Статья 1594 часть 2 ук рф

Статья 1594 часть 2 ук рф

«Барщевский и Партнеры» сегодня — это профессиональная команда практикующих адвокатов и юристов, чей многолетний опыт позволяет предоставлять квалифицированную юридическую помощь как коммерческим и некоммерческим организациям, так и государственным ведомствам и частным лицам. Вот уже 28 лет в своей работе мы придерживаемся исключительно международных стандартов и этических норм, позволяющих успешно взаимодействовать с клиентами и решать любые вопросы правового характера.

Наша миссия — быть рядом, когда у наших клиентов возникают правовые проблемы, всегда помогать и находить выход из любых, пусть даже самых трудных ситуаций.

Вторая программа о расторжении брака с участием Управляющего Партнера Коллегии, к.ю.н., адвоката Анастасии Расторгуевой, теперь посвящена мужчинам.

Как мужчине убедить бывшую супругу при расторжении брака не воевать, а договариваться? Как защитить бизнес от раздела по семейному спору и возможного последующего банкротства? Надежен ли брачный контракт и на каких условиях?

Ответы на эти и многие другие вопросы из семейного права в программе «Вопрос юристу с Алексеем Кузнецовым» смотрите и слушайте 27 сентября 2018 г. в 11.00 в эфире радио «Медиаметрикс».

Ведущий программы – кандидат юридических наук, юрист Алексей КУЗНЕЦОВ. Присоединяйтесь!

Статья 1594 часть 2 ук рф

Проблема корыстной преступности была актуальной на всех этапах развития общества и государства. В настоящее время, по оценкам различных ученых, удельный вес корыстной мотивации в преступном поведении достигает 80-90%. «Корысть» проникает в сферу не только экономических, но и политических, нравственных и даже творческихобщественных отношений. Как отмечал французский историк Эрнест Ренан, «основной тенденцией в мире является стремление заместить во всем моральные двигатели материальными»[3,с.117].

Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в главу 21 УК РФ «Преступления против собственности» введены новые статьи, предусматривающие ответственность за разного рода мошенничества ( ст. 159.1 — 159.6 )в зависимости от сферы правоотношений, в которых они совершаются.

В пояснительной записке указано, что данный законопроект направлен на дифференциацию ответственности за различные виды мошенничества. Это в первую очередь обусловлено тем, что указанные преступления совершаются в самых различных сферах общественных отношений, затрагивают интересы как отдельных граждан, так и больших групп граждан и причиняют общественным отношениям существенный вред[7].Следует отметить, что в научной литературе ранее уже предлагалось выделить отдельные виды мошенничества, совершаемые в какой-либо сфере хозяйственной деятельности. Например, в банковской [9, с. 102-107], финансовой сферах [2, с. 334-337] и т.д.

Преступление, предусмотренное ст. 1594 УК РФ, определено в законе как мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. Прежде всего это деяние посягает на имущественные отношения. Следовательно, основной объект уголовно-правовой охраны данного состава можно охарактеризовать как общественные отношения, возникающие в сфере владения, пользования или распоряжения имуществом. Сфера- это «область, пределы распространения чего-нибудь»; в сфере — «в области чего-нибудь, в кругу чьей-нибудь деятельности», а «сопряженный» означает «взаимно связанный, сопровождаемый чем-нибудь»[4, с. 742-748]. Следовательно, сопряженность по смыслу ч. 1 ст. 159.4 УК РФ можно определить как взаимосвязь двух самостоятельных явлений, происходящих в объективной действительности одновременно либо последовательно. Таким образом, нарушая основной объект, такое мошенничество одновременно оказывает негативное воздействие и на нормальное осуществление основанной на законе предпринимательской деятельности. Сфера, в которой совершается данное деяние, позволяет определить предпринимательскую деятельность как дополнительный объект преступления, предусмотренного ст. 1594 УК РФ.

Деяние, посягающее на два объекта уголовно-правовой охраны, как правило, характеризуется повышенной общественной опасностью. Однако законодатель, определяя размер наказания за совершение преступления при отягчающих обстоятельствах (в особо крупном размере), существенно снизил его максимальные пределы, ограничившись лишением свободы на срок до 5 лет (максимальное наказание за мошенничество в особо крупном размере, предусмотренное ч. 4 ст. 159 УК РФ — лишение свободы на срок до 10 лет).Конституционный суд РФ, не умаляя важности и значимости указанной нормы, отреагировал на данную ситуацию в своем Постановлении от 11.12.2014 № 32-П, указав, что «несоразмерное его общественной опасности наказание в виде лишения свободы на срок, позволяющий в системе действующих уголовно-правовых норм отнести данное преступление к категории преступлений средней тяжести, в то время как за совершенное также в особо крупном размере такое же деяние, ответственность за которое без определения его специфики по субъекту и способу совершения применительно к тем или иным конкретным сферам предпринимательской деятельности предусмотрена общей нормой статьи 159 УК Российской Федерации, устанавливается наказание в виде лишения свободы на срок, относящий его к категории тяжких преступлений, притом что особо крупным размером похищенного применительно к наступлению уголовной ответственности по статье 159 УК Российской Федерации признается существенно меньший, нежели по его статье 159 4». Кроме того, Конституционный суд РФ указал, что «если по истечении шестимесячного срока со дня провозглашения настоящего Постановления федеральный законодатель не внесет в Уголовный кодекс Российской Федерации надлежащие изменения, статья 159 4 данного Кодекса утрачивает силу»[6].

Обратимся к статистическим данным, которые наглядно иллюстрируют востребованность в правоприменительной практике нормы об ответственности за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Выявить основные тенденции преступления можно с помощью количественных показателей. Так, состояние и динамика данного преступления в 2012-2014 годах представлена в сравнении со ст. 159 УК РФ. В 2012 году — 311 преступлений (0,19% от общего количества преступлений, предусмотренных ст.159 УК РФ). В 2013 году — 2958 преступлений (2,19% от общего количества преступлений, предусмотренных ст.159 УК РФ). В 2014 году — 3454 преступлений (2,63% от общего количества преступлений, предусмотренных ст.159 УК РФ). Таким образом, наблюдается динамика роста мошенничества в сфере предпринимательской деятельности+2,44% [8].

