Ликвидация монополии сша на ядерное оружие имело место в

Ликвидация атомной монополии США

Закономерным финалом двусмысленного подхода США к нераспространению ядерного оружия, изложенного в «плане Баруха», стал тупик в обсуждении его в ООН и роспуск в 1948 г. Комиссии ООН по атомной энергии. Наращивание американского ядерного потенциала, использование Вашингтоном так называемой атомной дипломатии для давления на другие страны стали главной причиной дальнейшего распространения атомного оружия в 40-е и 50-е годы. В 1949 г. Советский Союз провел испытание атомного оружия, положив конец монополии США. В 1952 г. в члены «атомного клуба» вступила Англия.

После ликвидации американской монополии на атомную бомбу американское руководство на какое-то время вообще перестало интересоваться вопросами нераспространения, считая, что самое худшее уже произошло — их «главный потенциальный противник» приобрел «абсолютное оружие». Известие о том, что союзник США Великобритания готовит самостоятельно испытание атомного оружия, было воспринято в Вашингтоне даже с удовлетворением, ибо рассматривалось там как вклад в военные усилия НАТО. Одержимость «сдерживанием коммунизма» обусловливала стремление США использовать атомное превосходство, продолжать наращивать и совершенствовать ядерное оружие. Гонка атомного оружия переросла в создание еще более мощного — термоядерного. Атомный потенциал США перешагнул национальные границы: американское ядерное оружие и средства его доставки появились на территориях других стран, на военных базах, опоясавших социалистические страны.

В первой половине 50-х годов угроза атомной войны, настойчивые попытки Советского Союза привлечь внимание народов к этой проблеме вызвали небывалый размах движения общественных сил стран мира за прекращение гонки ядерных вооружений. В то же время создание Советским Союзом в целях нейтрализации атомного шантажа США атомного, а затем и водородного (термоядерного) оружия заставило правящие круги США более реалистически взглянуть на возможности атомной дипломатии. В этой обстановке Вашингтон счел целесообразным выступить с инициативой направить развитие атомной энергии на мирные цели.

Разработка и реализация атомных проектов СССР и США :1939-1949 гг. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Севрюк, Наталья Александровна

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Севрюк, Наталья Александровна

Глава первая. Исторические предпосылки атомных проектов 25 США и СССР.

§ 1. Причины создания ядерного оружия.

§2. Развитие атомной науки в СССР и США.

Глава вторая. Начальный этап реализации атомных проектов .

§ 1. Формирование органов управления программ создания ядерного оружия.

§2. Наращивание промышленного и социального 84 потенциала атомной отрасли. ч#

Глава третья. Освоение предприятий атомной промышленности.

§ 1. Строительство ядерных центров.

§2. Становление атомной индустрии.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Разработка и реализация атомных проектов СССР и США :1939-1949 гг.»

Среди глобальных процессов XX века наибольшую актуальность получило ядерное противостояние США и СССР. Создав первыми атомное оружие, США осуществили попытку военного шантажа по отношению к Советскому Союзу. Во второй половине 1940-х годов существовала реальная угроза атомной бомбардировки российских крупнейших промышленных центров, о чём свидетельствуют рассекреченные стратегические планы США. Поэтому реализация атомного проекта СССР была ответной мерой, обеспечивавшей безопасность Советского Союза и современной России.

Важнейшей особенностью ядерного оружия было то, что оно выступало эффективным инструментом во внешней политике, как США, так и СССР, с помощью которого удалось предотвратить третью мировую термоядерную войну . Паритет ядерного оружия двух сверхдержав обеспечил стабильное прогрессивное развитие во второй половине XX века. В современных условиях наличие ядерного оружия у России по-прежнему является эффективным средством сдерживания потенциала агрессоров, их попыткам угрожать самому существованию российского государства.

Атомный проект в США и СССР был реализован в принципиально разных общественно-политических системах. Это стало демонстрацией альтернативных путей развития научно-технического прогресса, показом возможностей многовариантного одинаково успешного подхода к выполнению качественно новой научной и технической задачи.

В условиях, когда отсутствуют внешнеполитические угрозы, отказ от наращивания опыта советского ядерного оружия является недопустимым. В этой связи, актуально вернуться к анализу причин, вызвавших создание ядерного оружия в США и СССР, выработать ясное понимание того, что российская внешняя политика не должна строиться на пацифизме любой ценой. Россия должна иметь столько ядерного оружия, чтобы навсегда снять с повестки дня вопрос об эффективном отпоре любым попыткам нарушить её суверенитет.

В современное общественное сознание постоянно внедряется тезис о несостоятельности отечественной науки и конструкторской мысли, якобы занимавшейся только копированием конструкции, техники и технологии, разработанных западными специалистами. Поэтому актуальной проблемой является выявление степени заимствования советскими учёными американских секретов создания ядерного оружия, определение роли отечественной науки и техники в строительстве предприятий атомной индустрии. Актуальность настоящего исследования состоит также в том, что обращаясь к истории, общество пытается найти в прошлом примеры успешного решения глобальных проблем развития своей страны, к числу которых, несомненно, относится создание атомной индустрии, находившейся на передовых позициях мирового научно-технического прогресса.

Объектом исследования данной диссертации являются атомные проекты СССР и США.

Предмет исследования — процесс создания атомного оружия в СССР и США через сопоставление предпосылок, ресурсов, основных этапов строительства и освоения производства атомных объектов и испытания ядерного оружия в Советском Союзе и США.

Хронологические рамки исследования охватывают 1939-1949гг, начиная с открытия цепной ядерной реакции и использования этого явления в военных целях до создания первой советской атомной бомбы, которая ликвидировала американскую монополию в этом вопросе.

В этот период шло становление атомной науки, когда учёные США и СССР являлись частью интеллектуального международного сообщества физиков-ядерщиков.

Указанные временные рамки позволяют выявить и проанализировать стартовые возможности СССР и США, сравнить эффективность функционирования органов управления, процесс строительства ядерных центров, а также определить роль научно-технической разведки США и СССР. Именно в этот период концентрация всего кадрового и экономического потенциала двух стран позволила в короткие сроки решить поставленную задачу.

Территориальные рамки исследования охватывают ядерные центры США и СССР: Хэнфорд, штат Вашингтон , Оак-Ридж, штат Теннесси, Лос-Аламос, штат Нью Мексико в США и Арзамас -16 (Саров), Челябинск-40 (Озёрск), Свердловск-44 (Новоуральск), Свердловск-45 (Лесной) в СССР, где были созданы американские и советские атомные бомбы.

Степень изученности проблемы. Историки США и СССР приступили к изучению процесса создания ядерного оружия в разное время. Первыми в начале 1960-х годов обратились к описанию важных этапов атомной программы американские исследователи. Это стало результатом того, что с 1959 года начался процесс рассекречивания отдельных эпизодов реализации Манхэттенского проекта.

