Полномочия боярской думы в 16 веке

Боярская Дума в 15-16 веках

СОСТАВ БОЯРСКОЙ ДУМЫ В XV—XVI ВЕКАХ

Исследование состава Боярской думы в XVI в. является необходимым предварительным условием для изучения той роли, какую играло это центральное учреждение в административном аппарате Российского централизованного государства. Изменения в составе Боярской думы наглядно отражают борьбу за укрепление государственного аппарата, за ограничение власти боярской аристократии.

Русское войско в 16 веке. Высшая власть России — великий князь и Боярская дума. Российское царство первой половины XVI в. распадалось на отдельные «земли», частью даже княжества, сохранявшие свои особенности в управлении, «живые следы прежней автономии».

— Управление в Московском государстве XVXVI вв. — Неблагоприятные условия его устройства.
— Бояре веденные и боярская дума. — Наместники и волостели. — Значение кормлений.

БОЯРСКАЯ ДУМА. — постоянно действующий совет при князе и царе в Древней Руси и Московском государстве, с которым монарх
В 14—15 вв. бояре активно содействовали успеху московского единодержавия, поскольку их интересы совпадали с интересами княжеской власти.

Управление в России в XVXVI веках строилось по старым образцам.
На смену Боярской Думе с 1699 г. пришла Ближняя канцелярия из восьми доверенных лиц царя.
А свободолюбивый Л. Толстой в письме Николаю П 16 января 1902 г. писал, что треть России.

Наряду с земской создавалась и опричная Боярская дума
«За великие изменные дела», т. е. за поддержку в 1553 г. кандидатуры старицкого князя в качестве преемника царя Ивана, был казнен казанский воевода, боярин кн. Александр Борисович Горбатый с 15-летним сыном.

Важные государственные дела он решал с советом феодалов — боярской думой, возникшей как высший орган в середине XV в. и превратившийся в постоянное учреждение.
Судебники 1516 веков как памятники права.

— Наименование: «боярская дума» не встречается в древних памятниках и образовано искусственно на основании сходных терминов («бояре думающие»).
На верхней Волге XIV и XV вв. как и на Пруте, и нижнем Дунае тех же веков, склад боярского совета был развитием того.

Боярская дума (кратко)

Боярская дума была высшим советом при князе, а с 1547 г. — при царе. Конкретной даты учреждения Боярской думы нет, однако первые упоминания о ней датируются 10-м в. — с начала образования Древнерусского государства. Боярская дума, как и Земский собор, являлась совещательным органом. Ее функции были неотделимы от функций правителя. Она олицетворяла собой высшую исполнительную и судебную власть.

В состав Боярской думы входили не только бояре, но и окольничьи. В Киевской Руси 9-11-го вв. Боярская дума была совещанием между князьями и дружинниками, иногда присутствовали бояре и местная родоплеменная знать, а в 11-м в. уже полностью состояла из бояр. В 12-13-м вв. политическое значение Боярской думы сильно выросло из-за роста землевладения бояр, их привилегий, распада Древнерусского государства и уменьшения значения княжеской власти в некоторых княжествах.

В период феодальной раздробленности Боярская дума была советом великого князя с его вассалами, имевших некое политическое влияние. В конце 15-го в. в момент образования русского централизованного государства при Иване Грозном Боярская дума стала постоянным совещательным органом верховной власти. Ближе к 16-му в. в состав Боярской думы стали входить дети бояр, повысилось влияние носителей княжеской фамилии. В начале 17-го в. Боярская дума предприняла попытки ослабить власть царя при помощи «крестоцеловальной записи», взятой у Василия Шуйского в 1606 г.

В.И. Ленин полагал, что отличительной чертой государственного устройства России в 17-м в. было наличие самодержавия боярской аристократии с Боярской думой. С момента начала правления Петра 1-го состав Боярской думы потихоньку уменьшается, важные дела стали решаться на ином совете, состоявшем из сановников, выбранных Петром 1-м лично. Заседания Боярской думы практически прекратились, в 1700 г. царь принял решение упразднить Боярскую думу, вместо нее в 1711 г. появился Сенат.

Боярская Дума в XV-XVI вв

Предпосылки создания Боярской думы в системе государственных органов власти

В XV в. в условиях самодержавия возникла сословно-представительная монархия. Началом, условно, этого периода считается созыв первого земского собора 1549 г. (в этот период происходят прогрессивные реформы Ивана IV и многое другое, что подготовило новую эру в развитие государственного аппарата и права). Царь являлся главой государства. Он законодательствовал в масштабе всей страны, был главой исполнительной власти, командовал войсками, распоряжался финансами, был высшим судьей. В условиях сословно-представительной монархии появлялась необходимость в сословно-представительном органе, ограничивающем власть царя, каким и стала Боярская Дума. Все государственные функции теперь царь осуществлял при участии Боярской думы, а также Земских соборов через систему приказов и воевод. Именно Боярская Дума, с установленной системой местничества и Земский собор являлись необходимыми атрибутами сословно-представительной монархии. С упадком их роли в государстве и дальнейшей ликвидации этих органов власти закончилось существование сословно-представительной монархии.

Реорганизация государственного аппарата начинается еще с 80-х гг. XV в., после присоединения к Москве Твери, Рязани, Нижнего Новгорода, Великого Новгорода и освобождения Руси от татарского ига. Дворцово-вотчинная система государственного управления, сложившаяся еще во времена феодальной раздробленности, стала непригодна в новых условиях. Значительно усиливается власть царя, оформляется Боярская дума, создаются центральные органы управления — приказы.

