Договор дарения признать недействительным решение суда

Оглавление:

Судебная практика дарения

Законодательство Российской Федерации рассматривает дарение как самостоятельный вид договора, оформление которого предусматривает определенные действия сторон. Несоблюдение или нарушение условий, предъявляемых к такому виду договора, ставят законность его заключения под сомнение.

Заключая договор дарения, стороны не всегда имеют представление о том, какие последствия может повлечь ненадлежащая форма договора или несоблюдение требований закона для данного вида сделки. Вследствие чего часто возникают судебные разбирательства на предмет признания договора дарения незаключенным.

Конкретизация предмета договора дарения недвижимости

Интерпретируя ст. 432 ГК РФ (Гражданского кодекса Российской Федерации), при заключении договора, стороны должны прийти к согласию по всем существенным условиям такого договора, в противном случае, такой договор будет являться незаключенным.

Под существенными условиями понимается условия о предмете дарения, которые законодательство или нормативные акты обязывают отражать при оформлении документа. Условиями, которые являются существенными для договора, являются:

  • наименование предмета дарения (т.е дара, который передается от дарителя к одаряемому);
  • местоположение дара (если дар является недвижимостью);
  • характеристики дара (для недвижимого имущества это могут быть технические характеристики, кадастровый номер пр.).

При этом, если предмет дарения недостаточно конкретизирован (например, при дарении долей, не указаны какие именно части имущества переходят в дар), это не может служить основанием для признания дарения незаключенным.

Регистрация перехода права собственности после смерти дарителя

При дарении недвижимого имущества, необходимо зарегистрировать переход прав на имущество от дарителя к одаряемому (ст. 574 ГК РФ). Регистрация осуществляется по заявлениям обеих сторон сделки. Только в этом случае сделка считается заключенной.

Однако возникают ситуации, когда до момента государственной регистрации даритель умер. Что делать в таких случаях? В судебной практике очень часто встречаются дела по спорам о правомерности такой регистрации. Причем, мнения судебных инстанций по аналогичным спорам очень часто расходятся.

Существуют две позиции судов, опираясь на которые инстанции выносят те или иные судебные решения по спорам о правомерности государственной регистрации в случае, если наступила смерть дарителя до того момента, когда переход права необходимо зарегистрировать.

Первая точка зрения

Первая позиция или точка зрения судов опирается на толкование закона Верховным судом. Согласно закону (п. 7 ст. 16 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»), сделка является зарегистрированной с момента внесения соответствующей записи о сделке или о праве в реестре. Только в таком случае наступают правовые последствия.

Таким образом, суды, придерживаясь данной точки зрения, понимают законный переход права на имущество по договору дарения при наличии следующих обстоятельств:

  • наличие оформленного надлежащим образом договора дарения (отражающего волю дарителя на передачу в дар недвижимого имущества);
  • наличие двусторонних действий сторон сделки, направленных на регистрацию передачи прав собственности на недвижимость (когда стороны подали заявления и документы для государственной регистрации);
  • наличие внесенных сведений о сделке или о праве в Едином государственном реестре прав.

Вторая точка зрения

Вторая позиция или точка зрения судов противоположна первой. Суды считают, что если документы были предоставлены на государственную регистрацию сторонами, однако до момента внесения запись в Единый государственный реестр прав даритель умер, это не может служить основанием для признания договора дарения незаключенным.

Разъясняя свою позицию, суды указывают, что даритель изъявил волю и отразил ее в договоре, не принимал никаких действий для возврата имущества, а наоборот, осуществил действия, направленные на отчуждение прав собственности на это имущество, путем подачи заявления о государственной регистрации.

Таким образом, суды, которые придерживаются данной точки зрения, считают договор дарения заключенным при осуществлении сторонами следующих обстоятельств:

  • наличие договора дарения, который оформлен надлежащим образом;
  • наличие представленных документов для осуществления государственной регистрации.

Учет права супругов на долю в имуществе

Судебные разбирательства по делам о дарении зачастую возникают, когда при оформлении дарственной не учитывается мнение одного из супругов (не получено согласие супруга).

Семейный кодекс (п. 1 ст. 35) предполагает пользование и распоряжение имуществом, которое находится в общей собственности супругов, только по их совместному согласию. Такая норма обязывает обоих супругов получать согласие друг у друга на осуществление каких-либо действий в отношении общего недвижимого или иного имущества, требующего регистрации. Поэтому, если кто-нибудь из них изъявит желание подарить такую собственность, то необходимо получить письменное, нотариально заверенное согласие второго супруга.