Изучение советского атомного проекта стало возможным только в начале 90-х годов XX века в результате проведения политики гласности в период « перестройки » М.С. Горбачёва. До конца 80-х годов производство ядерного оружия являлось самой большой государственной тайной, и поэтому история отрасли являлась недоступной для советских исследователей темой. В течение 40-80-х годов запрещалось даже употребление термина « атомная промышленность » не только в печати, но и устно. Снятие некоторых из большого числа ограничений об атомной промышленности привело к появлению сотен статей в центральной и региональной периодической печати, публикаций, брошюр и книг по истории отрасли.

Существующий объём информации и исследовательских материалов, накопленных в настоящее время в историографии США и СССР по изучению проблемы создания ядерного оружия, позволяет осуществить её анализ на основании современной парадигмы исторической науки. Поскольку при реализации атомных программ обе страны столкнулись с общими научными, технологическими и организационными проблемами, несмотря на существенные различия в политических и экономических системах, весь спектр литературы, опубликованной в Америке и Советском Союзе, целесообразнее всего представить в виде нескольких тематических групп.

•. Первая — посвящена проблеме развития атомной науки и представляет обширный пласт литературных публикаций, изданных в США и СССР, которые рассматривают открытия в области ядерной физики и процесс прикладного использования их в практических целях [1].

Одно из направлений историографии данной тематической группы связано с изучением развития атомной науки на Западе. Самая ранняя из публикаций западных учёных — книга участника « Манхэттенского проекта » профессора Г.Д. Смита «Официальный отчёт о разработке атомной бомбы под наблюдением правительства США» [2]. Работа содержит данные научных исследований, которые проводились в Соединённых Штатах с 1939 года, и представляет собой основанный на фактах общий отчёт об этапах создания атомной бомбы. Цель данного отчёта заключалась в том, чтобы дать описание научных и технических достижений в США, способствовавших военному применению атомной энергии. Позже издательством Принстон Юнивёсити Пресс была издана книга « Атомная энергия для военных целей », в основу которой вошёл вышеуказанный доклад. Важно отметить, что некоторые аспекты книги не соответствовали содержанию доклада. В частности, это касалось трудностей и аварий, возникавших при освоении плутониевого производства [3]. Несмотря на это, у ряда руководителей и участников советской атомной программы она в своё время нашла положительную оценку

Такие авторы как Р. Юнг, Г. Сиборг, Уильям Ши в своих работах показали путь, который проделали учёные, развивая теории и проверяя их долголетними кропотливыми экспериментами, сумели не только познать мир атома, но и научились применять огромные внутриядерные силы в практических целях [5]. П.Б. Хэйлс в книге « Атомные миры », Р. Роудз в бестселлере « Создании атомной бомбы » и др. указывают на то, что с открытием ядерной энергии наука приобрела первостепенное значение для расстановки сил на международной арене. Стало очевидным, что всё, что поначалу зрело в умах и ложилось на бумагу в виде замысловатых математических формул, теперь непосредственно влияло на мировую политику [6].

В историографии по данной проблеме получено убедительное утверждение о неограниченном потенциале советской науки и техники, достижениям которой посвящены многочисленные публикации, вышедшие в нашей стране. Часть из них раскрывает содержание сугубо теоретических исследований, наряду с которыми в монографиях И.А. Померанчука, Я.И.Френкеля, Н. Риля, М.И. Корсунского , содержались сведения исторического характер [7].

Сборники воспоминаний о руководителях крупных научных коллективов академиках А.И. Алиханове , JI.A. Арцимовиче, И.К. Кикоине акцентировали внимание на выдающихся достижениях советской физики в довоенный период [8].

В фундаментальном исследовании В.В. Игонина « Атом в СССР » подробно рассматривалась работа довоенных съездов физиков и сделан вывод о том, что если бы не война , советские физики могли первыми создать ядерный реактор [9]. Новые факты об истории его создания сообщил главный конструктор Н.А. Доллежаль [10].

В США существует мнение, что Америка положила начало исследованиям в области ядерной физики [11]. Однако на рубеже XIX и XX вв. изучением атома занимались главным образом европейские учёные. Авторы «А-бомбы» А.И. Иойрыш , И.Д. Морохов, С.К. Иванов постарались провести исследовательский поиск и показать роль учёных фашистской Германии, США и Советского Союза в создании атомной бомбы. Основной темой стали не те или иные технические тонкости, не сам поиск научного решения, хотя об этом говорится достаточно, а вопросы совести учёного, его гражданского долга. Они также акцентировали внимание читателя на осознании каждым учёным своей личной ответственности за судьбы мира [12]. Дэвид Холлуэй, продолжает тему развития атомной науки и указывает на то, что физиков-ядерщиков в 30-х годы отличали тесные контакты и сотрудничество, повышенный интерес к исследованиям, которые проводились за рубежом и обмен опытом [13]. Однако эти авторы не ставили своей задачей провести системный анализ исследований в области ядерной физики в США и СССР, поэтому их высказывания на этот счёт носят общий характер.

Вторая тематическая группа исследований посвящена руководителям атомных проектов США и СССР. Наиболее полное описание процесса формирования органов управления Манхэттенского проекта принадлежит Лесли Гровсу .; В своей книге « Теперь об этом можно рассказать » он делится теми уроками, которые получил, руководя проектом. Являясь полновластным руководителем Манхэттенского проекта, назначенным американским правительством, человек в погонах, ничего не имеющий общего с физикой, рассказывает о методах « порабощения » представителей науки политическим руководством, о разногласиях и трениях, которые возникали в среде руководителей внешнеполитического курса США и учёных в процессе создания ядерного оружия [14].

Роль правительства в Манхэттенском проекте и его взаимоотношения с учёными является одной из самых волнующих американских исследователей проблем. Вовлечённые в работу по реализации атомной программы, по словам Лауры Ферми, они стали « правительственной собственностью » [15]. Их изоляция от внешнего мира, полное подчинение военным явились атрибутами атомного проекта США, которые также распространились и на их семьи. « Интерпретация культур » Клифорда Гиртца, « След дракона » Бартона Хэкера и множество других книг посвящены этим проблемам. Стэнли Голдберг, автор книги « Генерал Гровс и атомный Запад» убедительно опровергает общепринятое мнение о том, что бомба остановила войну, доказывая, что те средства, которые Гровс и Военное министерство вложили в атомную бомбу, остановили бы войну и без неё [16].

Примером более основательных исследований атомных секретов руководящего звена проекта, в частности, военного ведомства может служить работа Ричарда Роудза «Чёрное солнце. Создание водородной бомбы», опубликованная в 1996 году [17]. Ценность работы, прежде всего в факте обнародования огромного массива американских документальных источников. Автор на богатом содержательном и разнообразном материале попытался сравнить органы управления атомными проектами США и СССР, показать взаимосвязь между наукой, войной и политикой. Ведущие государственные деятели, учёные-физики представлены во всей полноте их личностей, проанализированы методы их работы и степень участия в реализации программ создания ядерного оружия. Однако недостатком данного исследования стала недооценка роли советского руководства, в частности Лаврентия Берия, которая стала результатом сравнения его с генералом Гровсом. Хотя в данной ситуации было бы более уместным провести аналогию полномочий Л. Гровса с Б. Ванниковым, руководителем Первого Управления при Совете Министров СССР, отвечавшего за проектирование и строительство шахт, промышленных предприятий и исследовательских организаций атомной промышленности.