Боярская дума, постоянно действующий совет знати, сложилась при великом князе. Ее члены назначались великим царем на основе местнических правил. Боярская дума развивалась из совета при князе, включавшего наиболее крупных феодалов. В Думу входили потомки бывших удельных князей и наиболее родовитые и влиятельные бояре (20-30 человек) Самостоятельной роли боярская дума не играла, она всегда действовала вместе с царём, составляя совместно с государем единую верховную власть.

Дума была высшим контрольным учреждением. Она собирала сведения о служилых людях, интересовалась расходами приказов, вникая подчас в такие мелочи, как, например, о том, сколько денег было потрачено в приказе на свечи, чернила и дрова. Решение (приговор) Думы (особенно с участием царя) по сложному делу, поступившему из приказа, или по частной жалобе становилось прецедентом при разборе в приказах аналогичных дел.

Итак, главной предпосылкой становления Боярской Думы в системе органов государственной власти стало возникновение в России сословно-представительной монархии, которая должна была опираться на сословно-представительный орган, такой как Боярская Дума. Именно эта предпосылка сыграла огромную роль в становлении Боярской Думы.

Становление Боярской думы в системе государственного управления, ее социальный состав и круг полномочий

Хотя возникновение Боярской Думы относится к временам раннефеодальной монархии, ее роль возрастает при Иване III. Именно при Иване III Боярская Дума становится постоянным органом власти, который имел вековые традиции со времен Киевской Руси и периода феодальной раздробленности в виде совещаний при князе, функции которых были неотделимы от прерогатив московского князя.

Компетенция Боярской Думы.

Компетенция Боярской Думы в основном была намечена Судебником 1550 г. и Соборным Уложением 1649 г. Законодательное значение думы было прямо утверждено царским Судебником 1550 г. (ст.98). Дума участвовала в принятии законов вместе с царем, затем в качестве составной части Земского Собора. Боярская Дума не имела твердо очерченной компетенции, отдельной от царской власти. Дума участвовала в законодательстве, обсуждала законопроекты, утверждавшиеся царем. Она обсуждала запросы приказов и воевод о делах, которые эти органы не могли решить, давала указания приказам и воеводам по делам текущего управления. В ней обсуждались военные и международные вопросы, через нее проходила дипломатическая переписка. Дума была высшим контрольным учреждением. Она собирала сведения о служилых людях, интересовалась расходами приказов, вникая подчас в такие мелочи, как например, о том, сколько денег было потрачено в приказе на свечи, чернила и дрова.

Поскольку Дума часто выступала в роли высшей судебной инстанции, то ее решения в этой области, очень часто восполняли пробелы законодательства. Это было законодательство Думы посредством прецедентов. Дума также утверждала новые налоги, принимала решения по вопросам организации армии, земельным делам, международным связям, руководила приказами и надзирала за местным управлением.

Боярская дума разрешала важнейшие государственные дела. Ею был утверждён великокняжеский судебник 1497 г. и судебники 1550, 1589 гг. Статья 98 Судебника 1550 г. считала приговор Боярской думы необходимым элементом законодательства: «а которые будут дела новые, и в сём судебнике не написаны, и как те дела с государства доклада и со всех бояр приговор вершаться». Указ о кабальном холопстве в апреле 1597 г. царь «приговорил со всеми бояры», ноябрьский указ того же года о беглых крестьянах «царь указал и бояре приговорили».

Значение думы было указано в царском судебнике: «А которые будут дела новые, а в сем судебнике не написаны, и как те дела с государева докладу и со всех бояр приговору вершатся, — и те дела в сем судебнике приписывати». Законодательными источниками были признаны государевы указы и боярские приговоры. Общая законодательная формула была такова: «Государь указал, и бояре приговорили». Это понятие о законе, как результате нераздельной деятельности царя и думы, доказывается всею историей законодательства в Московском государстве. Но из этого общего правила были и исключения. Так, упоминаются в качестве законов царские указы без боярских приговоров; с другой стороны, есть ряд законов, данных в форме боярского приговора без царского указа: «Все бояре на Верху приговорили». Царские указы без боярских приговоров объясняются или случайностью борьбы с боярством (при Грозном), или незначительностью разрешаемых вопросов, не требовавших коллегиального решения, или поспешностью дела. Боярские же приговоры без царских указов объясняются или полномочием, данным на этот случай боярам, или отсутствием царя и междуцарствием. Таким образом, из этих случаев отнюдь нельзя заключать о раздельности законодательных прав царя и думы.

Заседания Боярской думы проводились в Кремле: в Грановитой палате, иногда в личной половине дворца (Передней, Столовой или Золотой палатах), реже вне дворца, например, в опричном дворце Ивана Грозного в Москве или Александровской слободе.

Функции и прерогативы Думы расширялись по мере усложнения и дифференциации задач государственного управления. Фактически она превратилась в «соправительствующий» орган при монархе.

Социальный состав Боярской Думы

Боярская Дума развилась из совета при князе, включавшего наиболее крупных феодалов. В Думу вошли потомки бывших удельных князей и наиболее родовитые и влиятельные бояре. Представители менее родовитых фамилий состояли в Думе в чине окольничего.

В конце XV в. Дума состояла из двух чинов: бояр и окольничих (высший придворный чин, означающий наиболее приближенных-околь-к князю людей), которые относились к думным чинам.

Бояре до конца XVII в. занимали одно из главенствующих положений в государстве. Царь по своему усмотрению назначает бояр в тот или иной чин, согласно традициям. Обычай местничества, т. е порядок назначения на должности по принципу родовитости и знатности, играет при этом немаловажную роль. Таким образом, признак местничества был существенным признаком при назначении на государственную должность.

