Сигнал в органы опеки

Анонимный звонок в органы опеки

Сегодня на меня поступил анонимный звонок в органы опеки, а затем в полицию, ко мне приехали, зафиксировали что я трезвая! Что мне делать и как поступить?

Татьяна, если они составили протокол о том, что трезвая, то это есть шанс обратиться в суд и привлечь виновное лицо за клевету.

Сегодня я столкнулась с тем, что в органы опеки поступил анонимный звонок том что я ругаю и бью ребенка, органы опеки не пришли к нам и не опросили моего ребенка а передали это все в милицию Насколько все это законно.

Доброго времени суток! Оксана Георгиевна, органы опеки имеют полномочия уведомить органы внутренних дел о нарушениях прав ребенка. В свою очередь они обязаны провести проверку по данному факту. Вы как сторона имеете право ознакомится с материалами проверки. Направьте в адрес руководителя органов опеки возражения и заручитесь свидетельскими показаниями соседей.

Как можно оставить анонимный звонок в органы опеки.

Здравствуйте Лучше не звонить а лучше тогда написать анонимку адрес вы можете посмотреть на сайте в интернете Спасибо за ваше обращение на нашем сайте.

Здравствуйте, Олеся. Ваш анонимный звонок, в органы опеки, могут оставить без рассмотрения. Вам необходимо представится и изложить суть обращения.

Могу ли я анонимно позвонить в органы опеки.
И будет ли проверка после звонка?

нет, анонимки не рассматриваются

На меня часто писали ложные заявления в органы опеки и даже был анонимный звонок, якобы я веду разгульный образ жизни и не занимаюсь воспитанием детей. На самом деле я не пью и не курю. Как мне привлечь этих людей к ответственности. И могу ли я потребовать за нанесённый моральный ущерб?

Если знаете ФИО и адрес проживания этих людей то обращайтесь в суд с иском о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда стст151 и 152 ГК РФ В иске требуйте публичного опрловржения порачащих вашу честь и достоинство сведений

Как сделать анонимный звонок в органы опеки?

Здравствуйте! Да, Вы можете анонимно сообщить об этом факте в органы опеки. Причем органы не вправе разглашать сведения о заявителе. Если деток жалко очень, почему бы Вам не написать официальное заявление по этому поводу. Что мешает. Успехов!

Здрвсвуйте! Меня зовут Марина, пожалуйста помогите! В органы опеки поступил анонимный звонок о том, что мои дети голодают и якобы у меня в доме не порядок. Я официально разведена, одна воспитываю троих детей 15, 8 и 5 лет. У бывшего мужа задолженость по выплате алиментов. Мы с детьми *существуем* на мои 15 тысяч рублей в месяц. Мои родители пенсионеры, из своей скромной пенсии как могут,. Последний раз они деньгами сделали подарок старшему сыну на день рождения 2 тысячи рублей. Двое школьников обучаются в школе в 9 и 3 классах, а дочка посещает детсад. Нареканий в мой адрес ни от педагогов и воспитателей, ни от соседей, ни от сотрудников не поступало. На учете дети нигде не состоя, помимо школы и детсада посещают кружки в доме творчетва, причем кружки приходтся оплачивать. Вопрос: на како основании органы опеки имеют право проводить осмотр жилого помещения только лишь потому что поступил анонимный звонок?

Марина! Не переживайте. Они и без анонимного звонка вправе проводить проверки об условиях жизни несовершеннолетних детей, чтобы выяснить не нуждаются ли дети в помощи.

Марина, добрый час! Органы опеки имеют право прийти, но без серьезных оснований проверками заниматься НЕ МОГУТ. По сему если они к Вам придут, то: 1. Если это будет без согласования с Вами времени или вечером или ночью, то имеете право спустить их с лестницы (не пустить в дом). 2. Если придут с предупреждением и в согласованное время, сначала выйдите за дверь, попросите их представить Постановление с указанием фактов на основании которых они проводят проверку, они ОБЯЗАНЫ его Вам вручить. Если нет — спускаете с лестницы и звоните в полицию. 3. Если пришли в согласованное время, предъявили Постановление и документы, то СНАЧАЛА читаете что там и что они хотя проверить. Учтите, что лазить по шкафам и холодильнику без спроса (обыск) проводить НЕ могут. 4. Если всё законно и они провели осмотр и беседу, то ПРИ ВАС пусть составят Акт или хотя бы протокол. Вы его изучаете, если всё так — можете подписать и обязательно забираете копию себе, в крайнем случае фотографируете. Полезные советы: 1. Весь процесс записываете на видеокамеру. + на диктофон. 2. Все копии себе оставляете. 3. Сообщите, что организуете письменное обращение в прокуратуру для проверки законности проведения обследования по анонимному доносу. 4. Сообщите органу опеки, что в случае , если сообщение не подтверждается, то Вы подаёте в полицию заявление на открытие уголовного дела по факту клеветы. 5. Купите семейный кодекс и изучите статьи — 54-66 и 77 СК РФ. 6. Внимательно изучите статьи — УГОЛОВНОГО кодекса РФ 137, 139 и 140 Оба кодекса держите в руках при проведении обследования. 7. было бы неплохо заручится помощью адвоката, хотя бы просто поприсутствовать в процессе проверки. Но я думаю что даже если Вы к ним придете изучив рекомендации и поговорите со специалистам у них желание приходить к Вам может резко пропасть. Удачи! Алексей

Нюансы визитов органов опеки без предупреждения

Статья рассказывает, могут ли органы опеки прийти без предупреждения, разъясняет нюансы законодательства.

Общие положения

Случай, когда специалисты опеки могут прийти и забрать ребенка устанавливаются ст. 77 Семейного кодекса. Когда жизни несовершеннолетнего угрожает опасность, его могут забрать из отчего дома. Это означает, что если сигнал поступает из дошкольного или медицинского учреждения, могут прийти государственные служащие и проверить все ли в порядке.

Важно! Просто так забрать детей не могут. Основанием является акт, вынесенный уполномоченными должностными лицами. Войти в квартиру могут только по судебному решению или добровольному согласию жильцов.

Если таких документов нет, то сотрудники не имеют права нарушать частные владения.

Конституция РФ гарантирует жилищные права граждан. Никто не имеет право приходить в дом без согласия гражданина. Исключением являются сотрудники полиции. Цель визита – проведение розыска.

