Трудовые отношения между работником и работодателем судебная практика

Оглавление:

НОВОСТИ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

28 января 2019

С 1 февраля 2019 г. на 720 руб. увеличен размер единовременного пособия при рождении ребенка. Это пособие теперь составляет 17 479, 73 руб.

НОВОЕ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

28 февраля 2019

23 февраля 2019

20 февраля 2019

Главная > Судебная практика > Установление трудовых отношений

+7 (903) 219 00 24

УСТАНОВЛЕНИЕ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Позиция Верховного Суда РФ по поводу срока на обращение в суд по искам о признании факта трудовых отношений и взыскании соответствующих выплат:

Срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора в рамках иска о признании факта трудовых отношений должен исчисляться с момента установления такого факта.
(см. Определение Верховного Суда РФ от 15.03.2013 № 49-КГ12-14, Определение Верховного Суда РФ от 24.01.2014 № 31-КГ13-8)

Встречаются иски, в которых истцы требуют взыскать заработную плату с работодателя, с которым у них не оформлены трудовые отношения. При этом в исках не заявлено требование о признании трудовых отношений. Несмотря на то, что такие иски фактически не являются исками о признании трудовых отношений, я буду выкладывать их в этом разделе, поскольку в судебных процессах по таким искам судом всегда исследуется наличие трудовых отношений между сторонами.

Подтверждение факта работы и факта зарплаты. Возможности злоупотреблений со стороны работника и работодателя. Защита своих прав в суде

Автор: Лилия Григорьева

Лилия Григорьева, юрист.

Lilia 5@ mail . ru

Трудовое право — многогранная, сложная и относительно молодая отрасль права, стремительно развивающаяся на фоне происходящих глобальных структурных изменений как в экономике, так и в праве. Основной задачей трудового права является установление правил поведения между работодателем и работником, с учетом интересов государства.

В России, как в социальноориентированном государстве, трудовое право встает, скорее, на сторону работника, признавая его более уязвимой и слабой стороной процесса, чем работодателя или государство. Однако, как показывает опыт и судебная практика, неясности во взаимоотношениях, невозможность двухстороннего урегулирования споров, а также и сознательные злоупотребления и даже попытки мошенничества возможны с обеих сторон. И работодатель заинтересован в защите своих прав и своего бизнеса от действий работника не меньше, чем работник от злоупотреблений работодателя. Очень часто разногласия возникают по незнанию, невнимательности и пренебрежительному отношению к юридически значимым фактам.

Предлагаю разобраться в такой актуальной на сегодня теме, как установление факта работы и размера заработной платы в случае, когда договоренность между сторонами не достигнута и дело уже находится на рассмотрении суда.

Нередко возникают иски об установлении самого факта трудовых отношений между работником и работодателем. Особенно, если работодатель, находясь в данной ситуации в более сильной позиции, не представляет никаких документов и утверждает, что работник у него никогда не работал.

Как пример, можно рассмотреть дело Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-6052/14 (решение от 20.11.2014), где в подтверждение факта работы истцом (работником) были представлены в качестве доказательства фотографии с объектов, где он работал, и показания свидетеля, которые суд счел неубедительными. Ответчик указал, что данный сотрудник у них никогда не работал, указанная им должность в штатном расписании отсутствует. В доказательство своих слов ответчиком были представлены штатное расписание организации, журнал регистрации приказов и трудовых договоров, в которых отсутствуют сведения об истце. Суд не смог по представленным доказательствам установить факт наличия трудовых отношений между сторонами и в удовлетворении требований истца отказал.

