Завещание органов человека

Как завещать свои органы для трансплантации?

Хочу завещать свои органы нуждающимся в трансплонтации и просто медицинских учереждений. Много к кому обратился и в конце меня решили отправить к юристу для выяснения этого вопроса.

Ответы юристов (2)

Вы вправе у нотариуса составить такой документ, на основании которого в вашу медицинскую карту внесут соответствующую информацию.

(см. части 6 и 9 статьи 47 Федерального закона от 21.11.2013 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»).​

То, что Вы хотите сделать называется Трансплантация (пересадка) органов и (или) тканей человека.

Согласно положениям Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ч. 6 ст. 47)

Совершеннолетний дееспособный гражданин может в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме, заверенной руководителем медицинской организации либо нотариально, выразить свое волеизъявление о согласии или о несогласии на изъятие органов и тканей из своего тела после смерти для трансплантации (пересадки) в порядке, установленном

Мы предполагаем, что изъятие органов и (или) тканей у трупа допустимо, если клинике на момент изъятия известно, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники заявили о своем согласии на изъятие его тканей и (или) органов после смерти для пересадки рецепиенту.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Слово «донорство» происходит от латинского donare, в переводе означает «дар», «дарить», «жертвовать». С донорством органов связано множество страхов и мифов: что только не приходит в голову некоторым людям при упоминании этого словосочетания, хотя по сути в развитом обществе должна быть единственная ассоциация — спасение человеческих жизней.

В России сегодня делают лишь 10 процентов трансплантаций донорских органов от необходимого количества этих операций. Конечно, свою роль в этом играет и пока недостаточно широкое развитие самой системы донорства и трансплантации. Однако даже совершенные системы такого вида помощи не могут существовать без поддержки общества в вопросах донорства органов. Речь идет о представлениях жителей страны о донорстве органов, о культурных традициях относительно возможности изъятия и использования донорских органов, о готовности каждого человека «подарить часть себя».

Даже те люди, которые в целом положительно относятся к трансплантации, высказывают некоторые сомнения, когда речь заходит о том, чтобы выразить согласие стать посмертным донором. Существуют опасения, что информация о согласии на использование органов может быть использована в недобросовестных целях и поставить под угрозу жизнь возможного донора. Пугает такая гипотетическая ситуация, в которой врачи, зная о согласии стать донором, не будут в критический момент пытаться спасти жизнь. Аналогичные опасения возникают у людей, когда речь идет о возможности посмертного донорства органов их родных и близких. Кроме этого, людям зачастую кажется кощунственной сама идея, что органы любимого родственника могут быть отданы другому. Это страх, сравнимый с каким-то мистическим преклонением перед целостностью тела после смерти.

Несмотря на то что слухи о том, что людей «разбирают на органы», очень распространены, в них нет ничего общего с действительностью. По словам Сергея Готье, главного внештатного трансплантолога Минздрава РФ и директора ЦТИИО им. Шумакова, не было установлено ни одного случая незаконного изъятия донорских органов на территории России, а рассказы о торговле органами представляют собой миф, который подпитывается криминальными сериалами и детективами, далекими от правдоподобности. Такого рода операции можно проводить только в специализированных клиниках, где имеется не только полный набор необходимого, сложного оборудования, но и квалифицированные специалисты. А это, как вы понимаете, «штучный товар».

Само изъятие органов возможно только после констатации смерти и при отсутствии юридических и медицинских противопоказаний. «Сегодня по определению Всемирной организации здравоохранения смертью считается необратимая деструкция, разрушение, или дисфункция критических систем организма, то есть незаменимых на данном этапе развития медицины», — говорит заведующая кафедрой философии образования философского факультета МГУ, специалист по философским проблемам биологии и медицины Елена Брызгалина. На сегодняшний день это мозг, поэтому ставится знак равенства между смертью мозга и смертью человека.

У человека со смертью мозга кровообращение, дыхание и другие процессы могут поддерживаться еще какое-то время. Они могут восприниматься родственниками как признаки жизни, и тогда возникает вопрос — не поспешили ли врачи признать пациента умершим, действительно ли приложили все усилия для спасения жизни, не отключают ли его от аппаратов жизнеобеспечения именно с целью забора органов?