Полиция может проникнуть в дом, когда есть подозрение, что там совершается преступление, Правило установлено пп. 8 п. 1 ст. 11 Закона «О милиции».

Когда полиция нарушает границы без согласия его хозяев, прокурора нужно уведомить не позднее суток. Кроме того, следовать может вынести постановление о том, чтобы сделать обыск. Такие постановления выносятся исключительно в рамках возбужденных уголовных дел.

Может опека приходить ночью только в сопровождении сотрудников полиции. Ночным считается время с 22 до 6 часов. Поводом для визита служит экстренный вызов. Например, поступила информация от соседей, что ребенка бьют, и он кричит.

Когда полиция отсутствует, нет поводов пускать опеку в квартиру. Можно составить письмо о том, что посещение ночью не является допустимым, поскольку ребенок ночью уже спит.

Как действовать, если пришли органы попечительства

Есть несколько правил, которые нужно соблюдать, чтобы избежать проблем:

  1. Не открывать незнакомцам дверь;
  2. Не пускать специалистов отдела попечительства, если вы не готовы к визиту.

Пришедших гостей нужно правильно встречать. Это значит, что при встрече должны присутствовать очевидцы: ваши друзья или юрист. Квартира должна иметь нормальный вид:

  • вещи убраны;
  • в детской комнате – порядок;
  • еда есть в холодильнике.

Лучше, чтобы при встрече не присутствовали дети. Если дом не подготовлен к визиту «гостей», то лучше отказаться открывать дверь. Разговаривать нужно вежливо, уточнить информацию о должностях специалистов и месте их работы.

Есть два случая, когда можно войти в дом:

  • имеется судебное решение или приговор суда;
  • хозяин квартиры сам открыл дверь.

С документами важно внимательно ознакомиться. Необходимо проверить основания, по которым специалисты отдела попечительства стучатся в дверь. Проверить следует приказы и акты. Документы желательно сфотографировать. Если отсутствует возможность это сделать, то информацию можно просто переписать.

Даже если с документами порядок, дверь можно отказаться открывать. Если решили впустить в дом, лучше, чтобы при встрече присутствовал юрист или ваш знакомый. Все разговоры с государственными служащими необходимо записывать на камеру или диктофон.

Случаются такие ситуации, что детей изымают из семьи, поэтому лучше держать ребенка рядом с собой, не отпускать ни на шаг.

Можно вести фото- и видеосъемку происходящего, запретов тут нет, поскольку такая съемка не является вторжением в личную жизнь. Но у специалистов отдела попечительства отсутствуют права вести запись.

Если уж пустили сотрудников в дом, то паниковать не стоит.

Что делать, если впустили сотрудников попечительства в дом

Действовать нужно спокойно. Паника и нервозность могут быть неверно истолкованы проверяющими.

5 советов, как себя вести при проверке:

  1. Попросить нежданных гостей снять обувь, затем разрешите пройти. Нужно пояснить, что в вашем доме живут дети, и потому следует соблюдать чистоту.
  2. Игнорируйте угрозы. Просто делайте запись на камеру смартфона или диктофон.
  3. Не разрешайте заходить в комнаты без вашего присутствия.
  4. Откажитесь от посещения больницы с ребенком, поясните, что со здоровьем проблем нет.
  5. Не соглашайтесь, чтобы акт составили позднее. Настаивайте, чтобы акт осмотра составили в вашем присутствии.

Просто так нельзя забрать несовершеннолетних. Если нет акта уполномоченного органа и опасности для жизни, то нет поводов забирать детей из дома.

Когда визитеры ведут себя невежливо, следует написать жалобу. Отправить обращение можно вышестоящему должностному лицу или прокуратуру.

Нужно ли ставить подпись под актом, составленным специалистами опеки

Для начала следует обратить внимание, как называется документ. Должен быть составлен именно акт осмотра. Иные названия документа не являются корректными. Акт должен быть составлен в двух экземплярах. Специалисты комиссии и гражданин ставит подпись. Незаполненных граф не должно быть. Поэтому перед тем, как ставить подпись, желательно проверить корректность заполнения. Если есть пустые графы, то нужно проставить там прочерк.

Второй экземпляр, подписанный контролерами, остается у проверяемого.

Популярные вопросы

Зачастую у родителей возникают вопросы, как вести себя при проверках.

Когда они приходят

В редакцию журнала «Домашний ребёнок» обратилось более 10 семей из разных городов с просьбой предать огласке превышение полномочий сотрудниками органов опеки и попечительства, а также врачей поликлиник и женских консультаций 1 .
Одна из самых ярких – история Елены Содомовской 2 , мамы рождённого дома Лёвы. Лена – изящная интеллигентная женщина, архитектор, ведёт здоровый образ жизни, много путешествует. На момент родов они с мужем жили в Димитровграде, где и появился на свет Лёвушка. Сначала им отказали в регистрации в городском отделе ЗАГС, требуя предоставить некую «справку о живности» 3 , поскольку малыш родился дома, затем вызванный на дом врач из поликлиники отказался выдать такую справку, следом несколько раз приезжала милиция, инспекторы ОПДН, сотрудники опеки и попечительства, врачи и медсёстры. Никто из приходивших не оставлял маме никаких документов, разговаривали грубо и всё время пугали отбиранием ребёнка. Наконец, под давлением мама согласилась поехать в больницу на «контрольный» осмотр, после которого ей обещали выдать ту самую «справку о живности» для ЗАГСа. Вместо обещанного в кабинете главврача Лёву, со слов Елены, силой забрали у неё и увезли в детскую больницу. Маме отказали в совместном пребывании с ребёнком и обещали лишить родительских прав. К счастью, через 4 дня Лена и малыш были снова вместе, но от последствий пережитого они восстанавливаются до сих пор. О том, как всё было, мы расскажем в одном из следующих номеров.
Вместе с активистами общественной организации «Здоровье. Информированный выбор» в 2010 году редакцией будет выпущена подробная брошюра «Что делать, если…», с реальными историями, текстами необходимых законов, комментариями юристов, психологов и других специалистов, защищающих права семьи._______________________________________

1 Подробнее в метариалах: «Молочная кухня», «Опека. Пермь.», «Немая сцена», «Ульяновск. Роженица и ходоки»
2 Подробный рассказ Елены доступен на нашем сайте
3 В соответствии с пунктом 1 статьи 14 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. №143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» основанием для государственной регистрации рождения ребёнка при родах вне медицинской организации и без оказания медицинской помощи (документом, подтверждающим факт рождения ребёнка) является заявления лица, присутствовавшего во время родов, о рождении ребёнка (форма №6, утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 31 октября 1998 г. №1274 «Об утверждении форм бланков заявлений о государственной регистрации актов гражданского состояния, справок и иных документов, подтверждающих государственную регистрацию актов гражданского состояния»).

