Образец искового заявления в уголовном деле по ст264 ук рф

Прокуратура разъясняет. Гражданский иск о возмещении вреда в уголовном деле


Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52 Конституции РФ).

В уголовном судопроизводстве лица, которым причинен вред непосредственно преступлением, могут предъявить гражданский иск о возмещении ущерба и взыскании денежной компенсации морального вреда. Эти лица становятся гражданскими истцами при:
1) предъявления ими гражданского иска;
2) вынесения дознавателем, следователем, судьей или судом после признания фактов причиненного им преступлением ущерба и (или) вреда соответствующего постановления или определения.

Гражданский иск может быть заявлен после возбуждения уголовного дела, но до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции.

Гражданский иск в уголовном процессе представляет собой соединение в одном производстве дела о преступлении (уголовного дела) и дела о возмещении вреда (гражданского дела), что исключается необходимость дважды — в уголовном и гражданском процессах — отстаивать права и интересы, оплачивать государственную пошлину по гражданскому делу, а самое главное — доказывать обоснованность своих исковых требований по правилам гражданского судопроизводства, возлагающим бремя такого доказывания исключительно на истца.

Гражданский иск по уголовному делу может быть предъявлен в целях возмещения любых убытков, находящихся в непосредственной причинно-следственной связи с совершенным преступлением, в том числе возникших из факта причинения вреда здоровью потерпевшего, а также в целях получения денежной компенсации морального вреда в соответствии со ст.151 ГК РФ.

При производстве по уголовному делу гражданский истец наделен процессуальными правами и обязанностями, которые определены в ч. 4 ст. 44 УПК РФ.

Реализация гражданским истцом своих прав служит дополнительной гарантией своевременного, законного и обоснованного разрешения вопроса о возмещении причиненного преступлением ущерба.

Однако не во всех случаях гражданским истцом такая возможность используется.

Так, в сентябре текущего года приговором Хасынского районного суда 27-летний мужчина признан виновным и осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Ему назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на 2 года.

Одновременно суд отказал в удовлетворении гражданского иска сестры погибшего о возмещении морального и материального вреда, причиненного преступлением. По мнению суда первой инстанции, осужденный не являлся надлежащим ответчиком по делу, поскольку не был владельцем автомобиля, при управлении которым совершил дорожно-транспортное происшествие.

Прокурор Хасынского района не согласился с решением суда в части разрешения вопроса по гражданскому иску и внес апелляционное представление, в котором поставил вопрос об изменении приговора и удовлетворении исковых требований потерпевшей.

В суд апелляционной инстанции потерпевшая-гражданский истец не явилась, документы в подтверждение размера материального вреда (расходов на погребение) не представила, требования о взыскании морального вреда не поддержала.

При таких обстоятельствах, суд второй инстанции был лишен возможности при рассмотрении дела в апелляционном порядке решить вопрос о взыскании вреда и направил дело на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Следует помнить, что использование гражданским истцом своих прав может служить дополнительной гарантией своевременного разрешения вопроса возмещения морального и материального вреда при рассмотрении судом уголовного дела.

О некоторых вопросах возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда по делам о дорожных происшествиях

В соответствии со ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений охраняются законом. Потерпевший имеет право на защиту своих интересов на следствии и в суде, возмещение причинённого ущерба и компенсацию морального труда. При этом уголовно- процессуальные интересы потерпевших от преступлений соответствуют назначению уголовного судопроизводства (п. 1 ч. 1 ст. 6, ч. 1 ст. 11 УПК РФ). Гражданский иск в уголовном процессе регламентирован ст. ст.42,44,54,73,115,230,306,309, УПК РФ.

Вниманию читателя представлены материалы надзорной жалобы в интересах потерпевших по делу о ДТП.

Из постановления судьи областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы

В надзорной жалобе представитель потерпевшей просит о пересмотре состоявшихся по делу судебных решений.

В обоснование своих требований указывает на то, что назначенное осужденному наказание является чрезмерно мягким и несправедливым, поскольку в сходной ситуации другими судами осужденным назначается более суровое наказание. Полагает, что при решении указанного вопроса суд не учел мнение потерпевшей, которая в судебном заседании заявила, что считает наказание мягким.

Ссылается на несоответствие действительности имеющейся в материалах дела телефонограммы от имени потерпевшей о том, что она не будет подавать дополнительную кассационную жалобу, поскольку потерпевшая данный факт отрицает.

Просит обратить внимание на приведенные в дополнительной кассационной жалобе потерпевшей сведения о том, что в полученной ею копии приговора отсутствует указание на назначение Ходыско наказания в виде лишения права управлять транспортным средством, тогда как при оглашении приговора это указание было судьей озвучено.

