Договор олега с греками год

Договор олега с греками год

По порядку, сперва обратимся к Олегову договору 911 года. Договор сей по содержанию своему разр ешает много юридических вопросов, относящихся к Олегову времени на Руси; из статей его мы отчасти можем вид е ть насколько в то время Русский закон обнимал разные условия, разные случаи народной жизни. Чтобы удобн е е и в большей связи рассмотреть разные понятия Олеговых Руссов о прав е , высказанные в договор е , я разд е ляю статьи договора на уголовные, гражданские и статьи государственного права.

Уголовные законы. Начнем с статей относящихся к уголовному праву. Сюда относятся статьи 2, 3, 4, 5 и 12 Олегова договора с Греками.

Вторая статья договора свид е тельствует, что русское общество, во время Олега, при разбор е обид и пресл е довании преступников уже не допускало самоуправства, и требовало суда над преступниками, чтобы обиженные представляли свои жалобы общественной власти, a не сами разделывались с обидчиками. Статья говорит: «А о головах, когда случится убийство, узаконим так: ежели явно будет по уликам, представленным на лицо, то должно в е ритъ таковым уликам. Ho ежели чему не будут в е рить, то пусть клянется та сторона, которая требует, чтобы не в е рили и ежели посл е клятвы, данной по своей в е р е , окажется по розыску, что клятва дана была ложно, то клявшийся да приимет казнь» . Зд е сь явно и прежде всего выступает суд, как главное основание общественного благоустройства. На суд е главным доказательством и основанием обвинения считалось поличное; тогдашний суд р е шал д е ло по одному поступку, каким он есть на лицо; обвиняемый в убийств е был признаваем убийцею, ежели труп убитого был ему уликою. Но, впрочем, и при главном основном судебном доказательств е закон не отвергал других доказательств,— он допускал и спор против улик: обвиняемый мог по закону требовать, чтобы не в е рили уликам, т. е. отводить их от себя; но в таком случа е он должен подтверждать свое требование клятвою, и ежели посл е клятвы по розыску оказывалось, что клятва была дана ложно, то клявшийся за это подвергался особой казни. Таким образом в числ е судебных доказательств того времени кром е поличного мы находим клятву или присягу и розыск, может быть допрос свид е телей . Клятву по закону должен был давать тот, кто отрицал или отводил от себя улики. Сии судебные доказательства вполн е согласны с доказательствами, находящимися в Русской Правд е и других посл е дующих узаконениях; сл е довательно н е т сомн е ния, что суд и судебные доказательства Олегова договора принадлежат русскому законодательству. Теперь рождается вопрос,— кто по Олегову договору производил суд над преступниками? Отв е та на этот вопрос договор не представляет, но, судя по тому, что по свид е тельству л е тописи, князья были приглашены именно для того чтобы судить по праву, должно допустить, что суд производили или сами князья, или лица от них для сего поставленные, т. е. княжие мужи, нам е стники, тиуны и вообще судьи, которые, в е роятно, бывали и между Руссами. при е зжавшими в Константинополь; ибо изв е стно, что между русскими купцами, е здившими в Грецию, отправлялись и гости, посылаемые собственно князем с его товарами, из которых, конечно, князь, выбирал людей, которым поручал в случа е надобности и суд над отъ е зжающими в Грецию. A может быть таковые судьи выбирались и самими отъ е зжающими купцами на основании общинных начал, ибо е здить ц е лыми обществами, с своими старостами и судья ми, было в то время в обыча е повсюду — и у нас, и в западной Европ е . Доказательством тому служат вс е торговые договоры того времени. В XII и XIII в е ках писались особые уставы, по которым купцы должны были поступать, живя в изв е стном город е . До нас дошли уставы ганзейские, изв е стные под названием «Скры». В каждом город е , куда при е зжали ганзейские купцы, были конторы, гд е хранились эти законы.

По свид е тельству третьей статьи договора, убийца по русскому закону подвергался смерти на м е ст е преступления, но в то же время закон допускал выкуп, или вознаграждение ближних убитого им е нием убийцы, ежели убийца скрывался, при чем ближние убитого получали только то имение, которое по закону принадлежало убийц е , и не могли брать им е ния, принадлежащего его жен е . Статья говорит: «Убъет ли Русин христианина, т. е. грека, или христианин Русина, да умрет там же, гд е учинитъ убийство. Ежели же уб е жит учинивши убийство и ежели он им е ет достаток, то часть ею, т.е. что ему принадлежит по закону, да возмет ближний убиенного, но и жена убившего да удержит то, что ей принадлежит по закону. Ежели убийца, уб е жав, не оставит им е ния, то иск не прекращается до т е х пор, пока ею не отыщут и не казнят смертию» . Настоящая статья указывает на зам е чательное развитие права в Олегово время, именно в том, что по закону невинная жена не отвечала за виноватого мужа, так что с первого взгляда эту статью можно почесть за заимствованную из римского права и внесенную в договор Византийцами; но назначение смертной казни, мало употребительно в подобных случаях по римскому праву, и особенно применение смертной казни выкупом или отдачею имущества убийцы ближним убитого, совершенно неизв е стное по римскому праву и сильно развитое в древнем русском прав е , ясно указывают, что настоящая статья выражает чисто русский закон Олегова времени; даже та часть статьи, гд е жена не отв е чает своим им е нием за виноватого мужа, нисколько ни может указывать на византийское влияние, ибо с одной стороны во всем посл е дующем русском законодательстве невинная жена никогда по закону не отв е чала за виновного мужа, a с другой и в древних исландских законах, изв е стных под именем Grаgаs, тоже говорится, что ежели между супругами общность им е ния не была утверждена особым актом, то в случа е денежного взыскания на одном из них, виноватый платит только с своего им е ния, не касаясь им е ния принадлежащего другой половин е . То же встр е чаем и в древних Моравских законах, как видно из грамоты Премысла Оттокара (1229 года), гд е сказано: «Всякий убийца обязан был платить суду 200 денаров, a жена его оставалась без проторей». Сл е довательно этот закон поскольку был общим для многих скандинавских и славянских законодательств, постольку был общим и для Руси, как составленной из элементов славянских и скандинавских. Обстоятельство, что кровавая месть в случа е б е гства убийцы могла быть зам е нена имуществом бежавшего, показывает, что русское общество во времена Олега стояло на той степени развития, когда месть была ограничена судом и голова убийцы могла быть выкуплена его имуществом. Но этот выкуп был только что вводим, он еще не был опред е лен, назначался только в случа е б е гства убийцы и обычай торговаться с родственниками убитого о выкуп е убийцы еще не существовал. Эту первую степень смягчения мести мы видим в славянских, скандинавских и вестготских законах. По этим посл е дним убийца мог вступать в договор о выкуп е с родственниками убитого, но прежде этого он должен был б е жать в пустыню, в дикие л е са и только по прошествии 40 дней посл е убийства мог вступать в переговоры чрез своих родственников. Если родственники убитого не соглашались на выкуп, то убийца снова мог возобновить свое предложение через год; если во второй раз его предложение отвергалось, то по прошествии года он мог вступать еще раз в переговоры. Но если и на этот раз не было согласия, то убийца лишался всякой надежды выкупить свое преступление.

