Договор ссуды схемы

Договор ссуды схемы

Суть схемы в следующем. Застройщик и гражданин заключают предварительный договор купли-продажи квартиры (в еще не построенном доме). Гражданин передает по договору займа застройщику денежные средства, застройщик в подтверждение займа передает гражданину вексель. Когда дом построен и сдан в эксплуатацию, застройщик и гражданин заключают соглашение о зачете взаимных требований, то есть в счет долга по договору займа, застройщик передает гражданину квартиру.

Понятно, что суть отношений заключается в финансировании гражданином строительства многоквартирного жилого дома с целью получения в нем жилого помещения, в привлечении застройщиком для целей строительства дома денежных средств, но оформляются отношения не договором участия в долевом строительстве, а посредством займов и предварительного договора.

Судебная практика

Суд пришел к выводу о том, что целью заключения сторонами договора займа, выдачи векселя, а также подписания предварительного договора купли-продажи являлось выполнение ответчиком работы, завершающейся передачей потребителю (дольщику) созданного результата — квартиры в многоквартирном доме и зачет задолженности (предоставления займа и выдачи векселя) в счет оплаты передаваемой истцу квартиры в рамках предварительного договора купли-продажи квартиры, приобретаемой им для личных нужд. Учитывая привлечение денежных средств потребителя для строительства многоквартирного дома с указанной целью, суд признал, что в сложившейся ситуации, по существу, между потребителем и ЗАО имели место правоотношения по участию в долевом строительстве. (см. подробнее п. 7 Обзора практики ВС РФ, посвященному участию в долевом строительстве ).

Использование вексельно-заемной схемы привлечения денежных средств для строительства жилого дома и предоставления гражданину квартиры нарушает права гражданина как потребителя, а также требования Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости».

Суд в помощь: 8 мошеннических схем

Завладеть чужими средствами, «отмыть» деньги, оставить кредиторов ни с чем или организовать собрание акционеров без участия миноритариев можно с помощью упрощенных бюрократических процедур, которые проходят без особенно тщательных проверок. Главное – показать, что между сторонами якобы есть обязательства. Чтобы «легализовать» подделку, нужен суд или нотариус.

Легализация обязательства, которого не было

Судебная процедура упрощенного взыскания задолженности, судебный приказ активно используются мошенниками. Руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов рассказал суть этой схемы: суд в короткие сроки рассматривает поддельные документы, из которых следует бесспорность требований кредитора, выносит положительное решение и на его основе выдает исполнительный лист.

Конечно, это мошенничество в чистом виде. Однако доказать его бывает непросто. «Должник, как правило, узнает о взыскании постфактум, – говорит юрист практики по разрешению споров и банкротству «Линии права» Кирилл Коршунов. – Хотя закон обязывает уведомлять его о начавшемся процессе взыскания долга (как в суде, так и после нотариуса), должник иногда не может вовремя на это отреагировать». По словам Коршунова, такое происходит, когда должник не проживает по месту регистрации и не получает почту – или получает, но слишком поздно, когда уже истек срок на подачу возражений. Крупные компании также не защищены от риска. Поскольку им приходит много корреспонденции, непосредственные исполнители могут поздно узнать об уведомлении.

Еще один вид мошенничества через упрощенные процедуры взыскания долга – проставление исполнительной надписи нотариуса на поддельном договоре. Злоумышленник фальсифицирует договор займа и включает туда условие о том, что долг можно взыскать через исполнительную надпись. В договоре указана дата возврата займа и номер счета. Когда срок наступил, мошенник предъявляет нотариусу договор и выписку, из которой видно, что заем не возвращен. Нотариус, видя бесспорность требований, проставляет исполнительную надпись, которая имеет силу исполнительного документа. Однако юрист санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Артем Берлин относится к этому способу скептически: «Для получения исполнительной надписи злоумышленнику придется сфальсифицировать нотариальный договор займа, что может раскрыться в случае запроса в адрес якобы удостоверившего договор нотариуса. Либо мошеннику нужно будет подделать кредитный договор, что бессмысленно, так как пристав будет производить исполнение банку». Берлин уверен, что «должник» с высокой вероятностью обратится в суд с заявлением об оспаривании нотариального действия. Все это, на взгляд Берлина, говорит о том, что схема вряд ли станет массовой.

Эксперты рассказали, что эти схемы применяются в отношении компаний-гигантов, у которых на счетах всегда есть деньги. Получив исполнительный документ, мошенники относят его не к судебным приставам, а в банк, в котором открыт счет должника. «Учитывая большое количество операций по счёту, такие компании зачастую даже не замечают, что стали жертвой мошенников», – сообщил Коршунов.