Обращает внимание на то, что материальный ущерб и моральный вред потерпевшей осужденным не возмещен, в дорожно-транспортном происшествии получила телесные повреждения ее дочь, которая в ходе предварительного следствия не была признана потерпевшей по делу, а ее ходатайство о признании потерпевшей и граждан­ским истцом, заявленное суду, не было удовлетворено.

Полагает, что при таких обстоятельствах был нарушен особый порядок принятия судебного решения, предусмотренный ст. 314 УПК РФ.

Кроме того, ссылается на то, что в своей кассационной жалобе потерпевшая Тазетдинова просила рассмотреть дело с ее участием, но ей было в этом отказано.

Приводя указанные доводы, просит об отмене приговора и кассационного определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Проверив представленные материалы и доводы жалобы, а также материалы истребованного уголовного дела, оснований для удовлетворения жалобы не нахожу по следующим основаниям.

Исходя из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 11 мая 2005 года № 5-П, пересмотр в порядке надзора по жалобе потерпевшего обвинительного приговора ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, допускается лишь в течение года по вступлении его в законную силу и в связи с допущенными в предшествующем разбирательстве существенными (фундаментальными) нарушениями, повлиявшими на исход дела, когда неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших.

В надзорной жалобе представителем потерпевшей поставлен вопрос о пересмотре приговора по основаниям, ухудшающим положение осужденного, однако достаточных доводов, обосновывающих существенность (фундаментальность) нарушений, допущенных, по мнению автора жалобы, судами при постановлении приговора и кассационного определения, не приведено.

Более того, доводы надзорной жалобы о якобы имевших место нарушениях УПК материалами дела не подтверждаются.

Из протокола судебного заседания усматривается, что потерпевшая дважды заявила суду о своем согласии с ходатайством Ходыско о рассмотрении дела в особом порядке, при этом, как видно из протокола, сторонам разъяснялось, что исследование доказательств при особом порядке судебного разбирательства не проводится, а наказание назначается в более мягком размере.

Доводы о нарушении требований ст. 314 УПК при принятии реше­ния о рассмотрении дела в особом порядке в связи с тем, что потерпевшей не возмещен материальный и моральный вред, в ДТП получила телесные повреждения дочь потерпевшей, не признанная потерпевшей по делу, чем нарушены ее права, не могут быть приняты во внимание.

Статья 314 УПК не ставит принятие решения о постановлении приговора в особом порядке, без проведения судебного разбирательства, в зависимость от возмещения виновным лицом причиненного ущерба.

Как усматривается из заключения судебно-медицинской экспертизы, в результате ДТП дочерью потерпевшей были получены телесные повреждения, не повлекшие причинения вреда ее здоровью. Уголовная ответственность за телесные повреждения такой степени тяжести действующим УК РФ не предусмотрена, следовательно, оснований для признания Тазетдиновой (дочери) потерпевшей не имелось.

При этом принятым решением по делу не нарушены права ни потерпевшей, ни ее дочери, поскольку каждая из них вправе обратиться с иском к Ходыско о возмещении причиненного им материального ущерба и морального вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Доводы о том, что Тазетдинова в судебном заседании настаивала на назначении Ходыско строгого наказания, материалами дела не подтверждаются. Из протокола судебного заседания усматривается, что на вопрос суда о мере наказания потерпевшая ответила, что оставляет разрешение этого вопроса на усмотрение суда.

Из выступления потерпевшей в судебных прениях видно, что она оценила, как мягкое, наказание, предложенное в речи государственного обвинителя.

Выводы суда относительно меры наказания Ходыско мотивированы в приговоре надлежащим образом, и доводы жалобы этих выводов не опровергают(!?). Ссылка на назначение более сурового наказания иным лицам, осужденным по другим уголовным делам, какого-либо значения не имеет, поскольку противоречит принципам ст.ст. 6, 60 УК РФ об индивидуализации наказания.

Доводы потерпевшей о якобы имевшем место несоответствии оглашенного текста приговора приговору, изготовленному в письменном виде, были изложены потерпевшей в кассационной жалобе, тщательно проверены судом кассационной инстанции и обоснованно отвергнуты как не нашедшие подтверждения в ходе проведенной судебной проверки.

Доводы жалобы о том, что телефонограмма от 16 ноября 2007 года от имени потерпевшей Тазетдиновой о том, что она не будет подавать дополнительную кассационную жалобу, не соответствует действительности, не могут явиться основанием для пересмотра судебных решений. Как видно из материалов дела, какого-либо нарушения прав потерпевшей наличие этой телефонограммы не повлекло. Дополнительные кассационные жалобы, впоследствии поданные Тазетдиновой, были приняты и рассмотрены судом кассационной инстанции в соответствии с требованиями ст. 377 УПК.

