находились в пользовании колхозов. Указанная техника числилась на балансах машинно-тракторных станций (МТС), которые имели статус государственных организаций. Кроме колхозов были еще кооперативные организации в сфере заготовки сельскохозяйственного сырья и сельскохозяйственных продуктов и их реализации через свою торговую сеть (потребкооперация). Были еще артели, которые занимались производством промышленных предметов потребления и некоторых деталей для конечной продукции государственных промышленных предприятий.

В учебниках по советской (социалистической) экономике, которые издавались после смерти И. Сталина, именно так и представлялась картина социалистического общества: три основные формы собственности и два основных хозяйственных уклада (государственный и кооперативный). При этом кооперативный сводился к колхозам. Подчеркивалось, что по мере продвижения СССР на пути строительства социализма все большую роль будет приобретать государственная собственность, которая является действительно общенародной, а следовательно, социалистической. Именно так было записано в новой программе КПСС, которая была принята на XXII съезде партии в 1961 г. и которая провозглашала построение коммунистического общества в СССР к 1980 г.

ПРАВО ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ В СССР

Юридическим выражением национализации земли является полная отмена частной собственности на землю и установление на неё исключительной государственной собственности. В противоположность частной собственности на землю в буржуазном обществе, земля в СССР является исключительной собственностью Советского государства. Основой земельного строя Союза ССР, как указывают и «Общие начала землепользования и землеустройства СССР», обеспечивающей возможность социалистического строительства в сельском хозяйстве, а также проведения землеустройства и организации землепользования в интересах основной массы крестьянства – бедняков и середняков, является национализация земли, т. е. отмена навсегда частной собственности на землю и установление на неё исключительной государственной собственности Союза ССР. Это означает, что кроме Советского государства земля никому не может принадлежать на праве собственности – ни отдельным гражданам, ни кооперативным и иным общественным организациям, что субъектом права собственности на землю является только государство. Земля, недра, леса, воды могут быть исключительно собственностью государства, указывает ст. 53 ГК. Другие субъекты права, кроме государства, не являются собственниками земли, они являются только её пользователями. Владение землёй допускается только на правах пользования, гласит ст. 21 ГК.

В связи с тем, что субъектом права собственности на землю является Советское государство, все земли, находящиеся в пределах гос. границ СССР, составляют государственный единый земельный фонд (см.), являющийся объектом права гос. собственности на землю.

Земля изъята из гражданского оборота в том смысле, что всякие сделки, влекущие за собой передачу права собственности на землю или распоряжение землёй, категорически запрещены с первых дней Великой Октябрьской социалистической революции.

В СССР государственная социалистическая собственность на землю в противоположность частной собственности в любом буржуазном государстве лежит в основе производственных отношений, исключающих эксплуатацию человека человеком; земля в нашем социалистическом государстве как всенародное достояние находится либо в пользовании государственных организаций, развивающих на ней отдельные отрасли народного хозяйства, либо в пользовании колхозов и других кооперативных объединений, ведущих на земле своё общественное социалистическое хозяйство, либо в пользовании отдельных трудящихся для удовлетворения их личных нужд, без права применения наёмного труда, без возможности извлечения нетрудового дохода.

Советское государство распределяет земли с таким расчётом, чтобы они наиболее целесообразно были использованы отдельными землепользователями в интересах дальнейшего мощного подъёма народного хозяйства СССР, в целях максимального удовлетворения материальных и культурных потребностей всего общества. Основными пользователями земель с.-х. назначения в СССР являются колхозы, за которыми Советским государством закреплены на вечное и бесплатное пользование сотни млн. га земли. Другим землепользователям земля в Советском государстве также предоставляется, как правило, бесплатно, и в основе возникновения права пользования землёй лежит акт отвода земли, выдаваемый уполномоченными на то органами государства.

Каждый землепользователь, получив землю от государства, несёт перед ним определённые обязанности по использованию земли в тех целях, для которых она ему была предоставлена. Требуя от землепользователя выполнения этих обязанностей, наше государство в то же время наделяет землепользователей определёнными правами (см. Землепользование). Нарушение правил землепользования, а также несоблюдение тех обязанностей, которые возложены на землепользователей, строго преследуется в установленном законом порядке.

Являясь собственником земли, Советское государство освобождено от необходимости покупать земельные участки у частных лиц, как это вынуждено делать капиталистическое государство, для того чтобы, напр., построить фабрику, завод и т. п.

Советское государство, став собственником .земли создало стройную систему земельных отношений в СССР, разработало социальное земельное законодательство, регулирующее земельные отношения, возникающие между государственными, кооперативными и общественными учреждениями, организациями и предприятиями, а также между отдельными гражданами Советского Союза; определило компетенцию отдельных гос. органов власти и управления по распоряжению и управлению единым государственным земельным фондом страны.

Земельные законы, изданные первым в мире социалистическим государством, имеют историческое значение. Они закрепляют совершенно новую социалистическую систему земельных отношений, раскрывают неограниченные возможности роста производительных сил в земледелии и в других отраслях народного хозяйства (см. Земельное законодательство). Наше земельное законодательство и практика социалистического строительства в сельском хозяйстве имеют большое значение для стран народной демократии.