Гражданка «С» обратилась с исковым заявлением к гражданам «А» и «К» о признании договора дарения квартиры, заключенного между «А» и «К», недействительным. Обосновав заявленные требования тем, что в период заключения между ответчиками (гражданами «А» и «К») договора дарения, истица находилась в зарегистрированном браке с одним из ответчиков, выступавшего в качестве дарителя.

Квартира, переданная по договору дарения гражданину «К» является совместно нажитым имуществом супругов (истицы — гражданки «С» и ответчика — гражданина «А»), так как была приобретена в период брака. А именно, ответчик — гражданин «А», вступил в жилищно-строительную организацию и ему был выдан ордер на спорную квартиру. В ордер включена также и истица. Оба супруга зарегистрированы в спорной квартире.

В 2013 году брак между супругами был расторгнут, однако раздел имущества не производился. Ответчик — гражданин «А», зарегистрировал на себя право собственности спорной квартиры и в 2014 году передал квартиру по договору дарения ответчику — гражданину «К».

Согласно п. 3 ст. 253 ГК РФ, сделка, которая совершена одним из участников совместной собственности по распоряжению такого имущества может быть признана судом недействительной по требованию остальных участников общей собственности, если у стороны, заключившей сделку отсутствовали необходимые на то полномочия.

Суд установил, что при заключении сделки, ответчик — гражданин «К», являвшийся одаряемым по спорной сделке, знал, что у дарителя отсутствует согласие супруги на осуществление такой сделки. При указанных обстоятельствах, суд считает, что одаряемый действовал недобросовестно.

Решение суда по данному делу: исковые требования удовлетворить. Договор дарения в части перехода права собственности к «К» признать недействительным и применить последствия недействительности договора в указанной части.

Заключение договора дарения дарителем, находившимся в невменяемом состоянии

Судебная практика богата спорами о признании договора дарения недействительным, в связи с тем, что даритель находился в невменяемом состоянии. Однако оспорить сделку по таким основаниям достаточно сложно, если даритель никогда не находился на учете в психоневрологическом диспансере.

Иногда необходимо доказать, что даритель находился в неадекватном состоянии только в момент заключения дарения, а вообще, не имеет никаких расстройств, психического характера. Например, находился в состоянии наркотического или алкогольного опьянении или под воздействием лекарственных или иных препаратов, и т.п. В этом случае практически единственным доказательством могут служить свидетельские показания.

В судебной практике встречаются ситуации, когда доказательством невменяемости дарителя в день заключения сделки служит протокол об административном правонарушении, составленным сотрудником полиции. В нем отражено, что в данный момент времени, даритель, находясь под воздействием сильного алкогольного опьянения, совершил административное правонарушение.

Казалось бы, такое негативное обстоятельство, однако впоследствии помогло суду принять правильное решение, а дарителю — вернуть имущество.

Заключение договора дарения с целью прикрытия другой сделки

В соответствии со ст. 170 ГК РФ суд может признать договор дарения недействительным, если договор дарения был оформлен для того, чтобы прикрыть другую сделку. В этом случае предстоит доказывать, что сделка была фиктивной.

Доказательствами фиктивности могут служить:

  • расписки в получении денежных средств, взамен дарения;
  • свидетельские показания лиц, не участвовавших в сделке, но каким-то образом знали или владели такой информацией;
  • иные доказательства.

Заключение

Дарение — является добровольной сделкой, результатом которой одна сторона (одаряемый), по сути, обогащается, а другая (даритель), теряет право собственно на то имущество, которое передано в дар. Поэтому, зачастую возникают ситуации, когда такой сделкой недовольны родственники или члены семьи дарителя, а иногда и сам даритель, что является предметом судебных тяжб.

Однако спорные ситуации возникают не только между участниками судебного разбирательства, но и при применении судами законодательных и нормативных актов при вынесении того или иного решения по таким спорам. Причиной этому служит неоднозначная трактовка законодательства.

При этом основополагающее значение для вынесения решения судом является наличие бесспорных доказательств, которые стороны представляют в подтверждение своих доводов.

Вопрос — Ответ

Для того чтобы признать договор дарения недействительным необходимо составить иск, собрать доказательства и предъявить все в суд.

В иске необходимо указать наименование сторон договора и адреса, предмет спора, описать ситуацию и изложить свои требования, а также прикрепить копию договора (если имеется), справки и заключений медицинских учреждений о состоянии здоровья Вашего деда, и т.п.

В судебном процессе, если суд сочтет, что доказательств недостаточно, необходимо заявить ходатайство об истребовании таких доказательств или вызове свидетелей, также, можно просить суд назначить судебно-психиатрическую экспертизу.

Как признать недействительным договор дарения

Договор дарения является гражданско-правовой сделкой, поэтому порядок её заключения, исполнения, отмены или признания недействительной регулируется гражданским законодательством. Так вот о том, как признать договор дарения недействительным и расскажет наша новая статья.