Как уже отмечалось выше, преступление, предусмотренное ст. 1594 УК РФ, посягает на два объекта, один из которых является основным, а другой дополнительным. Рассмотрим понятие предпринимательской деятельности как дополнительного объекта данного преступления.

Согласно ч. 1 ст. 2 ГК РФ, «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».

В юридической литературе предлагаются различные определения предпринимательской деятельности (предпринимательства). Так, по мнению Шестакова А.В., «предпринимательство — это инициативная, связанная с хозяйственным риском и направленная на поиск наилучших способов использования ресурсов деятельность, ведущаяся с целью извлечения доходов и приумножения собственности»[9, с. 9].

Следует отметить, что в указанных определениях фигурирует обязательный признак любой предпринимательской деятельности — «риск», который можно определить как возможность опасности, неудачи. Деятельность, осуществляемая на свой риск, то есть полностью на свою ответственность[4, с. 679].

Предпринимательская деятельность,осуществляемая на свой риск и направленная на систематическое получение прибыли,регламентируется законодательством Российской Федерации и может осуществляться по собственной инициативе любым лицом. Так, согласно ч. 1 ст. 34 Конституции РФ, каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Следовательно, такая деятельность осуществляется в сфере экономических отношений, не запрещена законом и регламентируется законодательством Российской Федерации.

Обязательным условием реализации конституционного права на осуществление предпринимательской деятельности является отсутствие правового запрета на такую деятельность. Запреты могут быть разделены на две основные группы.

Первую группу составляют:

— абсолютные запреты, т.е. нормативные предписания, содержащиеся в федеральных законах и международно-правовых актах и запрещающие в принципе осуществлять данный вид деятельности всем субъектам права. Например, к ним могут относиться запреты на производство, разработку, приобретение, накопление, сохранение или передачу кому бы то ни было химического, бактериологического или токсинного оружия;

— условные запреты, которые также содержатся в нормах законов, но они, в отличие от первых, запрещают заниматься определенными видами деятельности определенным видам субъектов; в числе последних могут называться государственные унитарные предприятия, специальные субъекты (банки, фонды и пр.).

Вторую группу запретов составляют ограничения, состоящие в установлении государственной монополии на осуществление отдельных видов деятельности [5, с. 5]. Например, согласно Федеральному закону «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» от 19.07.1998 № 114-ФЗ (ред. от 21.07.2014)такая монополия установлена на военно-техническое сотрудничество Российской Федерации с иностранными государствами.

По мнению О.М. Олейник, анализ текста ст. 34 Конституции РФ позволяет сделать вывод о том, что предпринимательство является формой реализации способностей субъекта права, а также формой использования его имущества [5, с. 4].

Формами предпринимательства являются:

Данные формы предпринимательской деятельности могут осуществляться на основе собственности граждан, а также имущества, полученного и используемого на законном основании [1, с. 313].

Согласно ч. 1 ст. 23 ГК РФ (Предпринимательская деятельность гражданина) гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Порядок государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя регламентирован ст. 22.1. Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001 № 129-ФЗ(ред. от 30.03.2015, с изм. от 18.05.2015).

В заключение следует отметить, что преступление, предусмотренное ст. 1594 УК РФ, посягает не только на имущественные отношения, но и негативно сказывается на нормальном осуществлении предпринимательской деятельности и,следовательно, посягает на два объекта уголовно-правовой охраны, что определяет повышенную общественную опасность рассматриваемого преступления. Тенденция роста данного вида мошенничеств говорит о необходимости сохранения данной нормы в уголовном законодательстве Российской Федерации после соответствующих изменений, рекомендованных Конституционным судом РФ.

Рецензенты:

Егорова Н.А.,д.ю.н., доцент, профессор кафедры уголовного права Волгоградской академии МВД России, г.Волгоград;

Еремин С.Г., д.ю.н., доцент, профессор кафедры криминалистики Волгоградской академии МВД России, г.Волгоград.

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ст. 1594 УК РФ)

Данная норма является специальной нормой о мошенничестве. Все общие признаки мошенничества рассмотрены выше в ст. 159 УК РФ.

Объективная сторона состава преступления выражается в хищении чужого имущества.

Субъективная сторона состава характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновный осознает, что совершает незаконные действия, направленные на причинение ущерба потерпевшему и желает их совершить. Субъект преступления общий: вменяемое физическое лицо в возрасте 16 лет.

В ч.2 ст. 1591 УК РФ указан квалифицирующий признак состава преступления — мошенничество в крупном размере, а в ч.3 — особо квалифицирующий признак — мошенничество в особо крупном размере.

Примечание к ст. 1591 УК РФ определяет крупный размер — стоимость имущества более 1,5 млн. руб., особо крупный — стоимость имущества более 6 млн. руб.