Контроль над банкротством

Во время банкротства недобросовестные должники используют схемы, которые помогают им контролировать процедуру и сохранять активы. Они задним числом оформляют фиктивные договоры, а затем включают в реестр «дутые» долги. Чаще всего речь идет о договоре займа. Однако у этой схемы есть различные модификации. Партнер «Кульков, Колотилов и партнеры» Николай Покрышкин рассказал, что иногда вместо полностью фиктивного предоставления безопаснее «подмешивать» блоки фиктивного предоставления к реальному исполнению в рамках ранее заключенных договоров. Альтернативой может быть полностью реальное предоставление кредитором товаров или услуг, но по завышенной цене. Еще один вариант при одновременной реализации схемы в отношении ряда должников – использование кросс-поручительств между должниками по искусственно созданным обязательствам каждого из них. Разновидностей может быть масса. «Универсального механизма защиты от подобных схем, к сожалению, нет. Однако в случае настойчивости добросовестных конкурсных кредиторов при оспаривании необоснованных требований и взвешенном подходе судов шансы на успех существуют», – отметил к. ю. н., партнёр, глава отдела по разрешению споров Noerr Виктор Гербутов.

Раньше самой популярной схемой контроля над банкротством было использование «карманных» третейских судов. В них обращались подставные контрагенты и успешно доказывали наличие долга у компании, которая в скором времени станет банкротом. Затем в государственном арбитражном суде такие истцы получали исполнительный лист и на основании его включали свое требование в реестр. Однако Верховный суд активно борется с такой схемой. Недавно он помог временному управляющему, который принялся обжаловать выдачу исполлиста из-за сомнений в наличии долга (см. «ВС пресек схему, позволяющую лицу контролировать банкротство общества»). В другом деле ВС указал, что обязательства должника перед аффилированным с ним лицом формально могут иметь гражданско-правовую природу, но в действительности таковыми не являться – в том числе по причине того, что их возникновение и существование было бы невозможно, если бы кредитор не участвовал в капитале должника. Поэтому суд вправе переквалифицировать отношения, признав их корпоративными, – а это уже является основанием для отказа во включении требования в реестр (№ 308-ЭС17-1556). Также ВС счел возможным отказывать в выдаче исполлистов по третейским решениям в банкротных спорах, когда действия должника и кредитора по созданию задолженности являются недобросовестными (№ А40-147645/2015). «Добросовестные кредиторы при защите своих прав и интересов могут заявлять об истребовании материалов дела из третейского суда, а также о рассмотрении требования по общим правилам, то есть по сути заново», – рассказала юрист по проектам в области банкротства юридической фирмы VEGAS LEX Анна Евдокимова. «Такие кредиторы вправе обжаловать определение о приведении в исполнение решения третейского суда, поскольку требование основано на недостоверных доказательствах и имеет фиктивный характер», – добавил адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры» Роман Ковчик.

И даже несмотря на практику ВС, использование «карманных» третейских судов в последнее время становится невозможным. «Все это благодаря прошедшей в прошлом году реформе законодательства в этой сфере. Теперь порядок образования и деятельности постоянно действующих арбитражных учреждений ужесточен», – напомнил директор юридической практики KPMG в России и СНГ Алексей Абрамов. Заместитель ООО «Центр правового обслуживания» Лариса Науменко уверена, что реформа третейских судов положит конец подобным делам или хотя бы сведет их к минимуму.

Отмывание денег

Одна из схем часто используется для отмывания денег. Две компании заключают фиктивный договор займа, после чего кредитор обращается в суд за деньгами. Должник все признает или заявляет несущественные возражения (а иногда его и вовсе не вызывают, если дело рассматривается в порядке приказного производства). В итоге суд удовлетворяет иск, и взыскатель без каких-либо трудностей получает деньги, которые предназначались для отмывания, но уже «чистыми», ведь по ним есть судебное решение. При этом если взыскатель – нерезидент, то такие деньги сразу поступают на его счет в иностранном банке. «Про одну из вариаций, «молдавскую схему», много писали в СМИ. Модификация состоит в том, что взыскание задолженности осуществлялось через молдавский суд, а исполнение было в России», – рассказал Коршунов. Если абстрагироваться от уголовно-правовой оценки, с гражданско-правовой точки зрения все схемы шиты белыми нитками и могут быть развернуты в обратную сторону, хотя и не всегда без труда, заявил юрист ЮК «Хренов и партнеры» Дмитрий Шнигер.

Если деньги переведены во исполнение решения суда, то вернуть их можно только путем поворота исполнения такого решения. Поворот исполнения возможен в случае отмены судебного акта, а отмена – в случае его пересмотра по результатам оспаривания договора займа. Сделать это может только заемщик (ст. 812 ГК). Иным заинтересованным лицам следует искать основания для оспаривания фиктивного договора займа в общих положениях ГК о недействительности сделок. В зависимости от фактических обстоятельств речь может идти, например, об оспаривании займа как притворной сделки или о применении последствий недействительности сделки, противоречащей основам правопорядка.