Читайте так же:  Обжаловать штраф за выделенку

К сожалению, есть мамы и папы, которые не выполняют родительские обязанности должным образом. Именно поэтому всё тем же Семейным кодексом статьей 77 органам опеки и попечительства предоставлено право при непосредственной угрозе жизни или здоровью отбирать ребёнка у родителей, в связи с чем по сигналу о синяках или криках, полученному от воспитателей дошкольного учреждения, врача детской поликлиники, соседей и т.п., в любую семью могут прийти представители указанных органов (далее мы будем называть их «опека»), чтобы убедиться, что с малышом всё в порядке и травма получена в результате падения с велосипеда, а не побоев.

Важное правило: не нужно пугаться этих визитов, сотрудники опеки всего лишь делают свою работу, нужную и важную, спасшую жизнь уже не одному ребёнку. Однако не всегда при этом они ведут себя корректно по отношению к родителям (и их тоже можно понять, представьте, как способна накрутить кого угодно рассказами о детских криках легковозбудимая соседка). В то же время нервозность родителей может быть воспринята опекой не совсем верно.
Данные рекомендации предназначены для того, чтобы вы чувствовали себя уверенно и спокойно при общении с опекой.

Первое и самое главное. Жилище неприкосновенно – это право гарантируется вам статьёй 25 Конституции РФ. Соответственно, попасть в дом сотрудники опеки могут либо с вашего на то согласия, либо по решению суда, либо «в случаях, установленных законом», под которыми подразумевается проведение оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками милиции либо обыска.
В соответствии с пп. 18 п. 1 ст. 11 Закона о милиции сотрудники милиции (не сотрудники опеки!) вправе беспрепятственно входить в жилые помещения граждан при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление (то есть вы имеете полное право выяснить у милиционеров, какие именно основания для таких предположений у них имеются). По закону обо всех случаях проникновения в жилище против воли проживающих в нем граждан милиция должна уведомить прокурора незамедлительно, но не позднее чем через 24 часа. Также в квартиру без вашего согласия могут войти по постановлению следователя о производстве обыска в рамках уже возбуждённого уголовного дела (для обыска нужны веские основания, и при нём вправе присутствовать адвокат). Это – исчерпывающий перечень.

Поэтому настройтесь на то, что посещение опекой вашей квартиры – это, скорее всего, лишь акт вашей доброй воли, а целью опеки является помощь ребёнку. Помните, что в вашем доме пришедшим придётся соблюдать ваши правила.

Сразу отметим, что визиты в ночное время (с 22 до 6 утра) могут совершаться только в экстренных случаях (например, «поступил сигнал, что в данный момент ребёнок кричит»), однако в этом случае сотрудники опеки должны прибыть в сопровождении милиционера. Если же они приехали самостоятельно – нет причин их пускать в квартиру, зато есть смысл направить на следующий день в орган опеки заказное ценное письмо следующего содержания: «После 22.00 мой ребёнок спит, и я не вижу повода нарушать установленный режим его дня. Прошу в дальнейшем не допускать визитов комиссии в ночное время».

Не надо стесняться проверять у пришедших документы (удостоверение и паспорт), в конце концов, именно вы отвечаете за безопасность своего малыша, и вы должны быть уверены, что впускаете в квартиру представителей опеки, а не мошенников.

Нелишним будет записать фамилию, имя, отчество пришедших к вам лиц, чтобы потом не вспоминать мучительно, с кем же именно вы общались. Можно также перезвонить в орган опеки по телефону, заранее выписанному из справочника, и уточнить, работают ли там указанные люди и направлялись ли они с проверкой на ваш адрес.

К слову, это – универсальная рекомендация на все случаи жизни. Точно так же следует поступать, если к вам пришёл домой незнакомый участковый милиционер, представитель ЖЭКа и т.п. Возможно, при этом вам может быть неловко от того, что «не верите людям на слово», но иногда лучше чувствовать себя неудобно, чем стать жертвой преступления.

Если у вас в квартире принято разуваться (а ведь наверняка ребёнок бегает по полу босиком, и в ваши планы не входит ещё одна помывка пола) и мыть руки – вежливо попросите об этом пришедших. Если они по той или иной причине отказываются разуться – твёрдо и настойчиво просите покинуть квартиру.

Вне поля вашего зрения в квартире никто не должен находиться, поэтому следует пресекать попытки представителей опеки «растечься» по комнатам: «Пожалуйста, следуйте за мной», «Я вас в ту комнату пройти не приглашала», «Я вам всё покажу, но, пожалуйста, в моём присутствии». Разрешать ли фотосъёмку – ваше личное дело, и если вы считаете её проведение неприемлемым – просто сообщите об этом. (А лучше сами запишите на видео или диктофон происходящее в комнате.)

По окончании визита комиссии настаивайте, чтобы так называемый «Акт об осмотре жилого помещения» был составлен тут же, при вас, в двух экземплярах, и каждый экземпляр был подписан вами и членами комиссии. В нём не должно быть «пустого пространства», прочёркивайте или заполняйте все пробелы перед подписанием. Если представители опеки будут ссылаться на то, что у них есть 7 дней на составление подобного документа, обратите их внимание на то, что вы просите составить не акт об обследовании условий проживания несовершеннолетнего, а именно акт осмотра, а это разные документы.

Если опека желает, чтобы вашего малыша осмотрел врач, – помните, что вы имеете право ехать с ребёнком в одной машине «скорой помощи», присутствовать при всех медицинских манипуляциях, которые совершаются с ним. Более того, согласно статье 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья, никакое медицинское вмешательство (в том числе и банальный осмотр) не может проводиться без вашего согласия.