Четвертая статья договора свид е тельствует, что личные обиды, именно побои и раны, в современном Олегу русском обществ е , также подчинялись суду и обиженный получал опред е ленное законом денежное вознаграждение. Вот изложение самой статьи: «Ежели кто ударит кого мечем, или прибьет каким-либо другим орудием, то за сие ударение или побои по закону русскому да заплатит пять литр серебра. Ежели же учинивший сие не будет им е ть достатка, — да отдаст столько, сколько может, да снимет с себя и ту самую одежду, в которой ходит, a в остальном да клянется по своей в е р е , что у него некому помочь в платеж е , посл е чего иск прекращается» , Эта статья вполн е согласна со вс е м посл е дующим русским законодательством, в котором постоянно личные обиды оц е нивались денежными пенями; так в Русской Правд е читаем: «Аще ли кто кого ударит батогом, любо жердю, или рогом, то 12 гривен», Окончание настоящей статьи договора, по которому виновный должен поклясться, что у него некому помочь в платеж е , весьма важно для нас т е м, что указывает на русский закон о дикой вир е , развитый вполн е в Русской Правд е , по которому община н е которым образом отв е чала за своего члена и участвовала в платеж е виры. Очевидно, что начатки этого общинного закона уже существовали при Олег е , в вид е круговой поруки членов общины по своем член е , обязанном платить виру или продажу, точно также как подобные общества были в Скандинавии под именем герадов, которые были ничто иное, как гражданский союз, заключенный по общему согласию различных землевлад е льцев для охранения взаимного спокойствия и безопасности.

Пятая статья договора говорит, что по русскому закону в Олегово время, при пресл е довании ночного вора, хотя и допускалось н е которое самоуправство, но только в крайности, когда вор был вооружен и оказывал сопротивление; в стать е именно сказано: «при поимк е вора хозяином во время кражи, ежели вор станет сопротивляться, и при сопротивлении будет убит, то смерть его не взыщется». Но в противном случа е , т. е. когда вор не сопротивлялся и дозволял себя связать, законы Олегова времени, равно как и Русская Правда, строго наказывали и запрещали всякое самоуправство и требовали, чтобы вор был представлен на суд и подвергся наказанию, опред е ленному законом. В Олеговом договор е по русскому закону было постановлено: «ежели вор при поимк е во время сопротивления был убит, то хозяин возвращал себ е только покраденное вором; но ежели вор был связан и представлен на суд, то должен был возвратить и то что украл, и сверх того заплатить хозяину тройную ц е ну украденного». Зд е сь относительно тройной ц е ны, кажется по византийскому настоянию, в договор внесено было римское quadrupli, по которому открытое воровство наказывалось вчетверо, т. е. возвращалась покраденная вещь, или ц е на ее и сверх того в наказание тройная ц е на вещи. По Русской же Правд е , в наказание за воровство назначалось не тройная ц е на покраденной вещи, a особенная пеня, называвшаяся продажею. Настоящая статья Олегова договора, пресл е дуя воровство, в то же время запрещает и наказывает почти одинаково с воровством насилие, делаемое к е м-либо под видом обыска, будто бы по подозр е нию в воровстве. Именно в стать е сказано: «Ежели по подозр е нию в воровстве, кто будет д е лать самоуправно обыск в чужом дом е с притеснением и явным насилием, или возьмет под видом законного обыска что-либо у другого, то по русскому закону должен возвратить в трое против взятого» .

Наконец, пресл е дование преступников по русскому праву, современному Олегу, не прекращалось и за пред е лами русской земли; закон требовал их возвращения и тогда, когда они усп е вали скрыться за границу, как прямо говорит 12-я статья договора: «между торгующими Руссами и различными приходящими в Грецию и проживающими там, ежели будет преступник и должен быть возвращен в Русь, то Руссы об этом должны жаловаться христианскому царю, когда возьмут такового и возвратят его в Русь насильно». Это настойчивое пресл е дование преступников даже за пред е лами Русской земли служит явным свид е тельством о могуществ е власти и закона в тогдашнем русском обществ е .

Законы гражданские. Рассмотр е вши статьи договора, относящиеся уголовному праву, или т е законные м е ры, которые русское общество употребляло против нарушения прав, признанных законом, мы теперь перейдем к статьям, указывающим на тогдашнее частное или гражданское право, т. е. рассмотрим т е права, которые русское общество предоставляло своим членам в отношении друг к другу. Зд е сь мы встр е чаем указание относительно прав на имущество. Влад е ние имуществом, по тогдашнему устройству русского общества, тогда только почиталось правильным и заслуживающим общественное покровительство и законную защиту, когда имущество признано за влад е льцем по закону, как прямо говорит вторая статья договора: «да частъ его, сир е ч иже его будет по закону» . Но в чем состояла законность влад е ния, из договора не видно; впрочем для нас уже важно и одно указание на различие между влад е нием законным и не законным, ибо мы из него можем заключать о благоустроенности тогдашнего русского общества и о сил е закона.

Законное понятие о принадлежности имущества лицу, a не роду, в тогдашнем русском обществ е уже до того было развито, что закон признавал отд е льное имущество мужа и отд е льное имущество жены и, в случа е взыскания за преступление мужа, в удовлетворение поступало только мужнино имущество, a женино им е ние закон в таком случа е признавал неприкосновенным, как прямо сказано в третьей стать е договора: «Ежели уб е жит учинивший убийство, и ежели он им е ет достаток, то часть его, т. е. что ему принадлежит по закону, да возьмет ближний убиенного, но и жена убившего да удержит то, что ей принадлежит по закону» . На отд е льное имущество жены от мужнина имущества есть указания и в летописях; так Нестор, описывая браки в племени Полян, говорит, что нев ес ты несли за собою приданое; или говоря об Ольг е между прочим пишет, что ей принадлежал в отд е льную собственность Вышгород: «Бе бо Вышгород град Волзин». Это кажется указывает на в е но, которое муж давал жен е в отд е льную собственность от своего им е ния, ибо Ольга, псковитянка по происхождению, не могла им е ть своим приданым Вышгорода, который находился в придн е провском краю. О в е н е ясно же упоминается при Владимир е, как о давнишнем обыча е в русском обществ е .

В одиннадцатой стать е договора изложен тогдашний русский закон о насл е дств е , по которому в тогдашнем русском обществ е были уже изв е стны два вида насл е дства: насл е дство по зав е щанию и насл е дство по закону. Статья договора прямо говорит: «Ежели кто из русских умрет, не распорядившись своим им е нием, или не будет им е ть при себ е своих, то им е ние его да отошлют к его ближним в Русь. Но ежели он по своему им е нию сд е лает распоряжение, то тот, кою он напишет насл е дником им е ния, да возьмет назначенное ему, да насл е дит им е ние». Закон о насл е дств е по зав е щанию ясно свид е тельствует, что на Руси в Олегово время имущество принадлежало лицу, а не роду; ибо ежели бы имущество принадлежало роду, то не было бы м е ста для зав е щания: член рода не мог бы распоряжаться и отдавать в собственность посл е своей смерти то, на что и сам не им е л права собственности при жизни. Насл е дство же по закону указывает на то, что родственные отношения и в то время им е ли то же значение, какое они им е ют и теперь, т. е. что закон не отрицал права родственников на им е ние посл е умершего, ежели тому не противор е чило зав е щание, оставленное умершим.

Читайте так же:  Уголовное ответственность за нарушение пдд

Законы государственные. Наконец в Олеговом договор е мы находим н е сколько указаний на права лиц, вытекающие из различных отношений лиц к самому обществу, или вообще на тогдашнее государственное право в русском обществ е . Зд е сь самые важные указания мы встр е чаем в вступлении и первой стать е договора. Именно вступление указывает нам на верховного властителя Руси, великого князя, на князей — его подручников, на св е тлых бояр и на всю Русь подвластную великому князю. Первая статья также говорит о князьях, которых называют св е тлыми и властителями народа; дал е е десятая статья упоминает о гостях и.рабах. Таким образом из их упоминаний мы видим, что по отношению к обществу были особые права верховного властителя Руси, великого князя, потом особые права князей подручников великого князя, особые права бояр, высшего класса подданных, носивших название св е тлых бояр, особые права вс е х свободных людей, принадлежащих к русскому обществу, и наконец значение невольников или рабов. В договор е , конечно, мы не находим полного опред е ления прав того или другого класса членов тогдашнего русского общества, но уже самое различие наименований, присвоенных каждому классу, намекает на различие прав, ибо ежели в язык е образовались различные наименования, то это уже есть явный признак различия в значении и правах.