Юридический словарь. — М.: Госюриздат . Главный редактор С.Н. Братусь и др. . 1953 .

_devol_

Devol’s Zeitschrift

Я отлично понимаю, что есть вечные темы, на которые разговаривать с нашими пост-советскими людьми категорически нельзя. Например, о превосходстве совкового оружия. О вхождении Украины в ЕС (кто вообще придумал эту сказку?). О том, что в СССР не существовало собственной валюты. Что в СССР не было частной собственности. Это бесконечный бег с закономерным результатом. Пост-советский человек в американском интернете демонстрирует всегда предельную тупорылость. На уровне «ну и что».

Поэтому поднимаю тему «частной собственности» по поводу владений и продаж квартир, домов и земельных участков в СССР в последний раз. Сподвиг меня снова вернуться к этой безрадостной и унылой тематике (потому что там все в целом ясно) Сергей Корнев. Несколько цитат:

Думаете, всем давали участки с воронкой? Моему отцу и дяде при переезде из деревни в 60-е выдали на окраине райцентра по 10 соток для строительства, плюс ссуда. Получившееся жилье, юридически, личная собственность, которую можно продавать и покупать. Полгорода так было построено.

Частный дом проходил как индивидуальная собственность, мог ОФИЦИАЛЬНО и без всякого геморроя продаваться и покупаться. У него был именно владелец (а не «ответственный квартиросъемщик»). Так же на строительство таких домов в 60-е и 70-е без проблем выдавалась земля и кредиты (в глубинке). У меня семья несколько раз переезжала, продавала и покупала такие домики, абсолютно легально и с регистрацией сделки. А один раз взяли ссуду (2% годовых) и построили сами. Советую вам разобраться с этой темой и исправить эту досадную ошибку, иначе совкопоклонники будут тыкать пальцем и ставить под сомнение все ваши остальные профессионально написанные тексты об экономике СССР.

Значит, пойдем от простого. Согласно советскому законодательству, в Стране Советов существовали следующие виды собственности:

— общенародная (социалистическая) собственность, она же государственная;
— колхозно-кооперативная собственность, которая принадлежит советским организациям — колхозам, профсоюзам и так далее.

Чтобы было понятно: совхоз — это социалистическая собственность, а колхоз — это колхозно-оперативная собственность. И та, и другая формы собственности признавались близкими до степени смешения. «Государственная собственность – общее достояние всего советского народа», тогда как колхозно-кооперативная собственность признавалась в первую очередь достоянием участников артели, а затем уже всего «советского народа». Как говорил генерал Лебедь, те же яйца, только в профиль.

Также существовала индивидуальная или личная собственность. Что это было такое, согласно советскому законодательству? Впервые она была упомянута в сталинской конституции 1936 года, а также редакциях Уставов сельскохозяйственной артели.

Статья 10. Право личной собственности граждан на их трудовые доходы и сбережения, на жилой дом и подсобное домашнее хозяйство, на предметы домашнего хозяйства и обихода, на предметы личного потребления и удобства, равно как право наследования личной собственности граждан — охраняются законом.

Грубо говоря, советское законодательство позволяло гражданам иметь личные вещи, личный приусадебный участок и дом (при условии работы в колхозе или сельскохозяйственной артели). При этом владелец этого имущества не имел права извлекать из них доход или использовать в частно-предпринимательской деятельности. До 1986 года в СССР, когда был принят закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», это классифицировалось как нетрудовые доходы и за это гражданину светило реальное уголовное или административное наказание. То есть, можно было жить в личном доме, но нельзя было официально сдавать его.

Читайте так же:  Претензия на сто образец

Тут отступление. Совки в интернете делают обморочный вид и в силу генетического правового нигилизма твердят, что нет никакой разницы между понятиями формально и неформально, законно и незаконно. Неформально в СССР существовал огромный рынок нелегальных или полулегальных услуг и работ, действовали самые настоящие частные предприниматели (фарцовщики, толкачи, цеховики, спекулянты, «бомбилы» и так далее). Неформально в СССР процветал серый рынок «плоской продажи» (плоской по тому, что всегда единицией «сделки» был обмен) тех же квартир. В республиках Закавказья или Средней Азии под колхозы часто маскировали частные владения, где трудились самые настоящие рабы (фильм «Камышовый рай», как типичная картина). Все это существовало, и все это было НЕЗАКОННО.

Почему? Потому что ебанутая (колониальная) советская система была построена на отрицании БАЗОВЫХ человеческих потребностей. Но противостоять естественной силе вещей она не могла, поэтому вынуждена была мириться — относительно, конечно — с постоянными «нарушениями социалистической законности». Согласно этой законности, вас могли посадить в тюрьму только за то, что вы продали ненужную книгу (лично, а не через государственный комиссионный магазин, например), взяли и подвезли за деньги пассажира, за то, что сделали частный урок и так далее. Вы не могли иметь в личной собственности две машины, две квартиры и так далее.