«Этого никогда не случится, потому что основная задача нашей медицины — это оказывать помощь до последнего шанса каждому пациенту, находящемуся в реанимации», — комментирует помощник министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова. Для того чтобы определить, действительно ли имеет место смерть мозга, существует сложная процедура ее констатации. Она занимает длительное время, проводятся клинические тесты, устанавливаются причины, исключаются метаболические и эндокринные комы. Существует множество критериев, и состояние пациента должно всем им удовлетворять. Участвуют в констатации комиссия врачей, включая реаниматолога, невролога и других специалистов. Сами трансплантологи к процедуре подтверждения смерти мозга не допускаются.

Посмертный донор обязательно подвергается клиническому обследованию для комплексной оценки состояния всех органов, факторов риска, выявления противопоказаний к донорству и получения данных, необходимых для последующего использования при подборе реципиента. Параллельно запускается процедура, предназначенная для сохранности органов и тканей, которую невозможно осуществлять без специального оборудования и высококвалифицированных специалистов. Сама трансплантация производится только в специализированных учреждениях, работа которых жестко регламентирована и контролируема. А ведь есть еще процесс хранения и транспортировки донорских органов.

Таким образом, в обеспечении донорским органом одного человека участвует 30-50 специалистов. Поэтому разговоры об организации врачебных сговоров, предумышленных преступлениях с целью забора почек, организации подпольных кабинетов по пересадке органов не имеют под собой никаких практических оснований, так как физически не возможно держать в тайне столь ресурсоемкий процесс.

Отдельно необходимо коснуться предубеждений по вопросам организации купли-продажи органов либо подкупа лиц, принимающих решения о трансплантации.

В России купля-продажа органов запрещена законом, как и во всем мире. Трансплантация органов оказывается в рамках высокотехнологичной медицинской помощи и оплачивается за счет средств государства, поэтому для пациента эта помощь бесплатна.

Если говорить о прижизненном донорстве — то такие операции, согласно законодательству, возможны только на добровольной (безвозмездной) основе и только в случае генетического родства донора и реципиента. Данное ограничение позволяет сократить круг возможных злоупотреблений по использованию органов от живых доноров. Объявления о продаже и покупке почек и других органов является не чем иным, как попыткой выманить деньги из доверчивых людей. Естественно, это мошенничество не доходит до реального изъятия органов.

Что касается влияния на решение предоставления донорского органа реципиенту — здесь нужно понимать, как происходит его выбор. Пациенты, ожидающие донорский орган, занесены в лист ожидания информационной системы. Про появлении донора проверяется несколько параметров — это и совместимость, и критерий экстренности ситуации, и длительность ожидания органа. Таким образом компьютер подбирает «идеального» реципиента, и сотрудник не имеет влияния на этот выбор. Этот процесс так же контролируется, и какие-либо манипуляции абсолютно исключены.

Волнующее людей отношение религиозных институтов к посмертному донорству тоже известно. В основах социальной концепции Русской православной церкви говорится, что «посмертное донорство органов и тканей может стать проявлением любви, простирающейся и по ту сторону смерти». Однако донорство не может считаться обязанностью человека, поэтому врачам необходимо выяснить волю умирающего или умершего человека, обратившись при необходимости к его родственникам. Представители ислама, католицизма и буддизма также не имеют возражений против трансплантации. В Испании, например, у входа в храмы можно увидеть надписи: «Не берите органы с собой на небо. Там они вам не понадобятся, а здесь спасут чью-то жизнь». Сегодня эта страна — один из мировых лидеров в области донорства и трансплантации.

Читайте так же:  Образец справка что пособие не выдавалось

В России количество трансплантаций растет, если в 2006 году было сделано 662 операции, то в 2015-м этот показатель уже приблизился к 1500. При этом количество операций по пересадке печени выросло в 7,6 раза, с 43 до 325, а по трансплантации сердца — с 11 до 179 операций в год, то есть в 16,3 раза. Минздрав России планирует регулярно проводить информирование населения для повышения осведомленности, преодоления страхов и формирования в обществе положительного отношения к донорству органов. Также разработан законопроект, в котором определены все шаги, связанные с процессом донорства и трансплантации, механизмами волеизъявления.