В качестве противоположного примера можно привести дело того же Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-970/09 (решение от 27.04.2009), согласно которому истец в доказательство трудовых отношений между ним и ответчиком представил как документы — удостоверения, доверенности на право представлять организацию — работодателя при осуществлении работ, так и пригласил в качестве свидетелей лиц, трудовые отношения с работодателем которых последним не оспаривались. Ответчик — работодатель сотрудничество с истцом категорически отрицал. В доказательство представил: штатное расписание, которое не соответствовало реестру справок по форме 2-НДФЛ за тот же период, затребованное из Налоговой инспекции судом по ходатайству истца; платежные ведомости на выдачу заработной платы, согласно которым истец не получал заработную плату, однако ведомости не соответствовали требованиям действующего законодательства и также имели противоречия и со штатным расписанием и с реестром 2-НДФЛ. Свидетельские показания главного бухгалтера организации о том, что истец не проходил по ведомостям заработной платы, однако он видел истца в офисе фирмы, по мнению суда, не являются доказательством, свидетельствующим о факте отсутствия трудовых отношений. Кроме того, была установлена родственная связь между генеральным директором работодателя, который так активно пытался доказать отсутствие факта трудовых отношений, и главным бухгалтером.

Также суд счел доказанным факт трудовых отношений на основании представленных ведомостей учета рабочего времени, заполненных правомочным лицом работодателя, и косвенных показаний свидетелей, согласно которым указанный истцом объем работ работодателем проводился, правомочному лицу работодателем было поручено нанимать сотрудников для выполнения работ (решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 16.06.2014 по делу № 2-4761/14; решение не обжаловалось).

Свидетельские показания, из которых следует факт работы истца (работника) у ответчика (работодателя) и систематическое нарушение им трудовых прав работников, а также письменные доказательства — выписки из лицевого счета, штатное расписание, ведомости Нагатинский районный суд г. Москвы счел достаточными для подтверждения трудовых отношений между работником и работодателем в деле № 8638, решение от 18.09.2014.

Довод истца о том, что он фактически был допущен к работе, без доказательств этого обстоятельства не может служить основанием для признания трудовых отношений начавшимися. Договор аренды автомобиля и банковские платежи по данным договорам не подтверждают факт трудовых отношений. Поэтому истцу не удалось доказать факт работы без оформления документов. Судом был признан только тот период, на который был заключен трудовой договор (Нагатинский районный суд г. Москвы, дело № 2-9050/14, решение от 06.11.2014, решение обжаловалось в Мосгорсуд, однако жалоба была оставлена без удовлетворения).

Справки о командировании сотрудника для проведения работ по техническому обслуживанию Нагатинскому районному суду г. Москвы оказалось не достаточно для установления факта трудовых отношений между сторонами (дело № 2-10014/14, решение от 19.11.2014, не оспаривалось).

Можно сделать некоторые промежуточные выводы: факт установления трудовых отношений может быть подтвержден свидетельскими показаниями, документами работодателя, косвенно подтверждающими факт трудовых отношений — удостоверения, доверенности, ведомости. Однако факт должен подтверждаться хотя бы двумя независимыми источниками и не носить личного и заинтересованного характера.

Трудовой договор имеет ряд общих признаков с договорами подряда и договорами оказания услуг. Но есть и существенные нюансы, которые позволяют суду определить тип взаимоотношений между сторонами и нормы права, которыми следует руководствоваться при принятии решения.

Гражданско-правовые взаимоотношения — это отношения двух равных хозяйствующих субъектов, заключивших договор по своей воле и в своем интересе. Ответственность в случае нарушения гражданско-правового договора наступает в рамках гражданского процесса и носит, как правило, имущественный характер, за исключением случаев, предусмотренных уголовным законодательством.

Тогда как целью трудового права законодатель поставил в первую очередь — установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда и уже потом — защита прав и интересов работников и работодателей.

Для определения типа отношений и нормативно–правовых актов, которые следует применять, предлагаю разобраться в признаках трудовых отношений.

Согласно ст. 15 Трудового кодекса Российской Федерации признаками трудовых отношений являются: личное выполнение работником за плату трудовой функции, подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка, обеспечение работодателем условий труда, предусмотренных Трудовым кодексом РФ и иными нормативно-правовыми актами, в интересах, под управлением и контролем работодателя (данное дополнение вступит в силу с 1 января 2016 года в соответствии с Федеральным законом от 05.05.2014 № 116 — ФЗ).