Фарцовщиков ловили, цеховиков сажали в тюрьму, за обмен советских рублей на валюту наказание было до 3 лет тюрьмы, а в особо крупных размерах — до вышки (ст. 88 УК СССР и ст. 88 УК РСФСР). Маклер, «обменивающий» квартиры, всегда жил под дамокловым мечом наказания за нетрудовые доходы. Ровно также, как и учитель, занимающийся частным репетиторством.

То есть, все это прекрасно знали и понимали, никто не выебывался как последний идиот, заливаясь фальцетом: «при СССР можно было вести частный бизнес и иметь частную собственность». НЕЛЬЗЯ. Официально нельзя. По закону — НЕЛЬЗЯ. Пойманных судили и сажали, в мелких случаях — подвергали штрафам. Еще раз — в РСФСР, например, это была настоящая статья УК (ст. 153), по которой человек получал законно до 5 лет тюрьмы с конфискацией. Были еще статьи за спекуляцию — то есть, продажу любого товара по сути (ст. 154), статьи за незаконный извоз, самогоноварение (ст. 158) и так далее.

Теперь понимаете, чего боится вот этот маклер:

Это в чистом виде пункт 2 статьи 153 УК РСФСР: «Коммерческое посредничество, осуществляемое частными лицами в виде промысла или в целях обогащения, — наказывается лишением свободы на срок до трех лет с конфискацией имущества или ссылкой на срок до трех лет с конфискацией имущества«.

То есть, советский человек, выставивший на продажу личный дом или квартиру в которой он жил на правах условно-платной пожизненной аренды (это то самое пресловутое «бесплатное жилье»), мог отправиться за решетку на срок до 5 лет на законном основании. Поэтому (и не только поэтому, см. дальше) официального рынка продажи и покупки жилья и недвижимости не существовало. Официально и законно никакой возможности продать индивидуальный дом не было. Поэтому Корнев врет, когда пишет, что «спокойно продавались«. В реальности, советским людям приходилось как зайцам ловчить, пытаясь обмануть неуклюжий, но огромный государственный аппарат. Сделки маскировались ВСЕГДА под обмен (иногда допускался обмен с доплатой).

Это во-первых. Теперь поедем дальше. Во-вторых, основа частной собственности на недвижимость — это земельная собственность. Что говорит советский закон о том, кому принадлежала земля в кефирном СССР?

С 1918 года — с первой конституции РСФСР — вся земельная собственность в стране считалась государственной (общенародным достоянием). Эта конституционная норма была далее закреплена. В статье 2 Земельного кодекса РСФСР, утвержденного ВЦИК 30 октября 1922 года, все земли в пределах РСФСР, в чьем бы ведении они не состояли, были объявлены собственностью государства рабочих и крестьян. Специально для тупых: в СССР изначально вся земля была объявлена собственностью государства и ТОЛЬКО государства.

Сергей, если Вы читаете это, специально для Вас разъяснение: Ваши 10 соток были государственными. Ваш дом стоял на государственной земле. Продать которую Вы законно не могли никак. Более того, сама попытка такой продажи была незаконной и тянула на несколько лет тюрьмы. Вы понимаете это?

После создания СССР, субъектом права государственной собственности (в том числе, на землю) стал Союз. Это также специально закреплялось в законодательстве. Так, в статье 1 «Общих начал землепользования и землеустройства», утвержденных постановлением ЦИК СССР 15 декабря 1928 г. говорится о национализации земли, то есть отмене навсегда частной собственности на землю и установление на нее исключительной государственной собственности Союза ССР.

При этом до 1990 года государственная собственность — в том числе на землю — юридически не дробилась по субъектам на собственность Союза, союзных республик или автономных образований. Изменения произошли лишь в 1990 году, когда был принят «Закон о собственности» СССР, по которому к государственной собственности относятся общесоюзная собственность, собственность союзных республик, собственность автономных республик, автономных областей, автономных округов и собственность административно-территориальных образований (коммунальная собственность). Однако в отношении земли в ст. 20 этого Закона вместо понятия «государственная собственность» вновь употреблено юридически неясное понятие «достояние». Союзным республикам и автономным образованиям предоставили право владеть, пользоваться и распоряжаться землями на своей территории. При этом области и края были лишены такого права (щелчок по носу союзной кормушке РСФСР).

К чему все это. К тому, что семья Сергея Корнева не могла получить в частную собственность или индивидуальную собственность с правом продажи (это как?) земельный участок. Семья Сергея Корнева официально и по закону не могла продать дом, который стоял на ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗЕМЛЕ. Однако, стоп.

Все мы знаем, что, например, с 1966 года советским людям стали массово выдавать садово-огородные участки, пресловутые шесть соток. Кто был их владельцем? Нео-совки орут, что владельцами были они. Это не так, это опять вранье. Эти земли выделялись одними советскими организациями — например, совхозами, или же колхозами (колхозно-кооперативная собственность, часть государственной) в бессрочную условно-платную аренду. советским предприятиям. Которые также были государственными. По сути, конечным владельцем этой земли как было, так и оставалось советское государство. В старом сообществе su_industria был даже пост «Социальный груз советского предприятия», почитайте. Там же и ключи для понимания того, что такое «бесплатное жилье», «бесплатный участок» и так далее.