Организация помощи населению в виде пересадки органов базируется как на чисто профессиональных возможностях того или иного учреждения, так и на этических положениях, отмечает Сергей Готье. Каждый человек в своей жизни может оказаться как донором, так и реципиентом. И вот от того, как общество будет относиться к собственным гражданам, которым нужна трансплантация по жизненным показаниям, зависит прогресс в этой области.

Можно ли завещать свои органы после смерти?

Для некоторых людей пересадка донорских органов является единственной возможностью продолжить полноценную жизнь или даже единственным шансом на выживание. В связи с этим встают закономерные вопросы, где брать органы для трансплантации, кто может быть донором и каким образом обычный человек может завещать свои органы для пересадки.

Само по себе донорство является делом благородным. Человек помогает людям, порой даже совершенно не знакомым, обрести способность к полноценной жизни.

Следует различать прижизненное и посмертное донорство. Некоторые части организма, например, почку, часть тканей лёгкого или печени, костный мозг можно пересадить и от живого человека практически не навредив его здоровью.

Пересадка других органов, например, сердца, возможна только от уже умершего человека.

В Российской Федерации основным законом, регулирующим подобные вопросы, является Федеральный Закон от 1992 года. В нём достаточно подробно отображены все моменты, касающиеся пересадки органов.

Одним из самых существенных положений этого закона является тезис о некоммерческой природе донорства органов. Это значит, что пересадка органов не должна быть коммерческим мероприятием, а сами пересаживаемые части организма предметом купли-продажи. Если вы решили предоставить в будущем свои органы для пересадки, то оценить это в денежном выражении вы не сможете, поскольку такое действие будет заведомо противозаконным.

Ещё одним важным моментом Закона является установление по умолчанию согласия любого умершего на использование его организма для донорских целей. Исключением в этом случае будут те умершие, кто при жизни оформил официальный запрет на употребление частей организма в каких-либо целях (кроме пересадки другому человеку это может быть и использование их в научных целях). Аналогичный запрет могут оформить и родственники умершего или лица, которые будут осуществлять захоронение.

Обратите внимание! Информация из данной статьи может быть не полной, по причине частого изменения законодательства. Кроме того, конкретно ваша ситуация возможно требует, более детального изучения. Поэтому советуем проконсультироваться с нашими специалистами по телефонам: в Москве +7 (499) 938-44-32, в Санкт-Петербурге: +7 (812) 467-34-03, По всей России 8 (800) 511-81-26 — это бесплатно, анонимно и профессионально!

Для тех людей, кто ещё при жизни решил завещать свои органы для использования их в донорских или научных целях, в Законе оговорён ряд условий. Во-первых, согласие человека на подобную процедуру должно быть надлежащим образом оформлено, и такой человек должен быть внесён в общероссийский реестр.

Данный реестр должен содержать информацию не только о том человеке, который выразил согласие на посмертную трансплантацию его органов. В нём обязательно должна быть отражена информация о состоянии его здоровья, о том, какие органы могут быть использованы. Кроме этого в реестре должна содержаться информация о тех людях, которые нуждаются в пересадке. Это позволит оптимизировать поиск нужных органов, и уменьшить время ожидания для реципиента.

Казалось бы, что презумпция согласия на посмертную трансплантацию является достаточным основанием для использования органов. Но несовершенство законодательства позволяет родственникам умерших оспаривать врачебные решения об изъятии органов и приводит к многочисленным судебным искам. Собственноручно написанное согласие является гарантией того, что в будущем врачи-трансплантологи будут избавлены от юридических проблем.

Второе условие для лиц, пожелавших, чтобы их органы после смерти приносили пользу, состоит в том, чтобы эти органы были в хорошем состоянии. Понятно, что никто не будет пересаживать печень от больного гепатитом или лёгкое от заядлого курильщика. Точно так же не будут использованы и органы пожилых людей. Преимуществом будут пользоваться части организма молодых людей, умерших внезапной и скоропостижной смертью, например, в автоаварии.