Вообще признать недействительность договора дарения можно только в судебном порядке. Однако для этого, как минимум, надо выиграть сам процесс, а это является сложной задачей. Ведь если изучить судебную практику, то можно прийти к печальному выводу — в 2/3 случаев судьи стандартно отказывают истцам в удовлетворении требований.

И дело здесь не в общей политике судебной системы по данному вопросу, а в том, что, требуя признать сделку недействительной, заявитель (а чаще всего его представитель) не удосуживается собрать все доказательства и опирается в основном на голословные утверждения.

Поэтому, приступая к подготовке заявления, прежде всего, следует выявить признаки недействительности конкретного соглашения. Сделать это довольно просто, если обратиться к ГК РФ. При этом не надо путать недействительность с отменой дарения. Недействительность изначально основывается на правовой, так сказать, «ущербности» сделки. Таковой ее делают юридические изъяны, нарушения закона, а также воли дарителя, которые изначально присущи подобному договору. А вот отменен может быть и юридически чистый договор, не имеющий видимых правовых недостатков. Об этом мы еще поговорим ниже. Пока же вернемся к проблеме недействительности.

Кодекс знает несколько оснований для признания сделки (и не только дарения) недействительной. Так, суд признает соглашение недействительным, когда оно нарушает закон (ст.168), прикрывает собой другое реальное соглашение (ст.170), заключено под влиянием обмана, заблуждения или с применением угрозы либо физического насилия (ст.ст. 178 и 179), совершено недееспособным или ограниченно дееспособным человеком (ст.171 и 176), а также по другим основаниям, указанным в ГК РФ.

Анализируя действия сторон и соотнося их гипотезой и диспозицией норм, в большинстве случаев можно установить основания для расторжения договора. Далее следует собрать доказательства и выявить возможных свидетелей. По ряду дел это просто необходимо. Например, даритель на момент подписания соглашения был признан недееспособным. В этом случае следует предоставить судебное решение о признании человека недееспособным и соответствующие справки из лечебного учреждения. Или, например, одаряемый не выполняет свои обязанности по уходу за пенсионером, отписавшим ему свою квартиру. В данной ситуации необходимо выявить свидетелей — соседей, собрать квитанции, подтверждающие, что бывший хозяин по-прежнему оплачивает коммунальные услуги и лекарства, а сделка по своему существу является мнимой и так далее. Вообще у каждого дела есть свои нюансы, которые надо учитывать.

На следующем этапе готовится иск, комплектуется пакет документов и все материалы направляются в суд. В ходе процесса, представитель (или сам даритель) заявляет ходатайства (например, о назначении судебно-медицинской или почерковедческой экспертизы) о вызове свидетелей в суд, о приобщении к делу документов. Если аргументация и доказательства не вызывают сомнений или вопросов, то судья признает договор недействительным и прекратит право собственности нового владельца.

Читайте так же:  Штраф 3000руб

А теперь давайте рассмотрим наиболее типичные примеры подобных дел.

Признание дарителя в том состоянии, когда он не понимал смысл совершаемых им действий или не мог руководить ими

Это одна из самых распространённых причин для объявления договора недействительным. Гражданин считается дееспособным, но в силу различных болезней (чаще всего это какое-нибудь психическое расстройство) он не понимает значение своих действий и не может руководить ими. Например, пожилой человек страдает шизофреноподобными бредовыми расстройствами, дискуляторной энцефалопатией и церебросклерозом. В этом состоянии он подписывает договор дарения квартиры. Адвокат, в ходе процесса, заявляет ходатайство о проведении экспертизы. При этом он опирается на справки из лечебного учреждения, а также показания свидетелей и сиделок. И если судебно- медицинская психиатрическая экспертиза подтвердит этот факт, то договор однозначно будет признан недействительным (Решение Кировского районного суда Ставропольского края по делу № 2-83/2017 от 11.10.2017 года).

Фиктивное «дарение» имущества, нажитого в браке одним из супругов

Представьте ситуацию. Супруги, находящиеся в браке, приобрели квартиру или дом, затем отношения между ними испортились, и они решили развестись. И в этот период одна из сторон, на которую записана недвижимость, изымает из состава совместно нажитого имущества спорный объект. Для этого владелец, зафиксированный в ЕГРН «дарит» квартиру или дом третьему лицу (знакомому либо родственнику). Формально недвижимость после регистрации сделки выходит из состава совместно нажитого имущества. Признать подобный договор недействительным можно только в судебном порядке. Как правило, аргументы заявителя в этом случае стандартны: сделка недействительна потому, что недвижимость была приобретена в период брака, а ответчик не получил нотариальное согласие истца на дарение объекта (Решение Изобильненского районного суда по делу № 2-745/2017 от 12.10.2017 года).