И самое важное. Отобрать, то есть «изъять ребёнка из семьи», можно только на основании соответствующего акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. И при отсутствии этого акта никто не имеет права прикасаться к вашему ребёнку.

В случае если по какой-то причине проверяющие вошли в квартиру без вашего согласия, не реагируют на просьбы или пытаются забрать ребёнка без соответствующих документов – не стесняйтесь звонить по телефону 02 с сообщением, что неизвестные против вашей воли ворвались к вам в квартиру и забирают ваше дитя. Приехав, милиция убедится, конечно, что это сотрудники опеки, однако настаивайте на том, что вы их пройти в квартиру не приглашали и необходимые документы у них отсутствуют. Настаивайте на том, чтобы сотрудники милиции помогли вам защитить ваши законные права.

* Государственная дума приняла к рассмотрению законопроект (за №198484-5) «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях обеспечения гарантий прав детей на надлежащее воспитание», который предполагает ужесточение существующих санкций против родителей. Проект закона.

Правда ли, что органы опеки забирают детей из нормальных семей, чтобы их продать

Есть мнение: в России создан рынок детей. Органы опеки выслеживают благополучных домашних мальчиков и девочек, являются в семьи под надуманными предлогами и забирают малышей, объявляя родителям: «Слишком длинные волосы». Или: «Розовый велосипедик». Или совсем уж несуразное: «У вас однокомнатная квартира».

Аудио: Правда ли, что органы опеки забирают детей из нормальных семей, чтобы их продать

Икающих от слез ребят передают в приемные семьи, которые получают за «живой товар» немалые деньги: в Москве от 33 до 55 тысяч рублей «за голову» в месяц, или гноят в сиротской системе, где детей насилуют (с начала года случилось уже три скандала с интернатами). Причина — снова деньги: содержание ребенка в казенном учреждении Санкт- Петербурга стоит от 6 000 до 10 000 рублей в день, система воспроизводит себя, потому что от нее кормится много чиновников…

Это точка зрения «родительских» форумов. Любые изъятия из семей там называют незаконными, а самих изъятых детей – крадеными:

«Режут без ножа, выродки, от фашистов хоть как-то защищаться можно было, а тут не знаешь, куда бежать, какая-то облава на нас, забирают ведь самое дорогое». — «Был в детдоме: гуляют сто украденых детей… если мы победим, внукам буду рассказывать про это дикое время, как приходили и отнимали детей на продажу», — такие, вот, примерно, диалоги.

Я утверждаю: каждая семья, благополучная, успешная, счастливая, может стать объектом контроля со стороны ювенальной инфраструктуры и изъятия детей , — заявила на пресс-конференции в ТАСС сенатор Елена Мизулина , подтвердив страхи родительской общественности.

В ужасе я решила собрать самые вопиющие случаи последних лет и понять, как защитить своих собственных детей.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ: МАТЬ ОТЛУЧИЛАСЬ НА ДЕНЬ (на две недели ушла в запой)

«От этой только что разыгравшейся в Пермском крае трагедии все люди, знакомые с проблемой ювенальной юстиции, скрипят зубами и сыплют проклятиями, а знавшие семью и ребенка не могут сдержать слез.

В начале августа (2017 года. – Ред.) 35-летняя жительница города Добрянки, многодетная мать Надежда Мырчикова* на сутки оставила двух своих маленьких, но отнюдь уже не грудных детей, на попечение их старшему 16-летнему брату. По словам очевидцев, детки всегда были чистенькие и сытые, хотя у малышей нет официально признанного отца, и семья числилась в группе риска.

На беду информация о детях без матери просочилась в органы опеки краевого министерства соцразвития. Ювенальщики прислали полицию, та забрала детей и сдала их по акту в районную детскую больницу.

«Мама! Мама! Где наша мама?!», — плакали испуганные дети. А затем опека не дрогнувшей рукой разлучила очень дружных между собой брата с сестрой – погодков. Как оказалось, навсегда. Оба ребенка рыдали при этом навзрыд. 2-летнюю Улю положили в этой же больнице на так называемую социальную койку. Медперсонал рассказывает, что там девочка лежала и бесконечно грустила: «Славик… мама… Славик… мама». А 3-летнего Святослава определили на временную опеку в поселок Камский, в так называемую семейно-воспитательную группу, попросту говоря, в приют…».

Это талантливый текст Пермского правозащитного центра. В семейно-воспитательной группе случилась трагедия: Славик сломал руку, его лечили, но 16 декабря мальчик умер в реанимации от гнойного воспаления. Соцопека упустила мальчика, «спасенного» из родного дома, возбуждено уголовное дело.

Меня потрясло это изъятие: благополучная мать оставила детей со здоровым лбом, 16 лет – это последний класс школы, что здесь такого? Я оставляю пятилетку с сыном-школьником, значит, завтра придут ко мне тоже? А как же, по мнению опеки, небогатым родителям без няни ходить в магазин и на работу?

В смятении корреспондент « КП » встретилась с безутешной матерью Мырчиковой . На интервью та пришла трезвая: как раз пролечилась от алкоголизма. Рассказывает:

— На старшего сына меня лишили прав семь лет назад.

— За что? – испугалась корреспондент.

— Пила. Много.

Сожитель Надежды пил еще больше, поэтому она от него ушла и поселилась с двумя младшими детьми в пустующем бараке у сестры. Тут сожитель позвонил и пообещал дать денег на детей.

— Я быстро собралась и поехала. Денег он мне не дал, но предложил выпить. И мы с ним запили.

— В смысле запили?! – схватилась за сердце корреспондент. – Надолго ушли в запой?!

— Ну, недели на две.

Трагедия стремительно превращалась в трагифарс, первоначальный посыл «приличная мать оставила детей на сутки» — в «запила на две недели».

Надежда ушла в загул 2 августа, а соцработник из поликлиники пришла проведать детей 4-го (семья, как находящаяся в опасном положении, стоит на контроле еще с истории со старшим сыном). Дома работник поликлиники застала совсем не этого сына, а хозяина барака, мужа сестры Мырчиковой, который сказал, что Надежда пьет, детьми не интересуется, ушла неизвестно куда , трубку не берет.

Читайте так же:  Как оформлять заявление на прием на работу

Наверное, можно было оставить детей с родственниками, но женщина вызвала полицию. Детей увезли, сестра подала Мырчикову в розыск. Когда протрезвевшая мать вернулась, ее направили к наркологу.