Читайте так же:  Требования к разработке инструкция по охране труда

В публикации Дэвида Холлуэя « Сталин и бомба: Советский Союз и атомная энергия, 1939-1956 гг.» подвергнута глубокому анализу проблема взаимоотношения науки и власти. Анализируя данную проблему, автор считает, что эти отношения в Советском Союзе выглядели очень сложными и имели большие последствия. С такой точкой зрения согласны и другие западные исследователи исторической науки [18]. Автор приходит к выводу, что технологический уровень в СССР «.в общем, был ниже по сравнению с уровнем в других странах, поскольку командно-административная система являлась препятствием на пути нововведения» [19]. Однако, оборонная промышленность выглядела лучше, чем другие, так как политическое руководство в СССР отдавало ей высший приоритет. Холлуэй подчёркивает, что наука и техника в СССР не только сама находилась под влиянием существующего тогда режима, но и оказывала значительное влияние на политическую элиту Советского Союза.

Автор сам осознавал узость источниковой базы проведённого исследования, подчёркивая, что «.многие важные архивы всё еще закрыты» [20]. Ввиду этого сопоставление атомных программ СССР и США выполнены Холлуэем на очень ограниченном фактическом материале. Однако, до настоящего времени вышеназванная публикация остается одним из немногих серьёзным исследованием западных авторов на русском языке, которое частично, фрагментарно, сопоставляет советские и американские атомные программы.

Проблема взаимоотношений учёных с руководителями советского государства освещена также в « Письмах о науке » П.Л. Капицы [21]. Наше внимание привлекли обращения академика к Сталину , в которых он обосновал причины конфликта с Берией .

Публикации С. Миронова, Р. Баландина, Е. Прудниковой, С. Берия помогают уточнить истинную роль и значение Лаврентия Берия как государственного деятеля, усилия которого во многом обеспечили успешное выполнение атомной программы [22].

Наибольшее количество изданий посвящено научному руководителю атомного проекта академику И.В. Курчатову [23]. Описывая жизнь академика, они делают его культовой, знаковой фигурой с мощным позитивным началом, распространявшимся на его окружение и на все то, что он делал. Примером этого служит книга П.Т. Асташенкова «Академик И.В. Курчатов». Автор написал биографию личности, каждый день которой был борьбой во имя общественного блага [24].

Одновременно с официальной биографией вышла книга-воспоминание И.Н. Головина , в течение 16 лет входившего в ближайшее окружение Курчатова [25]. Автору удалось передать не только неповторимые черты академика, но также поставить ряд проблем истории научной части Уранового проекта и дать им свою интерпретацию.

В отличие от книги П.Т. Асташенкова в этом издании вместе с Курчатовым действуют другие руководители атомной промышленности: Б.Л. Ванников ,

А.П. Завенягйн, В.А. Малышев , о вкладе которых в создание атомной промышленности, не упоминалось в течение долгого времени.

Особый интерес по проблеме формирования органов управления представляют документы из отечественных архивных коллекций, недоступных раннее для изучения, которые вошли в сборник под общим названием « Атомный проект СССР » [26]. Сюда включены уникальные документы выдающихся советских учёных, постановления СНК , ГКО, комплекс документов, которые отражают основные направления и методы организации атомной программы, кадровый состав и роль отдельных руководителей. Сборник оказал неоценимую помощь исследователям истории советского атомного проекта.

Третья тематическая группа представлена работами, посвящёнными проблеме роли и места научно-технической разведки в создании ядерного оружия. При его разработке американцы не сбрасывали со счетов возможность получения аналогичных результатов в иностранных государствах, в первую очередь в Германии. Для изучения германских достижений в создании ядерного оружия, о которых достаточно подробно описано в монографии М. Банди «Опасность и выживание: альтернативные пути за 55 лет» [27], была сформирована миссия по научной разведке в рамках Манхэттенского проекта. Детальное рассмотрение миссии « Алсос » дал Р. Роудз в « Создании атомной бомбы » [28]. Изучив рассекреченные архивные документы ФБР, Роудз показал действие механизма передачи советским агентам секретной информации о Манхэттенском проекте. Сопоставив признания Клауса Фукса, Гарри Голда, Алана Нан Мэя Дэвида и Рут Грингласс с вышеназванными материалами, ему удалось восстановить хронологическую цепочку событий и заполнить пробелы новыми фактами [29].

Хорошо фондированная работа Роберта С. Уильямса «Клаус Фукс: Атомный шпион », выражает отрицательное отношение американской историографии к разведывательной деятельности крупнейшего немецкого физика [30].

Появление на Западе книги воспоминаний бывшего руководителя советской атомной разведки генерала КГБ П.А. Судоплатова (переиздана в России в 1996 г.) вызвало бурные дискуссии по проблемам роли советской разведки в атомной программе СССР [31]. Используя ряд оригинальных документов из советских архивов и собственные воспоминания, авторы книги доказывали, что важнейшие стратегические сведения были получены советскими органами разведки через атомных агентов от ведущих западных учёных-физиков, которые были готовы поделиться атомными секретами с СССР в целях создания равновесия сил в послевоенном мире. Многие ветераны советской атомной программы и западные исследователи выступили против преувеличения Судоплатовым роли разведки в ускорении процесса создания атомного оружия в СССР, утверждая, что отечественные учёные были более самостоятельны в своих разработках [32]. Однако, каковы бы ни были разногласия по этой проблеме, в настоящее время большинство специалистов признаёт, что разведка сыграла существенную роль на начальном этапе осуществления советской атомной программы, в 1942-1946 гг., способствовала более быстрому решению проблемы создания атомного оружия в СССР.

В 90-е годы, когда происходит прорыв режима строгой секретности, в периодической печати и других средствах массовой информации публикуются сотни статей, посвящённые созданию ядерного оружия в СССР. В журнале « Вопросы истории естествознания и техники » ветераны внешней разведки опубликовали: подборку документов, свидетельствовавших о значительном вкладе их ведомства в создание атомной промышленности [33].

В книгу « КГБ открывает тайны» был помещён материал о действиях научно-технической разведки с целью сбора информации об атомном проекте США [34]. Тему атомного шпионажа продолжила документальная повесть «Бомба для Сталина » [35].

Проблеме атомной разведки посвящено немало книг и статей [36]. Это означает, что фактически сформировался самостоятельный подход к истории атомной промышленности в СССР с позиции спецслужб. Суть его заключалась в том, что научно-техническая разведка выступила инициатором Уранового проекта, данные разведки позволили сократить сроки создания атомной промышленности, что Курчатов получил от разведки полное описание конструкции атомной бомбы и всех основных предприятий атомной промышленности США, а так же успех советской разведки объяснялся тем, что западные учёные « Манхэттенского проекта » были заинтересованы в передачи информации СССР с тем, чтобы лишить США монополии на ядерное оружие.

Большое количество работ, составляющих четвёртую тематическую группу, включает перечень литературы, посвящённой проблемам строительства объектов ядерной индустрии в США и СССР, технологии получения урана и плутония, сборки атомных бомб и итогов их испытания.

