Адвокат дьявола цитата

Адвокат дьявола

The Devil’s Advocate (США, Германия, 1997 г.)
Детектив
Реж.: Тейлор Хэкфорд
В ролях: Киану Ривз, Аль Пачино, Шарлиз Терон, Джеффри Джонс, Джудит Айви, Конни Нильсен, Крэйг Т. Нельсон, Тамара Тюни, Рубен Сантьяго-Хадсон, Дебра Монк
«У зла свой путь к победе»

Продолжай, Барбара.
Нас распускают по домам.
Если у нас нет спортивных занятий.
И в тот день, всё шло, как обычно?
Нет. Мистер Геттис велел мне остаться после уроков.
Что было дальше, Барбара?
Он посадил меня на стул сбоку от его стола.
Прошу тебя рассказать нам своими словами, но очень точно.
. что происходило потом.
Я боялась опоздать на автобус.
Но он сказал, что я успею, если помогу ему кое в чём.
Я не успела ничего сказать, он сунул руку в вырез моей блузки.
Я ужасно испугалась. Но решила, что надо молчать, и он отпустит.
Но тут другой рукой он залез мне под юбку.
И стал этой рукой.
. гладить меня по ноге.
. засовывая руку всё дальше.
Он сказал, что хочет проверить, бывают ли у меня.
особые чувства. И посмотреть, как они у меня проявляются.
Я пыталась придумать, что ему сказать, но так и не смогла.
Я растерялась, а он продолжал.
Я просила его остановиться, но, кажется, он не слышал меня.
Он всё двигал своей рукой.
Потом я закричала.
Он разозлился и сказал, что мы займёмся этим в другой раз.
Он делал это ещё?
Со мной — нет.
А с твоими подругами?
Да.
И когда ты рассказала им, что он делал с тобой.
. они сказали, что с ними тоже!
Было так?
Да.
у меня всё.
Ваша очередь, мистер Ломакс.
Ваша Честь, нельзя ли сделать короткий перерыв?
Конечно.
Объявляется перерыв на 15 минут.
-Что. -Не сейчас, Бернис.
Ломакс, в чём дело?
Как твой адвокат, советую тебе отвалить от меня к чёрту.
Что? Что ты говоришь?
Жена, дети, негодование. Ловко ты меня одурачил.
Ты же мой адвокат.
Твой долг — защищать меня.
Знаешь, чего мне хочется?
Поставить тебя перед судьёй. Чтобы ты подрочил на него.
-Она же врёт. -Пошёл к чёрту.
Вот ты где.
Прошёл слух, что ты уже мечешься по улицам.
Не сейчас, Ларри.
Каков план игры?
В 4.30 я даю информацию. Любую.
Скажи что-нибудь.
Отвали.
«Мистер Ломакс отказался комментировать ситуацию.
«Однако, многие уже полагают.
«. что цепь блестящих побед молодого адвоката.
«. неожиданно оборвалась.
«. на сегодняшнем слушании».
Ты выдал классную серию, Кевин.
Но всему приходит конец.
Нельзя же всегда выигрывать.
Не было ли у вас проблем с дисциплиной на математике?
Нет.
Нет?
Но разве мистер Геттис никогда не оставлял вас после уроков?
Может, и в тот день он оставил вас для беседы о дисциплине?
Нет!
А другие учителя после уроков вас оставляли?
Раз или два.
Чтобы поговорить с вами о вашем поведении?
Протестую. Вопрос не по существу.
-Речь идёт о мотиве. -Протест отклонён.
Можете отвечать.
Я не знаю, чего хотели другие учителя.
Сами у них спросите.
Вы передавали на уроках записки?
Или рисунки, чтобы.
. посмеяться над учителем?
Нет.
Нет?
И никогда не называли его «поганым боровом»?
Порядок в зале.
Нет.
Ваша

Адвокат дьявола (фильм)

«Адвока́т дья́вола» (англ. The Devil’s Advocate ) — мистическая драма по одноимённому роману Эндрю Найдермана. Талантливого адвоката из Флориды Кевина Ломакса после очередного успешного процесса приглашают в Нью-Йорк на работу в крупной юридической компании Джона Милтона.

Режиссёр: Тейлор Хэкфорд. Сценаристы: Джонатан Лемкин и Тони Гилрой.

Теглайн: «У зла свой путь к победе.»

Как твой адвокат, советую держаться от меня подальше.

As your attorney, I’m advising you to keep the fuck away from me.

Старт был неплох, но ни у кого не получалось выигрывать всю жизнь.

It was a nice run, Kev. Had to close out someday. Nobody wins them all.