Общее собрание без миноритариев

Околоправовая схема для недобросовестных мажоритариев. Сейчас закон требует нотариального удостоверения факта принятия решения общим собранием участников ООО. Нотариус устанавливает правоспособность юрлица, определяет компетенцию органа управления, наличие кворума и необходимого количества голосов для принятия решения. Однако он не обязан проверять, соблюден ли порядок извещения миноритариев. Таким образом, недобросовестные мажоритарии могут пригласить нотариуса и в его присутствии провести собрание, не известив других участников (акционеров). После того, как нотариус заверит решение общего собрания, его без всяких сложностей можно будет зарегистрировать в налоговом органе. «При этом нотариус не вправе повлиять на принятие решения. Следовательно, с названными нарушениями может быть вынесено любое решение, не требующее 100% кворума или единогласного голосования. В результате подобных действий обществу и его участникам может быть причинен ущерб, например, в связи с продажей его активов или увеличением финансовых обязательств», – сообщила адвокат ЮГ «Яковлев и Партнеры» Марина Костина.

Читайте так же:  Сколько будет пособие матерям одиночкам в 2019 году

Юрист ЮФ VEGAS LEX Кирилл Никитин рассказал, что такие собрания проводятся, когда мажоритарию очевидно, что акционер не допустит принятия того или иного решения. Чаще всего речь идет об одобрении крупных сделок, изменении устава общества, реорганизации, решении о смене директора, избрании ревизионной комиссии, распределении чистой прибыли и по другим ключевым вопросам.

Неизвещение участника (акционера) о проведении общего собрания – грубое нарушение, которое, если оно ухудшает положение общества, можно обжаловать в суде. При этом также используют обеспечительные меры, которые блокируют принятое решение (например, запретом исполнять сделку), и иски о возмещении убытков, причиненных организации директором или другим виновным лицом. «Участники юрлиц не защищены от недобросовестных действий при созыве общих собраний», – считает адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Антон Божко. Он не исключает, что законодатель в будущем обяжет уведомлять об общих собраниях участников через нотариальные конторы. Благо, уже сейчас есть возможность обмениваться документами через нотариуса, говорит Божко. Костина уверена, что интересы миноритариев в подобных ситуациях могут быть защищены лишь при условии установления 100% кворума для принятия любых решений в обществе, либо при изменении роли нотариуса при удостоверении решений общих собраний ООО.

Открытие банковского вклада на третье лицо

Эта схема появилась сравнительно недавно. Недобросовестный клиент обращается в несколько банков для заключения договора банковского вклада в пользу третьего лица с целью возврата ему ранее полученного займа. При этом клиент не предоставляет паспортные данные – ни свои, ни третьего лица, а к заявлениям не прикладывает документы, удостоверяющие личность. Банки вынуждены отказывать в открытии вклада, так как не были выполнены требования закона об идентификации клиента и выгодоприобретателя.

Получив отказ, клиент, вместо того чтобы собрать недостающие бумаги для повторной попытки открытия вклада, идет в суд с иском о взыскании с банков убытков и морального вреда. При этом размер убытков клиент связывает со штрафом, указанным в договоре, – мол, из-за отказа банка своевременно открыть вклад, он вернул сумму займа с опозданием и «попал» на проценты.

Недавно суд по аналогичному делу сделал вывод о неправомерности отказа банков и удовлетворил иск в размере 50% штрафа – а это составило 1,5 млн руб. от каждого кредитного учреждения (см. «АРБ рассказала о мошеннической схеме обогащения клиентов банков»). Объяснения представителей банков и указания на невозможность законного открытия вклада ситуацию не изменили. «Здесь, скорее всего, речь идёт о незаконном решении. Его необходимо обжаловать и добиваться отмены в вышестоящих судах», – считает адвокат, руководитель Уголовно-правовой практики Pen&Paper Алексей Добрынин. Тем не менее решение вынесено, и клиента ждет кругленькая сумма.

Снятие денег со счета через представителя

Случается, клиент банка открывает вклад на достаточно крупную сумму. Потом владелец вклада выдает доверенность на своего сообщника, который снимает практически все деньги и распыляет их между другими участниками схемы. После этого вкладчик заявляет, что никакой доверенности не выдавал, а его подпись подделана.

Экспертиза подтверждает, что доверенность подписал неизвестный. Тогда «потерпевший» обращается в суд с иском о взыскании с банка убытков. «В нашей практике был такой случай. Но нам удалось доказать, что имели место согласованные действия двух мошенников, а снятые деньги по кругу вернулись владельцу счета», – рассказал Коршунов.

Иногда эта схема используется иначе. Банк перечисляет деньги вкладчика на счет третьего лица на основании платежного поручения его представителя. Затем клиент заявляет, что не распоряжался никому переводить деньги, и обращается в суд. Там выясняется, что банк неверно оценил полномочия поверенного и не имел права по его поручению перечислить денежные средства. «В моей практике все закончилось возвратом денег вкладчику. Хотя вопрос оценки полномочий был более чем спорным – у поверенного по доверенности было право снять все деньги и закрыть депозит, – рассуждает партнер КА «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская. – Поэтому у меня вызывает большие сомнения законность судебного решения. Надеюсь, что вышестоящие инстанции разберутся в деле».