В США насчитывается множество публикаций, которые, несмотря на громкие названия, раскрывают только узкие вопросы обширной многоплановой программы создания ядерного оружия. В одних освещаются проблемы становления объектов атомной промышленности и трудности, связанные с ними, другие посвящены техническим и организационным вопросам деятельности научных лабораторий [37].

Жизнь учёных и их семей в закрытых городах является одной из самых волнующих исследователей тем, поскольку, несмотря на бытовые трудности, с которыми они столкнулись, их угнетал военный надзор, секретность и ограничения свободы передвижения. Ярким примером, где описана жизнь участников Манхэттенского проекта, стали мемуары JI. Ферми « Атомы у нас дома », Д. Глейка « Гений: жизнь и наука Ричарда Фоймана », М. Палевски « Атомные фрагменты: вопросы дочери » и др. [38].

Проблеме секретности, которая стала отличительной чертой американской истории, начиная со Второй мировой войны и царствовала на протяжении всего Манхэттенского проекта, отведено отдельное место. В книге « Секретность » её автор Д. Мойнихам раскрывает природу этого явления и считает его самым примитивным изобретением самого развитого общества [39].

Экономические аспекты Манхэттенского проекта изложены в таких изданиях как « Атомная ревизия », « Разрушенный мир », « Ядерный страх » [40].

Монументальными в вопросе рассмотрения проблем, которые нами условно объединены в один тематический раздел, остаются изданные в США и непереведённые на русский язык вышеназванные труды Ричарда Роудза. На огромном архивном материале автор книг « Создание атомной бомбы » и «Чёрное солнце. Создание водородной бомбы» в мельчайших подробностях раскрывает весь процесс создания самого устрашающего в мире изобретения. Их, без сомнения, можно назвать энциклопедией по истории атомного проекта.

В нашей стране по данной проблеме достойного внимания заслуживает книга « Создание первой советской ядерной бомбы », выпущенная Минатомом к 50-летию отрасли [41]. Это издание представляло собой сборник очерков, подготовленных ветеранами, среди них A.M. Петросьянц , А.К. Гуськова, В.И. Ветров, В.В. Коротков , В.В. Куниченко и др. Главное её содержание составляли отдельные эпизоды истории разработки технологии атомной промышленности в 1945-1949 гг. По существу, это переиздание фундаментальной работы А.Н. Круглова « Как создавалась атомная промышленность в СССР » [42]. Наряду с изложением неизвестных в то время фактов о создании ядерного оружия в СССР, автор многие этапы советского атомного проекта сравнивает с ходом работ в США. Однако, А.К. Круглов , конечно, не ставил своей задачей провести подробный анализ этапов реализации атомных программ, поэтому его высказывания на этот счёт носят лапидарный характер. При этом автором использовались переведённые на русский язык работы JI. Гровса и Смита [43].

Воспоминания о Б.Г. Музрукове, А.П. Александрове и H.JI. Духове открывают новые факты разработки ядерного оружия в СССР, рассматривая все звенья технологической цепочки атомной промышленности, включая описания принципиально важных этапов производства ядерного оружия, называя предприятия отрасли, их руководителей и регионы размещения [44].

Заметный вклад в историческую науку внесли работы В.Н. Новосёлова и B.C. Толстикова по проблемам развития ядерного комплекса на Урале [45].

Этими учёными активно разрабатывается идея об урановом проекте как первой общенациональной программе в истории СССР, которая мобилизовала все экономические и людские ресурсы, способствовала реализации внутренних резервов политической системы. В основу их были положены архивные документы и воспоминания участников создания и освоения объектов атомной индустрии.

История строительства предприятий и городов Минсредмаша изложена этими учёными в исследованиях «Тайны « сороковки » и « История Южноуральского управления строительства » [46]. Совместная работа этих двух авторов показала, как решались организационные, кадровые, технологические вопросы, возникавшие в первые годы строительства ядерных объектов.

Заметный вклад в ликвидацию белых пятен истории атомной промышленности Урала внесли книги о Новоуральске и Лесном [47]. Больше основываясь на воспоминаниях ветеранов, авторы составители этих изданий попытались решить главную задачу — показать основные этапы развития предприятий и закрытых территориальных образований, обосновать хронологию памятных событий, очертить круг главных действующих лиц и коротко рассказать об их вкладе в создание ядерного оружия.

Исследования В.Н. Кузнецова , Н.В. Мельниковой, С.А. Ряскова посвящены социальной сфере закрытых городов уральского региона и психологическим особенностям жителей этих районов [48].

Таким образом, несмотря на значительное число исследований, посвященных истории атомных проектов СССР и США, специальных работ, целью которых является выявление общего и особенного в советской и американской программе ядерного оружия, не существует.

Целью исследования является выявление общего и особенного в разработке и реализации атомных проектов СССР и США, определение основных закономерностей, присущих созданию ядерного оружия, и характера специфики этого процесса в этих странах.

Исходя из выше сформулированной цели, необходимо решить следующие исследовательские задачи:

— раскрыть причины создания ядерного оружия;

— изучить развитие атомной науки в СССР и США;

— сравнить системы управления атомными программами;

— проследить наращивание промышленного и социального потенциала атомной отрасли;

— .сопоставите сроки и этапы строительства ядерных центров;

— проанализировать процесс становления атомной индустрии в СССР и США.

Источниковая база исследования. Цель и задачи исследования, научная новизна проблемы создания ядерного оружия в США и СССР потребовали отбора, анализа и использования разнообразных источников, как опубликованных, так и впервые введённых в научный оборот.

Важнейшими источниками являются официальные документы высших органов государственной и партийной власти в стране, положившие начало работ по атомному проекту в СССР. Прежде всего, это решения ГКО , постановления Совета Министров СССР, документы Спецкомитета и т.д.

Рассекреченные в последнее время фонды центральных архивов Российской Федерации — Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского Государственного архива экономики ( РГАЭ ), областных, муниципальных и архивов отдельных предприятий и организаций Урала, связанных с созданием ядерного оружия — Центра документации общественных организаций Свердловской области ( ЦДООСО ), Государственного архива Свердловской области ( ГАСО ), Государственного архива Свердловской области г. Нижний Тагил (ГАНТ), Объединённого государственного архива Челябинской области ( ОГАЧО ) составили основу отечественной источниковой базы исследования.

В ГАРФ были изучены документы Фонда 5446, в которых нашли отражение деятельность таких руководителей атомного проекта, как А.П. Завенягин (Оп. 57), В.А. Малышев (Оп. 67), М.Г. Первухин (Оп. 67), Г.М

Читайте так же:  Пенсионер это статус

Маленков (On. 85). В них характеризуется ранний этап развития советского атомного проекта, переписка , включающая проблемы распределения материальных и кадровых ресурсов, которые выделялись на программу в военных условиях, решения вопросов развития уранодобывающей промышленности, руководства строительством и освоением предприятий атомной индустрии.