Федеральным законом РФ О внесении

1 УДК МИНАКОВ Г.Л., АБАШИНА Л.А. Новые составы мошенничества: проблемы применения Работа посвящена анализу новых составов мошенничества. Авторами дается толкование внесенных изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации, высказываются предложения по уточнению редакции исследуемых статей. Ключевые слова: мошенничество, объективная сторона, предмет преступления, квалифицирующие признаки, стоимость похищенного, наказание. Федеральным законом РФ О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательный акты Российской Федерации от 29 ноября 2012 г. 207 ФЗ Уголовный кодекс РФ был дополнен шестью новыми составами преступлений, предусматривающими ответственность за различные виды мошеннических действий: мошенничество в сфере кредитования (ст. 1591); мошенничество при получении выплат (ст. 1592); мошенничество с использованием платежных карт (ст. 1593); мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ст. 1594); мошенничество в сфере страхования (ст. 1595); мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 1596). Этим же законом внесены изменения в редакцию п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ в части установления крупного и особо крупного размера стоимости имущества. Внесены также поправки в ч. 4 ст. 159 УК РФ. Теперь в качестве особого квалифицирующего признака традиционного мошенничества выделяется мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение. По мысли законодателя, дифференциация ответственности за мошенничество путем выделения отдельных видов в самостоятельные составы повысит эффективность борьбы с этим видом хищения. Одновременно внесенные изменения направлены и на дальнейшую гуманизацию уголовного законодательства России в части ответственности за мошеннические действия, которая в данном случае в большей степени касается мошенничества в сфере предпринимательской деятельности. Необходимо отметить, что вновь введенные в УК РФ статьи ( ) являются специальными по отношению к ст По правилу, закрепленному в ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме. Поэтому если лицо совершит, например, мошенничество при получении выплат, то такие действия должны быть квалифицированы только по ст УК РФ. Дополнительно по ст. 159 УК РФ эти мошеннические действия не квалифицируются. Вместе с тем если в поведении лица будут усматриваться признаки двух и более специальных составов мошенничества, причем в любом сочетании, то в таком случае квалификацию необходимо осуществлять по совокупности преступлений. 126

2 Как следует из описания диспозиций новых составов мошенничества, их объективная сторона по-прежнему выполняется, как это и предусмотрено в ст. 159 УК РФ, путем обмана или злоупотребления доверием. Практически в каждой из новых статей, за исключением ст УК РФ (Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности), указывается предмет преступления, который, однако, не всегда совпадает с описанием предмета преступления в ст. 159 УК РФ чужое имущество или право на чужое имущество. В ст УК РФ это только денежные средства, в ст УК РФ это денежные средства и иное имущество, в ст УК РФ и в ст УК РФ только чужое имущество. Вместе с тем, в ст УК РФ предмет преступления вообще не указан. Но поскольку, как отмечалось выше, данная статья является специальной, а ст. 159 УК РФ общей, предметом которой может быть чужое имущество или право на имущество, следовательно, и предметом ст УК РФ будет также чужое имущество или право на имущество. И только в ст УК РФ описание предмета преступления полностью совпадает со ст. 159 УК РФ. В анализируемых статьях используются традиционные для состава мошенничества квалифицирующие признаки: группа лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 1591, ч. 2 ст. 1592, ч. 2 ст. 1593, ч. 2 ст. 1595, ч. 2 ст. 1596); причинение значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 1593, ч. 2 ст. 1595, ч. 2 ст. 1596); использование служебного положения (ч. 3 ст. 1591, ч. 3 ст. 1592, ч. 3 ст. 1593, ч. 3 ст. 1595, ч. 3 ст. 1596); крупный размер (ч. 3 ст. 1591, ч. 3 ст. 1593, ч. 2 ст. 1594, ч. 3 ст. 1595, ч. 3 ст. 1596); организованная группа (ч. 4 ст. 1591, ч. 4 ст. 1592, ч. 4 ст. 1593, ч. 4 ст. 1595, ч. 4 ст. 1596); особо крупный размер (ч. 4 ст. 1591, ч. 4 ст. 1592, ч. 4 ст. 1593, ч. 3 ст. 1594, ч. 4 ст. 1595, ч. 4 ст. 1596). В примечании к ст УК РФ применительно к этой статье, а также к статьям 1593, 1594, 1595, 1596 установлена иная стоимость имущества в крупном и особо крупном размере, чем та, которая определена в примечании к ст. 158 УК РФ для статей главы 21 Преступления против собственности. Крупным размером признается стоимость имущества, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей, особо крупным шесть миллионов рублей. В примечании же к ст. 158 крупным размером признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным один миллион рублей. Как видим, стоимость имущества для пяти из шести новых составов мошенничества увеличена в шесть раз, что, безусловно, улучшает положение лиц, совершивших преступления, предусмотренные выше обозначенными статьями. Вместе с тем стоимость имущества при причинении значительного ущерба гражданину осталась неизменной и составляет не менее двух тысяч пятисот рублей (примечание 2 к ст. 158 УК РФ). Остался неизменным и уголовно наказуемый минимальный размер причиненного ущерба. В соответствии со ст КоАП РФ хищение чужого имущества, в том числе и в форме мошенничества, стоимость которого не превышает одну тысячу рублей, является мелким и влечет административную ответственность. Следовательно, уголовно наказуемым является мошенничество, если стоимость похищенного превышает одну тысячу рублей. На наш взгляд, исходя из логики законодателя о повышении в шесть раз крупного и особо крупного размера стоимости имущества в указанных статьях, следовало повысить и размер значительного ущерба гражданину во столько же раз и установить его в пределах пятнадцати тысяч рублей. При этом необходимо также учесть и весьма незначительную разницу между размером причиненного ущерба, с которого начинается уголовная ответственность (одна тысяча рублей), и квалифицированным мошенничеством, совершенным с причинением значительного ущерба гражданину (две тысячи пятьсот рублей), составляющую одну тысячу пятьсот рублей (или коэффициент в 2,5 раза). И эта разница имеет тенденцию к уменьшению, поскольку стоимость похищенного при мелком хищении за период действия нового ÑÐÅÄÍÅÐÓÑÑÊÈÉ ÂÅÑÒÍÈÊ ÎÁÙÅÑÒÂÅÍÍÛÕ ÍÀÓÊ 127