Читайте так же:  Пояснительная записка в сэс на образовательную деятельность

Доводы о том, что потерпевшая желала участвовать в рассмотрении дела судом кассационной инстанции, однако в этом ей было отказано, опровергаются материалами дела.

Ни в одной из трех поданных Тазетдиновой кассационных жалоб не содержится ходатайств о вызове еёв судебное заседание. Тем не менее, как при назначении дела к слушанию, так и при его отложении потерпевшая всякий раз своевременно извещалась о времени и месте разбирательства дела.

Более того, потерпевшая направила в адрес суда кассационной инстанции телеграмму, в которой просила о рассмотрении ее кассационных жалоб в отсутствие ее и ее адвоката. Именно это обстоятельство послужило основанием для рассмотрения дела судом кассационной инстанции в отсутствие потерпевшей.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 406 УПК, постановил:

отказать в удовлетворении надзорной жалобы представителя потерпевшей Тазетдиновой о пересмотре приговора Гороховецкого районного суда от 08 октября 2007 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 31 января 2008 года.

В Судебную коллегию по уголовным делам

Верховного Суда РФ

на приговор Гороховецкого районного суда

от 8 октября 2007 г. в отношении

Ходыско _______, осужденного к

условной мере наказания по ст. 264, ч.2 УК РФ,

кассационное определение Судебной коллегии

Владимирского областного суда от 31 января 2008 г.

об оставлении приговора в отношении Ходыско без изменения,

постановление судьи Владимирского областного суда об

отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 26 декабря 2008 г.

и ответ председателя Владимирского облсуда от 29 мая 20009 г.

об оставлении надзорной жалобы без удовлетворения

в интересах представителя потерпевшего Тазетдиновой Г.Ш.

Ходыско признан виновным в совершении ДТП со смертельным исходом и приговорен к условной мере наказания без лишения права управления ТС.

В обоснование своего мнения суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности, обстоятельства, смягчающие наказание (раскаяние и полное признание вины), влияние назначенного наказания на исправление осужденного и указал, что Ходыско является водителем-профессионалом, другого источника к существованию не имеет и активно способствовал раскрытию преступления (очевидно, этот довод суд указал для убедительности своих выводов, так как наверное, по мнению суда, очевидное ДТП длительное время относилось к категории нераскрытых преступлений).

Суд также указал, что условия постановления приговора без судебного разбирательства соблюдены.

Судебная коллегия Владимирского областного суда указала, что с учетом всех обстоятельств дела, данных о личности осужденного, принципа справедливости и достижения целей наказания суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о возможности исправлении осужденного без изоляции от общества, в связи с чем оснований для признания наказания чрезмерно мягким и несправедливым не имеется.

Судебная коллегия также указала, что решение в части дополнительного наказания судом первой инстанции мотивировано в приговоре ссылкой на ст. 64 УК РФ.

В удовлетворении надзорной жалобы судьей областного суда и председателем отказано.

С такими выводами согласиться нельзя.

По мнению защиты потерпевших, состоявшиеся судебные решения не соответствуют требованиям, изложенным в п.8 Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 11 января 2007 г. «О практике назначения судами РФ уголовного наказания» в той части, что обстоятельства, смягчающие наказание, признаются таковыми с учетом установленных в судебном заседании фактических обстоятельств уголовного дела.

Полное признание вины и раскаяние осужденного, указанные в приговоре суда в обоснование его выводов о назначении условного наказания, являются формальными, т.к. обстоятельства ДТП очевидны, и при таких очевидных обстоятельствах что-либо отрицать невозможно. Довод судебных инстанций и председателя областного суда – «вину признал полностью, раскаялся, активно способствовал раскрытию преступления, в связи с чем назначенное наказание соответствует требованиям ст.ст.6,60 УК РФ и является справедливым» — является абсурдным, т.к. в условиях неочевидности ДТП не было совершено и поэтому «активно либо иным образом способствовать раскрытию преступления» осужденный не мог и возможности не имел.

Причиной ДТП явились действия осужденного, который выехал на полосу встречного движения, как указано в приговоре суда, где совершил опрокидывание прицепа на крышу легкового автомобиля. Гибель потерпевшего произошла на глазах его двух несовершеннолетних детей и жены. При таких обстоятельствах раскаявшийся осужденный материальный ущерб не возместил и моральный вред не компенсировал. Значит, утверждать о раскаянии осужденного преждевременно.