Заключение договора дарения недееспособным лицом

Подобные дела, касающиеся дарения, встречаются в судебной практике крайне редко. Люди наслышаны о последствиях таких сделок с недвижимостью. О них много писали раньше в СМИ, а истории показывали по телевидению в программе «Человек и Закон». Опекуны — аферисты «подводят» к жертве- покупателю недееспособного владельца недвижимости, и он подписывает договор купли- продажи. Затем, когда мошенники получают деньги они обжалуют сделку в суде и признают её недействительной. Потерпевший оказывается без денег и квартиры.

Однако при заключении договора дарения подобная афера является бессмысленной, ведь одаряемый не передаёт денег дарителю. Поэтому чаще всего подобные ситуации возникают вследствие злого умысла самого одаряемого, который надеется, что все пройдет без проблем, или простого стечения обстоятельств, когда даритель временно «выходит» из-под контроля опекуна. Бывает и такое. Недееспособный человек заключает договор в пользу третьего лица, а затем опекун через суд признает сделку недействительной (Решение Набережночелнинского городского суда республики Татарстан по делу № 2- 5872/2017 от 25.05.2017 года). Это, пожалуй, самый просто вариант для признания дарения недействительным. В качестве основного доказательства здесь фигурирует судебное решение о признании человека недееспособным и назначении ему опекуна.

Договор, нарушающий требования закона либо иного правового акта

Иногда встречаются ситуации, когда договор дарения нарушает закон. Например, женщина получила материнский капитал и вложила его в покупку квартиры. По закону она обязана прописать в ней детей, супруга и оформить общедолевую собственность. Однако она поступает по-другому. Мать оформляет микродоли на детей, а 2/3 «дарит» подруге у которой когда-то брала деньги в долг. Подобная сделка явно противоречит закону и правилам распоряжения маткапиталом. В этом случае суд всегда признает договор дарения недействительным (Решение Курганского городского суда Курганской области по делу № 2-9093/2017 от 11.10.2017 года). Для достижения нужного результата адвокат в данной ситуации опирался на положения закона о выплате материнского капитала, выписку из ЕГРН, а также на документы, подтверждавшие факт получения маткапитала.

Мнимость договора дарения

В данном случае договор дарения прикрывает собой другую сделку. Чаще всего договор купли-продажи, ренты или обмена недвижимости. В реальности стороны передают друг другу деньги по расписке, ключи от дома (квартиры), фактически обмениваются недвижимостью или заключают договор о пожизненном содержании с иждивением. Однако на бумаге они подписывают договор о передаче в дар жилья и направляют эти документы в Росреестр для внесения в ЕГРН. Впоследствии, контрагент недовольный соглашением (не получивший деньги, услуги или имущество) подает заявление в судебную инстанцию и требует объявить договор недействительным. И если его доводы подкрепляются доказательствами (расписка, акт приема-передачи, реальный договор, квитанции об оплате налогов и коммунальных услуг и так далее), то суд признает дарение недействительным (Решение Советского райсуда г. Уфы республики Башкортостан по делу № 2-307/2016 от 11.04.2016 года).

Договор дарения, совершенный под влиянием заблуждения

Это, пожалуй, самая многочисленная категория дел. Стороны заблуждаются относительно предмета, природы или в отношении обстоятельств совершения сделки. Причем заблуждаться может, как даритель, так и одаряемый. Чаще всего это касается договора дарения квартиры пенсионерами и одинокими людьми. Даритель передает третьему лицу недвижимость, думая, что подписывает договор ренты, а контрагент будет заботиться о нём до самой смерти. Однако в результате оказывается, что одаряемый просто воспользовался неграмотностью контрагента и ввел его в заблуждение.

Но бывает и так, что и сам одаряемый не понимает до конца смысла договора и того, что от него требует даритель. А тут получается, что за квартиру надо вносить коммунальные платежи, да и содержание дарителя является очень затратным делом. Кстати в этом случае появляется и второе основание для признания соглашения недействительным — его мнимость. Ведь фактически дарение просто прикрывает ренту. Не более того.

В подобных случаях спор оказывается в суде, который и расторгает договор (Решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга по делу № 2-6545/2017 от 12.10.2017 года).

Заключение договора под воздействием насилия, обмана или угрозы

Это основание для признания фиктивности соглашения зачастую связано с криминальным характером самой сделки. Обычно, потерпевшими становятся пенсионеры, инвалиды или просто одинокие беспомощные люди. Преступники выбирают жертву, являющуюся собственником жилья (обычно это квартира или дом), входят в доверие к человеку, отбирают у него документы, лишают собственника свободы, а затем под угрозой (или вообще с применением) психического или физического насилия заставляют оформить квартиру на подставное лицо.