Бояре занимали ключевые роли в государстве. Им жаловались чины бояр и окольничих. Лица в звании бояр могли занимать высшие должности по воинскому и гражданскому управлению. Они назначались начальниками-воеводами полков, управляли областями в качестве наместников и воевод, присутствовали в государственной думе — высшем государственном органе страны. Бояре также управляли главными приказами, являлись послами и вели дипломатические переговоры с представителями иностранных посольств.

Лица в звании окольничих тоже могли занимать те должности, что и бояре, но с меньшим значением. Окольничие управляли многими приказами, назначались в помощники к боярам. В эти чины могли войти лишь лица, пожалованные государем.

Сословие боярства было наследственным состоянием, но иногда жаловалось царем. Служба государству являлась единственной обязанностью боярства. Права бояр были намного шире. Они могли занимать только высшие должности в государстве, имели право наследственного владения землей и крестьянами.

Читайте так же:  Образец заявление на возврат ндс на расчетный счет образец

Кроме бояр и окольничих, с начала XVI в. в Боярской Думе появляются думные дворяне (С Ивана IV), затем думные дьяки.

Думные дворяне являлись третьим по «чести» разрядом (чином), после бояр и окольничих. Думные дворяне принимали участие в заседаниях Боярской думы, руководили приказами, а также назначались воеводами в города. Наряду с думными дьяками служили опорой царской власти в борьбе с боярской аристократией в Думе.

Учреждение чина думного дворянина должно было служить средством умерения аристократического элемента в составе Думе Боярской; оно давало возможность вводить в состав Думы людей незнатного происхождения, людей для которых в силу последнего обстоятельства закрыты или, по крайней мере, до крайности затруднен был доступ к высшим чинам боярина и окольничего, но дарования и опытность которых могли быть полезны в Думе. В боярских списках чин думного дворянина впервые встречается в 1572 г., под названием «дворянин в Думе», причем первым дворянином в Думе показан Роман Васильевич Олферьев, вторым — Михаил Андреевич Безнин.

Дьяки являются в XVI в. правителями приказов и проявляют в этом звании непосредственное влияние на дела государственного управления, мало — помалу забирая в свои руки отдельные нити, приводящие в движение весь механизм государственной жизни. В эти приказы мало — помалу перетягивается из Думы Боярской центр тяжести правительственной деятельности.

Таким образом, к концу XVI в. Боярская Дума состояла из людей четырех степеней: бояр, окольничих, думных дворян и думных дьяков.

боярская дума государственное управление

Хотя Дума была обширной по своему составу и носила аристократический характер, она не могла удовлетворить потребности зарождавшегося самодержавного государства, которое нуждалось в более оперативном бюрократическом органе, но в XVI в. Дума все же была одним из главнейших органов в системе государственных органов власти.

Боярская Дума при Иване IV

XVI в., в частности годы правления Ивана IV, считаются одной из мрачных полос в истории Российского государства. Именно на этот век пришлось наиболее сильное изменение Боярской Думы, как государственного органа управления.

Эпоха боярского правления в малолетство Ивана IV ознаменовалась лишь ожесточенною борьбою между боярскими родами князей Телепневых-Оболенских, Шуйских, Бельских и Глинских; представители каждого рода хотели стоять во главе Думы, выказывая непосредственное и преобладающее влияние на ход государственной жизни, каждый род старался «засесть» другой. Пошли в ход обоюдные клеветы, подозрения, заточения, убийства.

Тяжкая эпоха боярского правления не могла не отозваться па впечатлительном характере юноши-государя: она определила его отношения к боярству в последующие годы государствования его. Одною из первых забот Ивана IV в начале правления была реорганизация Думы Государевой. Царь советовался с этою Думою обо всех важнейших делах: при посредстве ее отправлялся суд, производилось назначение воевод и военное устроение, раздавались вотчины и поместья, сказывались высшие придворные чипы. Дума же в свою очередь контролировала деятельность царя.

Новая Дума оказалась вполне на высоте признания своего и ее влияние следует видеть в созвании первого земского собора, исправлении Судебника и во всех лучших начинаниях этой светлой эпохи царствования Ивана. Значение этой Думы было весьма велико, — она оказывала решительное влияние на ход государственной жизни.

С середины XVI в. в Боярской думе выделилась привилегированная часть (комнатная или ближняя дума), с которой царь решал ряд вопросов не собирая общих заседаний. При Иване Грозном в 1547-1580 гг. действовала «Избранная рада» из числа наиболее приближенных к царю думцев и чинов дворцовой администрации. Зачастую члены рады, например, А. Ф. Адашев, на местнической лестнице находились значительно ниже думцев, которые в этот орган не входили.

С этого же времени отношение Ивана IV к боярству резко ухудшилось. Под влиянием наущений партии противников Сильвестра и Адашева, царь стал негативно относиться к боярам. Но особенно подействовал на царя поступок бояр — приверженцев Сильвестра и Адашева — во время тяжкой болезни его 1553 г.: эти бояре у постели находившегося при смерти царя отказались целовать крест четырехлетнему сыну его Дмитрию, имея в виду возвести на престол двоюродного брата царя, князя Владимира Андреевича. Этот поступок, глубоко затронувший самую чувствительную сторону сердца Ивана — уже не мог быть забыт им по выздоровлении. С 1560 г. Иван начинает открытую борьбу с боярами. Сильвестр и Адашев удалены от двора, царь подпадает влиянию новых советников, противников партии Сильвестра и Адашева. Дума Сильвестра и Адашева падает: часть членов ее кончает жизнь от руки палача или удаляется в изгнание, другая часть постепенно вытесняется новыми элементами, направленными в новом духе политики Ивана.

Царь нуждался в освобождении из укоренившейся опеки со стороны Боярской Думы и церкви. В опричнине Иван IV видел выход из сложившейся ситуации.