Гражданский кодекс РФ позволяет акцентировать внимание на двух важных аспектах договора подряда, которые диаметрально противоположны трудовому договору, а именно: по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчик) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Если иное не предусмотрено договором подряда, работа выполняется иждивением подрядчика — из его материалов, его силами и средствами.

Договор оказания услуг по своей природе схож в рассматриваемом нами аспекте с договором подряда.

Разберем судебную практику.

При обращении в суд об установлении факта трудовых отношений истцом были представлены договоры подряда. Суд исследовал представленные документы и пояснил, что договоры подряда и нахождение истца в помещении ответчика не являются доказательством существования между истцом и ответчиком трудовых отношений (решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 28.11.2014 по делу № 2-6451/14). Решение суда не обжаловалось.

Нагатинским районным судом г. Москвы по делу № 2-7454, решение от 11.09.2014, не обжаловалось, были исследованы договоры на оказание услуг, которые истцы (работники) просили признать трудовыми. Изучив договоры, суд установил, что они имеют все признаки договоров услуг, предусмотренные ст. 779 ГК РФ. Установление трудовых отношений между сторонами из этих договоров не следует. Важным фактором для определения типа взаимоотношения явился тот факт, что трудовые книжки и иные документы, предъявляемые при заключении трудового договора, предусмотренные ст. 65 ТК РФ, истцами ответчику не передавались.

По другому делу истец обратился в суд об установлении факта трудовых отношений, ответчик (работодатель) утверждал, что работа истца носила подрядный характер. В доказательство своих слов работодатель никаких документов не представил. Суд в своем решении указывает, что истец был допущен к определенной работе, у него были конкретные должностные обязанности, он соблюдал правила внутреннего распорядка организации, работал 5 дней в неделю с 9 до 18 часов, задания получал от начальника отдела. В связи с этим суд пришел к выводу, что между истцом и ответчиком возникли именно трудовые отношения (решение Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-970/09 от 27.04.2009).

К вопросу о типе взаимоотношений также возвращались и в рамках уголовного процесса при привлечении генерального директора к ответственности по ст. 145.1 УК РФ за невыплату заработной платы.

Судом был установлен факт трудовых отношений, а не подрядных, как настаивал обвиняемый, и был вынесен обвинительный приговор (Мировой судья судебного участка № 157 района Хорошево–Мневники от 09.12.2009, дело № 1-43/2009), отменный впоследствии по истечении срока давности привлечения к ответственности Хорошевским районным судом, что не отменяет факт судимости у генерального директора, задержавшего выплату заработной платы.

Читайте так же:  Налог на земельный участок для физических лиц 2019 калькулятор

Трудовые и гражданско-правовые отношения могут быть очень похожи, и не всегда можно четко провести разграничения, где начинаются одни и заканчиваются другие отношения. Определить роль ответчика, как работодателя или заказчика, принципиально необходимо, поскольку от этого зависит тяжесть возлагаемой на него ответственности за нарушение законодательства. В любом случае, четкое и своевременное документальное оформление поможет в случае возникновения споров каждой из сторон.

Более сложной задачей при отсутствии надлежаще оформленных документов является определение размера заработной платы.

Если работодатель отказывается предоставить информацию о суммах выплат в пользу работника, а трудовой договор не содержит конкретных сумм, могут возникнуть трудности при определении суммы заработной платы и иных выплат.

Как суд выходит из сложившейся ситуации, предлагаю рассмотреть ниже.

Статьей 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации «Установление размера минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации» установлен минимальный размер оплаты труда, который, согласно дополнительному соглашению между правительством Москвы, Московским объединением профсоюзов и Московским объединением работодателей от 26.05.15 № 77-783-1 , с 1 июня 2015 года составит 16 500 рублей.

Меньше этой суммы работодатель платить не может. Но есть нюанс — работодатель может сказать, что работник трудился у него не на полную ставку. И, следовательно, имел заработную плату меньше установленного минимума.