В РГАЭ особый интерес представляет Фонд 217, где отложились документы, раскрывающие отдельные аспекты деятельности В.А. Малышева , и фонд 9590, содержащий коллекцию документов Б.Л. Ванникова. В них содержится переписка первых руководителей атомного проекта СССР с научно-исследовательскими институтами, промышленными предприятиями и министерствами, привлечёнными к совместной работе по созданию ядерного оружия.

На территории Урала документы по исследуемой проблеме в основном сосредоточены в государственных архивах Челябинской (Р-274) и Свердловской (Р-88) области. Здесь содержатся документы составов областных исполнительных комитетов депутатов трудящихся об для отводах земли предприятий и рабочих посёлков при них и по многим другим вопросам, находившимся в компетенции этого органа власти.

•. Документы объединённых политотделов , горкомов КПСС, партийных комитетов предприятий и строек (Ф. 5673, Ф.1442, Ф.657, Ф.1442 — ЦДООСО; Ф. П-288, Ф. П-878, Ф. П-1137, Ф. П-1138 — ОГАЧО), включающие протоколы заседаний и конференций, отчёты различных организаций, информативные письма справки, распоряжения руководителей предприятий и отдельных подразделений, позволяют воссоздать и проанализировать этапы развития трудовых коллективов и производственной деятельности предприятий. Прослеживается формирование политики подбора кадров, их расстановки. Здесь также содержится неизвестная информация о выдающихся руководителях отрасли и заводов: Б.Л. Ванникове , А.П. Завенягине, В.А. Малышеве, Е.П. Славском , Б.Г. Музрукове и многих других. Большое количество документов 40-50-х годов рассказывают о порой драматической истории освоения сложнейших и опасных для здоровья людей технологий получения плутония и высокообогащённого урана.

В диссертации были использованы архивные документы, любезно предоставленные нам руководителями библиотеки по связям с общественностью Федерального Ядерного Центра США, Лас Вегас, штата Невада Джэффом Гордоном и Роксан Дэй. Мы благодарим докторанта из Иельского университета Аните Сэт за консультации и многочисленные дискуссии с ней по проблеме создания ядерного оружия в США. Мы выражаем особую признательность Мэри Вомэк, докторанту университета Лас Вегас, штата Невада за неоценимую помощь в работе. Уважаемая Мэри Вомэк поделилась статьями, литературой, недоступной в России, которая легла в основу исследовательской работы. Объективному изучению проблем соперничества между СССР и Западом помогли документы американской разведки. За последние годы в Национальном архиве (National Archives) в Вашингтоне были в массовом порядке рассекречены документы из фондов Центрального разведывательного управления (ЦРУ), органов военной разведки, Объединённого комитета начальников штабов (ОКНШ). Они содержат важную информацию об СССР в период с 1945 по 1984 годы, касающуюся внешней политики Советского Союза, секретных разработок систем вооружения, в том числе ядерного, а также работы предприятий атомной промышленности.

•. Документы фонда 77 Национального архива, Лос-Аламосской Национальной лаборатории (ранее называлась Лос-Аламосская научная лаборатория) и штата Нью Мексико (Los Alamos National Laboratory) содержат богатый для исследователей материал по истории проекта «Y», включая личные документы генерала Лесли Гровса, Военного Министерства. Результаты испытаний в рамках проекта Тринити, обеспечение мер безопасности персонала во время проведения операции, данные выпадения радиоактивных осадков и влияние их на окружающую среду нашли своё отражение в документах Департамента Энергетики (Department of Energy Hanford Site), штата Невада и Лос-Аламосской лаборатории.

В целом анализ состояния источниковой базы исследования позволяет системно исследовать более полное и объективное представление о создании атомной отрасли и ядерного оружия. Документы ряда российских и некоторых архивов США в совокупности с крупными отечественными и американскими публикациями создают возможность для комплексного и объективного изучения того предмета, который был нами определён для исследования.

Теоретической основой настоящего исследования, позволяющей объяснить все многообразие исторических фактов, является, на наш взгляд, рациональное сочетание формационного, цивилизационного подходов и теории модернизации.

В последние десятилетия произошло расширение методологической базы отечественной исторической науки. Господствующий формационный подход был дополнен цивилизационным подходом, что значительно расширило пределы и возможности исторической науки. Именно внедрение цивилизационного подхода позволило ввести в научный оборот исторической науки теорию модернизации, представившей альтернативное (чем смена общественно-исторической формаций) видение исторических процессов в России.

Сегодня концепции исторического процесса (формационная, цивилизационная, модернизации) обнаружили пределы применимости, поэтому наиболее рационально их комплексное применение. Степень осознания указанных концепций различна. Формационная концепция видит в историческом процессе только процесс тотальный, считая, что поступательное развитие охватывает все сферы жизни, включая человека. Линейно-прогрессистскими являются процессы модернизаций, отличаясь от формационного подхода оценкой западной модели в качестве вершины истории, её завершения. В цивилизационной концепции обращается внимание на вариативность духовной культуры, утверждается неизменное сохранение уникальных духовных комплексов, их решающая роль. Хотя сами культурные ценности рассматриваются как стабильные, тем не менее, каждый из них представлен вариантом культуры.

В связи с тем, что формационный и цивилизационный подходы подробно описаны в обширной литературе и не имели решающего значения при проведении настоящего исследования, более подробно остановимся на той роли, которую концепция модернизации сыграла в изучении проблемы диссертационной работы.

Теоретическое обоснование концепции модернизации получило всестороннюю разработку в исследованиях ученых Института истории и археологии Уральского отделения РАН [49]. На основании опубликованных ими работ нами были сформулированы следующие положения.

Очевидно, каждая из трех вышеназванных концепций содержит рациональные идеи, которые реализуются в нашем исследовании. При написании данной работы анализ многих проблем проведён с точки зрения концепции модернизации.

При этом мы основывались на представлении о модернизации как переходе от « относительно немодернизованных » к « относительно модернизованным » обществам, т. е. на концепции парциальной (или частичной, « фрагментированной ») модернизации. Если давать формальное определение, то частичная модернизация представляет собой такой процесс социальных изменений, который ведёт к институционализации в одном и том же обществе относительно модернизированных социальных форм и менее модернизированных культур.

Возможность парциальной модернизации связывалась с проникновением современных социокультурных практик и ценностей в слаборазвитые общества, т.е. с механизмом диффузии и наличием контакта между обществами, стоящими на различных ступенях развития, что и произошло в период реализации атомных проектов США и СССР. При этом исторический материал свидетельствовал в пользу существования достаточно широких возможностей для восприятия даже сложных институциональных и культурных феноменов обществами-реципиентами, весьма далёкими от того, чтобы самостоятельно производить подобные феномены.

Мы считаем, что парциальной модель модернизации, помещая процесс развития событий в международный контекст, признаёт в качестве важнейших условий самой частичной модернизации противостояние обществ-новаторов и «стран-последователей». В этом смысле парциальная концепция служит эффективным инструментом анализа процесса реализации атомного проекта СССР, как « догоняющего » американский.