В декабре 1564 г. царь со всем двором неожиданно покинул столицу и переехал в Александровскую слободу. В грамотах, посланных в Москву, Иван Грозный обвинял бояр в «измене», однако в отношении горожан говорилось, что царь на них «не гневается и опале их не подвергает». Купцы и горожане объявили, что сами готовы «потребить всех изменников», просили Боярскую Думу вернуть царя. У послов от митрополита и бояр Иван IV потребовал всей полноты власти, чтобы «опалы свои класть, а иных казнить и животы их имати». Так, объявив о своем отречении от престола и использовав поддержку московского посада, царь вырвал у Думы и Священного собора согласие на введение в государстве чрезвычайного положения.

Вся территория страны была разделена на «опричнину» и «земщину». Опричнина управлялась особым «государевым двором», имела свой приказной аппарат и войско. Земщиной по-прежнему управляла боярская Дума. Передача правления Думе носила фиктивный характер.

Иван Грозный создал репрессивный режим опричнины, чтобы устранить со своего пути те общественные группы и слои, которые ограничивали его власть. Опричный террор обрушился на многие княжеские и боярские фамилии. Опричнина явилась первой попыткой утверждения в России самодержавной формы правления.

Численность Боярской думы была увеличена в 3 раза. Это было сделано для того, чтобы ослабить боярскую аристократию, тормозившую принятие необходимых для государства решений.

Таким образом, именно с Ивана Грозного Боярская Дума полностью становится высшим совещательным органом при царе. Даже при Иване IV значение Боярской Думы было велико. Иван IV, относясь к боярам с недоверием, все же считался с мнением и деятельностью Боярской Думы. Следовательно, значение Боярской Думы при Иване IV Грозном не упало.

Значение Боярской думы в государственном управлении России в XV-XVI вв.

XV-XVI вв. являются временем расцвета законосовещательной деятельности Боярской Думы.

Довольно трудно определить отношения, действовавшие между людьми, которые сами никогда не выражали их прямо и точно и даже по-видимому не чувствовали надобности их формулировать. Остается следить за отдельными фактами, в которых эти отношения обнаруживались. Существует довольно много фактов, в которых показывается огромное значение Боярской Думы.

Прежде всего, тот самый государь, на суровость и самовластие которого так жаловалось боярство, признавал его классом, на котором преимущественно лежит дело земского строения которым держатся внешняя безопасность и внутренний порядок в государстве. Взглянув на своих бояр, умирающий великий князь, отец Грозного, как рассказывает летописец, сказал им: «с вами держал я Русскую землю, вы мне клятву дали служить мне и моим детям; приказываю вам княгиню и детей своих, послужите княгине и сыну моему, поберегите под ним его государства, Русской земли, и всего христианства от всех недругов, от бесерменства и от латынства и от своих сильных людей, от обид и от продаж, все заедин, сколько вам Бог поможет».

Ту же мысль, только другими словами, выражает боярам умирающий Василий и по рассказу современного повествователя о его смерти, очень близкого ко двору, имевшего возможность слышать или узнать подлинные выражения великого князя. С боярами Василий говорит «о устроении земском», им приказывает перед смертью, как «без него царству строитися». Такому политическому положению класса соответствовали состав и правительственное значение боярской думы. Звание думного человека не было наследственным по закону: в думные чины жаловали, «думу сказывали» по назначению государя. Теперь это назначение стало само по себе необходимо при множестве боярских фамилий, при обилии наличных служилых лиц в отдельных фамилиях. Но по родословному составу думы XVI в. можно видеть, в какой степени государево назначение согласовалось с аристократическим распорядком лиц и фамилий, установившимся в боярской среде. Члены думы, особенно двух высших чинов, обыкновенно выходили из известного родовитого круга, который в лице своих очередных представителей «думу ведал»; как полковых воевод, так и советников своих государь «прибирал, рассуждая их отечество, кто того дородился».

И правительственное значение думы на деле далеко не было пассивным: она является более чем совещательным собранием при своем государе, пользуется известным простором в своей деятельности.

В 1510 г. тот же суровый великий князь Василий, властию своею над подданными превосходивший всех монархов в свете, решая в Новгороде политическую судьбу Пскова, «велел своим боярам по своей думе творити, как себе сдумали», и арест псковских властей и граждан, приехавших тогда к государю с челобитьями, является делом московских бояр, следствием их думного приговора.

Стереотипный язык официальных актов затенял значение бояр перед авторитетом царя. Но когда царь говорил простым неусловным языком, обе стороны являются в другом освещении. В речи, заготовленной для произнесения на соборе 1551 г., Иван, вспоминая свой приговор о местничестве в думе 1549 г., с удовольствием замечает, что «всем боярам тот был приговор люб». Собору, на котором присутствовали вместе с духовенством князя и бояре, Иван указывает задачу все устроить по св. правилам и праотеческим законам, «на чем мы, святители, царь и все, приговорим и уложим». Дума сама располагала порядком обсуждения вопросов, стоявших на очереди.

В конце 1552 г. царь, уезжая из Москвы к Троице крестить новорожденного сына, велел боярам промыслить об устройстве только что завоеванной Казани и потом сидеть о кормлениях, т.е. о замене их денежным жалованьем; но они пустили вперед ближе касавшийся их вопрос о кормлениях, a «казанское строение поотложили», за что на них жалуется летописец.

Эти факты доказывают, что сами цари уважали Боярскую Думу и понимали ее значение для них же самих. Царю необходимо было положиться на какой-либо орган, который давал бы советы князю по принятию решений государственной важности.