Двойная компенсация для недобросовестного арбитражного управляющего

Существует мошенническая схема получения денег через арбитражного управляющего. Предположим, он находится в сговоре с кредитором. Арбитражный управляющий совершает ошибку, дружественный ему кредитор подаёт жалобу и взыскивает с управляющего убытки в связи с допущенной ошибкой. Тот обращается в страховую компанию и в компенсационный фонд саморегулируемой организации, ведь его профессиональный риск застрахован, и получает выплату оттуда. «Это стало возможным после того, как ужесточили ответственность арбитражных управляющих, сохранив при этом их финансовое обеспечение. В результате с рынка страхования ушли все сильные игроки», – заявил руководитель ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский.

Однако иногда под ударом сами управляющие. Недавно ВС рассмотрел дело, в котором конкурсный управляющий нарушил порядок распределения денег от продажи заложенного имущества, что установлено решением суда (п. 2 ст. 138 закона о банкротстве). Кредитор обратился в страховую компанию, которая выплатила ему 239 997 руб. убытков. Страховая, полагая, что у нее возникло право на возмещение в порядке регресса за счет управляющего, обратилась в суд. Суды трех инстанций удовлетворили ее требование. Но ВС пришел к выводу, что суды не установили наличие умысла арбитражного управляющего в наступлении страхового случая – а значит, правовых оснований для взыскания с него убытков в порядке регресса нет. Поэтому ВС отменил все решения нижестоящих судов и отказал в удовлетворении иска о взыскании 239 997 руб. (см. «Экономколлегия ВС защитила конкурсного управляющего от страховой компании»).

Заявление без реквизитов

По ст. 23 закона о защите прав потребителей, если продавец (производитель, исполнитель) не вовремя исполняет требования клиента, с него взыскивается неустойка (пеня). Этим часто пользуются недобросовестные граждане, которые имеют право на определенные выплаты. Они направляют по почте заявления на выплату без указания банковских реквизитов. Естественно, при отсутствии реквизитов им не перечисляют деньги. По истечении месячного срока «пострадавшие» обращаются в суд с требованием заплатить им не только причитающуюся сумму, но и неустойку.

Конечно, такое поведение нельзя считать мошенничеством. «Я бы даже не назвал это явление околоправовой схемой. Требования основаны строго на законе, однако, есть весомый элемент недобросовестного поведения и злоупотребления правами», – считает руководитель аналитического отдела Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Максим Петров. По его мнению, крупные корпорации часто сами создают предпосылки к подобному поведению. «Дружелюбное отношение к потребителю в рекламе и пренебрежительное на деле, некомпетентность персонала, правовые ловушки в документации, умышленное введение клиента в заблуждение – все это провоцирует людей на ответные действия, – перечисляет Петров, но затем прибавляет: – С другой стороны, это делает крупный бизнес уязвимым».

Недобросовестные участники гражданского оборота активно используют несовершенства российского законодательства. Во многих случаях суды, приставы и нотариусы просто не имеют формального права пресечь такие схемы. «Безусловно, сейчас как никогда нужен механизм, который реально позволил бы бороться с обходом законодательства, защитив при этом интересы добросовестных лиц», – заключила Науменко.

Договор займа и его наиболее распространенные схемы

Мало кто не знает, что договор займа на сегодня является одним из самых популярных видов договоров. Особенно широкое распространение он получил во время нынешнего спада экономики. Не так давно профессор Борис Кузнецов из ИНЭКА в комментарии об ухудшении экономической ситуации отметил – « Потрясения экономики в нашей державе есть неизбежным явлением.

И на это существуют основные три причины:

  1. Энергетическая ориентированность;
  2. Большой фактический внешний долг;
  3. Низкий рост ВВП из-за большой инфляции и роста цен.

Что означают такие неутешительные прогнозы? Только одно – без займов в нынешнее время будет трудно выжить в нашей стране как юридическим, так и физическим лицам.

Отличительные характеристики договора займа

Договор займа между заимодавцем и заемщиком – тип соглашения, когда первая сторона вручает второй в пользование деньги или материальные вещи, назначенные родовыми приметами. Заемщик обязан вернуть заимодавцу такую же сумму денежных средств или же полученные им материальные ценности, ничем не отличающиеся по приметам и качеству.

Согласно законодательству нашей страны лицами договора займа могут стать:

  • российские юридические и физические лица;
  • иностранные юридические и физические лица;
  • лица, не имеющие гражданства.

Отличительной чертой договора займа от соглашения по кредиту и ссуде является то, что подобный контракт подразумевает взятие в пользование финансовых средств или вещей с родовыми приметами, которые будет необходимо вернуть.

Наиболее распространенные схемы договора займа

Займы, предоставляемые физическими лицами организациям. В данной схеме заимодавцем выступает физическое лицо, являющееся штатным сотрудником юридического лица, а также его учредителем или же просто посторонним лицом. Соглашение, называемый заем договор, между ними должно быть подписано в письменном виде. Для заемщика подписание контракта по таковой схеме не будет являться прибылью, и поэтому не требует включения в налогооблагаемую базу.

Также процесс возвращения займа не является доходной статьей и не облагается налогом. Но, сами проценты, начисляемые за пользованием займом, попадают под налогообложение и исчисляются согласно НК РФ.