Созданная применительно к определённым историческим ситуациям, парциальная модель позволяет снять ряд теоретических противоречий, возникающих при исследовании с опорой на линеарную модель тех случаев развития, которые блокировались слишком большими различиями между традиционными и современными ценностями и институтами — такие ситуации нередко именуются догоняющей, неорганичной модернизацией, что характерно для процесса реализации атомного проекта СССР.

В конечном счёте, отказ от односторонней линеарной трактовки модернизации как движения в сторону западных институтов и ценностей представляются нам оптимальным вариантом анализа истории разработки и реализации атомных проектов в США и СССР.

При проведении исследования, нами использовалась многолинейная модель теории модернизации, которая позволяет больше чем прежде, внимание внешним, международным факторам, глобальному контексту. Хотя наше исследование фокусируется во многом на внутренних факторах, важную роль играли внешние факторы в модификации процессов развития. Поэтому реализация атомных проектов США и СССР рассматривается как эндогенно-экзогенный процесс. Так, прогресс в развитии науки и техники в СССР был достигнут во многом благодаря разработке и реализации атомного проекта, само появление которого явилось следствием внешней политики администрации США.

Основная идея методологии научного анализа, используемой в диссертации, заключается в том, что ни один из методов не является универсальным и абсолютным. Наибольший эффект может быть достигнут при их комплексном использовании. При этом применение любых методов должно быть корректным, для чего необходимо строго соблюдать методологические принципы и требования научного анализа, чтобы избежать односторонней и тенденциозной трактовки, показать многомерность исторического процесса. Главными принципами настоящей работы стали историзм и научная объективность, системно-функциональный подход.

Принцип историзма требует рассмотрения всех без исключения фактов, связанных с изучаемой проблемой, обязывает исследователя не утаивать ни положительного, ни отрицательного [50]. Соблюдение этого принципа является важным и в том плане, что он способствует лучшему пониманию психологии, взглядов, мировоззрения людей изучаемой эпохи. К сожалению, авторы многих публикаций пишут о событиях, связанных с разработкой атомных проектов в США и СССР, с позиции современности, забывая о принципе историзма. В сочетании с принципом объективности историзм позволяет реконструировать события прошлого не только в их развитии, но и во всей их многомерности, неоднозначности.

Ключевым для задач нашего исследования является историко-сравнительный метод. Объективной основой данного метода является то, что общественно-историческое развитие представляет собой повторяющийся, внутренне обусловленный, закономерный процесс. В конкретно-историческом исследовании большое значение приобретает сравнение, сопоставление, параллели. Многие явления тождественны или сходны внутренней сутью и отличаются пространственной и временной вариацией форм, а одни и те же или сходные формы могут выражать разное содержание. Поэтому в процессе сравнения и открывается возможность для объяснения рассматриваемых фактов, раскрытия сущности изучаемых явлений. В этом состоит основное познавательное значение сравнения как научного метода познания.

Использование историко-сравнительного метода в диссертации продиктовано необходимостью раскрыть общее и особенное в разработке и реализации атомных проектов США и СССР, показать наличие единой научно-технической базы для создания ядерного оружия, общие закономерности трансформации фундаментальных научных исследований в инженерно-технические проекты, тождественные во многом взаимоотношения ученых и представителей власти обеих стран.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые проведён сравнительный анализ объективных и субъективных причин, вызвавших стремление руководителей США и СССР начать работы по созданию ядерного оружия.

Архивные материалы позволили определить расхождения в структурах управления атомными проектами США и СССР, сходства в методах и стиле их руководства.

Выявлены закономерности становления ядерной индустрии в США и СССР, обусловившие одинаковые временные рамки реализации атомных проектов.

Проанализирована организация систем безопасности атомных проектов, а также создание условий труда, не разрушающих здоровье персонала.

В диссертации сделан вывод о том, что независимо от общественно-экономического строя, активное участие государства обеспечивает успешное решение самых сложных и затратных научно-технических программ.

Практическая значимость исследования состоит в том, что достоянием общественности становится систематизированное изложение процесса создания атомного оружия в СССР и США. Содержащийся в диссертации фактический материал, обобщения и выводы способствуют формированию более полного, объективного представления о путях и методах создания атомной индустрии обеих стран. Содержащиеся в работе сведения могут быть использованы для углублённого изучения истории России, способствовать патриотическому воспитанию молодёжи. Результаты, полученные в ходе исследования, могут привлекаться для написания научных трудов и учебных пособий.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования нашли отражение в публикациях по итогам трёх международных (Челябинск-2004, 2005), двух региональных (Челябинск-2003, 2005) научно-теоретических и двух научно-практических (Челябинск-2003, 2005) конференциях. Содержание диссертации отражено в 8 научных публикациях.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, списка источников и литературы, приложения.

Заключение диссертации по теме «Отечественная история», Севрюк, Наталья Александровна

Первая половина XX века вошла в историю человечества двумя беспрецедентными мировыми войнами с колоссальными разрушениями и человеческими жертвами. В середине века назревала ещё более острая конфронтация между двумя противоположными общественно-политическими системами. Это был период, когда в США , а затем и в СССР появилось и быстрыми темпами стало совершенствоваться ядерное оружие.

Для создания « сверхоружия » обе страны имели свои собственные причины. Америка хотела использовать атомную бомбу как мощный инструмент давления на любую страну, которая могла вторгнуться в сферу геополитических интересов США, независимо к какой общественно-политической системе принадлежит это государство. При всех особенностях внешней политики советского руководства того времени, главной причиной создания ядерного оружия в СССР было стремление покончить с шантажом в свой адрес со стороны Вашингтона .

Политическая элита США рассчитывала, что победа во второй мировой войне должна утвердить её монопольное право на руководство всем миром, вектор развития которого должен был определяться из Вашингтона. Сделав чрезмерную ставку на свою монополию в обладании ядерным оружием, США недооценили мобилизационные возможности народного хозяйства СССР в кратчайшие сроки создать аналогичное оружие в условиях послевоенной разрухи. Активная внешняя политика правительства СССР, успешно утверждавшегося в статусе сверхдержавы, явилась серьёзным препятствием для осуществления глобальных геополитических планов руководства США. В итоге, когда в 1949 году СССР лишил США ядерной монополии, начал складываться двусторонний ядерный баланс сил в мире, который полвека оказывал доминирующее влияние на международные отношения и всеобщую безопасность.

В течение сорока лет советско-американская гонка ядерных вооружений доминировала в мировой политике. Многое из этого соперничества было скрыто от общественности, в том числе, история создания ядерного оружия. Несмотря на то, что атомная бомба в СССР была создана с отставанием от США на четыре года, разработка и реализация атомных проектов в США и СССР имеет общую основу, а поэтому общие закономерности.

Первые шаги атомной науки были робкими, часто случайными, никто из учёных не представлял тогда последствий, значимости своих работ, носивших отвлечённый характер, не связанный с практическим применением.