Ссылка судьи областного суда и его председателя на правовую позицию КС РФ и законные интересы потерпевших в данном случае не является допустимой, т.к. при изложенных обстоятельствах приговор по делу Ходыско не искажает саму суть правосудия, т.к. существенно нарушает права и законные интересы 3-х потерпевших, в т.ч. двоих детей. В этом случае исправление судебной ошибки – отмена приговора в интересах потерпевших суть правосудия не исказит, т.к. будет способствовать восстановлению принципов уголовного процесса, соответствовать целям и задачам правосудия, утверждению справедливости, в т.ч. и при назначении наказания виновному лицу.

Доводы жалобы обосновано и убедительно опровергают выводы суда относительно меры наказания осужденному при вынесении этого странного по мягкости и обстоятельствам вынесения приговора, однако судебные инстанции утверждают, что выводы относительно меры наказании мотивированы в приговоре надлежащим образом и доводы жалобы этих выводов не опровергают.

Каким образом они мотивированы? Тем, что осужденный активно способствовал раскрытию преступления? Или что он является водителем- профессионалом? Тогда тем более Ходыско обязан был соблюдать Правила движения с учетом своего опыта в условиях ДТС без каких-либо внешних воздействий и нарушений Правил движения со стороны потерпевшего.

Довод в части противоречия принципам индивидуализации наказания, на которые ссылается судья областного суда, не соответствует судебной практике и требованиям Верховного суда РФ.

Судебная практика рассмотрения уголовных дел о ДТП свидетельствует о том, что раскаяние виновного лица в содеянном заключается не только в полном признании им вины (а в ситуации с Ходыско последний не мог отрицать очевидного), но и прежде всего в возмещении причиненного материального ущерба и компенсации морального вреда. Только при этих условиях можно говорить о соблюдении принципа справедливости и других уголовного процесса и достижения целей наказания, предусмотренных законом, а не так, как их понимает судебная коллегия и судьи Владимирского областного суда, не желая, очевидно, менять статистику.

Однако и это еще не все. Так, Никулинский районный суд г.Москвы, также рассматривая дело в особом порядке, назначил водителю Колесникову реальное лишение свободы при его полном раскаянии, возмещении ущерба и всех расходов, при наличии заявления матери погибшей не лишать свободы осужденного и несмотря на обстоятельства дела и ДТП, при которых вина осужденного выглядела более чем сомнительно. Приговор вступил в законную силу. Основание для назначения такого наказания – тяжесть содеянного – гибель потерпевшей, несмотря на мнение ее представителя – матери погибшей и полное возмещение ущерба и компенсации вреда.

В ситуации с Ходыско последнему надо было всего лишь раскаяться и признаться в содеянном, для того, чтобы, по мнению представителя потерпевшего Тазетдиновой, фактически избежать наказания.

В судебном заседании потерпевшая заявила «я считаю, что это мягкое наказание» (л.д.137). Однако в возражениях прокурора на кассационную жалобу потерпевшей указано «потерпевшая пояснила: на усмотрение суда» (л.д.146).В материалах дела имеется также телефонограмма от имени потерпевшей «жалобу подавать не будет» (л.д.148).Однако потерпевшая отрицает подобное.

В кассационной жалобе от 10 октября 2007 г., еще не располагая копией приговора, Тазетдинова Г. А. указала о лишении Ходыско судом права управления ТС.

В кассационной жалобе от 28 ноября 2007 г. она же указала, что приговор ею был получен лишь 26 октября 2007 г., и лишь тогда ей стало известно об отсутствии дополнительного наказания, в то время как во время оглашения приговора она услышала другое.

В дополнительной кассационной жалобе от 6 декабря 20007г. она же указала, что ущерб не возмещен, моральный вред не компенсирован, потерпевшей также является ее, которая в судебном заседании заявляла ходатайство о признании потерпевшей и гражданским истцом по настоящему делу, однако была удалена из зала судебного заседания, в связи с чем, по мнению потерпевших, судом был нарушен особый порядок принятия судебного решения, предусмотренный ст. 314 УПК РФ. Там же она заявляла о наличии оснований не доверять городскому суду.

Потерпевшая просила рассмотреть дело в кассационной инстанции с ее участием, однако ей и в этом было отказано без объяснения причин.

При таких обстоятельствах у потерпевших имеются серьезные сомнения в справедливости судебного приговора и кассационного определения, нарушении требований ст. 379 УПК РФ и возникает резонный вопрос — в чьих интересах было рассмотрено дело в отношении виновного лица.