Судом в качестве доказательства размера заработной платы могут быть приняты свидетельские показания, как в решении Хорошевского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2009 по делу № 2-970/09. Согласно данному решению показания свидетелей, выполнявших те же трудовые функции, что и истец, суд принимает при расчете заработной платы. Доказательства иного размера заработной платы со стороны ответчика (работодателя) не представлено, бремя доказывания данного факта лежит на ответчике.

Однако, если свидетельские показания будут противоречить письменным документам, представленным в дело как истцом, так и ответчиком, суд может принять показания к сведению, но не может основываться на них при вынесении решения (решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 19.02.2015, дело № 2-197).

Подведя итог всему вышесказанному хочется отметить, что даже в случае нарушений другой стороной действующего законодательства всегда можно защитить свои права в судебном порядке. Суд принимает косвенные доказательства и выносит решения на их основе, но они должны быть последовательными, непротиворечивыми и согласовываться с материалами дела. Поэтому при принятии решения об обращении в суд за защитой своих прав или подготовкой позиции на поданный другой стороной иск, следует заранее тщательно изучить имеющиеся документы, пообщаться со свидетелями и уже на основе полученных данных строить свою юридическую позицию.

Основными причинами отказа в удовлетворении исков является противоречивость представленных документов. Невнимательное, неточное указание данных, необоснованное несоблюдение рекомендованных форм документов, противоречия в самих документах влекут за собой проигрыш. При трудовых спорах мною было бы рекомендовано привлекать бухгалтера, специализирующегося на оформлении трудовых отношений с работниками и знакомого с предъявляемыми законодателем и контролирующими органами требованиями к оформлению документов.

Работа со свидетелями должна проводиться до судебного заседания. Высока вероятность, что даже если свидетель присутствовал, видел и может рассказать о спорных фактах, он может помнить или делать акцент не на те факты, которые требуются для установления истины, может забыть о важных для дела, но не для него лично, событиях. Работать со свидетелем — общая рекомендация при подготовке к любому процессу. Я не призываю подговаривать свидетеля, но хороший юрист должен знать заранее, что скажет его свидетель, какие вопросы ему лучше задать, на чем сделать акцент. Нельзя отрицать и человеческий фактор — свидетель может разволноваться, перепутать данные и события, и к этому надо быть готовым.

Судебная практика по спорам работодателей и работников

Приказ Минюста РФ от 28.04.2008 N 101
определении от 9 февраля 2015 г. N 5-КГ14-153
Трудовой кодекс Статья 392
апелляционном определении от 10.08.2016 по делу N 33-12192/2015
Трудовой кодекс Статья 67
Трудовой кодекс Статья 11
Трудовой кодекс Статья 81
апелляционном определении от 26 июня 2015 г. по делу N 33-20425

1. Расписываться в получении зарплаты необходимо лично

Если подпись в ведомости на получение заработной платы поставлена не лично работником, а другим лицом, такая зарплата будет являться не полученной и может быть взыскана в судебном порядке. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

2. Срок давности трудового спора прерывается на время нахождения иска в суде

Если гражданин обратился в суд с исковым заявлением о незаконном увольнении за прогул, а суд не принял такой иск к рассмотрение в связи с неподсудностью, течение срока для повторного обращения в суд прерывается на время нахождения иска в суде до его возврата заявителю. Так решил Верховный суд РФ.

3. Работодатель обязан выплатить заработную плату нетрудоустроенному работнику, если подтвердился факт трудовых отношений

При установлении факта наличия трудовых отношений между работником и работодателем, последний не только обязан восстановить незаконно уволенного работника на работе, но и в полном размере выплатить ему заработную плату. Так решил Ростовский областной суд.

4. Работник обязан уведомить работодателя о своей временной нетрудоспособности

Если работник не вышел из отпуска без сохранения заработной платы и не уведомил работодателя о своей временной нетрудоспособности, работодатель имеет полное право уволить его за нарушение трудовой дисциплины, а именно за прогулы. Так решил Московский городской суд.