Порядок действий для лиц, желающих завещать свои органы после смерти, выглядит следующим образом. Сперва необходимо посетить лечебное учреждение по месту жительства и написать заявление о согласии на посмертное донорство. После этого человека направят на врачебную комиссию, которая даст авторитетное заключение о том, какие из внутренних органов могут быть использованы для трансплантации. Это будет заключительным шагом и после этого процедуру оформления согласия на использование органов после смерти можно считать законченной.

После смерти лица, внесённого в реестр в качестве потенциального донора, состояние его органов будет оценено специальной комиссией. Использование органов будет возможно только в случае вынесения положительного решения о возможности их пересадки в другой организм. Сама пересадка будет осуществлена тому реципиенту, чьи показатели (группа крови, генные характеристики и так далее) максимально подходят.

Если вы имеете желание, чтобы ваш организм и после смерти принёс кому-то пользу, то достаточно выполнить эти несложные действия. При наличии каких-либо трудностей рекомендуем обратиться к юристу. Юрист подскажет, каким образом можно реализовать своё желание при безусловной защите ваших прав.

Донорство органов после смерти: как будут меняться российские законы

На прошлой неделе Конституционный суд РФ в очередной раз признал, что презумпция согласия на посмертное донорство, то есть предполагаемая готовность каждого совершеннолетнего россиянина стать потенциальным донором органов, не нарушает права граждан.

Если человек при жизни не заявил, что не хочет, чтобы его органы использовались для трансплантации, а после смерти этого не сделали родственники, считается, что умерший был согласен стать донором. При этом в России до сих пор не существует единого регистра, где хранилась бы информация о согласии или несогласии пациентов стать донорами. Можно заявить о своей воле устно в присутствии свидетелей или в письменной форме (тогда нужно заверить документ у нотариуса или руководителя больницы). Но неясно, эффективна ли такая система. Кроме того, врачи сетуют, что почти никто не понимает, что такое смерть мозга, и мнение, что органы забирают у еще живых пациентов, не такая уж редкость.

Не лучше ли ввести в России практику испрошенного согласия, чтобы донором мог стать только тот, кто заявил о своем желании? Почему отказывать в пересадке органов тем, кто сам не хочет быть потенциальным донором неэтично? Что такое смерть мозга и как ее диагностируют?

— Презумпция согласия — это звучит страшно. Значит ли это, что тело после смерти человеку уже не принадлежит?

Презумпция согласия — нормальная практика, есть во многих странах, в прошлом году ее ввели в Великобритании. При этом презумпция согласия и информированное согласие одинаковы по своей гуманности. С точки зрения этики важно, чтобы взрослый человек сам принимал решение о донорстве.

Читайте так же:  Приказ 103-н от 20022019

— Могут ли родственники вмешаться?

В России у родственников есть право сообщить о своем несогласии на изъятие органов умершего близкого человека. Закон не обязывает врачей спрашивать об этом у родственников, но и не запрещает, поэтому как поступит врач — дело личной этики.

— Случаи злоупотребления презумпцией согласия есть?

Улучшить действующее законодательство Конституционный суд призвал еще в 2003 году после скандальной истории в Саратовской области. Тогда врачи областной больницы не сумели сказать матери о смерти сына, она сидела у его постели, и чтобы изъять органы, они забрали тело под предлогом проведения исследований. Конституционный суд подтвердил, что презумпция согласия не нарушает права граждан, но практика применения нуждается в уточнении. Этого до сих пор не произошло.

— Что делают, чтобы это больше не повторилось?

Несколько лет назад Минздрав представил законопроект «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадке)». Если он наконец будет принят, врачей обяжут попытаться связаться с родственниками, чтобы сообщить им о смерти близкого человека. Но, боюсь, врачи, которые хотят избежать разговора с родственниками, легко обойдут этот пункт. Например, мать сидит у постели больного, а ей звонят на домашний телефон. А в случае возникновения судебных разбирательств недобросовестный врач скажет, что на спине женщины, которая у постели сидит, не написано, что она мама. Вот такие вещи могут быть, понимаете?