Преступное деяние вскрывается, когда на помощь потерпевшему приходят родственники или соседи. Либо полиция, расследуя какое-либо дело раскрывает аферу. В этом случае в порядке гражданского судопроизводства дарение признаётся фиктивным, а имущество истребуется из чужого незаконного владения (Решение Люберецкого городского суда Московской области по делу № 2- 321/2014 от 07.11.2014 года).

Отмена договора

От признания соглашения недействительным следует отличать его отмену. Отменяется, как правило, чистый с юридической точки зрения договор. Исключение составляет сделка, заключенная юрлицом или ИП в преддверии банкротства, когда будущий банкрот переводит активы на третье лицо.

В остальных случаях причиной для отмены являются покушение на жизнь или здоровье дарителя, или даже его убийство, а также небрежное обращение с подаренной вещью. Скажем честно, смерть дарителя от руки одаряемого происходит крайне редко. В основном она присутствует в детективных романах и кинофильмах. А вот причинение дарителю побоев иногда встречается и в реальной жизни. Например, мать подарила дочери квартиру, а та, через несколько лет, начала избивать мать и вести антисоциальный образ жизни. При подтверждении данных фактов справками из МВД суд может отменить договор и вообще выписать из помещения бывшего одаряемого (Решение Головинского районного суда г. Москвы по делу № 2-524/2013 от 08.02.2013 года).

Итак, договор дарения можно признать недействительным в судебном порядке, однако дело это далеко не простое. Сложности начинаются уже в момент выявления оснований недействительности сделки. Зачастую они просто пересекаются и накладываются друг на друга. Например, договор может быть мнимым и одновременно заключённым под воздействием заблуждения. А отсюда возникает частая путаница по предмету требований. Ну и наконец, заявители иногда требуют отменить соглашение о дарении вместо того, чтобы признать его недействительным.

Все это автоматически приводит к ошибкам в заявлении. Так, многие судебные акты содержат указания, на то, что истец неоднократно уточнял предмет иска. Это ярко говорит нам о сложностях, которые испытывают заявители уже на первой стадии процесса.

В свою очередь ошибки в предмете ведут к изначально неверной позиции в суде. Представители дарителя уже в ходе заседания начинают судорожно исправлять ситуацию, приводить скороспелые доводы и аргументы, ошибаться, заявлять новые ходатайства. А это почти всегда не нравится судьям. Поэтому мы рекомендуем для признания договора дарения недействительным сразу же обращаться за помощью к профессионалам, которые имеют богатый опыт ведения в судах подобных дел.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28.03.2017 N 46-КГ17-3

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 28 марта 2017 г. N 46-КГ17-3

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бикинеевой Н.А. к Преснякову О.А., Преснякову А.А. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества, признании права собственности

по кассационной жалобе Преснякова О.А. и Преснякова А.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Бикинеева Н.А. обратилась в суд с иском к Преснякову О.А. и Преснякову А.А. о признании недействительным заключенного между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А. договора дарения доли в размере 1/3 в праве собственности на квартиру по адресу: , о применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества супругов и признании за собой права собственности на 1/6 доли в праве собственности на квартиру.

В обоснование иска Бикинеева Н.А. указала, что с 1999 года по 2012 год состояла с Пресняковым О.А. в браке, в период которого супруги приобрели долю в размере 1/3 в праве собственности на указанную квартиру и оформили ее на имя Преснякова О.А. Раздел данного имущества между супругами после расторжения брака не производился. В октябре 2015 года Бикинеевой Н.А. стало известно, что бывший супруг распорядился долей в праве собственности на квартиру путем заключения со своим отцом Пресняковым А.А. договора дарения. Поскольку своего согласия на совершение указанной сделки Бикинеева Н.А. не давала, заключенный между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А. договор дарения от 25 сентября 2015 г. является недействительным, а доля в праве собственности на квартиру подлежит разделу между супругами в равных долях как совместно нажитое в браке с Пресняковым О.А. имущество.

Решением Октябрьского районного суда г. Самары от 16 февраля 2016 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены.

Договор дарения от 25 сентября 2015 г. доли в размере 1/3 в праве собственности на спорную квартиру, заключенный между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А., признан недействительным.

Произведен раздел совместно нажитого имущества — доли в размере 1/3 в праве собственности на квартиру — между супругами в равных долях, за Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. признано право собственности на 1/6 доли в праве общей долевой собственности на квартиру за каждым.

В кассационной жалобе заявителями ставится вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 20 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Пресняков О.А. и Бикинеева Н.А. с 23 июля 1999 г. по 6 ноября 2012 г. состояли в браке (л.д. 7, 24).

Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Самары от 11 февраля 2010 г. удовлетворены исковые требования Преснякова А.А., Преснякова О.А. и Преснякова С.А. к ООО «Седьмое небо» о признании за истцами права общей долевой собственности (по 1/3 доли за каждым) на квартиру, расположенную по адресу: (л.д. 19 — 20).

Читайте так же:  Пояснительная записка к интерьеру комнаты

При рассмотрении указанного спора суд установил, что основанием для возникновения у истцов права общей долевой собственности на спорную квартиру явился заключенный между истцами и ООО «Степ» договор уступки прав требования от 5 марта 2005 г., по которому ООО «Степ» на возмездной основе уступило Преснякову А.А., Преснякову О.А. и Преснякову С.А. право требования к ООО «Седьмое небо» о предоставлении по окончании строительства указанной квартиры в собственность. Финансовые обязательства по договору исполнены истцами в полном объеме. Квартира передана истцам в пользование по акту приема-передачи от 25 сентября 2007 г.

На основании названного решения суда за Пресняковым А.А., Пресняковым О.А. и Пресняковым С.А. 8 июня 2010 г. зарегистрировано право собственности на доли в размере 1/3 в праве общей долевой собственности на спорную квартиру за каждым (л.д. 22).

По договору от 25 сентября 2015 г. Пресняков С.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А.А. (одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 17).

По договору от 25 сентября 2015 г. Пресняков О.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А.А. (одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 18).

Переход права собственности на квартиру к Преснякову А.А. зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 2 октября 2015 г. (л.д. 8).

Таким образом, на момент рассмотрения спора единоличным собственником спорной квартиры является Пресняков А.А.

Согласно пункту 1 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

В силу пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент заключения оспариваемой сделки, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемый истцом договор был заключен бывшим супругом после расторжения брака, в силу чего нормы семейного законодательства, регламентирующие необходимость при совершении сделки по распоряжению недвижимостью получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, к спорным правоотношениям не применимы.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении иска, исходил из того, что на спорное имущество распространяется режим совместной собственности супругов, в силу чего правоотношения по распоряжению данным имуществом регулируются нормами семейного законодательства. Поскольку нотариально удостоверенное согласие Бикинеевой Н.А. на отчуждение бывшим супругом по договору дарения доли в праве собственности на квартиру отсутствовало, суд признал указанный договор недействительным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи — супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Как установлено судом, брак между Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. прекращен 6 ноября 2012 г.

Оспариваемый истцом договор дарения доли в праве собственности на спорную квартиру заключен 25 сентября 2015 г., то есть тогда, когда Пресняков О.А. и Бикинеева Н.А. перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм суду при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, следовало установить наличие или отсутствие полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки.

Также суд должен был установить наличие или отсутствие осведомленности другой стороны по сделке об отсутствии у участника совместной собственности полномочий на совершение сделки по распоряжению общим имуществом и обстоятельства, с учетом которых другая сторона по сделке должна была знать о неправомерности действий участника совместной собственности.

Следовательно, для правильного рассмотрения настоящего дела суду необходимо было установить, имелись ли у Преснякова О.А. полномочия на отчуждение спорной квартиры Преснякову А.А. по договору дарения. В случае несогласия Бикинеевой Н.А. на распоряжение Пресняковым О.А. квартирой суду следовало установить, знал или должен ли был знать об этом Пресняков А.А.

Указанные обстоятельства являются юридически значимыми и подлежащими установлению для правильного разрешения дела.

Между тем суд апелляционной инстанции указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, оставил без исследования и правовой оценки.

Вывод суда апелляционной инстанции о недействительности оспариваемой сделки по мотиву отсутствия нотариально удостоверенного согласия бывшей супруги на совершение сделки не основан на законе.

Положения статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в отношении получения нотариально удостоверенного согласия одного из супругов при совершении сделки по распоряжению недвижимостью другим супругом распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, к которым относятся бывшие супруги.

В данном случае на момент заключения оспариваемой сделки брак между Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. был прекращен и, соответственно, получение нотариального согласия Бикинеевой Н.А. на отчуждение бывшим супругом доли в праве собственности на квартиру не требовалось.

Требование о признании такой сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки.