Впрочем договор представляет н е сколько данных и для опред е ления прав того или другого класса. Так Олег, великий князь русский, называется властителем всей Руси,— ему подчинены и светлые бояре и другие князья; в договор е сказано: «Мы от рода русского, иже посланы от Ольга, великого князя русского, и от вс е х, иже суть под рукою его, св е тлых бояр, похотеньем наших князь и по повеленью великого князя нашего, и от вс ех иже сутъ под рукою его, сущих Руси». Зд е сь мы даже видим, что в сношениях с чужеземным народом распоряжался не один великий князь, но также им е ли голос и другие князья, подвластные великому князю, бояре и вся Русь. Н е которые думают, что название великого князя не есть Русское, туземное, а титул, приданный византийцами русскому государю; но этому мн ен ию именно противор е чат византийцы. До нас дошел придворный византийский обрядник, писанный императором Константином Порфирородным, в котором прямо сказано, что государь русский в византийских официальных грамотах титуловался просто князем, а не великим князем. Вот подлинный титул, записанный в обрядник е : «грамота Константина и Романа христолюбивых царей римских князю русскому». Ясно, что в договоре Олега титул великого князя был домашний, а не византийский

Дал е е, первая статья договора называет властителями, влад е ющими над народом, и низших князей, подчиненных Олегу; статья гласит: «не вдадим елихо наше изволене, быти от сущих под рукою наших князь св е тлых, никакому же соблазну или вин е» . Но бояр договор нигд е не называет властителями и оставляет за ними только титул св е тлости, благородства, особого почета в народе; отсюда мы можем заключить, что бояре не были властителями и не принадлежали к состоянию князей.

Десятая статья договора представляет нам данные для н е которого отд ел ения прав, присвоенных тогдашним русским обществом сословию гостей; она говорит: «аще украден будет челядин русский и жаловати начнут Русь, да покажется таковое от челядина, да имут й в Русь; но и гостъе погубиша челядин; и жалуют, да ищут й». Зд е сь, как мы видим, гости противополагаются вообще другим Руссам, при е зжающим в Грецию; сл е довательно признаются особым, отд е льным сословием, особым классом, с своими правами. A Игорев договор ставит гостей посл е послов и указывает на них, как на торговцев, отправляющихся с товарами в чужие земли; в договор е Игоря сказано: «А великий князь русский и бояре его да посылают в Греки к великим царем Греческим корабли елико хотят со слы и с гостъми, ношаху сли печати злати, и гостье сребряни».

Наконец девятая и десятая статьи договора дают н е которые указания для опред е ления состояния невольников, рабов, называвшихся тогда челядью. Так девятая статья говорит, что невольниками были пленники, что они продавались как товар и проданные отсылались в разные земли, что Олеговы Руссы вели большую торговлю невольниками и в этой торговл е не только продавали своих пл е нников, но даже скупали невольников в других м е стах. В десятой статье указывается на невольника, как на вещь, на которую права хозяина были неприкосновенны и охранялись законом, — хозяин мог требовать своего невольника гд е бы его ни отыскал.

Договор Олега с греками

Договор Олега с греками

Подписанию долгосрочного мирного договора предшествовали переговоры о завершении военных действий. Олег желал получить «дань» — откупное для своих «воев». Это место в «Повести» вообще довольно темно. Летописец приводит двойное счисление дани: вначале Олег «заповеда» давать дань «на 2000 кораблей по 12 гривен на человек, а в корабле по 40 муж»; но его послы, явившиеся в Константинополь, просят уже «дати воям на 2000 кораблей по 12 гривен на ключ». Очевидное несоответствие между размерами этих двух даней историки объясняли по-разному. Но мало кто принимал при этом во внимание возможности имперской казны и соображения имперского престижа. Даже если, следуя Новгородской I летописи, оценить численность войска Олега в 8000 человек (200 ладей по 40 воинов в каждой), то требуемая на них дань составит 96 000 гривен или 2 304 000 золотников (гривна начала X в. равнялась примерно трети фунта, то есть 24 византийским золотникам). Тут надо вспомнить, что в византийскую казну ежегодно поступало приблизительно 8 000 000 золотников и что император Маврикий насмерть разругался с аварским каганом Баяном из-за 100 000 золотников — суммы в 23 раза меньше той, которая получена нами в результате десятикратного сокращения количества воинов Олега! (По летописи же выходит, что Олег потребовал выплатить ему три годовых бюджета империи — еще одно свидетельство фантастичности летописного исчисления его войска.) А ведь международный статус аварского кагана намного превосходил достоинство «светлого князя русского».

Думается, что дань по 12 гривен на воина — создание разгоряченной фантазии древнерусских дружинников, попавшее в летопись из их «царьградских» преданий. Две системы исчисления дани отражают, вероятно, тот факт, что Олег, раззадоренный достигнутым успехом, поначалу запросил чересчур много, но затем, в ходе переговоров, согласился взять «по чину». Выражение «по 12 гривен на ключ» обыкновенно понимается как выплата на ключевое (рулевое) весло, то есть на одну ладью. Однако В. Даль в своем словаре (статья «Ключъ») указывает также, что у западных славян слово «ключ» означает поместье из нескольких сел и деревень с местечком, управляемое ключвойтом. «Ладейная сила Олега, — пишет он, — вероятно, делилась на ключи по волостям, откуда ладьи были выставлены, или по частным начальникам над ключами, отделами людей». Учитывая карпатское происхождение Олега, возможно, следует предпочесть именно эту трактовку размера полученной от греков дани. Еще какая-то часть дани была выдана драгоценными вещами и продуктами. Возвращаясь в Киев, Олег увозил с собой «злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье».

Другим важным пунктом переговоров были «уклады», которые греки обязались «даяти на русские грады» (список их приводился выше). Текст, непосредственно следующий за списком городов, регламентирует условия содержания «русских» послов и купцов: «да емлют месячину на 6 месяцев, хлеб и вино, и мясо, и рыбы, и овощ; и да творят им мовь [баню], елико [сколько] хотят; и поидуче же домой, в Русь, да емлют у царя нашего на путь брашно, и якори, и ужа [канаты], и парусы, и елико им надобе». При вторичном упоминании городов договор определяет порядок торговли для купцов-русов: «и да входят в град в одни ворота со царевым мужем, без оружья, по 50 мужей, и да творят куплю, якоже им надобе, не платяче мыта [пошлин] ни в чем же». Таким образом, под «укладом» надо понимать торговый устав, оговаривающий правила торговли русов на константинопольском рынке. Как видим, Олег добился чрезвычайно выгодных условий для «русских» купцов: они получали содержание из императорской казны и освобождались от пошлин.

Договоренность была скреплена клятвой. Императоры Лев и Александр «целовавше сами крест, а Олга водивше на роту [присягу], и мужи его по русскому закону клящася оружьем своим, и Перуном, богом своим, и Волосом, скотьем богом, и утвердиша мир»[226].

2 сентября четырнадцать «мужей от рода русского» подписали письменный договор о «непревратной и непостыжной» любви между русами и греками. Его статьи могут быть разбиты на четыре основных раздела:

1. Порядок разбора и наказания уголовных преступлений, совершенных русами или греками друг против друга на территории Византийской империи. Убийство, как того требовало имперское законодательство, каралось смертью и конфискацией имущества, за исключением той части, которая полагалась жене убийцы. За нанесение телесных повреждений на виновного налагался штраф («пять литров серебра по закону русскому»), причем если он был «неимовит», то должен был снять с себя и «самые порты». С пойманного вора взыскивалось втрое против взятого; в случае оказания им сопротивления при поимке хозяин украденного имущества мог безнаказанно убить его. Приговор выносился только на основании неоспоримых свидетельств; при малейшем подозрении на ложность свидетельских показаний противная сторона имела право отвергнуть их, поклявшись «по своей вере». За лжесвидетельство полагалась казнь. Стороны обязывались выдавать друг другу сбежавших преступников.