С учетом вышеизложенных обстоятельств имеются все основания полагать, что по данному делу были допущены существенные нарушения, которые безусловно повлияли на исход дела, в связи с чем довод судьи областного суда и его председателя о невозможности пересмотра в порядке надзора состоявшихся судебных решений ввиду мягкости наказания

в связи с отсутствием этих нарушений, не является обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 317, 403-408 УПК РФ,

— прошу истребовать уголовное дело в отношении Ходыско Дмитрия Сергеевича, осужденного Гороховецким городским судом 8 октября 2007 г. по ст. 264, ч. 2 УК РФ, рассмотреть вопрос о возбуждении надзорного производства и передаче надзорной жалобы на рассмотрение суда надзорной инстанции на предмет отмены приговора, кассационного определения, постановления об отказе в удовлетворении надзорной жалобы, ответа председателя областного суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Из ответа судьи Верховного суда

Верховным удом Российской Федерации возвращается Ваша надзорная жалоба без рассмотрения в связи с ч.2 ст.405 УПК.

Читайте так же:  Заявление по получение пособия на рождение ребенка

Согласно ч.2 ст.405 УПК пересмотр в порядке надзора обвинитель­ного приговора и последующих судебных решений, вынесенных в связи с его обжалованием, по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определе­ния или постановления суда о прекращении уголовного дела допускаются в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на законность приговора, определения или постановления суда.

Приговором Гороховецкого районного суда Владимирской области от 8 октября 2007 года Ходыско осужден по ч.2 ст.264 УК РФ к 3 годам 3 ме­сяцам условно с испытательным сроком 3 года с применением ст.64 УК РФ без лишения права управлять транспортными средствами. Таким образом, пересмотр указанного приговора противоречит предписаниям ст.405 УПК, на основании чего Ваша жалоба рассмотрена быть не может.

Приложение: на 18 листах.

Из дополнительного искового заявления о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

27 мая 2007 г. около 13-ти часов на 334-км дороги М-7 «Волга» водитель Ходыско Д.С. – ответчик по настоящему иску, управляя технически исправным автомобилем «Скания-Р 142 Н » г.р.з. Н 000 УЕ 47 с полуприцепом фургоном н. з. АН 0000 47, проезжая регулируемый перекресток ул. Московская — ул.Ленина в г. Гороховец Владимирской области, грубо нарушил п.п. 9.2, 9.7, 10.1 Правил дорожного движения, не выбрал безопасную скорость движения автомобиля, не учел при этом особенности и состояние транспортного средства и груза, не справившись с управлением, выехал на встречную полосу движения, где произвел опрокидывание автомобиля и полуприцепа фургона левой стороной на крышу легкового автомобиля «Шкода-Актавия» г.р.з. 000 РО 177 под управлением водителя Тазетдинова Ш.Ш., который двигался по своей полосе движения и нарушений Правил движения не совершал. Истица Тазетдинова А.Ш. вместе с несовершеннолетней сестрой и матерью находилась в салоне автомобиля «Шкода-Актавия» под управлением Тазетдинова – своего отца – в качестве пассажира. В результате полученных телесных повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью, Тазетдинов скончался на месте ДТП в салоне своего автомобиля.

Приговором районного суда Ходыско признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.264, ч.2 УК РФ и осужден к условной мере наказания. Приговор вступил в законную силу.

Впоследствии непосредственный причинитель вреда скончался.

В результате ДТП истице Тазетдиновой А.Ш. был причинен вред здоровью, в связи с чем она обратилась в суд с исковым заявлением о возмещении вреда.

В настоящее время истица уточняет и дополняет свои исковые требования. В результате ДТП истицей были понесены следующие расходы…………….

В результате ДТП истице причинен моральный вред — нравственные и физические страдания (вред здоровью). В момент ДТП она находилась в салоне автомобиля, происшествие и гибель отца произошли ее глазах, виновник ДТП совершил грубые нарушения Правил движения, вины потерпевшего в происшествии не было, что уже свидетельствует о степени пережитого, в связи с чем истица перенесла сильнейшие нравственные страдания, которые выразились в переживаниях в связи с утратой близкого родственника и кормильца на ее глазах, причинении ей вреда здоровью, невозможности продолжать активную жизнь в течение длительного периода времени, необходимости времени и моральных сил для восстановления физического здоровья и душевного равновесия.

Моральный вред также заключался в нравственных переживаниях, выразившихся в перенесении физической боли, связанной с повреждением здоровья, и вследствие заболевания, перенесенного в результате нравственных страданий.

В соответствии с разъяснениями Пленумов ВС РФ № 3 от 28.04.1994 г. и № 10 от 20.12.1994 г. прошу суд оценить степень нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда и конкретных обстоятельств ДТП, свидетельствующих о тяжести перенесенных истицей страданий. При таких обстоятельствах, а также с учетом имущественного положения причинителя вреда и его фактической безнаказанности (по приговору суда он не был даже лишен водительского удостоверения) оцениваю размер возмещения морального вреда в сумме 250.000 руб.