Самое важное, что есть в последней редакции законопроекта, — создание процедуры, которая позволит при жизни зафиксировать волю человека, как поступать с его органами после смерти. Ходили слухи, что планируется создать базы людей, которые отказались от донорства, и кто-то даже предлагал отказывать таким пациентам в трансплантации. Это, конечно же, глупость и нарушение прав человека, нужно проследить, чтобы ничего такого в новом законе не появилось. Волеизъявление в отношении посмертного донорства должно быть свободным от любого давления, иначе такую практику нельзя считать этичной.

— Много ли людей в России готовы завещать свои органы? Как вообще такое может в голову прийти?

Опросы в России показывают, что тех, кто согласен стать донором после смерти, не меньше 20 процентов. Я сам хочу, чтобы мои органы использовали после смерти. И моя точка зрения основана на гуманных соображениях — я вижу, как плохо людям, которым нужна трансплантация, в листе ожидания несколько десятков тысяч человек. И когда органы больше не смогут мне служить, я готов ими поделиться с теми, кто в них нуждается. В западной литературе это называется «последний дар», последний подарок, который человек может сделать кому-то.

— В России и за рубежом количество трансплантаций похоже или отличается?

Ежегодно в России выполняется около 1000 трансплантаций почки. И это сравнимо с данными западных стран в плане пропорций: количество ожидающих и количество выполняемых трансплантаций.

— Мы знаем по сериалам, что после клинической смерти жизнь человека поддерживают в реанимации, пока родственники принимают решение о своем согласии на передачу органов. Разве это гуманно? Ведь если человек дышит — он жив.

— Смерть мозга полностью эквивалентна смерти человека. Это было доказано более 50 лет назад и сейчас принято во всем мире. Современный уровень медицины позволяет пересадить или заменить механически почти любой орган — сердце, легкие, печень или почки. Если же разрушился и погиб мозг, его никак нельзя заменить. Это значит, что человек как личность безвозвратно погиб. Разница между обычной биологической смертью и смертью мозга только в наличии сердцебиения. Все остальные клинические признаки совпадают: отсутствуют дыхание, стволовые рефлексы и мышечный тонус, расширены зрачки. Смерть мозга может произойти исключительно в реанимации, когда есть возможность искусственно поддерживать функции сердца, легких. Если не проводить интенсивную терапию, то с гибелью мозга остановится и сердце.

Прямой связи между констатацией смерти мозга и трансплантацией органов нет. Человек умирает вне зависимости от того, будет он донором или не будет. Чтобы диагностировать смерть мозга, собирается консилиум, в него обязательно входят реаниматолог и невролог, минимум два врача. С 1 января действует обновленный порядок констатации смерти мозга. Требования к процессу диагностики одни из самых строгих в мире. Нужно знать историю болезни, провести компьютерную томографию, анализы на содержание токсических веществ, препаратов, которые могут угнетать сознание. После этого наблюдать за пациентом минимум шесть часов. Это все заносится в специальный протокол, который подписывают несколько врачей. В сложных случаях для подтверждения смерти мозга проводят ЭЭГ и ангиографию, чтобы определить прекращение электрической активности мозга и мозгового кровотока (установлено, если кровь не поступает более получаса, мозг погибает). Чаще чем в 50% случаев при смерти мозга наблюдается так называемый спинальный автоматизм — движения руками или ногами. Это рефлексы замыкаются на уровне спинного мозга, его активность повышается, когда головной мозг перестает функционировать и оказывать тормозное влияние. В таких случаях проводят дополнительные проверки.

Отсутствие самостоятельного дыхания — один из главных признаков смерти мозга. В реанимации многим пациентам в тяжелом состоянии проводится так называемая искусственная вентиляция легких (ИВЛ), когда за человека дышит аппарат. Поэтому во время диагностики смерти мозга в присутствии членов консилиума пациента на какое-то время отключают от аппарата искусственной вентиляции и смотрят — не появляется ли дыхание. Все проводится по специальной, безопасной для больного процедуре, и если в течение определенного законом времени дыхания нет, значит, дыхательный центр погиб и никогда не восстановится.

Россияне смогут завещать свои органы

Граждане России смогут завещать собственные органы. Соответствующий законопроект в последнем, третьем чтении одобрила Государственная Дума. О непростой ситуации в сфере трансплантологии и нехватке доноров российские врачи говорят давно. Пациентам приходится ждать несколько лет, пока представится возможность для пересадки необходимого органа. Станет ли новый закон спасением для этих больных, выяснял корреспондент «Вестей ФМ» Сергей Диков.