Проценты, начисляемые физическому лицу, выступающего в роли заимодавца, должны включатся в сумму его доходов и облагаться налогом по ставке 13%, в случае если оно является резидентом РФ (п. 1 ст. 224 НК РФ). Ставка в 30% начисляется физическому лицу, если оно не является резидентом РФ (п. 3 ст. 224 НК РФ).

Договор займа в целях налогообложения от организации физическому лицу. По этой схеме штатный сотрудник предоставляет своему работодателю заявление с просьбой получения им займа. После положительного решения этого вопроса должен быть составлен договор между физическим лицом (заемщиком) и организацией (заимодавцем).

Для физического лица (заемщика), при оформлении займа по такой схеме законом установлена выгода, получаемая на экономии процентов от пользования таким видом денежных средств. Поэтому таковой доход подлежит налогообложению согласно НК РФ.

Читайте так же:  Как оформить выписку из акта сверки

Для заимодавца (организации) сумма начисляемых процентов, получаемых от заемщика, согласно договору займа, должна быть обязательно включена в список внереализационных доходов (п. 6 ст. 250 НК РФ).

Когда руководством предприятия было принято решение полностью или частично погасить заем своего работника, то эта сумма должна полностью входить в его доходную часть.

Чтобы получить финансовую помощь, не обязательно обращаться в банк. Компания или гражданин вправе ссудить средства по договору займа. Что нужно знать о специфике таких договоров.

Воспользуйтесь образцом договора займа при подготовке сделки

Когда компании нужны дополнительные средства для поддержки бизнеса, их можно получить различными путями. Чаще всего оформляют кредит. Но заключать сделку с банком не всегда удобно. Если заемщика не устраивают условия, он находит бизнес-партнера, который согласится помочь. В качестве заимодавца может выступить юридическое или физическое лицо. Сделку подтверждают договором займа. Используйте бланк договор займа для подготовки соглашения.

Скачать образец договор займа

Требования к договору присутствуют в § 1 главы 42 ГК РФ. В частности, законодатель указал, какую форму договор займа должен иметь (п. 1 ст. 808 ГК РФ). Соглашение заключают в письменном виде, если заимодавец:

  1. Физическое лицо, но сумма минимум в 10 раз выше МРОТ.
  2. Организация. В этом случае величина ссуды значения не имеет.

Сделку надежнее оформить единым документом. В законе не указали, что необходимо соблюсти письменную форму, если гражданин (например, учредитель компании) или ИП предоставляет деньги в размере менее 10 МРОТ. Тем не менее, в практике есть примеры, когда суды сочли соблюдение такой формы обязательным. Часть судов считает, что к ИП следует применять те же правила, что и к юрлицам. Другие суды придерживаются мнения, что письменный вид необходим, когда в сделке участвует организация, даже если она выступает в роли заемщика.

Договор займа — это соглашение, которое отражает условия предоставления займа. С 1 июня 2018 года договор между компаниями будут считать заключенным с момента согласования суммы, которую получит заемщик (Федеральный закон от 26.07.17 № 212-ФЗ). Однако сейчас сделку считают состоявшейся после передачи займа, а не после того, как стороны о нем договорились (абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК РФ). Существует опасность, что договор признают незаключенным. Чтобы доказать реальность займа, заимодавцу нужно иметь не только договор, но и доказательства, которые подтвердят передачу. Основное требование — из них должно ясно следовать, что заимодавец предоставил, а контрагент получил заем в рамках договора (п. 2 ст. 808 ГК РФ). В качестве доказательств суды принимают:

  • расписку со ссылкой на договор. Она должна удостоверить факт передачи займа. Кроме того, укажите в расписке существенные условия договора;
  • приходные кассовые ордера;
  • платежные поручения;
  • банковские справки о безналичном перечислении средств на счет заемщика.

Учтите, что сделку подтверждают документы. В суде не получиться опереться на свидетельские показания.

По договору займа можно предоставить не только деньги, но и вещи

В договоре обязательно прописывают предмет сделки как одно из существенных условий (ст. 432 ГК РФ). Чаще всего заимодавец предоставляет деньги, но это не единственный вариант (п. 1 ст. 807 ГК РФ). Предметом может выступать:

  1. Денежная сумма. Ее передают наличными или перечисляют по безналичному расчету. Сумму выражают в рублях. Если есть необходимость в валютном займе, сделку оформляют с учетом требований ст. 140, 141 и 317 ГК РФ (п. 2 ст. 807 ГК РФ). Заемщик должен будет вернуть средства по истечении срока, который указали в договоре. Обычно деньги предоставляют под проценты, но стороны вправе оформить беспроцентный заем (п. 3 ст. 809 ГК РФ).
  2. Вещи, которые можно определить родовыми признаками. Например, сырье, материалы, товары, заготовки и т. п. Такие вещи заемщик получает в собственность. Он вправе распоряжаться ими по своему усмотрению. Заимодавцу он должен будет вернуть не те же самые вещи, а аналогичные — того же качества и с теми же родовыми признаками. Обратите внимание, что если заимодавец передал товар, а заемщик вернул деньги, есть риск, что сделку признают притворной. Суд может признать договор ничтожным или расценить его как соглашение о купле-продаже.
  3. Ценные бумаги (ст. 128 ГК РФ). Однако здесь возможны сложности. Так, суды считают, что нельзя передать именные акции — у них нет родовых признаков.