В связи с изложенными обстоятельствами, руководствуясь ст.ст.1064, 1085,1086,1092,1099-1101 ГК РФ прошу суд:

— взыскать с владельца источника повышенной опасности Винницкого и СК «Русский мир» солидарно в возмещение причиненного материального ущерба, компенсации морального вреда, возмещении вреда, причиненного здоровью, в результате ДТП в мою пользу……….

Из решений суда по искам потерпевших в гражданском процессе

По иску дочери Тазетдинова:

«Учитывая, что прием врача-терапевта и рентгенография входят в перечень услуг, на получение которых бесплатно истец имеет право, истцом не представлено доказательств того, что обращение за медицинской помощью по истечении полугода после ДТП находится в причинной связи с полученными в нем ушибами, суд не находит оснований для удовлетворения требований истца в данной части».

«Определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывает, что истец во время ДТП потеряла отца, сама получила повреждение здоровья, в результате чего была вынуждена обращаться за медицинской помощью, а также требования разумности и справедливости, и считает необходимым взыскать с владельца источника повышенной опасности в ее пользу 50 тысяч рублей.

Разрешая требования истца в части взыскания расходов на оплату юридической помощи, суд учитывает, что истец оплатила по квитанции 50 тысяч рублей, как пояснил в судебном заседании представитель, соглашение предусматривало его участие в рассмотрении уголовного дела при обжаловании вступившего в законную силу приговора суда в порядке надзора, а также ведение гражданского дел по возмещению причиненного ущерба, за ведение уголовного дела — 10 тысяч рублей, ведение гражданского дела — 40 тысяч рублей.

Расходы по участию адвоката в уголовном процессе не подлежат взысканию с данных ответчиков, расходы на оплату услуг представителя по настоящему делу с учетом требований разумности суд считает необходимым в размере 5 тысяч рублей возложить на владельца ТС, в остальной части исковых требований, в т.ч. в иске к страховой компании» следует отказать».

Из жалобы на решение суда.

В результате ДТП истице причинен моральный вред — нравственные и физические страдания (вред здоровью). В момент ДТП я находилась в салоне автомобиля, происшествие и гибель отца произошли на моих глазах и в присутствии матери и несовершеннолетней сестры, виновник ДТП совершил грубые нарушения Правил движения, вины потерпевшего в происшествии не было, что уже свидетельствует о степени пережитого, в связи с чем я перенесла сильнейшие нравственные страдания, которые выразились в переживаниях в связи с утратой близкого родственника и кормильца на глазах моих и матери и сестры, причинении мне вреда здоровью, невозможностью продолжать активную жизнь в течение длительного периода времени, необходимости времени и моральных сил для восстановления физического здоровья и душевного равновесия.

Моральный вред также заключался в нравственных переживаниях, выразившихся в перенесении физической боли, связанной с повреждением здоровья, и вследствие заболевания, перенесенного в результате нравственных страданий.

В соответствии с разъяснениями Пленумов ВС РФ № 3 от 28.04.1994 г. и № 10 от 20.12.1994 г. я просила суд оценить степень нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда и конкретных обстоятельств ДТП, свидетельствующих о тяжести перенесенных истицей страданий. При таких обстоятельствах, а также с учетом имущественного положения владельца ТС и фактической безнаказанности непосредственного причинителя вреда – водителя Ходыско (по приговору суда он не был даже лишен водительского удостоверения) я оценила размер возмещения морального вреда в сумме 250.000 руб.

Кассационные и надзорные жалобы по уголовному делу оставлены без удовлетворения.

Источник повышенной опасности находился в собственности Винницкого В.И., водитель Ходыско управлял им по доверенности, т.е. автомобиль находился в пользовании последнего, но не владении, как утверждает представитель ответчика. Владелец ТС несет ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности и обязан возместить его.

Считаю, что в уголовном деле мои законные права и интересы были нарушены, что изложено в кассационных и надзорных жалобах по уголовному делу в отношении водителя Ходыско (судом отказано в приобщении этих документов), гражданское дело по моему иску рассматривалось длительный период времени, решение состоялось спустя более 2,5 года после дорожного происшествия, ответчики в судебные заседания не являлись, я уточняла свои исковые требования, обращалась в суд с дополнительным исковым заявлением, поэтому расходы на представление моих интересов в судах являются разумными и обоснованными.

При таких обстоятельствах судебное решение не соответствует и требованиям закона и судебной практики, а также и в части взыскания морального вреда, сумма которого явно занижена и не соответствует обстоятельствам дела и иным требованиям.

Заочные решения Перовского районного суда Москвы были отменены в связи с отсутствием надлежащего уведомления ответчиков о дате судебных заседаний, и рассмотрение дел по существу было возобновлено. В январе 2010 года дела были назначены к рассмотрению. Происшествие произошло 27 мая 2007 года. Вот такова сама суть правосудия и сохранение необходимого баланса конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших, как следует из ответа судьи областного суда по настоящему уголовному делу………….