2. Оказание взаимопомощи на территории других государств. В случае кораблекрушения византийского торгового судна близ берегов какой-либо иной страны находящиеся поблизости «русские» купцы обязаны были взять корабль и экипаж под охрану и сопроводить груз в пределы империи или в безопасное место. Если беда настигала греков близ «земли Русской», то корабль препровождали в последнюю, товары продавались и вырученное русы должны были переправить в Константинополь с первым же посольством или торговым караваном. Насилия, убийства и грабежи, совершенные русами на корабле, карались вышеозначенным способом. О том, что «русские» купцы имели право требовать того же с греков, договор умалчивает. Вероятно, это обстоятельство связано с тем, что русы отправлялись в торговые экспедиции целыми флотилиями[227]. Многочисленность «русских» купцов отражена и в требовании греков об ограничении их доступа в Константинополь: они должны были входить в город через одни ворота по 50 человек. Понятно, что при таком размахе торговых предприятий русы не нуждались в посторонней помощи.

3. Выкуп «русских» и греческих невольников и военнопленных и поимка беглых рабов. Увидев на невольничьем рынке греческого пленника, «русский» купец должен был выкупить его; так же обязан был поступить греческий торговец по отношению к плененному русу. На родине невольника купец получал за него выкупную сумму или среднюю цену невольника по текущему курсу («20 златых»). На случай «рати» (войны) между «Русской землей» и Византией предусматривался выкуп военнопленных — опять же по средней цене невольника. Беглые или украденные «русские» рабы подлежали возврату хозяевам; последние могли искать их на территории империи, и тот грек, который противился обыску своего дома, считался виновным.

4. Условия найма русое на военную службу. При объявлении набора наемников в войско византийские императоры обязаны были брать на службу всех русов, которые этого пожелают, и на тот срок, какой будет устраивать самих наемников (русы добивались долгосрочного наемничества, вплоть до пожизненного). Имущество убитого или умершего наемника, при отсутствии завещания, переправлялось его ближним «в Русь».

Переговоры завершились торжественной церемонией, которая должна была явить варварам могущество империи и побудить Олега последовать примеру предыдущих «русских» князей, обратившихся в христианство. Послы русов были приглашены в храм Святой Софии для осмотра христианских святынь: «Царь же Леон послы рускыя почтив дарами, золотом и паволоками. и пристави к ним мужи свои, показати им церковную красоту, и полаты златыя, и в них сущее богатство: злато много, и паволоки, и каменье драгое, и страсти Господни, венец и гвоздье, и хламиду багряную, и мощи святых, учаще их к вере своей и показующе им истинную веру; и тако отпусти их в свою землю с честью великой». Но кажется, на этот раз никто из русов не пожелал оставить языческие заблуждения.

Перед тем как покинуть свой стан, Олег еще раз подтвердил свое твердое намерение хранить с греками «любовь непревратну и непостыжну», приказав повесить на городских воротах свой щит, «показуя победу». Этот символический акт обыкновенно истолковывают в совершенно противоположном смысле — как знак победы русов над Византией. Однако слово «победа» в XI—XII вв. имело также значение «защита, покровительство».[228] Равным образом и щит нигде и никогда не символизировал победу, но лишь защиту, мир, прекращение брани. Поднятие предводителем войска своего щита во время сражения означало призыв к началу мирных переговоров; в 1204 г. знатные крестоносцы вешали свои щиты на дверях занятых ими домов в Константинополе, чтобы предотвратить их разграбление другими рыцарями. Вещий князь оставлял грекам свой талисман, который должен был охранять город от вражеских нападений; он возвращался в свой карпатский «Джарваб» не победителем Византии, а ее союзником и защитником.

Договор великого князя Олега с Византией 911 года

Здесь мы будем знакомиться с договором великого князя Олега, которого звали Вещим, заключенным с греками 2 сентября 911 года.
Смысл этого договора великолепно раскрыт в книге Ольги Федоровны Дубовской » Любить по-русски».
Эта тема составлена по материалам этой книги.

Впервые договор в.князя Олега 911 года отмечается летописцем Нестором в его повести » Временных лет», завершенной им в 1093 году. Нестор указывает, что письменному договору 911 года предшествовал устный договор 907 года.
В.кн. князь Олег, собрав профессиональную часть войска-дружину-представленную множеством славянских родов «пошел на греков».Сам в.кн. Олег возглавлял флотилию числом в 2000 единиц по 50 дружинников на каждом судне. К Царьграду двигалось славянское войско, как обычно в дальных походах в двух сторон: по суше боевая конница, а по морю—военный флот.В дальние походы славяне собирали войско не менее 200 тысяч.
Цесари Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались уплачивать дань и присягали друг другу : сами целовали крест, а Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом и Волосом ( Велесом ) богом скота, и утвердили мир.
И спустя четыре года, в 911 году греки, запросили письменного свидетельства об установлении мира между Византией и Русью. И князь Олег дает свое письменное подтверждение мира между греками и русичами. В. кн. Олег и раньше заключал договоры с греками, но они были словестными. И условия договора в отличии от греков всегда соблюдал.
2 сентября 911 года договор был подтверден письменно, склеплен присягой, подписями и печатями.
Это единственный исторический документ, который своим существованием удостоверяет запечатленные в нем национальные устои русского народа, в также наличие мощного русского государства, что было монолитным образованием, где человек жил не только свободным, но был сопричастен к управлению государством.
Решение, записанное в договоре, естественного принятого на Вече являлось обязательным к исполнению правителями ( князьями).
Правителей опять таки назначал народ.
Государством управлял народ, а не отдельные личности и кланы.
Мы являемся потомками наших великих предков и должны знать и помнить о великой и непреодолимой силе общинного решения.
Договор был написан древнеславянским языком глаголитической письменностью.
Договор великого князя Олега является отражением законов, общих для славянского этноса, концентрированным выражением ведических законов, по которым жили славянские роды.
В славянском именослове дохристианской поры не встречается имя Олег.
Имена древних князей : Родогост, Вандал, Буривой, Гостомысл, Гордорик, Славен и др.
Это имя не имеет и скандинавских корней.
Для прояснения вопроса нам придется вспомнить те дефекты речи, которыми обладают некоторые народы.
По исследованиям В.Н. Татищева «латинисты и немцы Ж и Ч не токмо выговоривать не могут, яко вместо Житомир, Чернигов,Жукотин, Черкасы пишут и говорят Зитомир, Цернигов, Зиркасы и проч.»
Трудно догадаться , что под словом Зиркасы скрывается слово Черкасы. Искажено, что называется на веки вечные.
М.В. Ломоносов ( «Труды по физиологии» т.7. 1739-1758 гг.) также внес свою лепту в изучение ущербного звучания определенных языков мира.
Ученый-энциклопедист пишет: » У греков «Р» картавые и «С» шепелеватое были не погрешности, но свойственное употребление всего народа».
А теперь заострим свое внимание на том, что греки не выговаривают звук «Р», а значит не прописывают его в письме.
В таком случае , имя Олега—опекуна Ингоря, сына Рюрика, должно звучать как Орлег или Арлег.
А вот это уже наше родное, словянское звучание.
Наши предки знали о существование других миров, идущие один за одним:
Мир Людей, Мир Легов, Мир Арлегов, Миры Аранов, Миры Сияний, мир Нирваны, Мир Начинаний, и т.д. до самого величайшего Мира Прави.