Боярская дума знала взлеты и падения своей государственной значимости, но даже Иван Грозный был вынужден с ней считаться, хотя периодически отправлял её членов на плаху. Роль Думы хорошо понимали и иностранцы, которые до того как попасть на царский прием, долгое время вынуждены были общаться с думскими чинами. Любопытные воспоминания о роли думы оставил англичанин Джильс Флетчер, побывавший на Руси при Борисе Годунове. Он писал: «Царь и состоящая под ним Боярская дума, как верховные правители, так и самые исполнители в отношении издания и уничтожения законов, определения правительственных лиц, права объявлять войну и заключать союзы с иностранными державами, права казнить и миловать, права изменять решения по делам гражданским и уголовным».

В XVI в. было формально утверждено политическое значение думы: боярский приговор был признан необходимым моментом законодательства, через который должен был проходить каждый новый закон, прибавлявшийся к Судебнику.

Таким образом, в XV-XVI вв. Дума играла не последнюю роль в политических делах государя. Князья, а затем и цари понимали значение Боярской Думы и опирались на ее деятельность. Многочисленные факты, свидетельствующие об отношении царя к Думе, доказывают высокое положение Боярской Думы в обществе и ее роль для государей. Следовательно, значение Боярской Думы среди органов государственного управления, было наиболее высоким.

Читайте так же:  Договор безвозмездного оказания услуг по перевозке

Царь и боярская дума в XVII веке

Большие сдвиги в хозяйственной и общественной жизни русского народа сопровождались изменениями в политическом строе России. В XVII в. происходит складывание в России феодально-абсолютистского (самодержавного) государства. Характерное для сословно-представительной монархии существование рядом с царской властью Боярской думы и земских соборов уже не соответствовало тенденциям к укреплению господства дворянства в условиях дальнейшего обострения классовой борьбы. Военная и экономическая экспансия соседних государств также требовала более совершенной политической организации господства дворян. Переход к абсолютизму, еще не завершившийся к концу XVII в., сопровождался отмиранием земских соборов и все большим подчинением духовной власти светской.

С 1613 г. в России царствовала династия Романовых, считавших себя наследниками прежних московских царей по женской линии. Последовательно царствовали Михаил Федорович (1613—1645), его сын Алексей Михайлович (1645—1676), сыновья Алексея Михайловича — Федор Алексеевич (1676—1682), Иван и Петр Алексеевичи (после 1682 г.).

Все государственные дела в XVII в. вершились от царского имени. В «Соборное уложение» 1649 г. введена была особая глава «О государской чести и как его государское здоровье оберегать», угрожавшая смертной казнью за выступление против царя, воевод и приказных людей «скопом и заговором», под которыми понимались все массовые народные выступления. Теперь и ближайшие царские родственники стали рассматриваться как государевы «холопы» — подданные. В прошениях к царю даже знатные бояре именовали себя уменьшительными именами (Ивашко, Петрушко и т. д.). В обращениях к царю строго соблюдались сословные различия: служилые люди называли себя «холопами», крестьяне и посадские люди— «сиротами», а духовные— «богомольцами». Появление царя на площадях и улицах Москвы обставлялось пышной торжественностью и сложным церемониалом, подчеркивавшими могущество и недосягаемость царской власти.

Государственными делами ведала Боярская дума, которая собиралась и в отсутствие царя. Важнейшие дела разбирались по царскому предложению «помыслить» о том или другом вопросе; решение начиналось формулой: «Царь указал и бояре приговорили». В Думу, как в высшее законодательное и судебное учреждение, входили наиболее влиятельные и богатые феодалы России — члены родовитых княжеских фамилий и ближайшие родственники царя. Но наряду с ними в Думу все в большем количестве проникали представители неродовитых фамилий — думные дворяне и думные дьяки, выдвинувшиеся на высокие посты в государстве благодаря своим личным заслугам. Наряду с некоторой бюрократизацией Думы происходило постепенное ограничение ее политического влияния. Рядом с Думой, в заседаниях которой принимали участие все думные чины, существовала Тайная, или Ближняя дума, состоявшая из доверенных лиц царя, нередко не относившихся к думным чинам.

Боярская дума составляла круг ближайших советников и сподвижников царя. Боярство в XVI—XVII вв. было высшим чином, которым государь «жаловал» своих ближайших помощ- ников. Однако он никогда не жаловал в боярский чин людей «худородных».

Вторым чином в Думе, также жалованным царем, был околь- ничий.

Эти два первых думских чина пополнялись исключительно представителями высшей московской аристократии, и лишь в XVII в. известны единичные случаи пожалования в боярство людей из среднего служилого слоя (например, Матвеева или Ордин-Нащокина при царе Алексее Михайловиче).

Число бояр и окольничих было невелико, оно редко превы- шало 50 человек. Кроме аристократов в Думу входило несколь- ко думных дворян и три или четыре думных дьяка, секретаря и докладчика Думы.

Постепенно Боярская дума получает точно оформленную ор- ганизацию и в отношении личного состава — думное сидение

делается специальной повинностью высших слоев служилого класса. Права и полномочия Думы не были определены специальными законами. Широкая сфера ее компетенции исходила из обычаев или воли государя. Дума обсуждала обширный круг дел судебных и административных, но в основном, по мнению В.О. Ключевского, это было законодательное учреждение. Законодательное значение Думы было даже утверждено Судебником 1550 г. Статья 98 Судебника гласила: «. а которые будут дела новые, а в сем Судебнике не написаны, и как те дела с государева докладу и со всех бояр приговору вершатся, и те делав сем Судебнике приписывати».

Обычная вводная формула новых законов, как отмечалось, гласила: «Государь указал, и бояре приговорили». Однако нуж- но иметь в виду, что такой порядок законодательства не был формально обязательным для государя. Иногда он решал дела и издавал распоряжения, имевшие характер законодательных постановлений, единолично. Иногда он обсуждал и решал их с небольшим кругом советников — так называемой ближней, или комнатной, Думой.