«И все-таки у алкоголической матери мальчик был живой», — ядовито говорят общественники.

«Я сама знаю, что виновата», — говорит женщина.

Вывод:

Если запереть детей в квартире на двое суток, их изымут и будут правы: сколько было историй про «мать сбила машина, а дети умерли от голода». Если оставить с бабушкой, при этом быть на связи, никаких претензий не возникнет, в этом меня уверяла зам. министра соцразвития Пермского края Надежда Подъянова: «У сотрудников опеки тоже дети, что же, мы не люди, что ли».

Трудности возникают у одиноких: в Ульяновской области ограничили в правах мать, которая на месяц легла в больницу и оставила шестерых без присмотра, с больной родственницей, под Омском опека приезжает к матери троих, работающей сутки через двое, и пугает: «Не застанем дома – отберем».

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ: МАЛЬЧИК УВЛЕКСЯ КОМПЬЮТЕРОМ (год не ходил в школу)

Эта история прогремела благодаря той же Мизулиной , выступавшей по ТВ и писавшей Генпрокурору Чайке.

В городе Саки республики Крым жил в коммуналке 13-летний Тимур Петрушевский со своей бабушкой: мама уехала в Москву и высылала оттуда деньги. В сентябре 2017 года мальчика пустили по сиротскому этапу:

«Бедность и скромность жилищных условий – одна из претензий сотрудников органов опеки, — гневно написала в ФБ сенатор. – Однако основной причиной изъятия ребенка и помещения его в больницу стал малоподвижный образ жизни ребенка и увлеченность мальчика компьютерными играми».

Интернет забурлил: «То есть теперь де факто запрещено жить с ребенком в коммунальной квартире?».

«Я выросла с бабушкой, мама к нам приезжала. По какому праву ювеналка лезет в такие семьи? Тысячи граждан оставляют детей и уезжают на заработки!».

«Как это причина изъятия – компьютерные игры? Ведь ВСЕ же в них играют?!».

Такое коллективное: «Нас-то за що?!», — при том, что прямо к посту Мизулиной прикреплен ответ из прокуратуры, где черным по белому написано: мальчик около года не ходил в школу! Чем, интересно, люди читают?

История такая: у мамы давно новая семья в Москве, а этого ребенка с нескольких месяцев воспитывала бабушка; она не дышала на своего Тимура, мальчик вышел полненький, его затравили в школе.

Попытались уехать к маме, 24 октября 2016-го Тимура зачислили в московскую школу, 7 ноября отчислили: теперь у ребенка не сложились отношения уже с родительницей. Эта кукушка даже не пустила сына в семью, снимала для него отдельную квартиру.

Грустный осколок семьи из двух человек вернулись в Саки, и там Тимур просто сел дома. Бабушку он в грош не ставил, хамил ей, как и маме, говорил: «Тупая». В школу, сказал, ходить не будет: ему там не нравится.

Из иска опеки на ограничение мамы в родительских правах:

«Петрушевский Тимур проживает в антисанитарных условиях. В комнате очень ограниченное пространство, комната завалена ведрами, тазами, вещами, также в комнате проживает собака, в комнате зловонный запах. Ребенок на улицу не выходит, до поздней ночи пребывает в интернет-сети, а затем до полудня спит».

С сайта администрации: «Ребенку не проводилась иммунизация, он ожирел от неправильного режима жизни, стал очень бледным, год не выходил на улицу».

Бабушка, крымским журналистам: «А что я могу сделать? Не слушался!». К врачам она не водила Тимура потому, что везде требуется присутствие законных представителей, а этот законный представитель сидел в Москве и, в свою очередь, сетовал, что давно не имеет на сына влияния.

Ситуация, на мой взгляд, патовая, и быть бы Тимуру детдомовцем, кабы не руководитель Представительства Межрегиональной общественной организации «Мы — дети Родины» по Республике Крым Марат Ибрагимов: он приходил в реабцентр, где содержали Тимура, и увидел на проходной бабушку:

— Стоит пожилая женщина, слезы градом: «Внука отняли …».

Общественник: прошел к Тимуру, спросил: «Ты понял, что натворил?». Потом Ибрагимов своими руками сделал ремонт в комнате Петрушевских, собаку определил в приют, мальчика — в Федерацию каратэ Республики Крым. Договорился с зам. главы администрации города, чтобы Тимура зачислили в школу (прежняя директор брать проблемного ребенка отказывалась). И, да, нажаловался Мизулиной, подключил тяжелую артиллерию!

12 января семья воссоединилась: внука отдали под опеку бабушке, хотя поначалу, по понятным причинам, и слышать об этом не хотели.

— Я потратил копейки, 14 тысяч спонсорских рублей, и полчаса времени, чтобы по-мужски поговорить с пацаном, объяснить: или слушаться – или детдом. Спасти семью оказалось так просто! Почему до меня это не мог сделать какой-нибудь полицейский, а деньги – дать депутат из числа владельцев сакских санаториев?

К сожалению, у опеки нет такой функции – делать ремонты.

Вывод:

Забить на школу – железно лишиться родительских прав. В 2017 году в Нижнем Тагиле гремела история семьи Пережигиных : у родителей восьми детей сгорел дом, семья переселилась в деревню, откуда детям было трудно добираться на уроки: дорогу заносило снегом. Скопились прогулы, пришла опека, Пережигиным поставили в вину дикую антисанитарию, отсутствие у детей прививок и прибитый на заборе «кладбищенский» православный крест. Спасло семью только участие уполномоченной по правам ребенка Анны Кузнецовой .

В документах «невинные» прогулы будут обозначены как «нарушение родителями права несовершеннолетнего на образование».

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ И ЧЕТВЕРТАЯ:

СЫНА ОДЕВАЛИ КАК ДОЧЬ, А МНОГОДЕТНЫЕ НЕ МОГУТ ЖИТЬ В 1-КОМНАТНОЙ КВАРТИРЕ (не верю ни одному слову)

На антиювенальном ресурсе я нашла два действительно вопиющих случая. В первом у матери не было денег, она брала для 4-летнего сына вещи б/у, в том числе, девичьи. За розовые куртку и велосипед женщину отправили на психиатрическую экспертизу, а малыша в социальный приют. На свиданиях матери запрещают обнимать и целовать ребенка, прямо как в Европе .