Читайте так же:  Лицензия на розничную продажу алкогольной продукции департамент

Первый закон, который для наших предков являлся одним из главных, звучал кратко : «НЕ ЛГИ». Лживые деяния с точки зрения славян, настолько глубоко затрагивали интересы общества и личности, что они были включены в условия договора на международном уровне.
Ложь — это искажение реального мира вплоть до его полного отрицания. Вот лгун говорит:» Там не было меча» или «Там не росло дерево», а меч, оказывается был в реальности и дерево — немой свидетель — росло на месте преступления. Но отрицая эти очевидные факты, лжец отрицает бытие этих предметов, то есть существование самой реальности. И наши предки прекрасно понимали всю чудовищность, заключенную во лжи, в неправде: искажение реального мира, мира Яви может привести к гибели многих людей.
В » Русских Ведах» ( пер. А.Асова, М,1999 г.) читаем о лжи которую возволили на славян: «так всякий, который слушает речь греков, скажет про нас, что мы людоеды. Но это- ложная речь, поскольку это воистину не так !» Коварство и ложь греков подтверждается интересным событием, произошедшим в 907 году. Когда греки взмолились, чтобы Олег не губил их города, и готовы были заключить мирный договор на любых условиях, то в подтверждение своих » благих» намерений вынесли Олегу и его князьям. отравленное вино. Олег сам не стал пить и запретил князьям, так как он мог провидеть совершаемое зло. И несмотря на такую подлость , обман со стороны греков, Олег заключает мирный договор. А ведь в этот момент он находился на земле Византии с 200-тысячным войском и мог легко не совершать акт мирной воли. Но даже в этой ситуации, когда обнаружилась явная ложь со стороны греков, наши предки фактом соглашения преподают урок высокой нравственности своим врагам. Интересный факт, в русских народных сказках обманщики и лгуны за попытку ввергнуть реальный мир в небытие, расплачиваются всегда своей жизнью.Тема правды и лжи находит свое отражение и в произведениях русских писателей. И, как правило, герои- лгуны в конце- концов всегда или остаются у «разбитого корыта» или вовсе уходят из жизни.
Без сомнения, именно поэтому первая статья договора начинается с этой заповеди: «Не лги». И клялся ложно, а клялся обманщик по вере своей, то за это должен принять казнь. Ведь он клялся верой своего народа. Когда обман обнаруживался, как предательство своего народа. Разумеется, человека, который своим поступком покрыл позором и веру и соотечественников, ожидал один конец — расплата жизнью за ложь. Включение в юридический документ статьи, в которой главным условием отношений с греками является отсутствие лжи, свидетельствует о крепости правдивого духа славянского народа. В этом смысле для наших предков было не важно, с кем они заключают договор: с греками, персами, или франками. Думается, что первая статья договора, отражающая ГЛАВНЫЙ мировозренческих закон Совести — ЖИВИ по ПРАВДЕ — оставалась бы именно такой.
ПРАВДА, вот что является тем мостом, который соединяет два народа с различными мировоззрениями. Правда — это ближайший путь к душевному покою. На устоях Правды держится нравственность. Следовать по пути Правды- это значит жить по ведическим законам, по законам Мира Прави, Мира Богов. Законы Правды и Кривды держит в руках Бог Вышень- отец Бога Сварога. Вышень- справедливый судья, разрешающий споры межды Богами различных Миров или между людьми. Он строг и безпощаден к тем, кто выдает Ложь за Правду, низменное за Божественное, черное за белое. Вышень безжалостен к тем, кто несет в мир Яви зло и невежество, лесть и обман, желание чужого и уничтожение одного живого существа другим.
Итак первая статья договора гласит : » А главах, если случиться злодейство, постановим таким образом: те коварства, которые будут доступны, будут доказаны фактами, считать их с достоверностью установлеными ; если схваченный станет отпираться, то пусть клянеться по своей вере; если после клятвы по своей вере обнаружиться все-таки злодеяние, да будет казнь за это.»

СТАТЬЯ ОБ УБИЙСТВЕ .

Следующий закон Совести, лежащий в основе правого управления славянским государством, звучит набатом:» Не убий».
» Об этом, если убъет русин хрестианина,или хрестианин русина, да умрет, где бы не совершено убийство. Если же сотворивший убийство убежит, да если есть хозяйство, то часть его, которая будет установлена по закону, возьмет родственник убитого, а также же жена убийцы по закону.Если же сотворивший убийство не имеет хозяйства и убежит, то должно вестись следствие, пока его не задержат, и да умрет».
Не УБИЙ. Дипломатическая миссия со стороны Русской Земли посчитала необходимым и важным включить эту статью в договор. Статья запечетлевала отношение славян к жизни и смерти. Наши предки во всей полноте представляли меру человека. Они полагали, что истинным человеком может быть тот, кто ищет подлинного себя. Того, кто познает в себе Любовь к своему ребенку,к своей супруге, к матери и отцу, к окружающей его во всем многообразии Природе, к своему Отечеству. Истинным они считали человека, который искал и нашел свою Стезю, Стезю Правды. И живя по Стезе Правды, Стезе Прави, он реализует свои таланты, свои возможности,: будь то в земледелии или в строительстве дома; в ковании железа или вышивании рушника; будь то воинское умении или же правлении родом ( княжении). Человек рождается для того, чтобы осознать законы Любви, понять цель существования Вселенной и своего собственного бытия. Своим фактом рождения человек добавляет импульс в непрекращающееся движение мира. То есть Закон рождения человека- это Закон развития, Закон смены Яви и Нави, жизни и смерти, смены Отца-Сыном, Матери- дочерью. Рождения человека для наших предков являлось священной реализацией Космического Закона, реализацией Бога Рода. И вот только тогда, когда человек, раскрыв себя до конца в себе подлинного себя, исчерпав, что называется «до нуля» свои духовные силы перед близкими и обществом, мог сознательно уйти из мира Яви в мир Нави. Переход из мира Яви в другой мир- мир Нави- связан с потерей тела данной мерности. Это то, что мы называем смертью. Но сам факт перехода через рубеж смерти для наших предков был возможен в том случае, если человек познал свой внутренний мир и мир окружающей Природы, ОСОЗНАЛ СЕБЯ НЕОТЪЕМЛИМОЙ ЧАСТЬЮ ВСЕЛЕННОЙ и утверждал это понимание умением созидать. Закон полной реализации человека, как существа созидающего, был всеобщим законом для славянского этноса. Поэтому, никому в мире Яви не дано права обрывать нить человеческой жизни. Теперь становиться понятным стремление наших предков закрепить в международном договоре заповедь своих Богов: «Не убий». Но необходимо отметить еще один закон- закон жизни, отраженный в этой статье. Речь идет о жене убийцы, о женщине, дающей жизнь человеку. Часть имущества отдается родственникам убитого, а равная доля остается жене убийцы.Сколько участия, любви и заботы проявлено в международном договоре к женщине, остающейся без мужниной заботы, обремененной детьми. На Русской земле жену, потерявшую мужа, родственники окружали всеобщей заботой. Муж мог погибнуть на поле сражения, на охоте, в результате несчастного случая. Племя делало все для того, чтобы жена не осталась одинокой, словно березка на стылом жизненном ветру. Ей в первую очередь вспахивали землю, помогали засевать. С ее пахоты первыми собирали дары земли. Ей всем миром чинили прохудившуюся крышу дома. К ее дятям относились как своим собственным. ВЕСЬ РОД ВНИМАТЕЛЬНО СЛЕДИЛ за тем, чтобы ОДИНОКАЯ ЖЕНЩИНА НЕ НУЖДАЛАСЬ НИ В ЧЕМ и НЕ ОЩУЩАЛА ПОТЕРИ МУЖА. Но если дети становились круглыми сиротами, теплота и забота со стороны рода удваивалась и утраивалась. Детей- сирот разбирали по своим семьям родственники. Но и чужие охотно давали им кров. Их кормили, поили, одевали. Обучали ремеслу и различным знаниям.Парней женили, а девушек выдавали замуж. Строили им дома. Таким отношениям родня обеспечивала сохранность жизни человека. Необходимо отметить, что столь трепетное отношение славян к жизни человека объясняется очень просто.
Верховным Богом является Бог Род.

Он — Породититель всех богов и наших предков. Бог род- вечный символ кровного родства всех славянских племен. Так вот, Бог Род является Богом- Покровителем созвездия ( чертого ) Аиста.
Именно там в чертоге Аиста замысливается Родом жизнь человека, которая воплощается на Земле в виде девочки или мальчика.Жизнь, данная Богом Родом- это маленькая частица Его Самого.
Поэтому, заповедь Бога Рода » Не обрывай божественную НИТЬ ЖИЗНИ человека» наши предки сочли своим святым долгом отразить в договоре с греками. Статья об убийстве носит характер частного международного права и является постановлением по предмету уголовного права.