С учетом того, что истец оспаривает совершенную бывшим супругом Пресняковым О.А. сделку по распоряжению спорной квартирой, то именно истец должен доказать недобросовестность поведения ответчика Преснякова А.А. на предмет его осведомленности об отсутствии у Преснякова О.А. полномочий распоряжаться квартирой.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Решение суда о признании договора дарения недействительным

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

16 июля 2014 года Ленинский районный суд г. Томска в составе:

председательствующего судьи: Юровского И.П.,

при секретаре: Маскалюк Н.Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Томске гражданское дело по иску В**** Л.С. к В**** Ю.П. о признании договора дарения недействительным, прекращении права собственности,

УСТАНОВИЛ:

В**** Л.С. обратилась в суд с иском к В**** Ю.П., указав, что она его встретила в г. Томске 16.06.2013 и через две недели между истцом и ответчиком был заключен договор дарения от 01.07.2013. Все это время ответчик проживал в квартире истца, устраивал скандалы, запугал истца физическими угрозами, подсыпал ей психотропные вещества, истец находилась в состоянии, как под действием гипноза. При заключении договора дарения истец считала, что ответчик будет ее содержать и оплачивать за квартиру, она будет на полном обеспечении ответчика. Также считала, что в дальнейшем квартира будет отремонтирована, ее сын будет перезахоронен и ему будет установлен памятник. Истец была запугана и боялась перечить ответчику, т.к. он угрожал ей ударом по голове, вследствие чего истец станет невменяемой. После заключения договора дарения ответчик выгонял истца из квартиры, применял к ней физическую силу, наносил телесные повреждения. Истец боялась ответчика. С 2011 года В**** Л.С. состоит на учете в ОГБУЗ ТКПБ, а с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ она находилась на стационарном лечении в психоневрологическом диспансере. В 2011 году истца убили и она неадекватно отреагировала на его смерть, аДД.ММ.ГГГГ умерла мать истца. В настоящее время истец боится, что ее убьют, ее мышление паралогичное, статус депрессивно-бредовый, было рекомендовано решить вопрос о ее дееспособности и об опекунстве. Считает, что договор дарения от 01.07.2013 недействительный, т.к. истец воспринимала договор дарения как договор с пожизненным содержанием и была запугана ответчиком.

Просит суд признать договор дарения от 01.07.2013 недействительным в связи с тем, что сделка была совершена под влиянием обмана, угрозы и стечения тяжелых жизненных обстоятельств; прекратить право собственности в ЕГРП Томской области на В**** Ю.П. – квартиру, общей площадью кв.м, по адресу: , на этаже пятиэтажного кирпичного дома (регистрационный номер ).

В окончательном варианте исковых требований истец, ссылаясь на положения ст. 177 ГК РФ, просит признать договор дарения от 01.07.2013 как сделку, совершенную лицом, не способным понимать значение своих действий, недействительной; прекратить право собственности в ЕГРП Томской области на В**** Ю.П. – квартиру, общей площадью кв.м, по адресу: , на этаже пятиэтажного кирпичного дома (регистрационный номер ). Также истец просит взыскать с ответчика в свою пользу расходы по оплате государственной пошлины в размере руб., расходы по оплате экспертизы в размере руб., расходы по оплате услуг адвоката в размере руб.

Истец В**** Л.С. в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена надлежащим образом.

Представитель истца В**** Ю.Е., действующий на основании доверенности 70 АА 0556346 от 20.02.2014, заявленные требования поддержал с учетом их уточнения.

Представитель истца Лобанов С.Н., действующий на основании ордера №30 от 30.04.2014, заявленные требования поддержал в полном объеме с учетом их уточнения и пояснил, что ответчик на связь с истцом не выходил, квартира им на сегодняшний момент не продана.

Ответчик В**** Ю.П. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела судом извещался по всем известным суду адресам. Из телеграфного уведомления от 16.07.2014 следует, что ответчик по адресу: не проживает. Согласно полученному на судебный запрос объяснению от 11.07.2014 В**** Ю.П. по адресу: не проживает на протяжении 1,5 лет. Определением Ленинского районного суда г. Томска от 14.07.2014 в качестве представителя ответчику В**** Ю.П. назначен адвокат.

Читайте так же:  Образец судебного приказа о взыскании долга по коммунальным платежам

Представитель ответчика адвокат Шнейдер Н.М., действующая на основании ордера №14/3822 от 16.07.2014, в судебном заседании возражала против удовлетворения заявленных требований.

Суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Заслушав стороны, исследовав письменные доказательства по делу, суд считает исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Согласно ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Из положений ст. 431 ГК РФ следует, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В силу ст.ст. 209, 218, 219 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Пунктом 2 статьи 218 ГК РФ предусмотрено, что право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении имущества.