Ужасная статистика. Так врачи характеризуют ситуацию в отечественной трансплантологии. И дело вовсе не в квалификации специалистов. Дело — в донорах, точнее — в их отсутствии. Больные по несколько лет стоят в очереди на донорский орган, который мог бы сохранить им жизнь, рассказывает директор Института развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский. Многие из них шанса на спасение так и не дождутся.

«Речь идет иногда о годах, а иногда и о десятилетии. Причем, не важно, о каких органах идет речь. В некоторых случаях приходится ждать меньше, в некоторых гораздо дольше. Но проблема заключается в том, что большинство пациентов просто не дожидаются органов», — говорит Крестинский.

Закон, одобренный Государственной Думой, позволяет любому россиянину свои органы завещать. Для этого потребуется всего лишь заверить это пожелание у нотариуса. Такую норму нужно было ввести еще двадцать лет назад, рассуждают медики.

Но на пути введения четких и прозрачных правил были препятствия, рассуждает президент Межрегионального союза медицинских страховщиков Дмитрий Кузнецов. Это и моральные, и религиозные нормы. Кроме того, просто опасения, как бы благое дело — донорство органа не стало дело криминальным, то есть его продажей. Да и с принятием закона, считает Кузнецов, не стоит верить, что ситуация мгновенно улучшится.

«Я думаю, что пока еще все хорошо не может быть хотя бы потому, что непосредственно к проблеме донорства у нас очень напряженное отношение в обществе. И, в принципе, все новации, которые есть, они воспринимаются очень тяжело, как отдельными специалистами в научных кругах, так и в ряде случаев со стороны руководства страны», — отмечает Кузнецов.

Приятие нормативного акта — это все же путь в правильном направлении. В этом уверен директор Института развития общественного здравоохранения Юрий Крестинский. Правовая база, регулирующая эту сферу, еще недавно была белым пятном в отечественном законодательстве. Крестинский предполагает, что теперь поводов говорить о черном рынке продажи органов будет меньше. А здоровых людей, станет, соответственно, больше.

Читайте так же:  Плис осаго

«В данном случае речь идет о приоритете человека умершего и его мнения над мнением его родственников. То есть, если человек считает, что в случае его гибели его органы могут быть использованы для помощи другим живым людям, то родственники, наследники не могут медицинскому учреждению запретить эти органы изъять. На мой взгляд, это серьезно может продвинуть вперед развитие нашей трансплантологической службы и помочь тысячам и тысячам больных, нуждающихся в пересадке», — уверен Крестинский.

Специалисты предсказывают, что сделать необходимо еще многое. И это не только построение четкой структуры. А изменение отношения в обществе к проблеме донорства. По официальной статистике, в Англии пожертвовать свои органы в случае необходимости после своей смерти готовы треть жителей. В России, по словам врачей, на это согласится в лучшем случае один из десяти.

Отдать себя на органы или завещать науке: как стать полезным после смерти

По закону, в России продать, как и пожертвовать безвозмездно, никакие свои органы нельзя, кроме тех случаев, когда донор и реципиент приходятся друг другу кровными родственниками. Но при этом все мы являемся донорами органов на безвозмездной основе с того момента, как перестаем быть субъектом права. Проще говоря — с той минуты, когда нас признают умершими.

Кровь, сперма, волосы и яйцеклетка: сколько можно заработать, если продать себя по частям

Стать чьей-то частью

По российскому законодательству существует так называемая презумпция согласия: предполагается, что каждый человек как бы заранее согласен на изъятие собственных органов в случае смерти. Исключение — написанный и озвученный родственникам и докторам отказ, но редко кто так делает.

Согласно закону, при жизни совершеннолетний дееспособный гражданин должен написать письменное заявление о том, что он не хочет, чтобы его органы после смерти шли на трансплантацию. Бумагу необходимо заверить у нотариуса, а потом отнести в больницу, где вы состоите на учете, чтобы документ прикрепили в личную медицинскую карту. Вот только что это даст тому человеку, который отказался от донорства, но его, например, сбила машина? Ведь врачи в этой ситуации не будут звонить своим коллегам в поликлинику и уточнять, было ли у умирающего какое-либо волеизъявление насчет его органов. Просто потому что они не должны этого делать и им за это ничего не будет.