Однако. Семья Сергея Корнева могла неофициально и вопреки советскому закону. обменять с доплатой или без нее свой дом с участком на другой. Или на квартиру, хотя это было существенно сложнее. Важно понимать, что в СССР не существовало и не могло существовать свидетельств именно о частном владении. Владельцы индивидуальных домов получали ордера, например, от колхоза, райисполкома, поселкового совета и т.п. советских организаций, на территории которых выдавались земельные участки или квартиры. То есть, семья Корнева имела ордер от райисполкома местного совета депутатов на этот земельный участок и дом. ВСЕ.

Что такое ордер? Это государственное свидетельство (справка), разрешающее ПРОЖИВАНИЕ указанным персонам по указанному адресу в указанном жилом помещении или доме (тоже по сути государственном). ВСЕ.

Земля при этом была государственной, и продать ее Корнев и его родители никак не могли. У них была бессрочная (условно-бессрочная, уточним) и условно-платная аренда земли и дома. При этом государство в лице того же райисполкома могло запросто отозвать ордер, спокойно снести дом, переселить семью нашего брянского обожателя СовДепа и так далее. Без какого-либо шума и писка. Потому что государство БЫЛО КОНЕЧНЫМ и единственным ВЛАДЕЛЬЦЕМ.

В основе советского жилищного права был принцип государственной собственности на жилой фонд. Государственное жилье предоставлялось гражданам на основе найма. Документом, дающим право на заселение, был ордер, выданный местным исполкомом. Единственным допустимым вариантом сделки с жильем был обмен государственного жилья на другое, тоже государственное. Допускался принудительный обмен по решению суда. Отдельно в жилищном законодательстве прописывались нормы, касающиеся жилищных и жилищно-строительных кооперативов. Квартиры в кооперативном доме предоставлялись членам ЖСК, которые выплачивали стоимость квартиры в виде пая. По сути это был единственный вариант «покупки» жилья. Но оформить собственность на кооперативную квартиру стало возможным только в 1990 году с принятием закона СССР «О собственности» .

То есть, Корнев не знает этого, он не в курсе этого. Почему? Потому что ему, как современному нео-совку класть болт на те реалии. У него свой фентезийный Совок.

В современной РФ, несмотря на ублюдочную правовую сферу, повальный правовой нигилизм «корневы» имеют свидетельства о частном владении на землю и дом, имеют право законным и открытым путем продать эту недвижимость, получить за это деньги и НИКТО за эту сделку их не посадит в тюрьму. Более того, государство на законном основании выдаст новому владельцу новое свидетельство о праве собственности. Это огромная разница, которую интернет-совки жеманно не понимают, но в реал-лайфе никто из них почему-то до сих пор не вернул государству приватизированные земельные участочки, дома, дачи, гаражи, квартиры и так далее.

Ничего этого в СССР НЕ БЫЛО и быть по закону не могло. Максимум-максимумов можно было замутить операцию по обмену жилья на равнозначное или почти равнозначное с доплатой, например. Были сделки и чистой продажи, замаскированный под обмен, но их был мизер (очень сложные вещи). Можно было, договорившись с колхозным руководством или райисполкомом продать свой индивидуальный дом, но были серьезные сложности. Без этого никакой «продажи» быть не могло.

Надеюсь, по совету любителя Совка Сергея Корнева я предметно разобрал ситуацию и насколько мог внятно для интеллектуального большинства ее изложил. Но, полагаю, все равно будут крики и вопли такого рода:

— мои родители продали спокойно дом в колхозе;
— а мои продали кооперативную квартиру и купили новую;
— вы фсе врете.

Совок он не лечится, даже у вполне неглупых людей, увы. 🙂

ЗЫ: наиболее ушлые горожане при Совке мутили операции по покупке домов в колхозных деревнях. Такие операции проходили, если они получали разрешение именно от колхоза и поселкового совета депутатов, при этом — как правило — «дачникам» не полагались «индивидуальные приусадебные участки», т.е. ловчилам редко удавалось получить еще и участок. Естественно, в этой сфере процветали все те же «серые схемы», бесконечные нарушения «социалистической законности» и так далее. Но это не достоинство соввласти и совка, а просто показатель их ублюдочности.

Частная собственность на землю в ссср

Право собственности на землю в советский период

Пришедшие к власти революционеры видели решение земельного вопроса иначе, чем это предлагалось П.А. Столыпиным.

Читайте так же:  Налоговые льготы в америке

Как известно из истории, большевики отстаивали национализацию земли, в то время как меньшевики, левые эсеры — социализацию. В соответствии с программой партии эсеров был составлен Крестьянский наказ о земле. Партия эсеров выступала за социализацию земли, т.е. за изъятие ее из частной собственности отдельных групп и лиц в общенародное достояние на следующих началах: а) все земли поступают в заведование центральных и местных органов; б) пользование землей должно быть уравнительно-трудовым, т.е. обеспечивать потребительскую норму на основании приложения собственного труда, единоличного или в товариществе; в) рента должна быть обращена на общественные нужды; г) земля обращается во всенародное достояние без выкупа.