В условиях договора займа укажите срок возврата и проценты

Если заем не является беспроцентным, заемщик обязан:

  • вернуть контрагенту сумму, которую получил;
  • выплатить проценты за пользование этими средствами (п. 1 ст. 809 ГК РФ).

Порядок выплаты и схему расчета процентов определяют в договоре. Если такое условие отсутствует, ориентируются на ставку банковского процента в месте нахождения заимодавца на день уплаты долга. Если в договор не прописали порядок выплаты процентов, их отчисляют ежемесячно (п. 2 ст. 809 ГК РФ).

Срок возврата определяют:

  • точной датой,
  • моментом востребования (ст. 810 ГК РФ).

Стороны вправе договориться о возврате суммы по частям. Тогда определяют график выплат.

Если заемщик своевременно не вернет деньги или задержит выплату процентов, по условиям договор можно:

  • взыскать убытки,
  • потребовать неустойку,
  • начислить проценты по ст. 395 ГК РФ (ст. 811 ГК РФ).

Если контрагенты договорились о возврате суммы по частям, при нарушении графика заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей суммы вместе с процентами (п. 2 ст. 811 ГК РФ).

Читайте в рекомендациях Системы Юрист

Самые популярные рекомендации в Системе Юрист в этом месяце

Восемь опасных условий договоров аренды, услуг и подряда
Смотрите, какие условия суды чаще всего оценивают по-разному. Возьмите в договор безопасные формулировки таких условий. Используйте позитивную практику, чтобы убедить контрагента включить условие в договор, а негативную – чтобы убедить отказаться от условия.

Как судиться с приставами: алгоритм работы
Оспаривайте постановления, действия и бездействие пристава. Освобождайте имущество от ареста. Взыскивайте убытки. В этой рекомендации все, что нужно: четкий алгоритм, подборка судебной практики и готовые образцы жалоб.

Как налоговая на самом деле проверяет сведения в ЕГРЮЛ
Читайте восемь негласных правил регистрации. Основано на показаниях инспекторов и регистраторов. Подойдет для компаний, которым ИФНС поставила метку о недостоверности.

20 новых правовых позиций судов о взыскании судебных расходов
Свежие позиции судов по неоднозначным вопросам взыскания судебных расходов в одном обзоре. Проблема в том, что множество деталей до сих пор не прописано в законе. Поэтому в спорных случаях ориентируйтесь на судебную практику.

Обзор практики по уведомлению контрагентов
Отправляйте уведомление на сотовый, по e-mail или бандеролью.

Схемы с займами: какие ошибки делают предприниматели

Налоговый эксперт разбирает реальную история, где излишняя откровенность директора с банкирами приведет его к проверке по 115-ФЗ и интересу налоговиков.

Написать статью я решил после недавнего общения с группой предпринимателей. При общении в тесном кругу один из участников рассказал об очень удачной попытке (по его мнению) экономии средств.

Суть дела:

Являясь участником предприятия «А», он предоставил процентный заем своему предприятию. Три года он получал проценты и одновременно уменьшал налог на прибыль на сумму этих процентов. В настоящее время он открыл новое предприятие «Б», а предприятие «А» решил ликвидировать. Но возникла проблема возврата займа от предприятия «А» и передачи средств на новое предприятие также в виде займа.

Банк потребовал большие проценты за выдачу наличных средств, что его не устроило.

Недолго думая, предприниматель обратился в другой банк с предложением о переводе средств через этот банк, обещая обслуживаться в этом банке и большие обороты по счету.

Банк согласился принять денежные средства и зачислить их на счет предприятия «Б», но с условием, что в платежке не будут фигурировать физические лица, а будет указано «оплата за товары по договору № от. ».

При этом работники банка предложили написать письмо от предприятия «А» на предприятие «Б», что средства, перечисленные по пл.поручению № от. , являются средствами конкретного физлица и перечислены в качестве займа по договору указанному в пл.поручении.

Сделано все было быстро, и никаких процентов банку предприниматель не заплатил, а сумма перевода составляла более 100 млн. руб.

Давайте разберем, сколько ошибок сделал предприниматель:

1. Главная ошибка, если вы что-то делаете в сфере личных финансов или налогового планирования не надо рассказывать об этом даже близким друзьям, а тем более в обществе.

2. Банк обязательно сообщит об этой операции в Росфинмониторинг, а оттуда сведения передадут в налоговые органы для контроля. Так как согласно ст. 6 Закона 115-ФЗ, к операциям, подлежащим обязательному контролю относится:

— зачисление денежных средств на счет (вклад) или списание денежных средств со счета (вклада) юридического лица, период деятельности которого не превышает трех месяцев со дня его регистрации, либо зачисление денежных средств на счет (вклад) или списание денежных средств со счета (вклада) юридического лица в случае, если операции по указанному счету (вкладу) не производились с момента его открытия;

предоставление юридическими лицами, не являющимися кредитными организациями, беспроцентных займов физическим лицам и (или) другим юридическим лицам, а также получение такого займа.