В соответствии со ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Согласно п. 1 статьи 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

Согласно ч. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии со ст. 574 ГК РФ дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 и 3 настоящей статьи. Передача дара осуществляется посредством его вручения, символической передачи (вручение ключей и т.п.) либо вручения правоустанавливающих документов. Договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Как следует из материалов дела, между В**** Л.С. и В**** Ю.П. 01 июля 2013 года был заключен договор о дарении квартиры (без обременений), согласно которому истец безвозмездно передала в собственность ответчику жилое помещение (квартиру) в многоквартирном доме, находящемся по адресу: , общей площадью кв.м, состоящую из комнаты, расположенную на этаже кирпичного пятиэтажного дома, принадлежащую истцу на праве собственности. Согласно акту приема-передачи жилого помещения от 01 июля 2013 года, истец передала, а ответчик принял вышеуказанное жилое помещение.

Свидетельством о государственной регистрации права , выданным 17.07.2013 и выпиской из ЕГРП от 11.04.2014 подтверждается, что собственником спорного помещения в настоящее время является ответчик В**** Ю.П.

Из справки ООО «УК Ремстройбыт» от 13.03.2014 следует, что в квартире по адресу: с 27.09.2005 зарегистрирована В**** Л.С.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу положений ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Из искового заявления, дополнений к нему и пояснений представителей истца следует, что истец при заключении договора дарения не была способна понимать значение своих действий.

Согласно заключению амбулаторной судебной комплексной психолого — психиатрической экспертной комиссии от 11.06.2014, назначенной определением Ленинского районного суда г. Томска от 08.05.2014 по ходатайству стороны истца, В**** Л.С. страдает . Настоящее психиатрическое обследование также выявило у В**** Л.С. . Выявленные в психике В**** Л.С. изменения и лишали ее в момент подписания договора дарения от 01 июля 2013 года способности понимать значение своих действий и руководить ими.

В соответствии с п. 3 ст. 177 ГК РФ, если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно, применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим п. 1 ст. 171 настоящего Кодекса.

В силу положений обз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость. Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

Основанием признания совершенной сторонами сделки дарения квартиры недействительной истец указывает ст. 177 ГК РФ.

Дав оценку вышеуказанным обстоятельствам, представленным доказательствам, и, установив, что при заключении договора дарения от 01 июля 2013 года В**** Л.С. не понимала значение своих действий и не могла ими руководить, суд приходит к выводу об удовлетворении требований истца о признании договора дарения от 01 июля 2013 года как сделку, совершенную гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, недействительной.

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В соответствии с п. 1 и п. 2 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

На основании ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. 578 ГК РФ в случае отмены дарения одаряемый обязан возвратить подаренную вещь, если она сохранилась в натуре к моменту отмены дарения.

Признав договор дарения спорного имущества от 01 июля 2013 года недействительным, суд полагает, что требование истца о прекращении права собственности в ЕГРП Томской области на Валуева Ю.П. – квартиру, общей площадью кв.м, по адресу: на этаже пятиэтажного кирпичного дома (регистрационный номер ) также подлежит удовлетворению.

Решение является основанием для прекращения записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности Валуева Ю.П. на квартиру, расположенную по адресу: , и восстановлении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности Волчак Л.С. на квартиру, расположенную по адресу: .

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны понесенные по делу судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований. В случае если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

К издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы на оплату услуг представителей (ст. 94 ГПК РФ).

Истцом заявлено требование о возмещении расходов, связанных с оказанием юридических услуг, в размере рублей, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру от 29.04.2014 на сумму рублей.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству, суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Принимая во внимание сложность дела, характер спорных правоотношений, объем выполненной работы, а также требования разумности и справедливости, суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца в счет возмещения расходов на оплату услуг представителя сумму в размере рублей.

Истцом понесены также расходы по оплате амбулаторной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в размере рублей, что подтверждается договором на оказание медицинских услуг от 11 июня 2014 года, актом от 11.06.2014 к указанному договору и кассовым чеком от 11.06.2014 на сумму рублей. Данные расходы также подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

В силу ст. 98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца подлежат взысканию расходы по уплате государственной пошлины в размере рублей.

На основании вышеизложенного,руководствуясьст.ст. 196-199, 193 ГПК РФ, суд

Исковые требования В**** Л.С. к В**** Ю.П. о признании договора дарения недействительным, прекращении права собственности удовлетворить частично.

Признать договор дарения квартиры, расположенной по адресу: , (без обременений) от 01 июля 2013 года, заключенный между В**** Л.С. и В***** Ю.П. недействительным.

Решение является основанием для прекращения записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности В**** Ю.П. на квартиру, расположенную по адресу: , и восстановлении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности В**** Л.С. на квартиру, расположенную по адресу: .

Взыскать с В**** Ю.П. в пользу В**** Л.С. расходы на оплату услуг представителя в размере рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере рублей, расходы по оплате судебной экспертизы в размере рублей.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд через Ленинский районный суд г. Томска в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.