Эти положения эсеровской программы были развиты в Крестьянском наказе о земле, ставшем частью Декрета «О земле», принятом Вторым съездом Советов рабочих и солдатских делегатов на второй день после свершения Октябрьской революции, т. е. в 2 часа ночи 26 октября (8 ноября) 1917 г.

В соответствии с п.1 Наказа право частной собственности на землю отменялось навсегда; земля не могла быть ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в аренду либо в залог, ни каким-либо иным способом отчуждаема. Право пользования землей должны получать все граждане Российского государства, желающие обрабатывать ее своим трудом при помощи своей семьи или в товариществе. Наемный труд не допускался. При окончании пользования землей она поступает обратно в земельный фонд. При этом преимущественное право пользоваться указанными земельными участками получали ближайшие родственники лиц, отказавшихся от них, или иные лица по указанию отказавшихся. Право частной собственности отменялось навсегда, запрещались сделки с землей (купля — продажа, аренда, залог). Вся земля безвозмездно отчуждалась и переходила в собственность всего народа, а все недра земли в собственность государства. Не разделялись лишь участки с высококультурным хозяйством (сады, рассадники, питомники). Они передавались в пользование общин, также в пользование общин передавались животноводческие фермы и заводы. Помимо самой земли конфискации подлежал весь инвентарь (живой и мертвый), исключение делалось для малоземельных крестьян.

Землепользование признавалось уравнительным, и земля распределялась по трудовой или потребительской норме. Форма землепользования не определялась, ее определение передавалось на усмотрение общин или селений.

Распределением земли заведовали местные и центральные самоуправления. Земля подвергалась периодической переделки в соответствии с приростом населения отдельной местности. В случаи если же земли не хватало для всего населения, то избыток людей просто подлежал переселению в другую местность со свободной землей. Переселение осуществлялось за счет государства. Причем переселению подлежали в первую очередь безземельные крестьяне, затем порочные члены общины, дезертиры и по жребию или по личному волеизъявлению.

Таким образом, Декрет провозгласил социализацию земли. Причем партия большевиков была, хотя и против социализации, но как выразился В.И. Ленин они решили воздержаться. Как известно они придерживались национализации земли. «Нам говорят, что мы против эсеровской социализации земли и что поэтому мы не сумеем договориться с левыми эсерами. Мы отвечаем на это: да, мы против эсеровской социализации земли, но это не помешает нам быть в честном союзе с левыми эсерами. Сегодня или завтра левые эсеры выдвигают своего министра земледелия и, если он проведет закон о социализации, мы не будем голосовать «против». Мы воздержимся» [35, c.101].

Если Декрет «О земле» имел в основном сельскохозяйственную направленность, то Декретом ВЦИК от 20 августа 1918 г. «Об отмене частной собственности на землю в городах» было отменено право частной собственности на все без исключения участки, как застроенные, так и незастроенные, принадлежащие как частным лицам и промышленный предприятиям, так и ведомствам и учреждениям, находящимся в пределах всех городских поселений [27, c.142].

Таким образом, основные земельные преобразования пост революционного периода сводились: а) к отмене права частной собственности; б) к объявлению земли всенародным достоянием, которое впоследствии стало отождествляться с исключительной собственностью на землю государства; в) к изъятию земли из гражданского оборота и включению ее в чисто административный оборот путем перераспределения между гражданами и юридическими лицами только на основе решений соответствующих органов; г) к закреплению в законодательстве единственного субъективного права, на котором осуществлялось хозяйственное использование земли, — права постоянного (временного) пользования.

Процесс всеобщего огосударствления, в первую очередь сельскохозяйственной сферы, был прерван нэпом, когда в земельных отношениях наметились зачатки гражданского оборота.

Установление национализации земли привело к возникновению и последующему развитию земельного законодательства. Поэтому 27 января (9 февраля) 1918 г. на III Всероссийском съезде Советов ВЦИК утвердил Декрет “о социализации земли” или как говорится в литературе это Основной Закон о социализации земли. В нем в основном были изложены основные принципы Декрета о земле, Декрет о социализации земли подтверждал национализацию земель, недр, лесов и вод, а так же положение о праве исключительной государственной собственности на землю и ее недра [21, c.407-419].

В 1919 г. ВЦИК принял Положение о социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию. Положение впервые ввело понятие единого государственного земельного фонда, который находится в непосредственном заведовании и распоряжении соответствующих органов государственной власти и управления.

В первый же год после Октябрьской революции были предприняты попытки кодификации земельного законодательства. В начале 1918 г. Наркомземом был разработан проект Земельного кодекса РСФСР. Проект включал основные положения Декретов о земле и о социализации земли. В нем предусматривалось закрепление права государственной собственности на землю, впервые давалось определение единого государственного земельного фонда, указывались формы и виды землепользования.

Особое внимание уделялось землепользованию совхозов и коллективных хозяйств. В проекте Кодекса содержались положения о сельскохозяйственных землях, землях городских, землях транспорта. Подробно говорилось о землеустройстве, рассмотрении земельных споров.