Читайте так же:  Государственная экспертиза квартиры после залива

3 Уголовного кодекса Российской Федерации несколько раз изменялась в сторону увеличения. В какой-то момент она вообще может стать равной значительному размеру. В то же время крупный размер в шестьсот раз превышает значительный размер, а особо крупный размер превышает крупный в четыре раза. Необходимо принимать во внимание еще и инфляционные процессы. Две тысячи пятьсот рублей в момент принятия Уголовного кодекса Российской Федерации в 1996 году и на сегодняшний день имеют весьма различную покупательную способность. Исходя из изложенного, примечание 2 к ст. 158 УК РФ следует изложить в следующей редакции: 2. Значительный ущерб гражданину в статьях настоящей главы определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее пятнадцати тысяч рублей. Логичным, на наш взгляд, будет и увеличение максимального размера административно наказуемого мелкого хищения применительно к новым составам мошенничества. Его также необходимо увеличить в шесть раз. Для этого следует изменить примечание к ст КоАП РФ, изложив его следующим образом: 1. Хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей, за исключением хищения, предусмотренного статьями 1591, 1593, 1594, 1595, 1596 Уголовного кодекса Российской Федерации. 2. Хищение чужого имущества, предусмотренного статьями 1591, 1593, 1594, 1595, 1596 Уголовного кодекса Российской Федерации, признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает шести тысяч рублей. Следует отметить, что нормы, установленные новыми статьями УК РФ, являются бланкетными, так как в них определяются не все признаки предусмотренных ими преступлений и отсутствующие признаки определяются в других (не уголовных) законах и (или) иных нормативных правовых актах. Непосредственно ссылки на другие законы (и иные правовые акты) содержатся в ч. 1 ст и ч. 1 ст УК РФ, а, исходя из содержания диспозиций частей первых других анализируемых статей, в последних подразумеваются. Таким образом, при установлении наличия составов преступлений, предусмотренных новыми составами мошенничества, и их признаков необходимы анализ и раскрытие содержания норм не только УК РФ, но и других законов и (или) иных нормативных правовых актов 1. Сравнительный анализ санкций статей 1591, 1592, 1593, 1595, 1596 и санкций ст. 159 УК РФ показывает, что максимальное наказание за мошенничество в особо крупном размере по-прежнему составляет десять лет лишения свободы. Однако санкции новых статей за мошеннические действия без отягчающих обстоятельств в отличие от ст. 159 УК РФ не содержат наказание в виде лишения свободы, за исключением ст УК РФ. Уменьшено максимальное наказание по второй и третьей частям ст. 159 УК РФ на один год соответственно с пяти лет лишения свободы до четырех и с шести лет лишения свободы до пяти. Это позволило перевести преступления, квалифицируемые по части третьей, из категории тяжких в категорию средней тяжести, что, несомненно, улучшает положение лиц, совершивших данные преступления. Значительно улучшено положение лиц, совершивших мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ст УК РФ). Во-первых, в этой статье всего три части. В ней отсутствуют такие квалифицирующие признаки, как мошенничество, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору; б) с причинением значительного ущерба гражданину; в) лицом с использованием своего служебного положения; г) организованной группой. Во-вторых, в санкции части первой предусмотрено максимальное наказание до одного года лишения свободы, т.е. на один год меньше, чем в ст. 159 УК РФ. По части второй за мошенничество в крупном размере максимальное наказание снижено значительно с шести до трех лет лишения свободы, что повлекло перевод этого состава из категории тяжких 128

4 преступлений в категорию небольшой тяжести. При этом за мошенничество в особо крупном размере наказание снижено с десяти до пяти лет, что также повлекло перевод данного деяния в иную категорию из категории тяжкого преступления в категорию средней тяжести. Вместе с тем, принимая во внимание существенное снижение наказания по ч. 2 и ч. 3 ст УК РФ, не вполне логичным выглядит решение законодателя об оставлении в части первой этой статьи наказания в виде лишения свободы. Вопервых, очевидна несоразмерность суровости санкции деянию, предусмотренному ч. 1 ст УК РФ. Можно представить себе ситуацию, когда в одном случае в результате мошеннических действий, квалифицируемых по ч. 1 ст УК РФ, будет причинен ущерб в размере одна тысяча сто рублей. Максимальное наказание за данное деяние составляет один год лишения свободы. И другая ситуация, когда ущерб в результате мошеннических действий, например, составляет пять миллионов девятьсот тысяч рублей. Максимальное наказание в таком случае будет равняться трем годам лишения свободы. Как видим, разница в стоимости причиненного ущерба может быть весьма колоссальной и составлять более пяти тысяч трехсот раз, а разница в максимальном наказании составляет всего три раза. Во-вторых, в остальных пяти новых составах, предусматривающих ответственность за мошенничество, санкции первых частей не включают лишение свободы. Поэтому наказание в виде лишения свободы из ч. 1 ст УК РФ следует исключить. Принимая во внимание, что новые составы мошенничества улучшают положение лиц, ранее совершивших мошеннические действия, квалифицированные по ст.159 УК РФ, следует пересмотреть приговоры судов и сократить наказание в пределах, предусмотренных новыми статьями. Также в связи с включением в Уголовный кодекс РФ новых составов о мошенничестве необходимо внести соответствующие изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. 51 О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате, хотя некоторые авторы говорят о потребности в новом постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в котором будут разрешаться трудности в квалификации различных видов мошенничества 2. И последнее, в 2011 году вышел в свет долгожданный законопроект, разработанный Следственным комитетом России, который вносит ряд изменений в законодательные акты путем введения института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц 3. Данный законопроект ожидали давно, и причин тому немало. Несовершенство российских законов породило целый пласт так называемых корпоративных преступников, которые наносили большой вред экономике страны путем привлечения юридических лиц для совершения противоправных действий. Данный вид преступной деятельности развивался с пугающей интенсивностью, тем самым создавая реальную угрозу экономической безопасности. Главным негативным фактором отсутствия уголовной ответственности юридических лиц в России является создание непривлекательного облика страны на международном инвестиционном рынке. До принятия вышеуказанных изменений инвестирование в российскую экономику было довольно опасным и рискованным предприятием, т.к. никто не мог гарантировать западному инвестору, что используемые им финансовые инструменты будут защищены от противозаконных действий со стороны злоумышленников. Подобный вид преступной деятельности в буквальном смысле подрывает основы нашей экономики, способствуя росту инфляции, развитию теневого капитала и снижению производственных оборотов. В соответствии с новым законопроектом причастность юридического лица к преступлению теперь определяется как совершение преступления в интересах юридического лица. Уголовную ответственность также будет нести юридическое лицо, совершившее ряд действий, направленных на сокрытие преступления или его последствий. Не вдаваясь в особенности привлечения юридических лиц к уголовной ответственности и назначения ÑÐÅÄÍÅÐÓÑÑÊÈÉ ÂÅÑÒÍÈÊ ÎÁÙÅÑÒÂÅÍÍÛÕ ÍÀÓÊ 129