СТАТЬЯ О ЧЕСТИ и ДОСТОИНСТВЕ.

«НЕ ОСКОРБЛЯЙ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА «- так можно понимать следующую статью договора. И опять мы с вами видим в этом законе Совести чуткое проявление наших предков к внутреннему миру человека.Читаем в договоре :»Если кто ударит мечом или бьет батогом, либо другим предметом, за тот удар или битье, да отдаст 5 литров серебра по закону русскому.»
Итак, за оскорбление действием, несдержанность гнева, за неумение убедить и доказать словом свою правоту- обидчик обязан отдать пострадавшему 5 литров серебра. Оскорбивший, не покаянным словом, а деньгами должен искупить нанесенную обиду.
Поднять руку на человека считалось святотатством. Славянин- потомок богов. Поэтому оскорбить действием- это все равно, что оскорбить самого бога. Но если обидивший не имеет столько денег, » да отдаст он сколько сможет и да смимет портки ( штаны), в которых ходит».
Что значит снять портки? Это значит оставить открытой нижнюю часть тела. Такого позора мужчине пережить невозможно. За покрытого безчестьем не пойдет замуж ни одна девица, а дружинники ( сотоварищи) отвернуться от него. Насколько важно для наших предков было чувство собственного достоинства, говорит сам факт отражения его в международном договоре 911 г. Статья носит характер частного международного права и является постановлением по гражданскому праву.

СТАТЬЯ О ВОРОВСТВЕ

.Черед наступил следующему закону Совести : «НЕ УКРАДИ». Если в предыдущем законе о нанесении оскорбления действием полагалось денежное возмещение униженному, то за кражу чужого имущества устанавливалась такая же мера наказания, как и за ложь, и за убийство, а именно: смертная казнь. Читаем статью договора: «Если украдет что-либо руский у хрестианина или с другой стороны,хрестианин у русского и будет схвачен будет в то мгновение вор потерпевшим, когда воровство сотворено, либо если вор приготовился совершить кражу и убит будет, да не взыщется смерть его ни с хрестьян, ни от Руси.» Как известно, жизнь человека может быть обеспечена только трудом. Из стародавних времен нам известна заповедь о честном труде: плетешь ли ты лапти, мастеришь ли дубовую бочку, прядешь ли льняную нитку, засеял ли ты поле пшеницей- всякий труд облагораживает душу. Радость и счастье видит человек, видя результат своего труда. Незримо в момент творчества рядом с ним присутсвуют боги. Так как Бог Сварог мог выращивать яблоневые сады, всевозможные деревья и сады; Бог Перун- ковать мечи и овладевать воинским искусством; Бог Велес- сберечь и приумножить дикий и домашний скот; Богиня Макошь- покровительствует ткачеству и всевозможному рукоделию, а также вознаграждает оратаев за нелегкий труд богатым урожаем и т.д. Очевидно, что осознанный труд является проявлением божественной воли.В таком случае, посягательство на результаты труда, тебе не принадлежащего, с целью его присвоения является противобожетсвенным актом. Это называется жизнью за чужой счет. Украв у человека меч, а может поледнюю краюху хлеба, ты тем самым можешь его обречь человека на гибель. Не посягай на чужое, не кради, не воруй- гласит славянский закон Совести.Созданное человеком может принадлежать только ему одному.
В статье о воровстве есть дополнение к ней. Здесь уточняется, когда вору сохраняется жизнь.

«Если укравший отдасться в руки, да будет задержан тем же, у кого будет украдено, и связан будет, да отдаст то, что взял, и даже вернет втройне.» То есть, помимо возврата украденного, вор обязан вернуть хозяину ее тройную стоимость. Статья носит характер частного международного права и является постановлением по предмету уголовного права.

СТАТЬЯ О ВОРОВСТВЕ С СОУЧАСТНИКАМИ .

Эта статья своим содержанием повторяет предыдущую заповедь: «НЕ КРАДИ». Но в ней отражен один элемент нарушения заповеди: «НЕ КРАДИ», совершенной не одним лицом, а группой воров. Но опять- таки свершившим грабеж сохраняется жизнь, если они добровольно отдадуться в руки правосудия. Наказание они несут тяжелое: помимо возврата украденного, они обязаны доплатить хозяину тройную стоимость украденного. Читаем статью: » Если кто от хрестьян или от Руси совершит с истязанием покушение на состояние другого или насилием возьмет что-либо с сообщниками, да возвратит втройне». Таким образом, первые статьи договора в.кн. Олега 911 г. содержат заповеди » Не лги» , «Не убий»,» Не кради». Нарушение этих заповедей, по русскому правовому закону, карается смертной казнью. Очевидно, что вписывая в международный юридический договор статьи морально- нравственного порядка, славянские роды Руси обучали греков высоким духовным устоям. И это нравоучение наши предки делали весьма деликатно. Ни в одной статье договра мы не встретим от Руси одностороннего требования к грекам.Наоборот, везде подчеркивается равная мера наказания, понесенная греками, так и русичами. Эти три статьи » Не лги», «Не убий», «Не кради» являются огражающими жизнь, здоровье, имущество отдельных лиц как русичей, так и греков. Законы Совести, за нарушение которых полагалась смертная казнь, были общими для ВСЕХ СЛАВЯНСКИХ РОДОВ. Таким образом, рассмотренные выше статьи договора в.кн. Олега 911 г. свидетельсвуют о наличии развитых нравственно- правовых отношений у славян.

СТАТЬЯ о КОРАБЛЕКРУШЕНИИ или ЛЮБИТЬ ПО РУССКИ .

Как известно. наши предки в качестве основного средства сообщения как внутри государства, так и с соседними народами использовали водные пути: реки, моря. Именно по рекам или моря можно было доставить любой груз в крачайший срок. Для этих целей использовали плоты, долбленные лодки, струги. челны, парусные корабли, На них можно было добраться до серца любого континента. Наши славянские купцы проникали, в другие страны, используя пути по рекам и морям. Закупив товар, они возвращались тем же самым путем. Разумеется таким средством передвижения пользовались и другие народы.
Вот этот исторический факт использования водных путей, как основного средства передвижения и запечатлен в договоре Олега 911 г.
Читаем:» Об этом, если выброшена будет ладья ветром большим на землю чужую и обратятся на том месте к нам руси, да если кто считает снабдить ладью с товаром своим и уйти снова на землю хрестьянскую, да проводит ее русский сквозь всякое страшное место, пока не придет в бесстрашное место;..».Прервем чтение статьи для того, чтобы отметить местонахождение греков и русичей в момент беды. Здесь говориться о греческом корабле, который потрпел кораблекрушение в чужой земле и там же, и там же в чужой земле оказались и русичи. Очевидно, что греки и русичи прибыли в другую страну на ладьях.
Однако продолжим чтение статьи, в которой выражена суть закона Любви: » если же таковая ладья от бури или от удара о берег не может возвратиться,то мы Русь, одолжим гребцов со своей ладьей и проводим с их товаром поздорову. Если такое коварство случится с ладьей русской близ земли греческой. то пусть проводят ее греки в русскую землю. или же мы, Русь, выволочим ладью на греческих берег и продадим товар с той ладьи. Чтобы когда придем в греческую землю с купечеством или с челобитием к царю вашему, то греки пропустят с честью проданный товар с той ладьи русской». Итак, Русь принимала на себя обязательства выручать греков из беды, на ккакой бы чужбине это с ними не произошло.

Читайте так же:  Трудовой кодекс 2019 сайт

Статья определяет международные отношения Византии и Руси и является постановлением о помощи при кораблекрушении.

СТАТЬЯ О ВЫКУПЕ ПЛЕННЫХ .