На III Всероссийском съезде Советов в декабре 1920 г. говорилось о необходимости перехода к практическим мерам помощи крестьянскому единоличному хозяйству. IX Всероссийский съезд Советов (декабрь 1921 г.) поручил Наркомзему пересмотреть действующее земельное законодательство в целях полного согласования его с основами новой экономической политики и превращения его в стройный, ясный, доступный пониманию каждого земледельца свод законов о земле.

В целях упорядочения и создания устойчивого трудового единоличного хозяйства третья сессия ВЦИК девятого созыва в мае 1922 г. приняла Закон «О трудовом землепользовании» и постановление «По вопросу о кодексе земельных законов». На основе всего сказанного выше можно сделать вывод о том, что вся земельная политика была направлена: 1) на уничтожение права собственности на землю; 2) на объединение крестьянского труда (будь это товарищества или общины). Чтобы получить, в соответствии с законом о социализации, землю в первую очередь, а не в последнюю, бывшие батраки и безземельные крестьяне должны были объединиться в коммуну или артель, создать коллективное хозяйство.

Четвертая сессия ВЦИК девятого созыва 30 октября 1922 г. утвердила ЗК РСФСР, который вступил в действие 1 декабря 1922 г.

Вскоре земельные кодексы были приняты и в других союзных республиках Союза ССР.

Кодексом довольно подробно регулировалось землепользование совхозов, сельскохозяйственных артелей и коммун, товариществ по общественной обработке земли.

Другая его задача заключалась в правовом регулировании землепользования единоличных крестьянских хозяйств, в обеспечении устойчивости их землепользования, которое, как и все другие виды землепользования, считалось производным от права исключительной государственной собственности на землю. Большое внимание в Кодексе уделено правовому положению земельного общества, способам землепользования в земельном обществе, а также правовому положению крестьянского двора. «Помимо существующих земельных обществ таковыми признаются: сельскохозяйственные коммуны и артели, а также добровольные объединения отдельных дворов или совокупность дворов, выделившихся из прежних обществ.

Первая Конституция СССР, 1924 г., закрепив право исключительной государственной собственности на землю, отнесла к ведению Союза ССР установление общих начал землепользования и землеустройства, а равно пользования недрами, лесами и водами на всей территории СССР.

Практика хозяйствования очень скоро обнаружила многочисленные отступления, и даже грубые нарушения законодательства, объективно подрывавшие начала национализации. Речь шла о многочисленных земельных сделках, маскируемых, как правило, продажей недвижимости.

Выявившиеся уклоны от принципов земельной политики и, прежде всего, начала национализации земли предстояло ликвидировать новому основополагающему документу в области земельных отношений — Общим началам землепользования и землеустройства.

В начале 1926 г. разработка его проекта была поручена Комиссии законодательных предположений при СНК СССР. Предложенный комиссией вариант Общих начал содержал в своих Основных положениях, почти дословно повторяемую установку Директивных указаний на то, что всякого рода сделки, нарушающие в прямой или скрытой форме начало национализации земли (купля-продажа, залог, дарение, завещание, самовольный обмен землей и т.п.), недействительны и влекут за собой лишение участников этих сделок права пользования землей с привлечением их и их пособников к уголовной ответственности.

ЦИК СССР постановлением от 15 декабря 1928 года утвердил Общие начала землепользования и землеустройства, которые урегулировали основной круг земельных отношений: определили цели и задачи земельного законодательства; установили, что субъектом права собственности на землю является СССР; ”Основой земельного строя Союза ССР, обеспечивающей возможность социалистического строительства в сельском хозяйстве, а также проведение землеустройства и организацию землепользования в интересах основной массы крестьянства — бедняков и середняков, является национализация земли, т.е. отмена навсегда частной собственности на землю и установление на нее исключительной государственной собственности Союза ССР» [39, c.591-592].

В результате коллективизации землепользование колхозов и совхозов стало основным и потребовало дальнейшего совершенствования, упорядочения и охраны от каких бы то ни было нарушений. В этот период принимались нормативные акты об устойчивости колхозного и совхозного землепользования. 3 сентября 1932 г. вышло в свет постановление ЦИК и СНК СССР «О создании устойчивого землепользования колхозов», завершившее формирование пакета документов по утверждению коллективных хозяйств на основе сплошной коллективизации. В нем резко осуждалась практика самовольного изменения местными органами власти земельной территории колхозов и подчеркивалась необходимость организации устойчивого и культурного хозяйства на колхозных землях.

II Всесоюзным съездом колхозников-ударников 17 февраля 1935 г был принят Примерный устав сельскохозяйственной артели, который исходил из незыблемости национализации земли. Земля согласно Примерному уставу как общенародное достояние передается колхозам в бесплатное и бессрочное пользование, навечно. Этот принцип был закреплен затем в ст. 8 Конституции СССР 1936 г. и стал, таким образом, конституционным принципом. «Земля, занимаемая колхозами, закрепляется за ними в бесплатное и бессрочное пользование, то есть навечно» [34, c.63]. Принцип бесплатности пользования землей был распространен на все сельскохозяйственные земли, а также на все виды пользования землей и лесами, сенокошение, пастьбу скота и др.

13 декабря 1968 г. в Союзе ССР было кодифицировано земельное законодательство — были приняты Основы земельного законодательства Союза ССР и союзных республик.