5 им наказания, отметим, что следует de lege ferenda строго ограничить законодательно круг тех преступлений, за совершение которых юридические лица могут нести уголовную ответственность (самостоятельную или дополнительную). В первую очередь это преступления в сфере экономики и, в частности, ст.ст. 159, УК РФ 4. В целом же, оценивая новые составы мошенничества, следует согласиться с выводом большинства криминологов 5, что проанализированные нормы, безусловно, направлены на существенное смягчение ответственности за мошенничество, совершаемое в отдельных сферах. 1 См.: Гаухман Л. Мошенничество: новеллы уголовного законодательства // Уголовное право С См., например: Шеслер А. Мошенничество: проблемы реализации законодательных новелл // Уголовное право С См.: Проект федерального закона О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовно-правового воздействия в отношении юридических лиц // Офиц. сайт Следственного комитета Российской Федерации // discussions/?sid= См. подробно об этом, например: Абашина Л.А., Назаренко Г.В. Юридическое лицо как субъект уголовной ответственности: опыт зарубежных государств и перспективы российского законодательства: Монография. Орел: Издательство ОРАГС, с.; Абашина Л.А. Охрана экономической деятельности уголовно-правовыми средствами: введение ответственности юридических лиц в УК РФ // Материалы III МНПК молодых ученых 2020: молодые смотрят в будущее, проводимой в рамках III Евразийского эконом. форума молодежи Диалог цивилизаций «Путь навстречу мая 2012 г., г. Таллинн (Эстония). Таллинн: Институт экономики и управления ECOMEN, С и др. 5 См., например: Гаухман Л. Мошенничество: новеллы уголовного законодательства // Уголовное право С ; Шеслер А. Мошенничество: проблемы реализации законодательных новелл // Уголовное право С и др. 130

Решение Верховного суда: Определение N 58-УД16-2 от 03.03.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

СУДА К А С С А Ц И О Н Н О Й И Н С Т А Н Ц И И г. Москва 3 м а р т а 2016 г о д а

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А. С ,

судей Зателепина О.К., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Воронине М.А.

Читайте так же:  Гражданин рф может быть привлечен к уголовной ответственности с 14 лет

с участием осужденной Хоменко С.А. (в режиме видеоконференц-связи защитника — адвоката Александрова А.А., прокурора Локтионова Б.Г.

рассмотрела уголовное дело по кассационным жалобам осужденной Хоменко С.А. на приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 5 июня 2015 года постановление президиума Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года.

По приговору Индустриального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года

ХОМЕНКО С А несудимая,

осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 19 декабря 2013 года постановлено исполнять самостоятельно.

Постановлено взыскать с Хоменко С.А. в счет возмещения материального ущерба в пользу ООО рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 5 июня 2015 года приговор изменен: Хоменко назначено отбывание наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлением президиума Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 5 июня 2015 года о пересмотре приговора Индустрального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года в отношении Хоменко С.А. в части разрешения гражданского иска ООО

отменено, материалы дела в этой части переданы на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд апелляционной инстанции в ином составе суда. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 29 октября 2015 года приговор от 5 июня 2015 года в отношении Хоменко С.А. в части взыскания с нее рублей в пользу ООО отменен, принято новое решение: в удовлетворении гражданского иска ООО « к Хоменко С.А отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда (дополнительным) от 3 ноября 2015 года в резолютивную часть апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 29 октября 2015 года в отношении Хоменко С.А. внесены изменения: постановлено считать, что в части разрешения гражданского иска ООО « к Хоменко С.А отменен приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года.

В кассационных жалобах осужденной Хоменко С.А. ставится вопрос об отмене судебных решений и о прекращении производства по уголовному делу за отсутствием события преступления и отсутствием в ее действиях состава преступления.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2016 года кассационные жалобы осужденной Хоменко С.А. переданы вместе с материалами уголовного дела для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации. Основанием для передачи указанной жалобы послужил довод о необоснованном привлечении к ответственности по ч.4 ст. 159 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина ОК., изложившего содержание состоявшихся судебных решений доводы кассационных жалоб, послужившие основанием для передачи кассационной жалобы с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, выступление осужденной Хоменко С.А. и защитника адвоката Александрова А.А., поддержавших доводы жалоб, прокурора Локтионова Б.Г., полагавшего необходимым изменить судебные решения Судебная коллегия

Хоменко признана виновной и осуждена за то, что она, являясь единственным учредителем и генеральным директором аудиторской организации ООО « , оказывая в соответствии с договором с ООО « бухгалтерские услуги, в период с 6 июня 2011 года по 24 февраля 2012 года в г. путем обмана похитила денежные средства ООО в особо крупном размере — рублей при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) осужденная Хоменко выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями считает их незаконными и необоснованными в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

По ее мнению, судом неправильно установлены фактические обстоятельства дела, она необоснованно привлечена к уголовной ответственности, поскольку являлась директором и учредителем ООО «»,

действовала как руководитель юридического лица. Правоотношения сложившиеся между ООО « и ООО « имели гражданско-правовой характер и подлежали разрешению в соответствии с подведомственностью дел в Арбитражном суде Хабаровского края. Законные интересы потерпевшего ООО и представителя потерпевшего К не нарушены, защита прав юридического лица ООО осуществлена в судебном порядке, его требования были удовлетворены до возбуждения уголовного дела Арбитражным судом Хабаровского края Потерпевшему не причинен ущерб имуществу или деловой репутации.

Отмечает, что договор не наделял правом самостоятельно осуществлять платежи ООО с расчетного счета заказчика. Считает, что судом обстоятельства дела не изучены и не исследовались в полном объеме что суд, в нарушение ст. 90 УПК РФ, не принял во внимание решение Арбитражного суда Хабаровского края от 14 февраля 2013 года.