5. Сотрудника, который больше не может исполнять свои обязанности по трудовому договору, можно уволить в отпуске

Работника, который находится в отпуске по нормам Трудового кодекса РФ уволить нельзя. Однако, если возникают обстоятельства, делающие невозможным дальнейшее исполнение работником своих должностных обязанностей по трудовому договору, и такие обстоятельства не зависят от сторон трудовых отношений, работодатель имеет право его уволить. Так решил Ленинградский областной суд.

Тонкости трудовых отношений или Как защитить работодателя

Начальник юридического отдела юридического агентства «ЮС КОГЕНС» Элеонора Файзрахманова

Кировский районный суд Екатеринбурга исковые требования частично удовлетворил и постановил: факт трудовых отношений – установить, денежные средства – взыскать. Ответчик с решением районного суда не согласился и подал кассационную жалобу.Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда отказала в удовлетворении требований истца полностью.

Этого удалось добиться в результате тщательного анализа множества судебных актов юристами «ЮС КОГЕНС» и благодаря серьезной подготовке к данным судебным разбирательствам. Немаловажным фактором являлось и то, что ответчик не стал надеяться на свои силы, а сразу обратился к юристам.

Сложность защиты работодателя состоит в том, что априори он виноват. Трудовое законодательство, так же как и законодательство о защите прав потребителей, строится на защите наиболее слабой стороны спора – работника. И поэтому «сильной стороне» — работодателю необходимо доказать свою «невиновность». Все бремя доказывания, что работник не прав лежит на работодателе.

Чем работник может подтвердить свою причастность к предприятию-ответчику? Иными словами, какие доказательства для установления факта трудовых отношений могут быть заявлены истцом?

Однако работники-истцы не всегда бывают добросовестными, а работодатели – внимательными при оформлении трудовых отношений. Работодатели, как правило, не придают значения документам: предоставляют работникам подлинники, происхождение которых позже не могут объяснить, либо работники сами имеют доступ к документам – копируют их, ставят печати, подписываются за других лиц. Все это в будущем и приводит к возникновению судебного спора, и работодателю приходится объяснять свою беспечность, при этом велика возможность спор проиграть.

Проще всего для работника установить факт трудовых отношений в компаниях, в которых одни и те же лица являются органами управления и (либо) участниками (акционерами). Так называемых холдингах.

Например, Иванова приняли на должность курьера в фирму «Мимоза», собственником которой является Петров. Основным видом деятельности «Мимозы» является доставка, курьерские услуги. У Петрова так же имеются фирмы «Ромашка», «Лютик» и «Роза». Если на Иванова имеются какие-либо документы, исходящие от «Ромашка», «Лютик» и «Роза», то он фактически может обратиться в суд за установлением факта трудовых отношений, доказывая, что систематически выполнял работу по доставке документов от организаций, в которые его почему-то не оформили официально. При этом основополагающим фактом будет являться наличие документов, таких как отметка о приеме либо передаче документов, доверенность, свидетельские показания.

Так же в качестве примера можно привести работу юриста юридической фирмы, оказывающей услуги юридическим лицам. При анализе судебной практики нам встретилось решение суда, в соответствии с которым, суд признал факт трудовых отношений между юристом и организацией, которая заключила договор на абонентское обслуживание с его юридической фирмой. Так Завод заключил договор с Юридическим агентством на представительство в суде и оформление земельного участка. Работник Юридического агентства представлял интересы Завода в судах, административных органах на основании доверенностей. При этом у юриста было множество подлинных документов Завода. Суд установил факт трудовых отношений между юристом и Заводом, взыскал с Завода заработную плату юриста.

Основными доказательствами по таким спорам являются подлинники документов у истца. Самое интересное, что подлинники документов выдают сами ответчики, не требуя их возврата, не контролируя их сдачу в уполномоченные органы. Основной работодатель также не озадачивает себя разработкой детальной должностной инструкции, заключением трудового договора – сначала работник выходит на работу, потом с ним подписываются все документы. Должно быть все наоборот. Основанием для приема и допуска к работе должно быть заявление работника о приеме, приказ, трудовой договор, должностная инструкция, представление документов, указанных в ТК РФ, в том числе трудовой книжки.