Неожиданно в ход статей договора, отражающих мировозренческие принципы управления государством выдвигается закон, который у славян носит чисто внутрисемейный характер. Это статья о выкупе пленных русичей или греков и возврате их на Родину.
Речь идет о законе Рода.
Род- Породитель является Единым Богом Покровителем всех Живых и Разумных обиталей во всех неповторимых видимых и невидимых Мирах, существующих в различных и многообразных Вселенных.
Вышних Бог Род Един и множественен одновременно, когда мы говорим о всех Древних Богах, а таже Мудрых Предках наших: Пращурах, Прадедах, Дедах и Отцах- мы говорим- это мой Род.
Вышний Бог Род оказвается исконным символом кровного родства, воплощением нерушимости всех Славянских родов и племен, их постоянного взаимодействия и взаимопомощи друг другу. Бог Род- это основание и вершина Мироздания.
Само слово «род» у славян обладает многими мерностями.
Род- обозначает рождение.
Род- это происхождение ( он- Иванова рода; он- не из нашего рода; он- родом из Белой Руси ).
Род- включает в себя оценку ( он- доброго рода, славного рода; он- благородного происхождения).
Род-родственники, родня ( он приехал со своим родом ( родней) в Великий Новгород).
Род- ряд поколений ( род певцов; род ткачей; род оратаев; род веры ведической).
Род- обозначает сущность,естество. Естество, созданное Природой без вмешательства человека.
Род-это племя, колено, народ.
Принадлежность своему роду- это значит пить из источника своих родителей; это ежесекундное чувство защищенности от любой опасности..
Род не оставит своего соотечественника в беде, а использует все возможное, вплоть до продажи исподней сорочки, но бросится на выручку родственника..
Плен!
Нет ситуации страшнее и безысходнее для человека. У пленного перерезана пуповина со своей Родиной. Чужие обычаи, чужая вера, чужая одежда, еда- все кругом непонятное, инородное.
Пленный должен отказаться от своего языка, своих мыслей и стать послушным орудием исполнения чужой воли. Раб!
Но Род помнит о пленном соотечественнике: помнят родители, супруга, дети, ближние и дальние родственники. Его ищут и ждут возвращения домой, на родную землю. Судьба пленного постоянно находится в поле зрения всего рода.
Итак в международный договор Руси с греками 911 г. включена статья, отражающий закон Рода.. Если в какой-либо стране обнаруживались русские или гречесике невольники, то по закону Русскому обе стороны обязывались выкупать и отправлять на Родину.
» Об этих: если пленник удерживается от Руси или грек удерживается одной из сторон, или продан в одну из стран, и если найден русин или гречанин их, то пусть выкупят т возвратят выкупленное лицо в свою страну и его выкупивший возьмет свою цену или обменяет по цене купленного раба.»
Статья определяет междунородные отношения Руси с Византией и является постановлением о выкупе пленных.

СТАТЬЯ О ВЫКУПЕ ВОЕННОПЛЕННЫХ.

В следующей статье также утверждается закон Рода. Но здесь речь идет о ратных пленных. Но по закону Рода неважно в каком звании, должности или возрасте оказался человек в плену. Закон Рода обязывает вернуть ему свободу. Читаем статью: «Такой же, если в сражении будет взят в плен греками, так же возвратить в свою страну, и отдана за него цена по тем торговым расчетам, о которых было сказано выше».
Свобода! Какой пленник не мечтает о ней ежесекундно, ежечастно? Слушать пение серого жаворонка в родном небе, собирать золотые колосья пшеницы на родном поле, пить студеную воду подземного ключа, бьющего из родной земли, воспевать славу богам в священных дубовых и березовых рощах, растущих в родных лесах. Свобода и Родина для наших предков являлись словами синонимами.
Статья опредляет международные отношения Руси и Византии и является постановлением о выкупе военнопленных.
Статьи о выкупе пленных и возврате их на Родину удостоверяют бытование у славян законов Рода. Но помимо заботы о своих соотечественниках, Русь в договоре показывала что и греки должны выстраивать отношения внутри своего сообщества по закону Русскому, по закону Рода.

СТАТЬЯ ОБ ОКАЗАНИИ ВОЕННОЙ ПОМОЩИ ДРУЖЕСТВЕННОМУ ГОСУДАРСТВУ.

Эта статья говорит об оказании военной помощи дружественному государству. Русь всегда поддерживала по устной договоренности союзнические отношения. Так Псевдо-Семеон, описывая появление Льва Триполийского византийских водах в 904 г. пишет: «Русские или дромиты, под предводительством вождей, одаренных мудростью или божественным вдохновением, пришли морем, обступили мыс и перешли государственную границу у Месеврии, а сухопутное войско, пройдя через Болгарию и Фракию, достигло Мраморного моря у Селимврии.
Русы, они же дромиты прозывались своим именем от некоего Росса, а дромитами они назывались потому, что обладали способностью быстрого передвижения.» Безпристрастный историк дает нам свидельства об участии русичей в союзническом войске. Это участие было скреплено устным словом. Кроме того, оказание помощи дружественному государству со стороны Руси мы находим в «Книге церемоний» Константина Порфиродного». В книге сказано, что в 910 г. русские в количестве 700 человек учавствовали в походе Имерия на Крит о получали определенное содержание. Ратная слава Русов гремела по всему миру. Кроме того, соседи знали о надежности и крепости русского слова. Поэтому можно представить себе ту радость, какую испытывали Византийские цари, заполучив статью в договоре об оказании военной помощи со стороны Руси. Читаем статью :» Если же вам потребуется идти на войну и русские захотят почтить царя вашего своим участием, тогда пусть сколько их прийдет и захотят остаться по воли своей у царя вашего, пусть будет так.»
Русские готовы оказывать военную помощь дружественному государству, но сами не нуждаются в чужестранных воинах. Это очень важная деталь. Лев Диакон- современник военных баталий в.кн. Святослава по Доростолом подчеркивает выдающуюся храбрость и спайку русского войска: «Этот народ- по его словам, отважен до безумия, храбр, силен, нападает на все соседние народы» . «Русские- говорит он, описывая битву под Доростолом,- приобретшие славу победителей у соседних народов, почитали ужасным бедствием лишиться ее, сражались отчаянно». Византийский историк показывает нам, что русское войско Святослава представляло собой монолитное целое. Русичи сражались , один против десяти: у Святослава осталось 10 тысяч, у византийце 100 тысяч. И при этом, казалось бы гибельном соотношении, мы брали крепости и опрокидывали врага. Эта статья показывает, что Сильная Русь протягивает руку воееной помощи слабой Византии. Здесь действует закон Любви, закон Богини Лады- помоги безкорыстно слабейшему.
Статья определяет международные отношения между Русью и Византией и является постановлением об оказании военной помощи дружественному государству.

СТАТЬЯ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГРЕЧЕСКОГО ЦАРЯ ЗА ЖИЗНЬ РУССКОГО ВОИНА.

Очередная статья хотя самостоятельна по содержанию, но вместе с тем связана с предыдущей. Речь идет об отношении Греческого царя к русским воинам, находящимся у него службе. Греческому царю выдвигается одно условие: если в ходе сражения русский воин попадает в плен, то выкупить его и вернуть обратно его должен сам царь. Таким образом, эта статья договора обязывает Греческого царя заботиться о русских воинах, так, как радеет о своем дружиннике Великий князь Русской земли. Эта статья отражает опять- таки закон Рода- единый для всех славянских родов.
Читаем текст статьи: » Если кто из русских воинов попадет в плен, то Греческий царь должен оных выкупить и освободить, а если греки будут взяты в плен другими народами и их приведут в Русь или же Русские попадут в Грецию для продажи, то каждая из наших сторон должна их выкупить, взяв по 20 золотых за каждого и отпустить в свое отечество.»
Очевидно, где бы ни находился наш соотечественник, наши предки всегда пеклись не только о сохранности его жизни, но также и о свободе. К такой же заботе о своем греческом народе Русь призывала и греческого царя.
Статья определяет характер частного международного права и является постановлением по предмету процессуального права.