Во втором полная многодетная семья теснилась в однокомнатной квартире, органы увидели, что у ребенка от первого брака нет спального места, и обманом заставили мать написать заявление на помещение первенца в реабцентр: «анализы сдать, у врачей осмотры пройти». Тут же заочно, то есть, без приглашения на суд, лишили женщину родительских прав. В детдоме ребенок бунтует, его регулярно сажают в психушку, дали уже диагноз.

Но что делать, если, наколовшись дважды (отлучка на день оказалась двухнедельным запоем, увлечение компьютером – отказом от школы), я теперь не верю ни одной антиювенальной страшилке? Может, ненормальная мать действительно пыталась поменять сыну пол: написано, что она называла мальчика «Аля» и надевала ему сережку?

Имен в историях нет, проверить факты невозможно. Я писала и звонила всем причастным, но они так и не связали меня с героями.

Неужели детей правда могут изъять за маленькую жилплощадь? Я перерыла интернет и нашла более давнюю историю Галактионтовых : семью из Владимира, впятером жившую в 11-метровой комнате в общежитии, заставили сдать в Дом малютки трехлетних близнецов.

Когда журналисты приехали, оказалось, что оба Галактионтовы не работают, их старший 14-летний сын тоже в детдоме, потому что родители бросили его в другом городе, а главврач Дома малютки с порога отчитывает папашу: «Сколько раз вы пришли к детям за все это время? Сдали сюда здоровых людей, здесь же только дауны должны быть!».

Выяснилось, что это психо-неврологический диспансер для сирот, и Галактионтовы писали заявление на помещение малышей сюда дважды, ссылаясь на «трудное материальное положение». Разлучить родителей и детей из-за жилплощади никто не имеет права, а вот не отдать детей из Дома малютки могут: органы опеки обязаны провести проверку, смогут ли Галактионтовы содержать детей.

В общем, очередная история-перевертыш. Неужели опека всегда действует, в целом, обоснованно?

ИСТОРИЯ ПЯТАЯ: НЕ ЛЕЧИЛА ЧЕСОТКУ (на самом деле нет)

У Ирины Бойковой из села Соколово Зонального района Алтайского края забрали трех девочек пяти, шести и восьми лет за то, что мать не лечила их от чесотки.

В опеку обратилась классная руководительница старшей Катюши и рассказала, что от школьницы пахнет, родители одноклассников морщат нос: «Нас бы отсадить от Бойковой куда-нибудь», — а мама девочки на все попытки деликатно обсудить проблему отвечает, что девочка мыться не может, у нее аллергия на воду (!). Из 160 учебных дней Катя пропустила 97, сначала у нее был педикулез, потом чесотка…

Ирина Бойкова уверяла, что лечит дочь, но, когда, через полтора месяца, учительница приехала проведать ученицу, то увидела всех троих детей в расчесах. Позвонила в медкабинет: «Они хоть лечатся?». Медсестра: «Мама только приходит за справками для школы. Мы их направляли в больницу к дерматологу, трижды напоминали, они так и не съездили…».

Опека примчалась и пригрозила Бойковой: «Сейчас же в стационар!», — а там вручила маме постановление об изъятии в связи с угрозой жизни и здоровью. В вину женщине поставили грязную халупу, отсутствие воды, непосаженый огород, нерегулярный заработок сбором травы и т. д. Чем, мол, она детей-то кормит?

Надо сказать, Бойкова в Зональном личность известная: все дети от разных мужчин, никаких алиментов, упорные заявления сожителя, что женщина занимается проституцией, ответные жалобы Бойковой на сожителя и т. д. Участковый изрядно помучился с этой семейкой, и несколько лет назад Ирину уже пытались лишить детей.

Но женщина так искренне убивалась по дочкам, что на ее сторону встали алтайская КПРФ , общественная организация Всероссийское родительское сопротивление, Центр помощи семьям при движении «В защиту детства», юристы и депутат Госдумы Сергей Шаргунов .

На спонсорские деньги Бойковой сняли благоустроенное жилье, вызволили девочек из детдома, оформив опеку на мужчину, который согласился назваться отцом, а после опротестовали изъятие в суде (это стандартный ход).

Но самое интересное произошло потом!

— Проблемы с кожей, к сожалению, возобновились, я пошла к платному дерматологу, и он установил, что у детей вовсе не чесотка, а нейродермит, потому я и не могла месяцами вылечить кожу, хотя выполняла все рекомендации!

Опека ошиблась, потому что диагноз изначально был неправильный. Но согласитесь: иногда репутация говорит за человека.

Вывод:

Ребенок имеет право на получение медицинской помощи. Родитель обязан ее предоставить, и это не внутрисемейное дело. Если опека имеет на вас зуб, невызов врача при температуре 38,5 или невыполнение рекомендаций – основание для лишения прав. Храните упаковки от медикаментов.

…И ОСТАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ:

ЗАПАХ ОТ КОШЕК, ИЗЪЯЛИ ЗА БЕДНОСТЬ, БРАЛИ РЕБЕНКА С АВТОМАТЧИКАМИ ЗА ОТКАЗ ОТ АНТИБИОТИКОВ (спасали от смерти)

У меня еще много историй: как двух мальчиков забрали из квартиры-кошачьего приюта, где «полы были липкие от кошачьей мочи» и от запаха вешались соседи по лестничной клетке. Есть целый пласт изъятий «за бедность»: пять детей, дом сгорел, ютятся по углам, у всех вши, мама беременна еще одним, все пьяные, сами родители тоже детдомовцы, поэтому и превратили свою жизнь в помойку. Были угрозы забрать детей, когда зимой коммунальщики за долг отключили в деревенском доме газ и электричество…

Но я поняла, что все эти истории похожи: все они о маргиналах. Алкоголиках, психбольных, безработных тунеядках. Бесквартирных, малоимущих, в трудной жизненной ситуации.

Что бы ни говорили антиювенальщики, я не нашла ни одного случая изъятия из благополучной семьи, и обвинения, что «сотрудники опеки охотятся на хорошеньких домашних детей под заказ», похоже, сказки. Борцы с ювенальной юстицией любят выдавать в эфир альтернативную реальность, попросту не сообщать о всех причинах изъятия.