После открытия Отто Ганом и Фрицем Штрассманом цепной реакции при расщеплении ядра атома урана ситуация стала меняться, так как ядерная физика начала превращаться из сферы исследований в ключевой фактор международных отношений, когда результаты научно-технического прогресса начинают воплощаться в жизнь. С этого момента пути США и СССР расходятся. Но, несмотря на это, американские и советские усилия имели много общего, так как преследовали одну цель — изготовление ядерного оружия. В этой связи, некоторые технические и организационные вопросы были разрешены аналогичными способами.

Читайте так же:  Федеральный закон об иммунопрофилактике инфекционных болезней с изменениями

Сходство заключается, прежде всего, в том, что в США и СССР были построены аналогичные комбинаты для получения плутония, урана-235 и сборке атомных бомб. Плутониевый комбинат №817 (Челябинск-40) под Кыштымом являлся аналогом завода в Хэнфорде (штат Вашингтон ). Высокообогащённый уран-235 советские специалисты получали на комбинате №813 (Свердловск-44) и электромагнитном заводе №418 (Свердловск-45), американские — в местечке Оак Ридж (штат Теннесси). Лос-Аламос в Америке и Саров в Советском Союзе являлись секретными научными центрами, инкубаторами идей и смелых, новаторских решений, где выдающиеся учёные и экспериментаторы разных специальностей сконструировали новое ранее неизвестное сверхмощное оружие. Как в СССР, так и в США их расположили вдали друг от друга в малонаселённых местностях. Для нужд этих комбинатов работали ещё десятки секретных заводов, шахт, электростанций, металлургических, химических и других предприятий.

Строительство ядерных промышленных объектов сопровождалось трудностями, связанными с новизной проблемы. Объёмы научно-исследовательских, конструкторских, проектных работ не имели прецедентов. Изготовление уникального оборудования десятками и сотнями предприятий потребовало новых технологий, приёмов и способов, гигантского напряжения научной, инженерной мысли и труда рабочих. Наладка и эксплуатация заводов, установок, агрегатов сопрягалась с опасностью радиоактивного облучения персонала. Главное состояло в том, что США и СССР преодолели все трудности по созданию ядерного оружия.

Сроки строительства и освоения индустрии мало отличались друг от друга. Так, в США с момента первой цепной реакции деления урана, которая была получена 2 декабря 1942 года, до взрыва первой атомной бомбы 16 июля 1945 года прошло 2 года 7 месяцев и 15 дней. В СССР аналогичный период (с 25 декабря 1946 по 29 августа 1949 года) составил 2 года 8 месяцев и 5 дней. Разница в 20 дней для такого грандиозного дела говорит о том, что обе стороны великолепно использовали свои возможности.

США и СССР предусматривали создание как плутониевых бомб, основанных на использовании явления имплозии, так и урановых бомб, наиболее простой конструкции бомбы по типу ствольного метода. Обе стороны получили сходное по своим параметрам « сверхоружие » и опробовали его с первой попытки: испытание американской плутониевой бомбы было произведено 16 июля 1945 года в Аламогордо , советской — 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне. 6 августа 1945 над японским городом Хиросима без предварительного испытания взрывается бомба ствольного типа. СССР отложил работы над урановой бомбы, перейдя на бомбы с комбинированным зарядом.

Реализация советского и Манхэттенского атомных проектов проходила в обстановке строжайшей секретности, охрану которой обеспечивали несколько организаций. ,В США: контрразведка Военного министерства, ФБР -Федеральное бюро расследований, собственная служба безопасности

Манхэттенского инженерного округа генерала Гровса, насчитывавшая к моменту окончания работ 485 сотрудников. СССР имел сложную многоступенчатую структуру разведывательных организаций, таких как Первое управление НКГБ, Главное разведывательное управление Генерального штаба Красной Армии , Разведывательное управление Военно-Морского флота, прорваться через которые не удавалось ни одному американскому разведчику . К тому же наши разведывательные органы США и СССР вели глубоко законспирированные, обширные операции за рубежом.

Материалы наших разведывательных органов об американской ядерной программе в ряде случаев помогли советским учёным не отвлекаться на ложные пути исследований. Никто не может сказать, сколько дополнительного времени и средств понадобилось, если бы в СССР не располагали разведывательными данными об американской атомной программе. Однако, не следует упускать из виду, что полученная информация не была взята на веру без тщательной экспертизы, включающей повторные расчёты и эксперименты.

США и СССР обладали наиболее крупными экономическими ресурсами. Наличие большого количества полезных ископаемых, развитой горнодобывающей промышленности, чёрной и цветной металлургии, крупных источников электроэнергии, квалифицированных рабочих и инженеров, всё это стало мощным экономическим фундаментом, важнейшей предпосылкой реализации атомного проекта обеих стран.

Атомные проекты США и СССР располагали выдающимися кадрами руководителей всех уровней. Все они получили большой опыт руководства реализации крупных и сложных программ создания вооружений с использованием многотысячных коллективов и многих сотен организаций и учреждений, участвовавших в создании принципиально новых видов военной техники и боеприпасов.

Несмотря на некоторые сходства атомных проектов США и СССР, при сравнении советских и американских усилий в создании ядерного оружия очевидны различия.

Главное отличие заключалось в том, что создание ядерного оружия происходило в столь разных условиях, что представить эту великую разницу далеко не каждому по силам. США создавали свою бомбу в обстановке полного благополучия. Война не затронула их территорию. На всех фронтах военных действий США потеряли во второй мировой войны убитыми меньше, чем немцы, окруженные под Сталинградом . Советский Союз понес колоссальные потери в фактическом единоборстве с фашизмом — около 8,6 миллионов солдат и офицеров, около 18 миллионов мирных жителей. СССР временно потерял территории, на которых проживало почти половина населения, и которые были полностью уничтожены немцами .

В отличие от США, СССР на начальном этапе реализации атомной программы имел слабо развитую сырьевую базу, что не позволило Советскому Союзу в более ранние сроки перейти к производственной стадии создания ядерного оружия. Сократить эту разницу СССР смог только к 1949 году, благодаря добыче и переработке урановых руд в странах Восточной Европы и разработке собственных месторождений.

Высокообогащённый уран в США получали газодиффузионным, электромагнитным и термодиффузионным методами, в связи с чем, были построены соответствующие заводы. Первые два являлись важнейшими звеньями Манхэттенского проекта. Функционирование термодиффузионного завода позволило ускорить работу и довести выпуск урана в США до максимального количества. Подобный завод в СССР построен не был. Более того, электромагнитный метод оказался слишком дорогостоящим для Советского Союза, а реализация диффузионной технологии в промышленных масштабах столкнулась с недостаточно высоким уровнем конструкторских разработок диффузионных машин.

Атомную бомбу для США разработали и создавали европейские ученые, такие как Эдвард Теллер, Эмилио Сегре, Бруно Понтекорво, Клаус Фукс и многие другие. Такое утверждение не раз встречается в иностранной литературе, и оно правильно. Если бы Эйнштейн, Ферми, Сцилард бежали от нацизма в другую страну, американская ядерная программа вообще бы не состоялась и развитие человечества пошло иным путем.