Кевин Ломакс: Надо вывести номер четыре и шесть. Я бы так же избавился и от номера двенадцать, но обвинитель это сделает за нас.
Майзел: Номер шесть? Ты шутишь? Она — мой козырь.
Кевин Ломакс: И мой кандидат на выброс.
Майзел: Четвёртый? Тот с косичками? Это зря: он присяжный от защиты и абсолютно лоялен.
Кевин Ломакс: Вы его ботинки видели?
Майзел: Слушай, гений, может быть во Флориде ты действительно чего-то стоишь, но здесь Нью-Йорк, мой феттер, мы здесь из апельсинов сок не давим.
Кевин Ломакс: Эти ботинки он чистит каждый день. И сам стирает свою одежду. Вы думаете, он добродушный увалень — я уверен, он спит с пистолетом под подушкой. Он из тех, кто возделывает только собственный сад. И номер шесть, ваш фаворит, женщина с разбитой жизнью.
Майзел: Да она же учительница католической школы. Верит в человеческое сострадание.
Кевин Ломакс: Нет. Она явно не в порядке. Что-то не так. Она хочет вершить суд, потому что мечтает отомстить за свои обиды. — перед процессом, в котором Кевин выбирает присяжных

Kevin Lomax: Let’s get rid of Number four, six. I’d say lose Number twelve, but the prosecutor’s gonna fuck up and do it for us.
Meisel: Number six? You’re kidding, right? She’s my first choice.
Kevin Lomax: She’s my first pass.
Meisel: And four? With the dreadlocks? That’s crazy. That’s a defendant’s juror.
Kevin Lomax: Did you see his shoes?
Meisel: Look, kid, maybe down in Florida you are the next big thing. This is New York. We’re not squeezing oranges here.
Kevin Lomax: He polishes those shoes every night. He makes his own clothes. He looks like a brother with an attitude, but I see a man with a gun under his bed. And woe betide the creature who steps into his garden. Number six… your favorite… she’s damaged goods.
Meisel: She’s a Catholic schoolteacher. Believes in human frailty…
Kevin Lomax: No. Something’s missing from her. She’s wrong. She wants on this jury. Somebody hurt her and she wants revenge.

Убивать добротой — это наш секрет.

That’s our secret: kill you with kindness.

Джон Милтон: Я уверен, у вас есть секрет.
Кевин Ломакс: Мужской туалет. В мужском туалете окружного суда в Дюва́ле есть дырка в стене в соседнюю комнату — я больше пяти лет слушал, как совещаются присяжные.

John Milton: I was sure you had a secret.
Kevin Lomax: The men’s room. Upstairs men’s room in the Duval County courthouse. There’s a hole in the wall to the next room. I spent five years listening to juries deliberate.

Здесь есть курица, чемпион тик-так-ту, всегда выигрывает. Она знаменитость!

There’s a chicken, plays tic-tac-toe, never loses. He’s famous.

Будь вместе с толпой. Обожаю толпу.

Stay in the trenches. Only way I travel.

Умей из всего извлечь пользу, а потом забыть.

You use it. You embrace it. And then you move on.

Джон Милтон: Это твоя жена, парень. Она больна, и нужно, чтобы ты позаботился о ней. Но вот что странно: неужели тебе самому не пришло в голову отказаться от этого дела?
Кевин Ломакс: Одного боюсь. Я брошу это дело, ей станет лучше… и я возненавижу её. А я не хочу носить в себе обиду, Джон. Я могу выиграть этот процесс, я должен выиграть, я выполню свою работу, а затем… затем… всё сделаю, чтобы ей помочь.
Джон Милтон: Сдаюсь, уговорил. — Милтон уговаривает Кевина бросить дело и посвятить себя помощи жене

John Milton: It’s your wife! She’s sick, she needs you. She’s got to come first. All right, wait a minute. Do you mean the possibility of leaving this case has never entered your mind?
Kevin Lomax: You know what scares me? I quit the case, she gets better… and I hate her for it. I don’t want to resent her. I’ve got a winner here. I’ve got to nail this fucker down and put it behind me. Just get it done. Then… then… put all my energy into her.
John Milton: I stand corrected.

Человеческий аппетит возрос до такой степени, что может расщеплять атомы с помощью своего вожделения. Их эго достигло размеров кафедрального собора. Смазывая даже убогие мечты зелёными, как доллары, и жёлтыми, как золото, фантазиями, можно добиться того, что каждое человеческое существо превратится в честолюбивого императора и будет обожествлять самого себя. Пока мы суетимся, совершаем одну сделку за другой, кто позаботится о нашей планете? И это в то время, когда воздухом нельзя дышать, а воду нельзя пить, даже пчелиный мёд приобретает металлический привкус радиоактивности. Все заняты тем, что торгуют контрактами на будущее, а ведь будущего уже нет: в нас целый миллиард эдди борзунов, несущихся трусцой в будущее, и каждый из них готов надругаться над бывшей планетой Господа, а потом отказаться нести ответственность. Когда они дотронутся до клавиши компьютера, чтобы подсчитать свои часы работы, оплачиваемые в долларах, придёт прозрение, но будет поздно — им придётся заплатить по счетам, они попытаются отказаться от своих обязательств — не выйдет.