В общее собрание Думы дела поступали или по указу госуда- ря, или по докладам из приказов. Согласно Уложению 1649 г. Дума являлась высшей судебной инстанцией для тех дел, которые не могли быть разрешены в приказах.

На заседаниях Думы иногда присутствовал сам царь (такие заседания назывались «сидением царя с боярами о делах»), ино- гда Дума решала дела по указу и полномочию государя в его отсутствие. Для решения особо важных дел собиралось объеди- ненное заседание Думы и Освященного собора, состоявшего из представителей высшего духовенства.

По мере надобности из общего состава Думы выделялись осо- бые комиссии — ответные (для переговоров с иностранными послами), уложенная (для составления проекта нового Уложе- ния), судная и расправная. В конце XVII в. расправная пала- та превратилась в постоянно действующее учреждение.

Служба бояр, окольничих и думных людей не ограничивалась их сидением в Думе. Они назначались послами в зарубежные страны, начальниками (судьями) важнейших приказов, полко- выми воеводами и городовыми воеводами в большие и важные города.

Боярской думе подчинялись все приказы и все местное управ- ление, она руководила армией, вела все земельные дела, про- водила переговоры с иностранными послами. После принятия

Иваном Грозным титула царя в Боярской думе появилась «ком- ната» — «ближняя Дума», состоявшая из нескольких наиболее верных царю людей, вместе с царем решавших важнейшие го- сударственные дела.

«Во главе управления стоял государь со своей Думой. Думу составляли думные бояре, отличавшиеся этим от простых бояр, которые хотя также назывались советниками государя, но по- лучали это звание больше, как почетный титул, ибо на общий совет их приглашали редко или совсем не приглашали. Кроме думных бояр в Думе присутствовали думные дьяки или государ- ственные секретари. Как те, так и другие, получали свое зва- ние по воле государя. Дума была высшим законодательным, ад- министративным и судебным местом. Отсюда исходил всякий новый закон или государственное постановление. Здесь с утвер- ждения государя определялись известные лица на правительст- венные должности и решались важнейшие судебные дела.

Под Думой, как высшим правительственным местом, стояли приказы, ведавшие отдельные отрасли государственного управ- ления.

По известиям XVI века, дела по этому управлению распре- делялись между 4 главными приказами, или четями. Эти при- казы были: Посольский, Разрядный, Поместный и Казанский. Вообще трудно составить себе не только по иностранным, но и по отечественным известиям ясное понятие об устройстве и ходе управления посредством приказов именно потому, что ве- домства не были точно разграничены и определены по из- вестным началам; чем далее, тем более будут эти приказы

размножаться и обособляться вследствие усложнения прави- тельственного дела и вместе с тем вследствие того же более и более будет оказываться несостоятельность служилых людей в деле управления, более и более будет чувствоваться нужда в людях иного рода, которые умели бы владеть не мечом, а пе- ром, и сначала XVI века одновременно с известиями о прика- зах встречаем известия об усиления значения дьяков.

Они имели важное значение в Думе государя, они заправля- ли ходом дел в приказах, они же отправлялись вместе с намест- никами по областям и заведовали там всеми государственными делами, были представителями государственного начала в облас- тях, потому что наместники, служилые люди, оказались теперь непригодны и непривычны к правительственному делу при его новом значении, при новых чисто государственных потреб- ностях, и этим наместникам предоставили ведать только свой частные интересы кормления.

Для управления областями назначались царем известные ли- ца, по одному или по два в каждую область, которые должны были во всех делах обращаться к управляющему той чети, в ко- торой числилась известная область. Наместник отправлялся в назначенную ему область с одним или двумя дьяками, кото- рые заведовали всеми приказными делами по управлении обла- стью. Областные правители и дьяки назначались по царскому указу и через год обыкновенно сменялись».

Боярская дума — высший совет, состоявший из представителей феодальной аристократии [1] . Являлась продолжением княжеской думы [источник?] в новых исторических условиях существования Русского государства в конце XIV века. Без думы не обходился ни один государь, не исключая и Ивана Грозного.

Самостоятельной роли боярская дума не играла, она всегда действовала вместе с царём, составляя совместно с государем единую верховную власть. Это единство особенно рельефно проявлялось в делах законодательства и в международных отношениях. По всем делам выносилось решение в следующей форме: «Государь указал и бояре приговорили» или «По государеву указу бояре приговорили».

Ввиду распространённых представлений о боярской думе как учреждении следует напомнить, что у дворян, которых царь «пускал», или жаловал, к себе в думу, то есть в «советные люди», не было ни канцелярии, ни штата сотрудников, ни своего делопроизводства и архива решённых дел. Царь по своему усмотрению одних думцев назначал на воеводство в крупнейшие города государства — на Двину, в Архангельск, в Великий Новгород, Белгород, Казань, Астрахань и т. д., других отправлял послами в иноземные государства, иным поручал, «приказывал» какое-либо дело или целую отрасль управления, наконец, некоторых оставлял при себе в качестве постоянных советников по текущим вопросам государственного управления. Так, можно сказать, что думный чин служилого человека свидетельствовал не о действительных служебных заслугах его, а об уровне, на котором он находился в среде правящих верхов государства. [2]

Боярская дума просуществовала до конца XVII века и позднее была преобразована в сенат.

Боярская дума была политическим учреждением, которое создавало московский государственный и общественный порядок и им руководило. Это было аристократическое учреждение. Такой его характер обнаруживался в том, что большинство его членов почти до конца XVII в. выходило из известного круга знатных фамилий и назначалось в думу государем по известной очереди местнического старшинства. Единственной постоянной опорой устройства и значения боярской думы был обычай, в силу которого государь призывал в управление людей боярского класса в известном иерархическом порядке. Крепость этого обычая создана была историей самого Московского государства.