Верховным Советом РСФСР 22 октября 1970 г. в полном соответствии с Основами земельного законодательства Союза ССР и союзных республик был принят новый Земельный Кодекс РСФСР. Статьей 10 Земельного Кодекса закреплялся принцип бесплатности землепользования.

Читайте так же:  Пенсия по инвалидности алтайский край

“В качестве землепользователей выступали колхозы, совхозы, другие сельскохозяйственные предприятия, организации, учреждения; промышленные, транспортные и другие несельскохозяйственные предприятия, организации и учреждения; граждане СССР”.

Земельным Кодексом 1970 года предусматривалась Уголовная и административная ответственность за нарушение земельного законодательства. Любые сделки касающееся купли — продажи, залога, завещания, дарения, аренды, самовольного обмена земельными участками, в прямой или скрытой форме нарушающие право государственной собственности на землю, признавались недействительными.

Одним из важнейших актов рассматриваемого периода были Основы законодательства о земле принятые Верховным Советом СССР 28 февраля 1990 года. Эти основы регулировали земельные отношения и были направлены на создание условий для рационального использования и охраны земель, воспроизводства плодородия почв, сохранения и улучшения природной среды, для равноправного развития всех форм хозяйствования. Основы законодательства о земле не ввели право частной собственности на землю. Но Основы ввели новшество — пожизненное наследуемое владение землей[43, c.10-47]. Это еще не право собственности на землю, но уже одно правомочие как собственника: Основы закрепили передачу земельного участка по наследству.

25 апреля 1991 года принимается Новый Земельный кодекс. Это был принципиально новый документ, который регулировал все земельные отношения. Но он был ограничен действовавшей Конституцией РСФСР 1978 года, в которой как говорилось выше, был наложен десятилетний мораторий на продажу земли. Что касается купли — продажи земли, то можно сказать, что существовали отношения гражданин — государство и государство — гражданин. Одним из основных плюсов нового ЗК явилось установление разбирательства всех земельных споров в суде. До принятия ЗК в судебном порядке рассматривались только споры о пользовании земельным участком его собственниками в городской черте.

О частной собственности в СССР и не только. Для любителей вхождения в одну реку дважды

Сегодня многие говорят, что хорошо бы вернуться в СССР. Хорошо это или не хорошо — вопрос субъективный, но я вижу, что многие попросту не знают, что хотят вернуться не в СССР, а в какую-то другую реальность, наиболее близкую в китайской модели, или к шведской.

Между тем, основной вопрос, который отличал СССР как первое в мире государство рабочих и крестьян, и , скорее всего, поспособствовал его самоликвидации, был вопрос частной собственности, опиравшийся на догматическое понимание марксизма-ленинизма.

Как частная собственность была в СССР запрещена, я раскрою, как в плане теории, так и в плане документов, которые претворяли этот запрет в жизнь.

Итак, покажу основы политэкономии социализма в СССР и некоторые документы, на которые опирался запрет частной собственности.

Это мое личное мнение. Мечтателям о возвращении жизни «как в Советском Союзе».

Оторвитесь от ностальгии по молодости и комсомольским собраниям, и подумайте над тем, что, по-видимому прошло мимо Вас на занятиях по Марксистско-ленинской философии и Истории КПСС. А именно:

Если уж взялись мечтать об СССР — делайте это по-советски, по-марксистски. Не забывайте о базисе, начав рассуждать о надстройке.

А то вы не социализм построите, а неизвестно что. Точнее, вообще ничего не построите. Дом без фундамента не строят.

Вы поймите, пожалуйста, одну несложную, но крайне важную вещь. СССР был построен на марксистско-ленинской идеологии, запрещавшей «эксплуатацию человека человеком» (а поэтому и «частную собственность на средства производства»), но делавшей это не из любви к искусству, а для построения коммунистического общества.

Ради построения такого общества, обещанного к 1980-му году, всем и предлагали потерпеть.

Итог: «ревизионисты» из Китая послали подальше эти теории, ввиду их очевидного несоответствия реальности, и стали первой экономикой в мире. А СССР самоликвидировался — по инициативе собственных элит, поддержанной довольно широкими народными массами, наивно полагавшими, что «хуже уже не будет» и что они «вольются в западный мир на равных и будут жить как в Германии, если примут западные ценности».

Куба — и та не смогла нормально организовать жизнь по тем лекалам, о которых сейчас взялись рассуждать «реставраторы СССР» в соцсетях. Но на Кубе хотя бы тепло и всё близко.

P.S. Тем, кто любит рассказывать про артели при Сталине, в качестве иллюстрации наличия частной собственности в СССР, рекомендую внимательнее изучить «материальную часть». Вероятно, они узнают много нового — которое тоже прошло мимо них, но уже на занятиях по Политэкономии социализма.

А именно: Частная собственность в СССР была запрещена. Повторяю: запрещена. Еще раз повторяю: за-пре-ще-на. По причине того самого запрета «эксплуатации человека человеком».

Частная собственность запрещена была Уголовным кодексом РСФСР, поправкой от 1929 года:

В 1936 году запрет частной собственности был прямо закреплен в Конституции:

В СССР были следующие виды собственности: Личная, Государственная, Колхозно-кооперативная.