Читайте так же:  Минздрав приказ по обеспечении безопасности

You sharpen the human appetite to the point where it can split atoms with its desire. You build egos the size of cathedrals. Fiber-optically connect the world to every eager impulse. Grease even the dullest dreams with these dollar-green, gold-plated fantasies until every human becomes an aspiring emperor, becomes his own god. As we’re scrambling from one deal to the next, who’s got his eye on the planet? As the air thickens, the water sours, even bees’ honey takes on the metallic taste of radioactivity and it just keeps coming, faster and faster. There’s no chance to think, to prepare. It’s buy futures, sell futures, when there is no future. We got a runaway train, boy. We got a billion Eddie Barzoons all jogging into the future. Every one of them is getting ready to fistfuck God’s ex-planet, lick their fingers clean, as they reach out toward their pristine cybernetic keyboards to tote up their fucking billable hours. And then it hits home. You got to pay your own way, Eddie. It’s a little late in the game to buy out now.

Возможно, Бог слишком часто предавался азартным играм с будущим человечества, он бросил всех нас на произвол судьбы.

Maybe God threw the dice once too often. Maybe He let us all down.

Кевин Ломакс: Кто же ты?
Джон Милтон: О, у меня так много имён…
Кевин Ломакс: Сатана?
Джон Милтон: Зови меня папой.

Kevin Lomax: What are you?
John Milton: I have so many names.
Kevin Lomax: Satan.
John Milton: Call me Dad.

Определённо, тщеславие — мой самый любимый из грехов. Он так фундаментален. Себялюбие — это естественный наркотик.

Vanity is definitely my favorite sin. Kevin, it’s so basic. Self-love. The all-natural opiate.

Джон Милтон: Чувство вины — это всё равно что мешок тяжёлых кирпичей — да сбрось-ка их с плеч долой.
Кристабелла Андреоли: Я знаю, что ты чувствуешь — сама через это прошла. Иди ко мне, иди, и скорее сбрось с себя этот груз.
Кевин Ломакс: Я не могу этого сделать.
Джон Милтон: А для кого ты таскаешь все эти кирпичи? Для Бога? В самом деле, для Бога? Так позволь открыть тебе маленький секрет про нашего Бога. Ему нравится наблюдать, он большой проказник — подумай над этим: он даёт человеку инстинкт, дарит этот экстраординарный подарок, а потом, ради развлечения для своего ролика космических трюков, устанавливает противоположные правила игры. Это самый жестокий розыгрыш за все минувшие века: смотри — но не смей трогать, трогай — но не пробуй на вкус, пробуй — но не смей глотать. И пока ты прыгаешь с одной ноги на другую, что делает он? Хохочет, так что его мерзкая задница вот-вот лопнет от натуги, и он — закомплексованный ханжа и садист, он просто рэкетир, и поклоняться такому Богу — никогда.
Кевин Ломакс: «Лучше царствовать в Аду, чем служить на Небесах?» [1]
Джон Милтон: А почему нет? Здесь, на земле, я погружён в её заботы с сотворения Мира, я пестовал каждую новинку, которую мечтал заполучить человек, я помогал ему во всём и никогда не осуждал. Более того, я никогда не отвергал его, несмотря на все его недостатки. Я фанатично влюблён в человека. Я гуманист, быть может, последний на Земле. Кто станет отрицать, если только он не выжил из ума, что двадцатый век был исключительно моим веком! Ведь этот век, Кевин, от альфы до омеги — мой. Я достиг апогея силы. Теперь мой звёздный час, наш звёздный час.

John Milton: You know, I’ll tell you, boy… guilt it’s like a bag of fucking bricks. All you got to do is set it down.
Christabella Andreoli: I know what you’re going through. I’ve been there. Just come here. Come here. Let it go.
Kevin Lomax: I can’t do that.
John Milton: Who are you carrying all those bricks for? God? Is that it? God? I’ll tell you… let me give you… let me give you a little inside information about God. God likes to watch. He’s a prankster. Think about it. He gives man instincts. He gives you this extraordinary gift, and then what does He do? I swear, for his own amusement, his own private, cosmic, gag reel, He sets the rules in opposition. It’s the goof of all time. Look, but don’t touch. Touch, but don’t taste. Taste, but don’t swallow. And while you’re jumping from one foot to the next, what is He doing? He’s laughing his sick, fucking ass off! He’s a tightass! He’s a sadist! He’s an absentee landlord! Worship that? Never!
Kevin Lomax: «Better to reign in Hell than serve in Heaven», is that it?
John Milton: Why not? I’m here on the ground with my nose in it since the whole thing began! I’ve nurtured every sensation man has been inspired to have! I cared about what he wanted and I never judged him! Why? Because I never rejected him, in spite of all his imperfections! I’m a fan of man! I’m a humanist. Maybe the last humanist. Who, in their right mind, Kevin, could possibly deny the 20th century was entirely mine? All of it, Kevin! All of it. Mine. I’m peaking, Kevin. It’s my time now. It’s our time.