Утверждает, что суды, в нарушение ст. 73 УПК РФ, не указали способ и время совершения преступления, что не установлено, кто осуществлял платеж и каким способом.

Полагает, что совершение обмана не доказано, данных о безвозмездном изъятии ею денежных средств и корыстной цели не имеется. Указывает на отсутствие у нее умысла на присвоение денежных средств.

Утверждает об отсутствии предмета хищения, так как еще до возбуждения уголовного дела был удовлетворен гражданский иск по всем взаиморасчетам двух хозяйствующих на рынке субъектов — юридических лиц.

Полагает, что судом не установлен факт непоступления в бюджет денежных средств в размере рублей, т.е. отсутствуют доказательства деяния. Считает, что судом не исследовалась информация по платежам осуществленная с расчетного счета ООО « на расчетный счет ООО « не установлено, кто визировал письменные распоряжения, все гражданско-правовые отношения, порядок согласованности действий, предусмотренные договором от 30 сентября 2010 года № суд не устанавливал, а также не получила оценку в приговоре ответственность сторон предусмотренная договором.

Осужденная не согласна с размером ущерба, который ей вменяют. При этом, по ее мнению, неправильно определен размер хищения как особо крупный.

Указывает, что выводы суда основаны на недопустимых доказательствах в том числе заключении эксперта от 26 сентября 2014 года № . Обращает внимание, что суд отказал в удовлетворении ходатайства, в котором ею и ее защитником были сформулированы эксперту вопросы, а также суд неправомерно отказал в вызове в суд эксперта и свидетелей защиты. Кроме этого, указывает, что суд необоснованно отказал в исследовании в качестве доказательства независимого исследования от 26 декабря 2014 года № .

Выражая несогласие с оценкой доказательств, считает неправомерной ссылку в приговоре на ст. 226 НК РФ, при этом судом не учтены положения ст. 43, 207, 210, 214, 229, 230 НК РФ.

Считает участие в деле адвоката Щербы на основании заключенного договора с К незаконным, поскольку адвокат Щерба не являлся участником взаимоотношений между ООО « и ООО»,

однако давал показания от имени потерпевшего, участвовал в прениях сторон. Обращает внимание, что адвокат Щерба был допущен к участию в деле с нарушением закона, так как в материалах дела нет документов подтверждающих полномочия представителя потерпевшего ООО « ».

Кроме этого, считает, что и представитель потерпевшего К также не имел полномочий на представление интересов ООО « ».

Утверждает, что суд первой инстанции неправильно разрешил вопрос о гражданском иске, поскольку сроки исковой давности, предусмотренные ГК РФ, истекли.

Судами не учтены ее замечания на протокол судебного заседания.

Возражения на жалобу представителя потерпевшего, возражения на апелляционное представление, ходатайство об отмене меры пресечения судом апелляционной инстанции не были разрешены в установленном законом порядке.

Считает, что суд апелляционной инстанции не имел права назначать вид исправительного учреждения, в том числе и в случае наличия представления в этой части.

Полагает, что суд необоснованно назначил ей наказание в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима поскольку она ранее не судима, рецидив преступлений в ее действиях отсутствует, на момент совершения преступления приговор от 19 декабря 2013 года не был постановлен.

Отмечает, что апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам от 29 октября 2015 года в удовлетворении иска ООО « к ней отказано, однако отмена судебных решений в части гражданского иска не привела к переоценке деяния, не пересмотрен состав преступления.

Просит приговор и последующие судебные решения отменить, прекратить производство по уголовному делу за отсутствием события преступления и отсутствием в ее действиях состава преступления.

В судебном заседании суда кассационной инстанции Хоменко вину в совершении преступления признала, но просила переквалифицировать

4 содеянное на ч.2 ст.159 УК РФ, поскольку она совершила мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Аналогичную позицию изложил и защитник — адвокат Александров А. А.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Производство в суде кассационной инстанции, являясь важной гарантией законности судебных решений по уголовным делам и реализации конституционного права граждан на судебную защиту, предназначено для выявления и устранения допущенных органами предварительного расследования или судом в ходе предшествующего разбирательства дела существенных нарушений уголовного закона (неправильного его применения)

и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, и нарушений, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В силу ст.401 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы представления суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

Согласно ч.1 ст.401 5 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

С учетом данного ограничения доводы кассационной жалобы, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат.

Исходя из этого доводы осужденной Хоменко о том, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела, оставлены без рассмотрения поскольку направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, однако с учетом приведенного ограничения уголовно-процессуального закона в компетенцию суда кассационной инстанции, рассматривающего жалобу в порядке главы 47* УПК РФ, не входит проверка приговора, вступившего в законную силу, по фактическим обстоятельствам дела.

Вместе с тем в кассационных жалобах содержатся указания на допущенные судом, по мнению осужденной, нарушения уголовно процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, которые могли повлиять на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и привести к судебной ошибке. Такие доводы проверены Судебной коллегией.

Факт совершения Хоменко мошенничества, т.е. хищения чужого имущества путем обмана, установлен судом на основании оценки исследованных доказательств, в том числе: показаний потерпевшего Кана об обстоятельствах, при которых обществом ООО ему были выплачены дивиденды, с которых был удержан НДФЛ на общую сумму

рублей для перечисления в налоговый орган, по предложению Хоменко, сумма начисленного НДФЛ с расчетного счета ООО

П ), которая вела бухгалтерский учет в ООО перечислила на расчетный счет ООО для последующего перечисления в налоговый орган, однако денежные средства в общей сумме

рублей в налоговый орган в качестве НДФЛ с дивидендов Хоменко за него не перечислила, этими действиями Хоменко ООО « был причинен ущерб на указанную сумму; показаний свидетеля П согласно которым она, по предложению Хоменко, в период с июня 2011 года по февраль 2012 года перечислила с расчетного счета ООО « на счет ООО

более рублей в качестве сумм НДФЛ за К Хоменко заверила ее в том, что совершит действия по перечислению сумм налога в налоговый орган с расчетного счета ООО после того как суммы налога будут перечислены со счета ООО « на счет ООО « »; показаний свидетелей Г , Б сведений из протоколов выемки, осмотра платежных поручений, заключения эксперта от 26 сентября 2014 года №

Согласно протоколу судебного заседания судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 273-291 УПК РФ, всесторонне, полно и объективно. Все представленные сторонами доказательства, в том числе и те на которые ссылается осужденная в своих жалобах, судом были исследованы и им дана надлежащая оценка в приговоре.