В состав думы Московского государства входили только бояре в древнем значении этого слова, то есть свободные землевладельцы. Затем с превращением их в служилых людей возникло разделение на бояр вообще и бояр служилых в точном смысле. Высший класс служилых именуется «боярами введенными», то есть введенными во дворец для постоянной помощи великому князю в делах управления. Другой низший разряд таких же дворовых слуг именуется путными боярами, или путниками, получившими «путь» — доход в заведование. Советниками князя, членами боярской думы могли быть только первые, то есть бояре введенные, именуемые иногда «бóльшими». Это и было переходом к образованию из боярства чина (дававшего потом право на заседание в думе).

Второй элемент, вошедший в состав боярской думы по мере уничтожения уделов, это — князья, делавшиеся советниками великого князя по своему званию князей, не нуждаясь вначале в особом назначении в чин боярина, так как считали свое звание выше боярского. Этот элемент преобладал в думе до конца XVI в., а с этого времени уже далеко не всякий князь попадал в думу; многочисленность служилых князей принудила сделать между ними выбор и проводить в думу лишь некоторых чрез чин боярина. Кроме этих двух элементов в состав думы входили и некоторые должностные лица; так, присутствовать в думе мог окольничий, звание, которое затем было обращено в чин. При Иоанне III право суда и управления принадлежало боярам и окольничим («Судити суд боярам и окольничим», Суд. 1497 г., ст. I).

Читайте так же:  Заявление на течь крыши

В начале XVI в. великий князь начал вводить в думу людей худородных, простых дворян, которые и получили титул думных дворян, что опять превратилось в чин. Этот элемент особенно усилился во время борьбы Грозного с родовитым боярством. К этому же времени относится появление в думе и думных дьяков. При усилении письменного делопроизводства явилась и канцелярия при думе. Те дела, которые дума в полном объеме не могла вести, поручались думным дьякам, а именно: посольские, разрядные, наместные и быв. Казанского царства. Эти отрасли вверены дьякам, но как делегатам думы. Поэтому думных дьяков в XVI в. было обыкновенно четыре. Такое положение выводило их из разряда секретарей; они становились министрами и, каждый по своему ведомству, имели право голоса в заседаниях думы, хотя членами думы не считались. При Алексее Михайловиче число думных дьяков увеличилось, при Феодоре Алексеевиче их было 14. Такой исторически сложившийся состав думы оставался неизмененным и в XVII в.

Число членов думы только с XVI в. становится определеннее; со времен вел. кн. Василия Иоанновича ведутся уже списки членов думы; от Иоанна III к сыну его перешло д3 (Так в издании 1891 г. — Ред.) бояр, 6 окольничих, 1 дворецкий и 1 казначей. При Грозном число бояр понизилось вдвое, зато увеличилась неродовитая часть в составе думы: он оставил 10 бояр, 1 окольничьих, 1 крайчего, 1 казначея и 8 думных бояр. После Феодора Иоанновича число думных людей возрастает с каждым царствованием (за исключением Мих. Феодоровича). Так, при Борисе Годунове их было 30, в смутное время 47; при Мих. Феодор. — 19, при Алек. Мих. — 59, при Фед. Алек. — 167. Не всегда все члены думы собирались в заседания. Возможно полные заседания думы происходили в особо важных случаях, в частности при созыве земских соборов (которых непременную часть составляла дума). Заседания думы происходили в царском дворце — «На Верху» и в Золотой Палате. По свидетельству Маржерета время заседаний думы было от 1 часа до 6 часов дня (4-9 ч. утра). Бояре делили с царем все обыденные акты жизни: ходили в церковь, обедали и проч. По свидетельству Флетчера, собственно для обсуждения дел назначены были понедельник, среда и пятница, но в случае надобности бояре заседали и в другие дни.

Председательство в думе принадлежало царю, но он не всегда присутствовал; бояре решали дела и без него, окончательно или же их решения утверждались государем. Члены распределялись в думе по порядку чинов, а каждый чин — по местнической лестнице породы. Соборное уложение предписывает думе «всякие дела делати вместе». Этим косвенно утверждается начало единогласия при решениях. В конце XVII в. возникает особое отделение думы для судных дел: «расправная палата», состоявшая из делегатов думы (по несколько членов от каждого чина — см. Дворц. разр.). Во время выезда бояр с царем из Москвы в поход, на месте оставляется несколько членов ее «для ведания Москвы». В эту комиссию думы шли все доклады из приказов, но окончательно решались ею только дела меньшей важности; прочие отсылались к царю и находившимся при нем боярам.

Права думы не были определяемы законом, а держались, как факт бытовой, на обычном праве. Боярская дума была учреждением, которое не отделялось от царской власти. В области законодательной значение думы было указано в царском судебнике: «А которые будут дела новые, а в сем судебнике не написаны, и как те дела с государева докладу и со всех бояр приговору вершатся, — и те дела в сем судебнике приписывати» (ст. 98 Соборного уложения). Законодательными источниками были признаны государевы указы и боярские приговоры. Общая законодательная формула была такова: «Государь указал, и бояре приговорили». Это понятие о законе, как результате нераздельной деятельности царя и думы, доказывается всею историею законодательства в Московском государстве. Но из этого общего правила были и исключения. Так, упоминаются в качестве законов царские указы без боярских приговоров; с другой стороны, есть ряд законов, данных в форме боярского приговора без царского указа: «Все бояре на Верху приговорили». Царские указы без боярских приговоров объясняются или случайностью борьбы с боярством (при Грозном), или незначительностью разрешаемых вопросов, не требовавших коллегиального решения, или поспешностью дела. Боярские же приговоры без царских указов объясняются или полномочием, данным на этот случай боярам, или отсутствием царя и междуцарствием. Таким образом, из этих случаев отнюдь нельзя заключать о раздельности законодательных прав царя и думы.