“Адвокат Дьявола”

— Сверху все выглядит иначе, не так ли?
— Да, это точно.

Деньги неизбежно ведут к вершине.

Будь вместе с толпой. Обожаю толпу.

Знаю все, но не все могу.

Умей из всего извлечь пользу, а потом забыть.

250 фунтов своей корыстной алчности на колесиках.

Возможно, Бог слишком часто предавался азартным играм с будущим человечества.

Человеческий аппетит возрос до такой степени, что может расщеплять атомы с помощью своего вожделения. Их эго достигло размеров кафедрального собора. Смазывая даже убогие мечты зелеными, как доллары, и желтыми, как золото, фантазиями, можно добиться того, что каждое человеческое существо превратится в честолюбивого императора и будет обожествлять самого себя.

Определенно, тщеславие – мой самый любимый из грехов. Он так фундаментален, самолюбие – это естественный наркотик.

Цитаты и фразы из фильма
“Адвокат Дьявола”

Свобода в том, чтобы не пришлось о чем-то сожалеть.

— А как же любовь?
— Ее слишком переоценили, биохимически это как съесть большое количество шоколада.

— Лучше царствовать в аду, чем служить на небесах?
— А почему нет?

— Кто же ты? Сатана?
— Зови меня папой.

Умей сгруппироваться, достичь успеха и не терять сон.

Старт был неплох, но ни у кого не получалось выигрывать всю жизнь.

Адвокат дьявола.

Адвокат дьявола (The Devil’s Advocate), реж. Тейлор Хэкфорд, 1997.

Если бы вам в канун принятия важного решения предоставилась возможность заглянуть в свое будущее и увиденное заставило бы вас ужаснуться, что бы вы почувствовали и какое решение приняли бы?

Вопросы для подробного психоанализа ЗДЕСЬ

Мотто:

  • Убивать добротой – это наш секрет.
  • И никаких сомнений!
  • Тщеславие – мой любимый порок.

Круг психологических проблем:

  • карьера
  • бизнес
  • мысленный эксперимент
  • причина-следствие
  • выбор
  • искушение
  • манипулирование
  • наставник
  • вера
  • религия
  • трансформация
  • деградация
  • психология
  • ошибка
  • соблазн
  • депрессия
  • покаяние
  • семья
  • мотивация
  • инстинкты
  • богатство
  • успех
  • стол переговоров
  • алкоголизм
  • ссора
  • искусство убеждения
  • галлюцинации
  • психоз
  • истерика
  • нервный срыв
  • слава
  • подлог
  • кошмары
  • бесплодие
  • свобода
  • лидер
  • управление
  • приоритеты
  • переоценка ценностей
  • вера в себя
  • конкуренция
  • порок
  • вожделение
  • убийство
  • преступление
  • самоубийство
  • саморазрушение
  • власть
  • свобода воли
  • взятка
  • успех
  • поражение
  • победа
  • инстинкты
  • чувство вины

Системы отношений:

  • муж-жена
  • адвокат-клиент
  • учитель-ученик
  • человек-дьявол
  • человек-бог
  • столица-провинция
  • мать-сын
  • отец-сын
  • правда-ложь
  • Бог-Дьявол
  • свобода-рабство

Черты характера:

  • порядочность
  • тщеславие
  • самомнение
  • самоуверенность
  • самолюбие
  • снобизм
  • меркантильность
  • алчность
  • самолюбие
  • идеализм
  • лицемерие
  • искренность
  • эгоизм
  • бесстрастность
  • гордость
  • религиозность
  • обаяние
  • адаптация
  • любовь

Эмоциональная парадигма:

  • страх
  • ужас
  • отчаяние
  • сомнение
  • ярость
  • самодовольство
  • раскаяние
  • сожаление
  • смущение
  • страсть
  • досада

Нравственные категории:

  • совесть
  • грех
  • гордыня
  • ложь
  • ответственность
  • уважение
  • подлость
  • предательство
  • вина
  • правосудие

Символизм, метафоры:

  • Адвокат дьявола (лат. advocatus diaboli)— это неофициальное название должности института канонизации и беатификации в католической церкви. Официально эта должность называлась «укрепитель веры» (лат. promotor fidei). Она была введена в 1587 году папой Сикстом V и официально отменена в 1983 году папой Иоанном Павлом II. Функция адвоката дьявола заключалась в том, чтобы собрать все возможные аргументы, которые могли бы помешать канонизации или беатификации праведника, которая могла состояться только в том случае, если укрепитель веры не находил аргументов достаточной важности, для того чтобы отменить процедуру. До 1983 года ни один акт канонизации или беатификации не мог быть признан законным, если при этом акте не присутствовал адвокат дьявола.
  • обручальное кольцо
  • скульптурное панно
  • зеркало
  • ухмылка
  • огонь, камин
  • зубы, улыбка
  • цитаты из Писания
  • башни и небоскребы
  • церковь
  • пустой город

Выразительные средства:

  • спецэффекты
  • монтаж
  • ускоренная/замедленная съемка
  • саундтрек
  • взгляды
  • ракурсы
  • метафоричность

Дополнительные вопросы:

  • «Лучше править в аду, чем служить в раю»?
  • Какие трансформации происходят с Кевином Ломаксом?
  • Отчего Кевин Ломакс излечился и излечился ли?
  • Почему Милтон называет Эдди Борзуна олицетворением следующего тысячелетия?
  • Почему Милтон всегда дает выбор?
  • Чего все время будто ждет Милтон?
  • Зачем человеку нужны страх и чувство вины?
  • Кто и что заставляли Кевина лгать?
  • Назовите ключевые фразы фильма.
Читайте так же:  Штраф от судебных приставов на автомобиль

Цитаты:

  • Ни у кого не получалось выигрывать всю жизнь.
  • И никаких сомнений!
  • Убивать добротой – это наш секрет.
  • Мне нравится моя работа, но я ненавижу сделки.
  • Сверху все выглядит иначе.
  • Я, чтобы увидеться с мужем, записываюсь на прием.
  • Ты не очень раздувайся, мой мальчик.
  • Изучи метро. Не пренебрегай им. Будь вместе с толпой.
  • Если ты не видишь мужа, то получай удовольствие от общения с его деньгами.
  • Я знаю, у нас много денег, и это должно приносить удовольствие, но это не так. Это как тест на выживание.
  • Ты можешь отказаться! Тебя все поймут. Даже я.
  • — Ты здоров? – Теперь да!
  • Широки врата и пространен путь, ведущий к погибели.
  • Досадно. Разочарования встречались и у меня. Умей из всего извлечь пользу.
  • Мы знали, что наши клиенты виновны, но ты все выигрывал, и мы брали эти деньги…
  • Неужели тебе самому не пришло в голову отказаться от этого дела?
  • Эдди Борзун… Я его выпестовал после двух разводов, реабилитационной клиники для кокаинистов и забеременевшей секретаршу. Тварь Божья все-таки… А ведь я его предупреждал на каждом отрезке его жизни, глядя, как он вечно скачет, как заводная игрушка. Двести пятьдесят фунтов своекорыстной алчности на колесиках. Эдди Борзун – олицетворение следующего тысячелетия. Нет ничего загадочного в том, откуда такие люди взялись. Человеческий аппетит возрос до такой степени, что может расщеплять атомы при помощи своего вожделения. Их эго достигло размеров кафедрального собора, смазывая даже убогие мечты зелеными, как доллар, и желтыми, как золото, фантазиями, можно добиться того, что каждое человеческое существо превратится в честолюбивого императора и будто обожествлять самого себя. Пока мы суетимся, совершая одну сделку за другой, кто позаботится о нашей планете? И это в то время, когда воздухом трудно дышать, а воду нельзя пить, даже пчелиный мед приобретает металлический вкус радиоактивности. Все заняты тем, что торгуют контрактами на души. А ведь будущего уже нет. У нас целый миллиард эдди борзунов, несущихся трусцой в будущее. И каждый из них готов надругаться над бывшей планетой Господа, а потом отказаться нести ответственность. Когда они коснутся клавиш компьютера, чтобы подсчитать свои часы работы, оплачиваемые в долларах, придет прозрение, но будет поздно. И придется заплатить по часам…
  • Может, пришло время проиграть дело?
  • Он избавит от страха, и ты никогда не будешь бояться.
  • Я не кукловод, я не вершу людские судьбы. Мне этого не дано. Я лишь расставляю декорации, а за нитки дёргаешь ты сам!
  • Кто я, а ты кто?
  • Ты заставлял меня лгать!
  • — Кто же ты? — У меня так много имен… — Сатана?- Зови меня папой.
  • Ты мог бы спасти ее, если бы захотел, но ты был так занят.
  • Чувство вины — это все равно что мешок тяжелых кирпичей. Сбрось же их с плеч долой! Для кого ты таскаешь эти кирпичи?
  • Тщеславие – мой самый любимый из пороков. Он так фундаментален. Он как естественный наркотик.
  • Я— сюрприз, Кевин, они не видят моих ловушек.