Только из Англии на помощь американцам прибыло 19 физиков мирового уровня. Почти все ключевые посты в науке находились в руках европейских ученых, даже американец Роберт Оппенгеймер получил свое образование физика в Европе. В 1945 году американская миссия «Алсос» под научным руководством европейского ученого С. Гоудсмита собрала в Германии атомные секреты и вывезла крупнейших немецких ученых: Отто Гана, Вейцзекера , Виртца, Гейзенберга и многих других.

Советский Союз создавал атомную бомбу силами своих ученых. Г.Н. Флёров, Я.Б. Зельдович , Ю.Б. Харитон, А.И. Алиханов, И.К. Кикоин , А.Ф. Иоффе, П.Л. Капица, Н.Н. Семёнов, И.В. Курчатов и многие другие специалисты составляли ядро атомной программы. Необходимо отметить выдающуюся роль талантливых физиков, прежде всего И.В. Курчатова по анализу разведывательных данных, их сопоставлению с нашими исследованиями, их проверке и оценке, определению основных идейных направлений советского атомного проекта. Ученый видел не только сегодняшний день науки, но и далекие ее горизонты, заглядывая вперед. Разведывательные же данные отражают вчерашний день науки, техники, организации производства.

Нельзя также сравнивать груз ответственности перед народом, перед Родиной за разработку советского ядерного оружия, который лежал на плечах советских учёных. Эту ответственность нельзя равнять с той, которую несли американские руководители Гровс и Оппенгеймер. При неудаче американской программы США теряли большую сумму денег, зато весь мир был бы избавлен от постоянной атомной угрозы. Для человечества неудача США была бы благом, и это прекрасно понимали европейские и американские учёные, работая над созданием и совершенствованием атомного оружия. В свою очередь Советский Союз в случае неудачи оказался бы беззащитным перед лицом агрессора. Ответственность создателей ядерного оружия в СССР за безопасность своего народа и государства не имела аналогов в истории.

Отличие атомных проектов двух стран заключается также в том, что Советский Союз испытывал свои первые бомбы на специальном полигоне. Американцы свои первые бомбы испытали на беззащитном населении Японии.

Благодаря модернизации, Советский Союз достиг таких высот в экономике, науке, образовании, что мог противостоять фашистскому нашествию Германии и её союзников , а затем разгромить их. Приняв вызов США в создании ядерного оружия, СССР в кратчайшие исторические сроки лишил США монополии на ядерное оружие и тем самым предотвратил новую глобальную ядерную войну .

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Севрюк, Наталья Александровна, 2005 год

1. Архивные источники

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ):

3. Фонд Р-5446 Совет Народных Комиссаров Совет Министров СССР

4. Российский государственный архив экономики ( РГАЭ ): Фонд 217 Личный фонд Малышева В.А. 1902-1957

5. Фонд 9590 Коллекция документов видных деятелей советскогогосударства. Документы Ванникова Б.Л.

6. Государственный архив Свердловской области ( ГАСО ): Фонд Р-88 Свердловский облисполком

7. Государственный архив г. Нижнего Тагила (ГАНТ): Фонд Р-149 Верх-Нейвинский поселковый совет5.’ Центр документации общественных организаций Свердловской области ( ЦДООСО ):

8. Фонд 4 Свердловский обком КПСС

9. Фонд 657 Политотдел №202 Минсредмаша СССР, Свердловск-44

10. Фонд 1442 Политотдел в/ч 15799, Свердловск-44

11. Фонд 5673 Политотдел в/ч № 01987 (политотдел №110)

12. Минсредмаша , Свердловск-45 Фонд 5149 Политотдел №205 Минсредмаша СССР , Свердловск-45

13. Объединённый государственный архив Челябинской области ( ОГАЧО ): ФЪнд Р-274 Челябинский облисполком депутатов трудящихся ФондП-288 Челябинский обком КПСС

14. Фонд П-878 Политотдел Челябметаллургстроя МВД и

15. Челяблага МВД СССР Фонд П-113 7 Политотдел Базы-10

16. Фонд П-1138 Политотдел строительства №247 МВД СССР и №201

17. Министерства среднего машиностроения

18. Национальный архив США (National Archives):

19. DNA 1251-1 (Ex.) сбор данных выпадения радиоактивныхосадков после проведения взрывов 1945-1962

20. Фонд 77 Фонд 227 Фонд 218 Фонд 263

21. Воспоминания , мемуарная литература, монографии, научные издания.

22. Академик Лев Андреевич Арцимович. Сборник статей. М.: Знание, 1975.

23. Академик В.Г.Хлопин: очерки, воспоминания современников. Л. : Наука, ‘ 1987.

24. Академик Алиханов А.И. Воспоминания, письма, документы. Л. : Наука, 1989.

25. Академик А.П. Александров прямая речь. — М. : Наука, 2001.

26. Александров А.П. Атомная энергетика и научно-технический прогресс.1. М.: Наука, 1978.

27. Алексеев В.В. Исторический опыт как фактор общественного прогресса // История и общество в панораме веков. Иркутск, 1990.

28. Алексеев В.В., Алексеева Е.В., Денисович М.Н., Побережников И.В. Региональное развитие в контексте модернизации. Екатеринбург — Лувен, 1997.

29. Антонов-Овсеенко А.В. Лаврентий Берия. — Краснодар : Советская Кубань , 1993.

30. Андрюшкин И.А., Чернышёв А.К., Юдин Ю.А. Укрощение ядра. Саров,2001.

31. Анурьев Ю.П. Новоуральск. Годы и судьбы. 1941-1945. Историческая летопись . Екатеринбург : Средне-Уральское книжн. изд-во, 1995.

32. Артёмов Е. Т., Бедель А.Э. Укрощение урана. Екатеринбург, 1999.

33. Асташенков П.Т. Подвиг академика Курчатова. М. : Знание, 1979.

34. Асташенков П.Т. Академик И.В. Курчатов. М. : Воениздат, 1971.

35. Атомная отрасль России: события, взгляд в будущее. М., 1998.

36. Атомный проект СССР: Документы и материалы : В 3-х т. / Под общей ред. Л.Д. Рябева. Т.1: 1938-1945 : В 2 ч. Ч. 1 / Отв. сост. Л.И. Кудинова.

37. М., 1998; Ч. 2 / Отв. сост. Л.И. Кудинова. М., 2002; Т.2: Атомная бомба. 1945-1954. Кн. 1 / Отв. сост. Г.А. Гончаров. — М.; Саров, 1999; Кн. 2, 3 / Отв. сост. Г.А. Гончаров. — М., 2002.

38. Атомная наука и техника в СССР / Под ред. A.M. Петросьянц. М. : Энергоатомиздат, 1987.

39. Бастракова М.С. Становление советской системы организации науки (1917-1922). М. : Наука, 1981.

40. Баландин Р., Миронов С. Дипломатические поединки Сталина. От Пилсудского до Мао Цзэдуна . Издат. дом «Вече 2000», 2004.

41. Берия С. Мой отец Лаврентий Берия. — М. : Современник, 1994.

42. Белозерцев А.К. Сильнее огня. Челябинск : Юж.- Урал . кн. изд-во, 1986.

43. Бородуля В. Ядерный штурм. М. : Московский рабочий, 1980.22.