СТАТЬЯ О РАБСТВЕ.

Само понятие рабства было ненавистно славянскому духу. И в этом отношении славянский Род снова оказывается в зоне исключения: мы- единственный народ в мире, который отверг рабовладельческий строй. Признание человека в статусе раба, означала бы для наших предков преступление законов Совести и Любви, а также Законов Рода. А отвернуться от Мировоззренческих Законов БЫЛО НЕВОЗМОЖНО в ПРИНЦИПЕ, так как это привело бы к предательству всех славянских богов.
В таком случае, следующая статья ставит окончательную точку в отношенииях между славянами и рабством. Разумеется, речь в ней идет о корневой системе любого государства- о семье.
Прежде чем обратиться к тексту, вспомним истинное значение слова «челядин». Вот, что об этом пишет Винокур Т.Г. :» Старославянской по просхождению является и терминология, отражающая общественные отношения, называющая совокупность людей: семья ( связано с исходным корнем со значением жить ). Первоначальное значение этого слова— челядь, домочадцы».
Тогда то, что мы сейчас называем семьей, в древнеславянском языке называлась словом—челядь. То есть, в Договоре Олега 911 г. звучит истинное значение члена семьи- челядин.
Статья договора гласит: » Если же будет похищен челядин, либо убежит, или будет продан, и Русские заявят о нем, а того поймают и возвратят на Русь. Но и греки, потерявшие своего челядина, пусть заявляют об этом и ищут обретаемое и возьмут его. Если кто же из местных судей воспротивиться возврату челядина своему хозяину, то объявят его самого как нарушителя закона.»
Очевидно, что в этой статье сошлись три основопологающих принципа славянского этноса: закон Совести «Не лги», касающийся судьи, закон Рода, выражающийся в возврате члена семьи хозяину и закон Любви — сохраняющий семью целостной. На Руси мужа или хозяина дома всегда считали Породителем, то есть олицетвоворением Бога Рода, а жену, соответсвенно,- Богиней Любви или Ладой. Поэтому продавать людей в рабство, или же отказываться от поиска похищенного челядина, считалось нарушением целостности не только семьи, но и государства. Поэтому в договоре с греками Русь посчитала необходимым включить статью об условиях сохранения семьи и защите ее членов от рабства. Статья носит характер частного международного права и является постановлением по предмету гражданского права.

СТАТЬЯ О НАСЛЕДСТВЕ.

В этой статье подняты все моменты, касающиеся наследования имущества русича, умершего на чужбине:
» О работющих Русских у хрестьянского царя. Если кто умрет, не распорядивщись своим имуществом, а своих родственников рядом не будет, то возвратиться имение его детям в Русь. Если же умерший оставит завещание, то кому отписал он свое имение, да будет он наследником его.»
Самым главным в этой статье является тот пунут, где умерший не оставляет завещания. Русские послы от мени всех Родов славянских ясно заявляют о том, что заработанное кормильцем семьи должно вернуться на Русь, его детям, которые в этом случае остаются сиротами. С какой надеждой всматривается дети и их матушка в сторонку чуждую, куда ушел их отец и супруг ненаглядный их матери. Ждут они возвращения своего батюшки родимого ежечасно. Но когда богине Желя приносит весточку горькую, слезами орошенную, то окамененют сердца родственников от горя непрошенного. Конечно утешением малым будет нажитое нелегким трудом. имущество кормильца. Но, вместе с тем, все, что накопил на чужбине их отец, является доброй памятью о нем, и сердца детей- сирот будут наполнены благодарностью к нему. Поэтому, включение в договор статьи о наследстве является выражение одного из законов Совести: » Не кради чужого имущества». Будь то на Руси или в Византии: все заработанное чужестранцем- верни его родственникам. Не присваивай чужого! Чужая вещь жжет руки.
Статья носит характер частного международного права и является постановлением по предмету процессуального права.

СТАТЬЯ О ВОЗВРАТЕ ДОЛГА.

Наконец наивысшее проявление законв Совести, который существует у славян. Звучит он так : » Долги возвращай». Уже столько столетий прошло со дня подписания договора, а на Руси по-прежнему мерилом честности человека остается возврат им долга. Существует долг перед своей Родиной- защищать ее и прославлять добрыми делами; долг родителей перед своим ребенком; долг взрослых детей перед своими родителями- пригреть их в безпомощной старости; взаимопомощь- как высшее проявление долга перед соочественником. Все. что взято в долг должно быть возвращено обратно. В возврате долга проявляется чистая Совесть человека, чистота его намерений. Возвращая долг, человек укрепляет Совесть своего народа.
Бог Свентовит, Вышний Небесный Бог озаряет чистым Светом душу славянина. Для всех потомков Рода Небесного именно Бог Свентовит высвечивает созидателные начинания, направленные на исполнения своего долга. Долги возвращай, иначе отвернется от тебя Бог Свентовит и погрузиться душа во тьму лжи, предательства и обмана. И тогда умрет твоя Совесть, и ты потеряешь облик человека. Читаем статью:» О различых путешественниках в Грки, оказавшихся в долгу. Если такой не возвратиться в Русь, да подаст Рус челобитную хрестьянскому царству, и таковой будет задержан и возвращен будет в русь, даже если он и не хочет. Таким образом пусть делают и греки? где бы таковое ни приключилось.»
Статья носит характер частного международного права и является постановлением по процессуальному праву.Подведем некоторые итоги, исследуемым статьям договора в.кн. Олега 911 г. Нами расмотрены статьи : «Не лги». «Не убий». «О чести и достоинтсве» .»Не кради». «О взаимопомощи». » О выкупе военнопленных». «Об оказанию военной помощи дружественному государству». » Об ответсвенности Греческого царя за сохранность жизни и свободы русских воинов». » О сбережении жизни и свободы членов семьи». » О наследстве». » О возврате долга». Все статьи Договора в своей совокупности отражают мировозреческие принципы управления Русским государством. По своей сути, статьи договора являются заповедями, ао которым высраивались отношения как внутри славянского сообщества, так и со смежными государствами. Вместе с тем, выявленные законы жизнеустройства наших предков: законы Совести, закон Любви, закон Рода могут быть взаимоприложимы к любой статье договора. В этом случае содержание статьи не меняет вектора нравственности. Так к статье » Не убий» приложим закон Рода, к статье «О выкупе пленных» приложим закон Любви, к статье » Об оказании военной помощи дружественному государству» подойдет закон Совести.
Оказалос, что законы Совести, Любви и Рода у славянсткого этноса сплавлены в одном понятии : ПРИРОДА. Как невозможно жизнь вырванного с корнем дерева без соков земли, без чистого воздуха и оживляющего тепла Солнца, так и жизнь славянина ИССЯКАЕТ без трех составляеющих : РОДА, ЛЮБВИ и СОВЕСТИ.Рассмотреннные нами статьи договора в.кн. Олега 911 отражают нравственные- правовые воззрения славян, которые генетичесик связаны с Миром славянских богов- Покровителей. Главная заповедь богов- Покровителей выражается в законе Любви друг к другу и ко всему Мирозданию. Нарушение законе Любви неизбежно приводит к гибели отдельного человека или государстве в целом. Поэтому в каждой статье русичи пастойчиво повторяют одну и ту же фраз: » И вы греки , поступайте так же».
Перед нами предстает народ. разбросанный на огромной территории. Одни племена живут в лесах, другие в полях. третьи в поймах рек или на морских побережьях. Но всех их ОБЪЕДИНЯЕТ безусловная Любовь к окружающему миру. УДИВИТЕЛЬНОЕ СВОЙСТВО ДУШИ ЦЕЛОГО НАРОДА!
Закон Любви объединял все Роды славянсике. И это великий закон отражен в первых строках договора: «..на удержание любви между греками и Русью» и » клянемся оружием своим такую любовь утвердити».