Цитаты из фильма «Адвокат дьявола»

Лучшие цитаты из фильма

Умей сгруппироваться, достичь успеха и не терять сон.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Свобода в том, чтобы не пришлось о чем-то сожалеть.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Старт был неплох, но ни у кого не получалось выигрывать всю жизнь.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Ты не очень раздувайся мой мальчик, не стоит того. Не показывая какой ты крутой, это дешевка, поверь мне. Ты должен быть поскромнее, незаметнее, ты маленький человек, тихий, простой, открытая душа. Взгляни-ка на меня: если бы тебе не было известно кто я, разве ты сказал бы что я, хозяин мира?
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Деньги неизбежно ведут к вершине.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

— А как же любовь?
— Ее слишком переоценили, биохимически это как съесть большое количество шоколада.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Убивать добротой — это наш секрет.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Все цитаты из фильма

Определенно тщеславие — мой самый любимый из грехов. Он так фундаментален, самолюбие — это естественный наркотик.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Как твой адвокат, советую держаться от меня подальше.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Просто ты был занят гораздо больше кем-то другим… Собой, Кевин!
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

— Это твоя жена, парень. Она больна, и нужно, чтобы ты позаботился о ней. Но вот что странно: неужели тебе самому не пришло в голову отказаться от этого дела?
— Одного боюсь. Я брошу это дело, ей станет лучше… и я возненавижу её. А я не хочу носить в себе обиду, Джон. Я могу выиграть этот процесс, я должен выиграть, я выполню свою работу, а затем… затем… всё сделаю, чтобы ей помочь.
— Сдаюсь, уговорил. — Милтон уговаривает Кевина бросить дело и посвятить себя помощи жене.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Будь вместе с толпой. Обожаю толпу.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

— Сверху все выглядит иначе, не так ли?
— Да, это точно.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Человеческий аппетит возрос до такой степени, что может расщеплять атомы с помощью своего вожделения. Их эго достигло размеров кафедрального собора. Смазывая даже убогие мечты зелеными, как доллары, и желтыми, как золото, фантазиями, можно добиться того, что каждое человеческое существо превратится в честолюбивого императора и будет обожествлять самого себя.
Пока мы суетимся, совершая одну сделку за другой, кто позаботится о нашей планете? И это в то время, когда воздухом уже нельзя дышать, а воду нельзя пить, даже пчелиный мед приобретает металлический привкус радиоактивности.
Все заняты тем, что торгуют контрактами на будущее, а ведь будущего уже нет! У нас целый миллиард Эдди Борзунов, несущихся трусцой в будущее, и каждый из них готов надругаться над бывшей планетой Господа, а потом отказаться нести ответственность. Когда они дотронутся до клавиши компьютера, чтобы подсчитать свои часы работы, оплачиваемые в долларах, придет прозрение, но будет поздно. Им придется заплатить по счетам, Эдди, отказаться от своих обязательств не выйдет!
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

— Кто же ты? Сатана?
— Зови меня папой.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

250 фунтов своей корыстной алчности на колесиках.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Я не кукловод, я не вершу людские судьбы. Мне этого не дано. Я лишь расставляю декорации, а за нитки дёргаешь ты сам!
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

— Надо вывести номер четыре и шесть. Я бы так же избавился и от номера двенадцать, но обвинитель это сделает за нас.
— Номер шесть? Ты шутишь? Она — мой козырь.
— И мой кандидат на выброс.
— Четвёртый? Тот с косичками? Это зря: он присяжный от защиты и абсолютно лоялен.
— Вы его ботинки видели?
— Слушай, гений, может быть во Флориде ты действительно чего-то стоишь, но здесь Нью-Йорк, мой феттер, мы здесь из апельсинов сок не давим.
— Эти ботинки он чистит каждый день. И сам стирает свою одежду. Вы думаете, он добродушный увалень — я уверен, он спит с пистолетом под подушкой. Он из тех, кто возделывает только собственный сад. И номер шесть, ваш фаворит, женщина с разбитой жизнью.
— Да она же учительница католической школы. Верит в человеческое сострадание.
— Нет. Она явно не в порядке. Что-то не так. Она хочет вершить суд, потому что мечтает отомстить за свои обиды. — перед процессом, в котором Кевин выбирает присяжных.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Умей из всего извлечь пользу, а потом забыть.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Возможно Бог слишком часто предавался азартным играм с будущим человечества, он бросил всех нас на произвол судьбы.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