Вариации внутри них существовали, но сводились к второстепенным моментам и представляли собой попытки втиснуть, например, собственность кустаря в рамки марксистско-ленинской теории или объяснить, куда отнести собственность профсоюзов (о чем велись дискуссии в среде юристов). Но принципиально это ничего не меняло, ввиду несопоставимости масштабов.

Так вот, столь любимые современными сетевыми теоретиками артели относились как раз к кооперативной собственности, как и магазины с надписью «КООП» на вывесках. Отличие от частной собственности там в том, что не было собственника, нанимающего работников, а сами работники, типа, объединялись для совместного труда.

В Китае частная собственность есть — потому они и были «ревизионистами», в отличие от догматиков, застрявших в теориях конца 19 века с поправками от начала 20 века, и неспособных адаптировать неплохое, в принципе, марксистское учение к меняющемуся миру. Маркс помер и поэтому дописать уже ничего не мог, а эти «ученые» не могли ничего изменить сами — их в таком случае записывали все в тех же «ревизионистов».

P.P.S. Идея в Политэкономии социализма была заложена интересная: отменяем частную собственность -> отменяем эксплуатацию человека человеком -> отменяем прибыль -> отменяем администрирование прибыли -> сокращаем всякие налоговые инспекции.

Таким образом предполагалось, что высвободятся немалые ресурсы, которые можно поделить между трудящимися.

Далее, в теории, планировалос разделить всё заработанное на две части: фонд накопления и фонд потребления.

Из фонда потребления дотируем детскую одежду, строим бесплатное жилье, содержим бесплатную медицину.

Из фонда накопления развиваем промышленность и армию, поворачиваем реки в другую сторону и помогаем строить социализм Анголе.

Однако реализация была такой, что об этом даже Путин сегодня говорит как о несоответстви теории практике.

И нет ни одной страны в мире, где уровень жизни людей при социализме стимулировал бы граждан капиталистических стран заняться строительством социализма. А наоборот — есть.

Как человек, живший и работавший в Советском Союзе, я утверждаю, что инициатива в СССР в целом подавлялась, конкуренция отсутствовала.

Зато присутствовала уравниловка и «социалистическое соревнование» (так называлась попытка восстановить конкуренцию, не нарушая принципов марксизма-ленинизма).

Коммунизм к 1980 году так и не наступил, и что намного хуже — даже не проявлял признаков наступления.

И из очередей в Сберкассу для оплаты коммуналки (действительно, недорогой) наступление коммунизма тоже не просматривалось от слова совсем. Как и из очередей на установку телефона. И из очередей на получение квартиры, покупку машины, из сбора макулатуры, чтобы почитать интересные книги тоже.

Вещевой всесоюзный рынок Шувакиш, на котором было всё, но у «фарцовщиков» и совсем не по «госцене», также мало напоминал о скором наступлении коммунизма, пусть и запаздывающего.

Кстати, существование «фарцовщиков» ставило под сомнение и попытку создания человека принципиально нового типа — бескорыстного и готового самоотверженно трудиться на благо общества, не претендуя на компенсацию затрат времени и здоровья. Напомню, что принцип распределения при коммунизме звучал так: «От каждого — по способностчм, каждому — по потребностям».

В колхозе на первом курсе мединститута у нас висел плакат: «Конец колхоза неизбежен, как крах империализма» — и он вызывал бодрое ржание. Капитализм на Западе был заклеймен как «загнивающий и паразитический», но заграничное кино показывало, что загнивает и паразитирует он весьма недурно.

А когда еще и элитам СССР надоело, что после увольнения с партноменклатурных должностей они становятся никем (и это в лучшем случае), и передать по наследству ничего не могут — усилиями как сверху, так и снизу была поддержана идея отказа от догматического марксизма-ленинизма.

Но «как в Китае» делать не стали, а сделали «Дикий Запад», далее с попыткой построения «капитализма с человеческим лицом» (примерно как в Швеции, объявленной идеалом в то время).

Остальное вы видите. Да, неидеально. Но и свои плюсы есть, и возвращаться к состоянию «Кубы с холодной зимой» вряд ли найдется в России много желающих. Начиная с Президента, в отстаивании которым интересов России вряд ли кто-то всерьез сомневается.

Полагаю, что прблема теории советского социализма в том, что Маркс описывал капитализм конца 19 века. Описывал павильно.

Но, не желая получить результат, описанный Марксом, капитализм с тех пор ощутимо изменился — прежде всего, под влиянием социал-демократов. А СССР продолжал бороться с несуществующим врагом, прозевав реального, и проиграл в конкуренции за уровень жизни.

Сегодня те в России, кому нужен патернализм, могут найти себя на службе в госструктурах, а те, кто привык полагаться на себя — могут открыть бизнес, или заняться общественной работой (а не сидеть на партсобрании, не будучи членами КПСС и выслушивая бред секретаря парткома, который тоже знает, что несет ритуальный бред).

Краткий экскурс в историю Марксистско-ленинской философии и Политэкономии социализма в их теоретических и практических аспектах окончил 🙂