Наличие какого-то особого мнения родственников по поводу расчленения трупа на органы закон тоже не предусматривает. И это нередко становится причиной громких судебных разбирательств. Одно из них — дело 19-летней екатеринбурженки Алины Саблиной. В начале января 2013 г. Алину вместе с подругой сбила машина, когда девушки переходили дорогу по пешеходному переходу в Москве. Через месяц родителям пришли документы судмедэкспертизы. Изучая их, мать девочки обнаружила, что медики изъяли часть аорты, нижнюю полую вену, надпочечники и кусок нижней доли правого легкого. Родители погибшей пытались отсудить у больницы компенсацию морального вреда, но суд встал на сторону врачей, аргументируя свою позицию презумпцией согласия.

Эта презумпция базируется на признании негуманным задавать родственникам практически одновременно с сообщением о смерти близкого человека вопрос об изъятии органов. Когда врачи все-таки решают это спросить, по статистике, отказы случаются очень часто. Кто-то не соглашается, потому что собственное горе не дает подумать о горе других людей. Кто-то — из-за убежденности в том, что всё, связанное с трансплантацией, — криминал.

По данным Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации, в нашей стране показатель общей нужды в органах находится на уровне 9 тыс. операций в год, реализуется от которого всего 16% — около 1700 операций. В то же время в США в год выполняется около 30 тыс. пересадок, а в Бразилии — около 7,5 тыс.

Минздрав уже разработал и внес в правительство проект нового закона «О трансплантации и донорстве», предусматривающий согласие потенциального донора на изъятие органов. Он будет рассмотрен в осеннюю сессию. Согласно проекту, в России должен быть создан единый регистр, где каждый человек, получая паспорт, выражает свое согласие или несогласие на изъятие органов.

При этом в проекте прописано, что перед изъятием органов (если при жизни человек так и не решил, что можно или нельзя делать с его телом) медицинское учреждение обязано известить до вскрытия умершего его родственников, которые, в свою очередь, могут запретить трансплантацию — и тогда изъятие органов не допускается. Правда, если в течение двух часов после констатации смерти попытки связаться с семьей умершего не увенчались успехом, то он становится донором по умолчанию, как это прописано в действующем сейчас законе.

Завещать свое тело науке

Если и после смерти вы хотите служить на благо человечества, то можно завещать свое тело науке. Если нет, то не переживайте — здесь без вашего на то желания точно никто его на опыты не отправит.

В США, например, можно пожертвовать свое тело организации Biogift, а в Великобритании есть специальный сайт, позволяющий завещать науке собственный мозг. Самый очевидный вариант в России — медицинские вузы или НИИ. Кадавры, то есть мертвые тела, необходимы для обучения и изучения в большом количестве. Особенно, по словам медиков, приветствуется наличие у умерших патологий.

Теоретически федеральный закон «О погребении и похоронном деле» гарантирует, что при смерти человека будет обязательно учитываться его прижизненное волеизъявление. Выражается оно обычно путем составления завещания, которое заверяет нотариус. То есть когда человек пишет завещание, он может в нем специально указать, что завещает свои органы тому или иному учреждению. Это в теории.

На практике ничего из этого не выйдет — мы проверили. Во-первых, мы обзвонили все места в Екатеринбурге, где, по идее, кадавру должны быть рады. Но везде на предложение заключения соглашения о том, что тело после смерти достанется им, а не кому-нибудь другому, реагировали с удивлением.

«У нас такое не практикуют», — заявила пресс-секретарь Медицинского института, объяснив, что в качестве образцов для изучения им поставляют трупы людей, у которых не смогли установить и найти родственников. В других учреждениях отвечали примерно так же.

Кроме того, отдать свое тело науке не выйдет и потому, что оглашение завещания нотариусом происходит не позднее чем по истечении пятнадцати дней с момента открытия наследства, а к тому моменту умерший в 99% случаев уже похоронен.