— Чувство вины — это все равно что мешок тяжелых кирпичей, да сбрось-ка их с плеч их долой… А для кого ты таскаешь все эти кирпичи? Для Бога? В самом деле, для Бога? Так позволь открыть тебе маленький секрет про нашего Бога. Ему нравиться наблюдать, он большой проказник: он дает человеку инстинкт, дарит этот экстраординарный подарок, а потом, ради развлечения для своего ролика космических трюков, устанавливает противоположные правила игры. Это самый жестокий розыгрыш за все минувшие века: смотри — но не смей трогать, трогай — но не пробуй на вкус, пробуй — но не смей глотать… И пока ты прыгаешь с одной ноги на другую, что делает он? — хохочет, так что его мерзкая задница вот-вот лопнет от натуги, и он — закомплексованный ханжа и садист, он просто рэкетир, и поклоняться такому Богу — никогда.
— Лучше царствовать в Аду, чем служить на небесах?
— А почему нет? Здесь, на земле, я погружен в ее заботы с сотворения Мира, я приветствовал каждую новинку, которую мечтал заполучить человек, я помогал ему во всем и никогда не осуждал. Более того, я никогда не отвергал его, несмотря на все его недостатки; я фанатично влюблен в человека; я гуманист, быть может, последний на Земле. Кто станет отрицать, если только он не выжил из ума, что двадцатый век был исключительно моим веком! Ведь этот век, Кевин, от альфы до омеги, мой; я достиг апогея силы; теперь мой звездный час, наш звездный час…
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Знаю все, но не все могу.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

— Я уверен, у вас есть секрет.
— Мужской туалет. В мужском туалете окружного суда в Дювале есть дырка в стене в соседнюю комнату — я больше пяти лет слушал, как совещаются присяжные.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Здесь есть курица, чемпион тик-так-ту, всегда выигрывает. Она знаменитость!
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

— Скажи что-нибудь хорошее..
— Что-нибудь хорошее.
Цитата из фильма «Адвокат Дьявола»

Правила жизни Жака Вержеса

Жак Вержес — вероятно, самый противоречивый юрист в мире. Выбирая в качестве клиентов кровавых диктаторов, террористов и нацистских преступников, он заслужил от прессы прозвище «адвокат дьявола», а свою автобиография назвал при этом «гениальный ублюдок».

Читайте так же:  Ходатайство об отложении судебного заседания в административном деле

Вержес родился во Вьетнаме в 1925 году. Его мать была вьетнамкой, а отец — французом. Во время Второй мировой войны он уехал в Европу сражаться в рядах французского сопротивления. Право Вержес изучал в Сорбоне, где, что интересно, учился вместе с Пол Потом, а адвокатом стал в 30 лет. На весь мир его прославило дело Джамили Бухиред, алжирской террористки, взорвавшей кафе, переполненное французами, которых она считала оккупантами. Бухиред приговорили к смертной казни, но позже, после развернутой Вержесом кампании в СМИ, помиловали, а спустя несколько лет и вовсе освободили. В итоге террористка и адвокат поженились.

В начале 1970-х Вержес исчез, а объявился лишь спустя 8 лет. Никто так и не выяснил, где он был и чем занимался. Самая популярная версия — участвовал в построении режима «красных кхмеров» в Камбодже вместе с Пол Потом, но были и другие, например, — проходил в КГБ курс по дестабилизации политической обстановки.

Вернувшись из небытия, Вержес продолжил защищать террористов (самым известным из них стал Ильич Рамирес Санчес — «Карлос Шакал»), палестинских сепаратистов, а также нацистского преступника Клауса Барбье, известного под прозвищем «лионский мясник».

В последние годы большими делами адвоката стали консультации Саддама Хусейна и Слободана Милошевича, а также участие в процессе все тех же «красных кхмеров».

О детстве, армии и начале карьеры

Мои детские воспоминания связаны со страной, где цветные люди должны были отходить в сторону, когда по улице шли европейцы.

Воевать мне казалось делом более чем рискованным, но того стоящим, тем более война велась под командованием генерала, приговоренного к смерти. [Вержес сражался под командованием Шарля Де Голля.]

Я мог наскочить на мину и остаться кастрированным – это был один самых больших моих страхов.

Единственное ранение во время войны я нанес себе сам, когда открывал ножом устриц.

Когда я в первый раз был общественным защитником, передо мной оказался мелкий преступник. Я сказал себе: «Этот тип – это я. Могу ли я сделать тоже самое, что и он, окажись я в схожей ситуации?» Тогда я понял, что это мое призвание.

О деле Джамили Бухиред

Они [обвинение] были не способны понять нас [защиту], но мы могли понять их, видеть как поворачиваются их маленькие мозги.