3. Эта операция проведена в период, когда ликвидация предприятия «А» еще на завершена и вполне возможно что налоговый орган организует проверку в ходе ликвидации.

4. Весьма вероятно возникнут сложности при возврате средств уже от предприятия «Б», так как сложно будут доказать сам факт передачи денежных средств в качестве займа.

Я не говору о том, что в настоящее время получение средств в виде процентного займа от участника рассматривается налоговыми органами как попытка незаконной налоговой оптимизации в виде уменьшения налога на прибыль за счет расходов на выплату процентов.

5. Хотелось бы обратить внимание на то, что данная операция вполне может быть квалифицирована контролирующими органами как легализация (отмывание) доходов полученных преступным путем, а это уже не налоговое правонарушение и ответственность совсем другая.

В тему:

Рекомендую всем ознакомиться, там достаточно много нового в развитие Закона 115-ФЗ. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»

Вывод:

Если вы увидели реальную возможность снизить свои расходы в текущий момент, обязательно просмотрите дальнейшую перспективу этой возможности. Экономия сегодня может привести не только расходам, но и крупным неприятностям в будущем.

Читайте так же:  Приказ на повышение окладов в штатном расписании образец

Что нужно знать, если вы хотите оформить онлайн-заём

Выдача займов онлайн набирает обороты и все больше микрофинансовых организаций переходят на подобные схемы. Сразу отметим, что займы онлайн могут выдавать как МФК, так и МКК. Последние лишь имеют определенные ограничения при проведении идентификации.

Между тем деятельность в сети имеет свои особенности и риски, которые необходимо учитывать. О них рассказывает юридическая компания «Зарцын, Янковский и партнеры».

Оформление онлайн-займов

Как бы плотно ни вошли в нашу жизнь договоры в форме публичных оферт, легитимность договора займа, подписанного онлайн, все еще вызывает сомнения.

Заём, оформленный на сайте, будет законным, если договор и другие документы были «подписаны» надлежащим образом. ГК не предъявляет особых требований к форме договора, а значит, он может быть составлен в простой письменной форме. Статья 160 ГК указывает, что использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронной подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом или соглашением сторон.

Так как при оформлении займа онлайн живые подписи не ставятся, то должна быть использована электронная подпись, и это следует определить соглашением сторон.

Под электронной подписью закон понимает «информацию в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией и которая используется для определения лица, подписывающего информацию».

Возможность использования простой электронной подписи признают и суды, описывая схему акцепта договора займа (см., например, Определение по делу № 11-62/2017 от 18.04.2017, Дзержинский районный суд г. Нижнего Тагила (Свердловская область). Так, суд указывает в решении «… стороны договорились, что любая информация, подписанная АСП Клиента, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью Клиента, и, соответственно, порождает идентичные такому документу юридические последствия (согласно п. 3 Соглашения). Исходя из изложенного, основываясь на положениях ФЗ «Об электронной подписи» и Гражданского кодекса РФ, полагают, что договор займа был заключен между сторонами в установленной законом форме и имеются все основания, предусмотренные ст. 122 Гражданского процессуального кодекса РФ, для вынесения судебного приказа».

Согласно закону для подписания договора займа достаточно простой электронной подписи — это может быть «галочка» или код, полученный через СМС.

Алгоритм выдачи займа онлайн

Общий алгоритм выдачи выглядит следующим образом:

  1. Заёмщик подает заявку на получение займа заимодавцу через сайт, указывает все данные и дает свое согласие на обработку и передачу заимодавцу своих персональных данных, а также на передачу заимодавцем этих данных в Бюро кредитных историй с целью получения информации о потенциальном заемщике.
  2. Заёмщик присоединяется к условиям правил предоставления потребительских займов и соглашения об использовании аналога собственноручной подписи.
  3. Заемщик акцептует общие и индивидуальные условия займа.

Правомерность подобной схемы не раз подтверждалась судом (см., например, дело № 33-14248/2017 от 16.05.2017, Московский городской суд).

Вместе с тем при практической реализации возникает ряд рисков. Остановимся на них подробнее.

Доказательство акцепта

В качестве акцепта используется, как правило, либо введение кода, полученного по СМС, либо списание с карты пользователя минимальной суммы и ее последующий возврат.

С точки зрения закона, подобные действия подтвердят, что лицо акцептовало необходимые документы. Но при этом возникает проблема:

  • Акцепт может быть совершен одним лицом (СМС ввело лицо, которому принадлежит конкретный телефон и чьи данные которого были указаны в заявке);
  • Но сумма займа была перечислена на карту другому лицу.

Судебная практика по подобным ситуациям различная. В одном деле МФО не смогло доказать, что карта принадлежала лицу, акцептовавшему договор. Суд отметил, что в подобных условиях оформление договора займа закону не противоречит, но в отсутствие доказательств о передаче денежных средств именно истцу данный договор нельзя признать заключенным. То есть тело кредита мы вернем, но ни о каких процентах речь не идет (Решение по делу № 02-2615/2017 от 25.04.2017, Нагатинский районный суд города Москвы).