Схема вырисовывается такая: наше государство не патерналистское и не социальное, оно не дает квартиры погорельцам (если это не массовое стихийное бедствие), не прощает долг за газ, даже если зимой у человека замерзают дети. Это капитализм: каждый живет ровно так, как зарабатывает, пособия минимальны.

При этом для детей как раз установлен некий уровень жизни, который родитель должен и обязан обеспечить: нельзя не ходить в школу, нельзя держать ребенка в лужах мочи, и т. д. Если родитель не способен, это сделает государство. Парня спасем, парня — в детдом!

Читайте так же:  Через сколько можно вернуть подоходный налог

Были случаи, когда малоимущие обращались за денежной помощью в администрацию – и к ним сразу приходили из опеки.

Между прочим, этот материал «Комсомольской правды», возможно, первый, где прямо указано, за что конкретно изымают детей и какие вещи лучше не преступать, потому что российские законы написаны максимально расплывчато («ребенок признается оставшимся без попечения родителей, если действия или бездействия родителей создают условия, препятствующие нормальному воспитанию или развитию»), а антиювенальщики гонят пургу: «Изъяли за разбросанные игрушки… за отсутствие супа в холодильнике».

…Я все надеялась найти случай такого полного бессовестного беспредела со стороны государства, и вдруг, на сайте региональной телекомпании…

«В Екатеринбурге автоматчиками была изъята шестилетняя Инночка, ее изъяли из благополучной любящей полной семьи, где никто не пьет и не курит. Причина – мать, Полина Антонова , отказывалась давать Инне сильнодействующие антибиотики, прописанные врачом: Полина применяла схему натурального лечения».

В кадре православная женщина с челкой: «Так фашисты во время войны отбирали детей у матерей».

Диктор: «Все лето Инночку держали в душной палате-одиночке, способной свести с ума даже взрослого. Мать не пускали, в больнице девочка заразилась кишечной инфекцией и оспой…».

Чудо, а не история. В смысле, какой кошмар!

Мамочка – ВИЧ -диссидентка. Она уже уморила одного ребенка, не давала лечить от ВИЧ, он умер во младенчестве. Теперь опека и врачи стараются спасти Инну, а дуру-мать лишить родительских прав.

Семья – высшая ценность.

Но иногда, похоже, лучше ребенка из нее изъять.

МНЕНИЕ «ЗА!»

Елена Альшанская, президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

«Опека – это не садисты, которым нравится разлучать семьи»

— В опеке работают не специальные садисты, которым нравится разлучать родителей и детей, а такие же люди как все. Поэтому, когда опека приходит в квартиру и отбирает ребенка, обычно это происходит при обстоятельствах, которые любой среднестатистический человек признал бы пугающими, и истории про отобрания только за отсутствие в холодильнике апельсинов это преувеличение.

Отобрания из благополучных семей под заказ бывают, но это единичные случаи: в одном городе высокопоставленная мать, сговорившись с органами опеки, инициировала изъятие у собственной дочери по надуманному поводу, то есть там был конфликт внутри семьи, в другом у родителей-коммунистов был спор с местной администрацией, и это был такой элемент давления. В основном, действительно, контингент семей, в который приходят органы опеки, – не профессора и балерины, а бедные, не очень образованные, социально неблагополучные.

Это, конечно же, не означает, что у них нужно отбирать детей, но часто мы видим ситуацию, когда ребенок рыдает и цепляется за мать, а полицейские увозят его и оформляют по акту как безнадзорного. Проблема в формулировке нашего законодательства: если опека считает, что существует угроза жизни и здоровью ребенка, она имеет право его отобрать, точка!

И нет никаких понятных правил и регламентов, что именно является угрозой. Сотрудники опеки определяют это, исходя из своих личных представлений, а на глазок ошибки неизбежны.

Например, был случай отобрания потому, что школьник постоянно приносит в класс вшей, а дома были тараканы и крысы. Раз антисанитария вызывает у среднестатистических людей такой трепет, можно положить маму с ребенком в больницу, а в доме провести санобработку, то есть оказать семье помощь, но не разлучать родных людей.

Или: и опека, и полиция часто бывают в настоящих притонах, где дети находятся в реальной опасности, и происходит профдеформация: когда сотрудники видят хоть что-то похожее, скажем, бутылки под столом обычной квартиры, они начинают волноваться и думают, что лучше перестраховаться и детей забрать и отсюда тоже.

Государство имеет полномочия влезать в семьи, но, в идеале, лишений должно быть как можно меньше, потому что это всегда трагедия и стресс.

Если опека получает сигнал, что ребенок находится в опасных условиях, например, живет с родителями на стройке, и этот сигнал подтверждается, ребенок должен перемещаться в иное место вместе со взрослыми. Если опасность исходит от самих взрослых, ребенка бьют или родители алкоголики, нужно сразу искать родственников, например, бабушку. Возможно, проблему можно решить и ребенок вернется к родителям. Если нет, его нужно оформлять в другую семью, лучше родственную. Если это невозможно – в замещающую.

МНЕНИЕ «ПРОТИВ!»

Элина Жгутова, руководитель правозащитного центра «Иван-чай»:

«Ювенальная юстиция использует методы оккупантов, входящих в город»

— Идея выяснить, за что опека изымает детей, и как, исходя из этого, нужно себя вести, что делать и чего не делать, кажется мне неверной. Все, чего нельзя делать, описано в Уголовном кодексе и Кодексе об административных правонарушениях, а в остальном мы должны себя чувствовать естественно, а не как потенциальные преступники или жители оккупированной территории.

Элементарной презумпции невиновности и добропорядочности лишены сегодня большинство родителей.

У них нет права на беду, на несчастный случай. Если ребенок упал, катаясь на горке, любой родитель уже задумывается, стоит ли проявлять обеспокоенность и бежать в ближайший травмпункт. Согласно действующему регламенту межведомственного взаимодействия, врачи, да и все так называемые субъекты профилактики — учителя, воспитатели, работники соцзащиты — обязаны сообщать в полицию по делам несовершеннолетних и опеку о том, что произошла травма.

И ваша естественная тревога — перелом или просто ушиб? — как правило приведет в полицейский участок. Там вас попросят написать объяснение, составят протокол.