Когда в суде французская публика начала кричать мне: «Китаец! Китаец!», я обратился к судье: «Ваша честь, должен ли сказать этим людям, что когда их предки ели желуди в лесу, мои уже строили дворцы?»

На том суде у меня родилась идея «разрушительной защиты». То есть судья, например, скажет «вы француз», а обвиняемый скажет «я алжирец», судья скажет «вы член банды злоумышленников», обвиняемый скажет «я член ассоциации сопротивления», судья скажет «вы совершили преступление», а ему в ответ — «я казнил предателя». Тогда становится ясно, что никакой диалог невозможен.

Один из французских адвокатов спросил меня, дорожу ли я жизнью своей доверительницы. Я сказал, что больше, чем своей. Тогда он посоветовал мне всколыхнуть общественность.

Если бы хотя бы один из подсудимых был казнен, я бы мстил. Я мог добиться встречи с одним из высокопоставленных французских чиновников, и я воспользовался бы моментом и убил его. Только тогда я мог бы жить в мире с самим собой.

О сути судебного разбирательства

В суде далеко не всегда нужно говорить правду, вы и сами это знаете.

Хороший процесс, он как пьеса Шекспира – произведение искусства.

Красоту судебного процесса можно оценить только спустя некоторое время после приговора. По шлейфу, который будет тянуться за ним.

В каждом процессе перед публикой разворачивается драма, дуэль между защитой и обвинением. Каждая сторона рассказывает историю, которая не обязательно является правдой, но теоретически возможна. В конце кого-то признают победителем, но это не имеет никакого отношения к справедливости.

Суд – это магическое место, это коробка с сюрпризами.

Я верю, что у каждого есть право на справедливый суд вне зависимости от совершенных преступлений.

Судьи похожи на поваров, которые не любят, когда другие смотрят, как они готовят.

О своих знаменитых клиентах

Между нами возникли чувства, но мы целомудренно скрывали это до освобождения Джамили.

В студенческие годы я дружил с Салотом Саром, который позже начал звать себя Пол Потом. Он обожал поэзию Артюра Рэмбо, его до глубины души трогали его стихи. А еще он не был лишен чувства юмора.

Если бы Клаус Барбье попросил меня заявить о превосходстве арийской расы во время последнего слова, я бы отказался. Я же мэтр Вержес, а не оберштурмфюрер.

Я ношу память о каждом клиенте внутри себя.

Алкоголь запрещен в тюрьмах, но я нашел способ передавать его тем клиентам, кто просил меня об этом. Мороженное в передаче я поливал арманьяком.

Публика любит развешивать ярлыки «монстр». Но монстров не существует, так же как и абсолютного зла. Мои клиенты – такие же люди с двумя руками, двумя глазами и своими эмоциями. Именно это делает их столь зловещими.

Что отличает человека от животного, так это способность говорить от лица зла. Преступление – это символ нашей свободы.

О политике

Для меня Франция – это не колонисты, это – Монтень, Дидро и французская революция.

Власти США и Ирака связаны настолько, что нельзя судить одного правителя и не судить другого.

Я бы согласился защищать Гитлера, я бы согласился защищать бен Ладена. Я бы согласился даже защищать Буша-младшего, но только если он признает себя виновным.

В Камбодже не было никакого геноцида.

О профессии адвоката

Если вы попадете к доктору, который не выносил бы кровь, гной и раны, то это будет не тот человек, что вам нужен. То же самое и с адвокатом, который не любит преступников и диктаторов.

Спасибо моему ремеслу, я теперь знаю точку зрения террориста и полицейского, преступника и идиота, девственницы и нимфоманки. Это расширило мой кругозор.

Как адвокаты мы имеем огромное преимущество перед врачами – можем сказать человеку: «Я не хочу тебя защищать». Но если мы соглашаемся, то должны сражаться когтями, чтобы защитить его, используя закон и весь наш опыт.

О себе

Выбирая между псами и волком, я всегда буду на стороне волка, особенно, если он ранен.

От меня невозможно избавиться, начав против меня судебное разбирательство.

Весело, что в современном полицейском государстве никто не смог меня найти на протяжении 10 лет.

Когда уходишь в подполье, нужно прервать все связи, особенно с самыми близкими людьми. Я уничтожил все документы, срезал бирки с одежды и отказался от своей привычки курить трубку.

Вы знаете, я против судов Линча, хотя линчевание – свойственная людям вещь.

Я не способен ненавидеть.

Когда зовешь собаку, она приходит. Но я принадлежу к семейству кошачьих.

Использованы материалы Independent, Der Spiegel, Quotidien d’Oran, France24, Foreign Policy, Front Page Magazine, BBC, а также документального фильма «Адвокат Террора».