В другом деле суд встал на сторону МФО и указал, что «в ходе регистрации МФО проверяет достоверность номера мобильного телефона и почты путём проверки наличия доступа к этим средствам связи». В связи с этим ссылка заёмщика на незаключение договора судом отвергнута (Дело № 11-387-2016, Мировой суд Йошкар-Олы).

Доказательство перечисления

Не все МФО могут доказать, что заём был перечислен заёмщику, а между тем для договора займа именно это является ключевым аспектом.

Как правило, денежные средства перечисляет платежный агент или кредитная организация, и у МФО имеется лишь реестр, в котором видны первые и последние цифры карты лица, которому перечислен платеж. В момент спора, чтобы идентифицировать, кому ушли деньги, приходится подавать судебные запросы.

Но что делать, если в итоге обнаруживается, что у МФО имеются одни данные заёмщика, а деньги ушли на карту третьего лица? Конечно, с этого третьего лица можно взыскать сумму займа как неосновательное обогащение, но вот возможности взыскать проценты МФО лишается.

Судебная практика также различна. Например, при рассмотрении дела МФО предоставила в суд выписку по договору, так как из выписки данных карты не видно. Перечисление денег осуществлялось третьим лицом, которое по запросу МФО предоставило письменный ответ. Ответ содержал данные о карте и указание держателя карты. Суд признал договор заключенным и факт перечисления подтверждённым (Апелляционное определение по делу № 33-10994 от 30.08.2016).

В другом деле суд, наоборот, стал на сторону заёмщика, признав, что данные в заявке не совпадают с данными владельца карты, на которую перечислена сумма займа, а значит, договор займа не был заключен (Решение по делу № 2-613/2017 [2-6890/2016] от 20.02.2017, Октябрьский районный суд г. Самары).

Чтобы минимизировать описанные риски, рекомендуем применить один или несколько из следующих способов:

  • Указывать при перечислении денег основные условия в назначении платежа (сумма займа, проценты, сроки). И если лицо не вернуло деньги в самом начале как необоснованное обогащение или чужой платеж, косвенно можно считать, что оно с этими условиями согласно.
  • Хранить log-файл, который позволяет нам подтвердить, что лицо совершало конкретные действия, в том числе вводило данные карты, на которую мы впоследствии перечислили денежные средства.

Хранение данных карты или фото карты заёмщика позволит убедиться, что она выдана на то лицо, которое акцептует документы. В том случае, если она именная.

Персональные данные

Закон «О персональных данных» содержит ряд обязательных требований, которые должны соблюдаться и МФО, в том числе:

  • обязательное получение согласия на обработку персональных данных именно от субъекта;
  • персональные данные обрабатываются с учетом конкретных целей сбора;
  • собираемые персональные данные не должны быть излишними;
  • согласие на обработку персональных данных может быть дано субъектом или его представителем в любой, позволяющей подтвердить факт его получения, форме.

Изучая сайты микрофинансовых организаций, можно выделить несколько основных ошибок, связанных с персональными данными:

Согласие на обработку ПДн содержит неверные формулировки. Как правило, это значит, что текст не соответствует требованиям ФЗ «О персональных данных».

Довольно часто на сайте микрофинансовой организации личные данные предоставляются в два этапа:

  1. Регистрация, когда пользователь заводит учетную запись с целью получения доступа к сервису. В этот момент целью пользователя может не быть получение займа — он может иметь намерение только познакомиться с системой.
  2. Заполнение заявки с целью получения займа.

Этапов два, а согласие на обработку персональных данных дается одно — в момент регистрации, со всей информацией, необходимой для получения займа. Цели на этих этапах различаются, а значит, полученные на первом этапе персональные данные могут быть признаны излишними.

Следует сделать сбор согласий в несколько этапов — отдельно при регистрации и при заполнении заявки на получение займа.

Используются автоматически проставленные «галочки». Автоматически проставленная галочка является безусловным нарушением, и в случае спора вам не удастся доказать, что физическое лицо таким образом дало согласие на обработку персональных данных.

Согласия нет вообще (на каждом третьем сайте, по нашим наблюдениям).

В формах предоставляются данные третьих лиц. Разрешить эту проблему довольно сложно, так как в данном случае мы не можем получить согласие третьего лица на обработку данных.

Единственный вариант — связаться по телефону, но Роскомнадзор регулярно заявляет, что «согласие, полученное по телефону, является согласием, полученным в ненадлежащей форме».

Судебных кейсов немного, но имеются среди них связанные с деятельностью банков. Например, при заполнении заявки на кредит были указаны персональные данные супруга, но согласия у него банк не брал. Суд признал, что действия банка были неправомерными.

Очевидно, что сфера онлайн-займов еще нуждается в регулировании на законодательном уровне и формировании правоприменительной практики. Но уже сейчас можно утверждать, что большинство судов общей юрисдикции могут работать с подобными конструкциями и не отрицают их легитимность.