Несогласие осужденной Хоменко с данной судом оценкой доказательств не является основанием для признания их недопустимыми и недостоверными как указано в жалобах.

Допустимость приведенных в приговоре доказательств по делу, как видно из материалов дела, проверена судом. Мотивы, по которым оспариваемые осужденной в жалобах доказательства, в том числе заключение эксперта от 26 сентября 2014 года № были признаны допустимыми и положены в обоснование выводов о ее виновности в совершении преступления, в приговоре приведены.

Ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства, в том числе о допросе специалиста и свидетелей, судом разрешены в соответствии с требованиями закона, с учетом положений ст. 73, 252 УПК РФ по ним судом приняты решения, каких-либо сведений о нарушении принципов равенства и состязательности сторон, предвзятом отношении председательствующего к той или иной стороне протокол судебного заседания не содержит.

Читайте так же:  Хищение мобильных устройств

Вопреки доводам жалобы приговор содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины.

Доводы Хоменко об отсутствии у нее умысла на хищение денежных средств проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными. В кассационных жалобах не приведены доказательства, свидетельствующие об обратном.

О наличии у Хоменко умысла, направленного на хищение имущества ООО

путем обмана, свидетельствуют установленные судом фактические обстоятельства, из которых следует, что Хоменко, являясь аудитором, и в силу заключенного договора от 30 сентября 2010 года № на ведение бухгалтерского учета в ООО имела доступ к первичным документам, на основе которых ведется бухгалтерский и налоговый учет, которые ей были обязаны представлять по ее требованию, в силу специальных полномочий, полученных в рамках заключенного договора узнала о принятом 30 апреля 2011 года решении учредителя К о выплате дивидендов. Достоверно зная, что у ООО « », как налогового агента, возникла обязанность в соответствии с п.6 ст.226 НК РФ уплатить исчисленный и удержанный НДФЛ с дивидендов не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода, путем обмана главного бухгалтера П предоставив ей ложные сведения о порядке уплаты НДФЛ с дивидендов за К , дала распоряжение перечислять денежные средства, предназначенные для уплаты в ИФНС, на расчетный счет ООО « , хотя заведомо знала, что НДФЛ за К должен заплатить налоговый агент — ООО «»,

поскольку при проведении налогового контроля данные суммы числились бы как задолженность, что подтверждается показаниями свидетеля О Перечисленные с расчетного счета ООО на расчетный счет ООО « в период с 6 июня 2011 года по 24 февраля 2012 года посредством платежных поручений с указанием основания платежей «НДФЛ с доходов, полученных налоговым резидентом РФ К в виде дивидендов» денежные средства на общую сумму рублей Хоменко умышленно похитила путем обмана, обратив их в свое незаконное владение, распорядилась похищенным по своему усмотрению, причинив ущерб ООО «

Судом проверены доводы Хоменко о ее непричастности к совершению преступления, об отсутствии корыстной цели завладения деньгами. Выводы суда о несостоятельности указанных доводов осужденной мотивированы в приговоре, приведенные аргументы убедительны и сомнений в их правильности не вызывают.

Ссылка осужденной на отсутствие полномочий у представителя потерпевшего К и адвоката Щербы несостоятельна, так как опровергается материалами дела и основана на неверном толковании закона.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы в суде апелляционной инстанции 5 июня 2015 года был соблюден порядок рассмотрения дела, в том числе рассмотрены все ходатайства и возражения участников процесса.

Решение Арбитражного суда Хабаровского края от 14 февраля 2013 года согласно которому с ООО « где единственным учредителем и директором является Хоменко, в пользу ООО « взыскана сумма неосновательного обогащения, в том числе рублей удержанных ООО « как налоговым агентом из доходов выплаченных К и подлежащих перечислению в доход бюджета Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством, учтено при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции после отмены апелляционного определения от 5 июня 2015 года в части разрешения гражданского иска ООО « постановлением президиума Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года.

При этом вопреки доводам жалоб наличие указанного решения арбитражного суда не препятствует привлечению осужденной Хоменко к уголовной ответственности за мошенничество и не может служить основанием для утверждения об отсутствии предмета хищения, как ошибочно считает Хоменко.

Ссылка осужденной Хоменко на апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда 29 октября 2015 года, которым приговор в части взыскания с нее рублей в пользу ООО отменен и принято новое решение об отказе в удовлетворении гражданского иска ООО « » к Хоменко, не ставит под сомнение фактические обстоятельства, установленные судом на основании совокупности исследованных доказательств, и не опровергает выводы суда о ее виновности в совершении мошенничества.

Вместе с тем Судебная коллегия находит основания для изменения судебных решений.

По смыслу закона, круг оснований для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке ввиду существенного нарушения уголовного закона (неправильного его применения) и (или) существенного нарушения уголовно-процессуального закона ограничен лишь такими нарушениями которые повлияли на исход уголовного дела, то есть на правильность его разрешения по существу. К таким нарушениям, в частности, следует отнести неправильную квалификацию преступления.

Как видно из материалов дела, суд первой инстанции признал виновной Хоменко в мошенничестве, то есть хищении путем обмана денежных средств ООО в сумме рублей в особо крупном размере совершенном в период с 6 июня 2011 года по 24 февраля 2012 года, и квалифицировал действия осужденной по ч.4 ст. 159 УК РФ.