Вниманию читателя представлено решение судьи по делу Сороколетова в части удовлетворения гражданского иска при вынесении обвинительного приговора (см. главу «Встречное столкновение»)

Моральный вред должен быть взыскан с подсудимого с учетом его материального положения. Исковые требования представителей потерпевших о возмещении причиненного материального ущерба должны быть удовлетворены частично. Материальный ущерб должен быть взыскан с осужденного в части подтвержденной доказательствами. Исковые требования представителя потерпевшего на ее содержание в настоящем судебном заседании рассмотрены быть не могут, поскольку достаточных доказательств и соответствующих расчетов истцом не представлено. Исковые требования в этой части могут быть рассмотрены в порядке гражданского судопроизводства при представлении истцом соответствующих доказательств.

Взыскать с Сороколетова в пользу Ким в счет возмещения морального вреда 300 тысяч рублей и материальный ущерб в сумме 1500 рублей. В остальной части исковые требования оставить без рассмотрения, разъяснив право на обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Читайте так же:  Русская рыбалка 36 лицензия

Взыскать с Сороколетова в пользу Томаза в счет возмещения морального вреда 100 тысяч рублей и материальный ущерб в сумме 10025 рублей.

Взыскать с Сороколетова в пользу Касимова в счет возмещения причиненного морального вреда 100 тысяч рублей.

Исковое заявление к делу по ст. 158 ч. 2 УК РФ

Добрый день. Хотелось бы получить небольшую консультацию по следующему вопросу:

У меня украли мотоцикл, вора нашли, дело в следственном комитете. Я написал примерно исковое заявление. Прошу проверить его, указать ошибки и подсказать, чего добавить или убрать, чтобы суд одобрил в мою пользу исковое заявление

Здравствуйте! Похожие вопросы уже рассматривались, попробуйте посмотреть здесь:

Сегодня мы уже ответили на 560 вопросов .
В среднем ожидание ответа – 14 минут.

Здравствуйте! В целом нормально, но нужно дорабатывать, в частности сослаться на ст. 15 ГК РФ.

Только, если Вы подаете данное исковое заявление в рамках рассмотрения уголовного дела, то его Вам вернут, т. к. в рамках уголовного дела заявляется гражданский иск, который и рассматривается при рассмотрении уголовного дела по существу. Кстати, у Вас по делу жулик сотрудник правоохранительных органов или военный? Почему дело в СК?

Если же Вы будете подавать этот иск после вынесения приговора, то необходима ссылка на этот приговор причем он должен вступить в законную силу. Также компенсацию морального вреда при имущественных преступлениях суд почти никогда не взыскивает.

Илья Юрьевич, Вы правы. Следователь вынесет постановление о признании гражданским истцом и приобщит иск к материалам уголовного дела.

А вот по компенсации морального вреда суды как то не охотно взыскивают его по имущественным преступлениям, хотя я по практике нашей области сужу.

Это так мне в полиции мой следователь сказал, что дело на рассмотрении уголовного дела в следственном комитете. Он не военный. По словам следователя, он бывший заключенный уже (статья мне не известна, по которой он сидел).

Данное исковое заявление я хочу приобщить к делу, как только будет известна дата суда (если он вообще будет)

Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины.

Консультация юриста бесплатно

всё замечательно. Вижу, что использовали в том числе и мои рекомендации, данные ранее.

Единственно, что надо бы добавить: персональные данные истца и ответчика.

Они, конечно, и без того имеются в материалах уголовного дела, но для порядка, всё-таки, добавьте.

Можно ещё указать в самом начале цену иска и то, что госпошлиной он в силу закона не облагается.

Но это так, частности. В основном составлено грамотно и доходчиво, моральный ущерб оценен скромно. Полагаю, удовлетворят в полном объёме.

его Вам вернут, т. к. в рамках уголовного дела заявляется гражданский иск, который и рассматривается при рассмотрении уголовного дела по существу

Руслан, почему же вернут? Это исковое заявление, хотя и адресуется суду, приобщается следователем к материалам угол.дела, а расматривается уже в суде.

компенсацию морального вреда при имущественных преступлениях суд почти никогда не взыскивает

Ну почему, в такой скромной сумме как 20 тыр, думаю взыщет непременно.

Да, это само собой добавлю. Это было лишь примерное само исковое заявление.

А не подскажите, какой статьей регламентируется то, что не облагается гос.пошлиной ?