По вопросам внешней политики замечается такая же совместная деятельность царя и думы с конца XVI в., которая дополнялась еще участием земских соборов. Участие думы в делах внешней политики выражалось в постоянном учреждении т. н. «ответной палаты» при думе; дельцы посольского приказа не могли сами вести переговоры с иностранными послами; с послом «в ответех (говорит Котошихин) бывают бояре» — два, окольничий один или два, да думный посольский дьяк; в 1586 г. война со шведами решена царем «со всеми бояры». Только во времена междуцарствия и при самом начале правления Мих. Федоровича дума сносится с иностранными государствами от своего имени. Относительно суда и администрации дума является не одною из инстанций, а органом верховной власти, указывающей закон подчиненным органам. Судебные дела восходили в думу по докладу и по апелляции (ук. 1694 во II Собр. Законов, № 1491). Дума являлась собственно судебным органом только тогда, когда судила в качестве первой инстанции, а именно — своих собственных членов по действиям их, как судей и правителей в приказах, и по местническим счетам. В сфере администрации думе (вместе с царем) принадлежало право назначения центральных и местных правителей. Ведение текущих дел управления военного и поместного находилось под постоянным контролем думы, так же как и самые приказы.

Главнейшие моменты в истории боярской думы Московского государства определяются отношениями ее к верховной власти. В XIV и XV вв. замечается бытовое совпадение деятельности думы с действиями княжеской власти, основанное на единстве интересов. Возвышение Московского княжества было вместе с тем возвышением могущества и богатства московских бояр. Отсюда успехи московского единодержавия, помимо поддержки духовенства, главнейшим образом объясняются содействием бояр.

Князь Димитрий, умирая, дал такое завещание детям: «Бояре своя любите, честь им достойную воздавайте противу служений их, без воли их ничтоже не творите» (Воскр. лет., 1389 г.). При Иоанне III все важнейшие акты государственной деятельности совершались по соглашению с боярами: женитьбу на Софье Палеолог Иоанн III предпринял так: «Подумав о сем с митрополитом, матерью своею и бояры… послал к папе» (Воскр. лет., под 1469 г.). В X V I в. происходит борьба между самодержавною властью и боярами, начатая со стороны великого князя и продолженная со стороны бояр.

Установившееся единодержавие собрало из всех княжеств местные боярские силы в одну Москву; кроме того, здешнее боярство усилилось огромною массою служилых князей, лишенных уделов, которые хотели вознаградить потерянную первую роль в деревне второю в Риме. С другой стороны, уничтожив уделы, лишив бояр права перехода и обратив их в служилых людей, великий князь не нуждался более в их содействии для укрепления своей власти.

В малолетство Грозного (1533—1546) обстоятельства склонили весы в пользу бояр, и в результате получились крайние злоупотребления власти боярами. Со времени воцарения Иоанна (1547), этот царь открыл сознательную борьбу с боярской партией, сначала мерами разумными, приблизив к себе людей худородных, обратившись к совету всей земли (Земскому собору) и предприняв несколько здравых законодательных мер, ограничивающих значение удельных князей и бояр; позднее он пустил в ход жестокие казни и гонения (1560—1584), вызванные б. ч. не мнимою изменою бояр, а сознательною целью «не держать при себе советников умнее себя». Одною из мер борьбы было разделение государства на опричнину и земщину. Земские дела были оставлены в руках бояр; даже ратные должны были решаться «государем, поговоря с бояры». В опричнине Иоанн надеялся осуществить вполне свой новый идеал. Но именно здесь обнаружилась неосуществимость и непрактичность его идей; в учреждении земщины он сам признал себя побежденным, отделил верховную власть от государства и предоставил последнее боярам. В полемике Грозного с кн. Курбским сказались воззрения двух борющихся сил. Курбский, не посягая на верховную власть, стоит за старину и доказывает только необходимость для царя «совета сигклитскаго», то есть совещаний с боярскою думою. Идеал Грозного: «Жаловати сами своих холопей вольны, а и казнити вольны есмы». Ничто не препятствовало Грозному обходиться без боярской думы, не прибегая к казням; но он сам нашел это неосуществимым.

Деятельность Грозного, не достигши цели, принесла лишь тот результат, что отделила интересы бояр от царской власти и заставила их в свою очередь уже сознательно обеспечить власть за собою на счет власти монархической. Конец XVI в. (с 1584 г.) и нач. XVII в. (1612 г.) — время таких попыток боярства и боярской думы. По смерти Феодора Иоанновича бояре требовали присяги на имя думы боярской.

В XVII в. господствует нормальное отношение боярской думы к власти царя, то есть нераздельность действий той и другой, без взаимных посягательств на верховное значение последней и вспомогательную роль первой; государь без думы и дума без государя были одинаково явлениями ненормальными.

Около 1700 года Пётр I уничтожил боярскую думу, как учреждение; но совещания с боярами продолжались в так наз. Ближней канцелярии (упом. с 1704 г.), которая сама по себе была не более, как личною канцелярией царя и учреждением постоянным; но съезды бояр в канцелярии — уже не учреждение, постоянно действующее. В последующие годы, до учреждения сената, Петр, во время отъездов своих из столицы, поручал ведение дел нескольким лицам, но не доверял им и не полагался на них. В 1711 г. 22. февр., объявляя о войне с Турциею и собираясь уехать на театр войны, он поручил ведение дел тоже нескольким лицам, назвав совокупность их сенатом, который отнюдь не имел прежнего значения боярской думы и не был учреждением политическим.