В большинстве случаев великодушно откажут в возбуждении уголовного дела, и вы облегченно вздохнете. К сожалению, не все случаи заканчиваются просто нервотрепкой и потерей времени.

Оставить ребенка с бабушкой сегодня также чревато. Ведь она, с точки зрения тех же органов и опеки и ПДН, «не является законным представителем ребенка».

Ребенок, гуляющий возле дома один, рискует быть признанным «безнадзорным» и по соответствующему полицейскому акту может отправиться сначала в полицию, а затем и в приют, особенно в случае, если обнаружатся другие признаки его неблагополучия с точки зрения тех же органов. А список это широк.

Работают в органах профилактики специалисты, не имеющие квалификации врачей, психологов, наркологов, педагогов и т. д. Зато имеющие методички, переведенные когда-то с западных оригиналов, и переформатированное сознание, основанное на том, что «у ребенка должна быть достойная жизнь». А это означает: достойные родители, достойное питание, достойная одежда, условия жизни и т. д. Разумеется, по их представлениям.

Так, ребенок -аутист, был признан полицейскими «маугли городских джунглей» и провел в приюте 4,5 месяца, пока не вмешались общественники.

Послеинсультное состояние вполне могут принять за опьянение или записать в наркоманы.

Если опека явилась, когда празднуется семейное торжество, родители рискуют получить статус «злоупотребляющих спиртными напитками». Если во время ремонта — «неудовлетворительные жилищные условия».

А дальше — как повезет. Большинство, конечно, ограничиваются испугом, который, правда, сохраняется надолго.

Это как фашистские оккупанты когда-то входили в города или деревни. Расстреливали или вешали показательно несколько человек, остальные жили в состоянии ужаса. Здесь реализуется тот же принцип управления обществом: чтобы навязать свои правила, не обязательно отнимать детей у всех, достаточно обнародовать информацию, и люди будут жить, учитывая опасность, под постоянным прессингом. Этот страх — тоже ювенальная юстиция.

В таком состоянии родители не могут осуществить полноценное воспитание. Они боятся наказывать, ведь это может быть истолковано как «жестокое обращение с ребенком». Боятся ограничивать, что-то запрещать, ведь это по сегодняшним представлениям как минимум «психологическое насилие» или «ограничение прав несовершеннолетнего».

То, что происходит сегодня, это настоящий социал-дарвинизм: детей изымают у выпускников детдомов, социально незащищенных или неадаптированных людей. Негласно признано, что они не должны или не могут быть родителями. Мы столкнулись с решением суда, где опека рекомендует лишить родителей прав, на основании того, что мать и отец сами воспитывались в государственной сиротской системе.

Изымают детей у инвалидов: в августе в Красногорске пытались не отдать новорожденную девочку родителям потому, что они слепые, и только когда вмешалась в эту историю Диана Гурцкая, известная певица и председатель комиссии Общественной палаты РФ по поддержке семьи, материнства и детства, ребенка вернули.

В нашей практике опека пришла к лежачей больной: опека не понимала, как она будет содержать детей и водить в школу. Сейчас разворачивается скандал с онкобольной, у которой отняли ногу.

Удивительно, что все это происходит в стране, которая взяла курс на «приоритет родной семьи», «борьбу с бедностью и социальным неравенством» и «улучшение демографических показателей».

Святость материнства так и остается лозунгом для высоких трибун, а на практике — не значит ничего по сравнению с правами ребенка на достойную жизнь. Там так и говорят, что «одной материнской любви недостаточно, у ребенка должны быть комфортные условия и сбалансированное питание».

Чтобы мы чувствовали себя хозяевами своей семьи, чтобы мы понимали, что семейная политика нацелена на благо семьи, должен быть в корне изменен дух социальной политики. Необходимо вернуть свойственные нашему менталитету милосердие, человечность, соборность, бескорыстие взамен на привнесенные когда-то и паразитирующие на нашей почве западные ценности: приоритет материального над духовным, индивидуализм, феминизм и т.п.

Семейное законодательство должно быть коренным образом изменено, политическая воля должна быть проявлена для возвращения общества к традиционным российским истокам.

*Закон заставляет нас изменить имена детей и фамилии их родителей.

При участии Вероники Рангуловой, «КП»-Пермь».

Жореса Алферова похоронят в Комарово

Прощание с нобелевским лауреатом пройдет в Санкт-Петербургском научном центре РАН

«Я этого не писала»: Бывшая жена депутата Илона Столье опровергла пост про «нищебродов»

Илона Столье дала эксклюзивный комментарий корреспонденту «КП»

Российская элита токсична, берегитесь ее

Почему в самом деле стоит ограничить доступ в элитные рестораны простым людям

«Это подарок для оправдывающих Гитлера» — Доренко ответил Михалкову на слова про генерала Карбышева

Журналист высмеял режиссера и отказался мириться с ним [видео]

Греф выгоняет бомжей

Бродяги устраивают в круглосуточных отделениях Сбербанка «пивнушки» и ночуют у банкоматов

Комнаты без окон, тараканы и драки по выходным: как я жил с гастарбайтерами

Корреспондент «КП» вклинился в ряды трудовых мигрантов и посмотрел, каково им живется в Москве

Хотели замуж за миллионера, а попали на «доску позора»: хакер с Украины опубликовал интимные фотографии жительниц Екатеринбурга

Роскомнадзор заблокировал сайт, но только на территории России [видео]

Откровенное признание Михаила Горбачева: Мы с Раисой потеряли сына

2 марта первому и последнему президенту СССР исполняется 88 лет [аудио, видео]

Задержанная сотрудница камчатского заповедника — «КП»: «Взбудоражили болото, которое не надо было трогать»

Наш корреспондент пообщался с Дарьей Паничевой, которую подозревают в пособничестве при хищении денег Кроноцкого заповедника [ЭКСКЛЮЗИВ KP.RU, фото]

«Врачей не могла найти — они закрылись в одном кабинете, где праздник какой-то отмечали»: В Крыму проверят больницу из-за банкета

Жительница Джанкоя пожаловалась, что трудно было оформить бумаги для срочной госпитализации ребенка-инвалида

Уральский депутат прислал на дуэль вместо себя олимпийского чемпиона по боксу

При этом оскорбленный решил драться на водяных пистолетах [видео]

Возрастная категория сайта 18+