Моральный вред написал такой, чтобы быть уверенным в том, что его одобрят, ибо если написать больше сумму, то вряд ли одобрят

по компенсации морального вреда суды как то не охотно взыскивают его по имущественным преступлениям

Не, ну тут главное «не борзеть» и не просить «луну с неба» :))

Именно поэтому я и написал скромную сумму. Благодарю Вас за консультацию

не подскажите, какой статьей регламентируется то, что не облагается гос.пошлиной ?

Статья 333.36. Льготы при обращении в Верховный Суд Российской Федерации, суды общей юрисдикции, к мировым судьям —

эта вот статья Налогового кодекса, п.4), ч.1

Ну да, статья Налогового кодекса дублирует норму УПК РФ.

Но сослаться достаточно на норму УПК, как предложил Руслан, она лаконичней :))

Благодарю. Надеюсь дело дойдет до суда. Ибо следователь, который вел мое дело, начинает неохотно со мной разговаривать. И надеюсь возместят денежные средства за мотоцикл, кредит, и моральный ущерб

возместят денежные средства за мотоцикл, кредит, и моральный ущерб

Скорее всего, обвиняемый сделает это до суда или по крайней мере, до приговора. В противном случае, в суде Вы будете «требовать крови» и приговор может оказаться достаточно суровым. Полагаю, адвокат разъяснит виновному важность такого смягчающего обстоятельства, как добровольное возмещение вреда и примирение с потерпвшим.

В моей практике был случай: представлял интересы потерпевшего по угол.делу ч.4 ст.159 УК РФ.

Подсудимый вину не признал, ущерб не погасил, но получил 5 лет условно.

Я обжаловал за мягкостью наказания.

Мосгорсуд с жалобой согласился, приговор отменил и направил дело на новое рассмотрение в другом составе судей. Пришлось ему, подсудимому, срочно изыскивать средства для погашения ущерба.

Возможно ли в ходе уголовного дела по статье 264 ч.3 возбудить по ст. 168

Добрый день. В результате ДТП погиб, брат, у его мамы тяжкий вред здоровью. Владельцем машины (Nissan Almera) являюсь я, его сестра. На виновника завели уголовное дело по ст. 264, ч.3. Подскажите пожалуйста, должны ли в ходе уголовного дела по ст. 264, возбудить дело по ст. 168, уничтожение имущества, т.к. машина \»убита\» полностью. Или нужно отдельно на виновника подавать гражданский иск. Спасибо.

Здравствуйте! Похожие вопросы уже рассматривались, попробуйте посмотреть здесь:

Сегодня мы уже ответили на 560 вопросов .
В среднем ожидание ответа – 14 минут.

Юлия, здравствуйте!
Вопрос вообще интересный, сам по себе умысел ст.264 косвенный, смерть лица вызывается неосторожностью. Указанная статья предусматривает уголовную ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности.
Нарушение во время движения на автомашине правил дорожного движения не может расцениваться как неосторожное обращение с источником повышенной опасности, полностью охватывается диспозицией ст. 264 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 168 УК РФ не требует.
Поэтому необходимо подавать отдельный иск в гражданском порядке.

Консультация юриста бесплатно

Добрый день. Нет, такая совокупность тут не может быть применена.

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

ПРЕЗИДИУМА ПЕНЗЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

г. Пенза 25 ноября 2010 года

Действия Колясова А.С. квалифицированы судом по ч. 2 ст. 264 УК РФ и по ст. 168 УК РФ, то есть по совокупности преступлений.

При этом доводы подсудимого и его защитника об отсутствии в действиях Колясова А.С. состава преступления, предусмотренного ст. 168 УК РФ, судом признаны необоснованными и не влияющими на квалификацию содеянного.

Однако судом не учтено, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 168 УК РФ, складывается из противоправных действий или бездействия, состоящих в нарушении специальных либо общепринятых правил обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности (транспортными средствами, другими машинами и механизмами, линиями электропередач, взрывчатыми и легковоспламеняющимися веществами и т.п.). Специальные правила обращения с иными источниками повышенной опасности регламентируются многочисленными нормативными правовыми актами об эксплуатации этих источников.

По смыслу закона, неосторожное обращение с иными источниками повышенной опасности означает их эксплуатацию без соблюдения правил по технике безопасности или в неисправном состоянии, нарушение иных правил предосторожности в обращении с ними и т.д.

Вместе с тем, совершение Колясовым А.С. неосторожного обращения с источником повышенной опасности — автомобилем в том смысле, который заложен законодателем в диспозицию ст. 168 УК РФ, то есть без соблюдения правил по технике безопасности или в неисправном состоянии, судом не установлено.

Таким образом, суд излишне квалифицировал его действия по ст. 168 УК РФ.

В связи с изложенным, приговор в части осуждения Колясова А.С. по ст. 168 УК РФ подлежит отмене, а производство по делу в этой части прекращению за отсутствием в деянии состава преступления.