При этом, как следует из приговора, судом установлено, что Хоменко являлась единственным учредителем и директором аудиторской организации ООО осуществляла оказание услуг по ведению бухгалтерского учета в ООО на основании договора от 30 сентября 2010 года №

Согласно договору от 7 апреля 2011 года, заключенному ООО

в лице директора Хоменко с физическим лицом К по составлению налоговых деклараций по форме 3-НДФЛ по всем доходам, полученным К , включая дивиденды от деятельности ООО », в котором последний являлся учредителем, расчету и перечислению сумм НДФЛ по месту регистрации Кана в налоговый орган.

Однако Хоменко преднамеренно не исполнила договорные обязательства по оказанию указанной услуги, похитив путем обмана сумму начисленного ООО « НДФЛ, причинив ущерб указанной организации на сумму рублей.

Федеральным законом от 29 ноября 2012 года № 207-ФЗ Уголовный кодекс Российской Федерации дополнен статьями 159 — 159 , разграничивающими составы мошенничества, совершенного в различных сферах экономики, в том числе в сфере предпринимательства.

Согласно ч.1 ст.159 УК РФ мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности признается мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Субъектом данного преступления является лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, — собственник предприятия (организации), руководитель (директор и т.п.), индивидуальный предприниматель, их представители.

В соответствии с п.1 ст.2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Изъятие имущества при этом происходит путем преднамеренного неисполнения договорных обязательств, т. е. неисполнения какого-либо соглашения, предусматривающего возврат имущества.

Преднамеренное неисполнение договорного обязательства означает, что лицо, выступающее представителем организации или предпринимателя (либо сам предприниматель), изначально не намерено выполнять обязательство по возврату или оплате имущества, рассчитывая противозаконно завладеть им сознавая, что тем самым причинит ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Как видно из установленных судом фактических обстоятельств дела Хоменко как единственный учредитель и генеральный директор ООО «,

являясь аудитором, действовала в силу специальных полномочий полученных в рамках заключенного договора с ООО « , дала распоряжение главному бухгалтеру П сознательно дезинформировав ее, о перечислении денежных средств, предназначенных для уплаты в ИФНС, на расчетный счет ООО « », обратив денежные средства в свое незаконное владение и распорядившись ими по своему усмотрению.

Таким образом, судом установлено, что совершенный Хоменко факт мошенничества был сопряжен с преднамеренным неисполнением ею как руководителем (генеральным директором) юридического лица ООО «»

и, соответственно, субъектом предпринимательской деятельности договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Кроме того, из материалов дела следует, что ООО « было учреждено до указанных в приговоре событий и Хоменко, возглавляя указанную организацию, уже являлась субъектом предпринимательской деятельности, а не создала данную организационно-правовую форму осуществления предпринимательской деятельности с целью видимости исполнения обязательств перед заказчиками.

Поскольку ст. 1594 УК РФ является специальной и более мягкой нормой по отношению к ст. 159 УК РФ, то содеянное Хоменко, с учетом установленных в приговоре фактических обстоятельств преступления, суду, в силу ст. 10 УК РФ следовало квалифицировать по ст. 1594 УК РФ.

В соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года № 32-П ст. 1594 УК РФ с 12 июня 2015 года утратила силу.

В связи с этим уголовная ответственность за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с указанной даты предусматривается ст. 159 УК РФ. Что касается деяний, подпадающих под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 1594 УК РФ, и совершенных до 12 июня 2015 года, то, поскольку эти деяния не декриминализированы и не могут быть квалифицированы по ст. 159 УК РФ, устанавливающей за них более строгое наказание, такие деяния следует квалифицировать по ст. 1594УК РФ.

С учетом изложенного и установленных судом фактических обстоятельств действия Хоменко следует переквалифицировать с ч.4 ст.159 УК РФ на ч.2 ст. 159 УК РФ как мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в крупном размере.

Преступление, предусмотренное ч.2 ст.1594 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести.

Согласно п.«а» ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года.

Согласно приговору преступление Хоменко совершено в период с 6 июня 2011 года по 24 февраля 2012 года.

Таким образом, со дня совершения преступления до момента вступления приговора в законную силу 5 июня 2015 года прошло более 2 лет, от следствия и суда она не уклонялась, поэтому течение сроков давности не приостанавливалось.

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 25 постановления от 27 июня 2013 года № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», в случае, если во время судебного разбирательства будет установлено обстоятельство, указанное в п.З ч.1 ст.24 УПК РФ, суд прекращает уголовное дело и (или) уголовное преследование только при условии согласия на это подсудимого. При этом не имеет значения, в какой момент производства по делу истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности. При этом если в результате продолженного судебного разбирательства в связи с возражением подсудимого против прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования будет установлена его виновность, суд постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

В суде первой инстанции осужденная Хоменко вину в совершении мошенничества не признавала.

При таких обстоятельствах, по смыслу закона, указанный суд не мог прекратить производство по делу, а в данном случае должен был постановить обвинительный приговор с освобождением осужденной от наказания

Исходя из этого суд кассационной инстанции не вправе отменять судебные решения и прекращать производство по делу, а должен изменить судебные решения, освободив осужденную от наказания без его назначения в силу положений ч.8 ст. 302 УПК РФ.

С учетом изложенного осужденную Хоменко следует освободить от наказания по ч.2 ст. 1594 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401 \ 401 13 ,

14 15 16 п.6 ч.1 ст.401 , ст.401 , 401 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Индустриального районного суда г. Хабаровска от 26 февраля 2015 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 5 июня 2015 года, постановление президиума Хабаровского краевого суда от 28 сентября 2015 года в отношении Хоменко С А изменить.

Переквалифицировать действия Хоменко С.А. с ч.4 ст.159 УК РФ на ч.2

4 ст. 159 УК РФ и освободить от наказания на основании п.З чЛ ст.24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Хоменко С.А. из-под стражи освободить.

В остальном указанные судебные решения в отношении Хоменко С.А оставить без изменения, а жалобы осужденной — без удовлетворения Председательствующий Судьи