Если работника фактически допустили до выполнения работы, тем более, если он является приятелем, родственником работодателя, то подписание указанных выше документов как-то упускается из виду. И в случае разногласий нужно будет доказывать, например, что работника брали на должность дворника, а не директора. Причем, повторюсь, доказывать этот факт нужно будет не работнику, а лицу, к которому предъявлены требования.

Если иск работника удовлетворен, то суд, установив факт трудовых отношений, взыщет с работодателя следующие платежи:

Трудовые отношения между работником и работодателем судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Разграничение трудовых и гражданско-правовых отношений из договора поручения. Решение суда

Истец обратилась в суд с иском об установлении факта трудовых отношений, обязании работодателя внести в трудовую книжку запись о приеме на работу, взыскании заработной платы и компенсации морального вреда. В иске отказано по следующим основаниям.

Выводы суда:

1. Под трудовой функцией подразумеваются работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы… Для трудовых отношений характерно выражение их, подробная регламентация в локальных нормативных актах работодателя (приказ о приеме на работу, правила внутреннего трудового распорядка, положение об оплате труда и т.д.). Материалы дела свидетельствуют о наличии гражданско-правовых отношений между сторонами спора, вытекающих из договора поручения, а не трудовых отношений.

Читайте так же:  Льготы в мчс в 2019 году

2. Истица не имела какое-либо рабочее место в его понимании, закрепленном в ст. 209 ТК РФ.

3. Не доказано, что истица выполняла конкретную трудовую функцию на постоянной основе, занимала какую-либо должность у ответчика в соответствии со штатным расписанием, имела установленную заработную плату, что ей обеспечивалось время отдыха, предоставлялись отпуска, что она подчинялась правилам внутреннего трудового распорядка у ответчика.

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 19 марта 2014 г. по делу N 33-1611/14

Председательствующий: Кондратенко Е.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:
председательствующего Крицкой О.В.,
судей областного суда: Ивановой В.П., Полыги В.А.,
при секретаре: З.,
рассмотрела в судебном заседании 19 марта 2014 г.
дело по апелляционной жалобе К.Ю.А. на решение Ленинского районного суда г. Омска от 27 декабря 2013 года, которым постановлено:
«Исковые требования Е. удовлетворить частично.
Установить факт трудовых отношений между Индивидуальным предпринимателем К.Ю.А. и Е. в должности юриста в период с . по .
Обязать Индивидуального предпринимателя К.Ю.А. внести в трудовую книжку Е. запись о приеме на работу в вышеуказанной должности с . и увольнении с .
Взыскать с Индивидуального предпринимателя К.Ю.А. в пользу Е. заработную плату за период с . по . включительно, в размере 16 309 рублей.
Взыскать с Индивидуального предпринимателя К.Ю.А. в пользу Е. компенсацию морального вреда в размере . рублей.
В остальной части иска — отказать.
В удовлетворении встречного иска К.Ю.А. к Е. о взыскании неосновательного обогащения — отказать.
Взыскать с Индивидуального предпринимателя К.Ю.А. государственную пошлину в местный бюджет в размере . рубля . копеек».
Заслушав доклад судьи областного суда Полыги В.А., судебная коллегия

Е. обратилась с иском к ИП К.Ю.А. об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, взносов по обязательному страхованию, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований указала, что с . года по . года помогала ответчику в его делах, а с . года он обещал ее трудоустроить и выплачивать заработную плату — не менее 20 000 руб., но трудовые отношения так и не были оформлены. ИП К.Ю.А. оказывает юридические услуги населению, с ним заключаются договоры поручения. Сторонами договоров поручения являются ИП К.Ю.А., именуемый «поверенным», а с другой стороны — «доверитель». По договору, где предусмотрено передоверие исполнения поручения, указана истица. Таким образом, Е. выполняла трудовые функции, связанные с подготовкой дела в суд, и выступала помощником ответчика по делу. От имени ИП К.Ю.А. ей была выдана доверенность, которой истица была уполномочена заключать с гражданами договоры на оказание юридических услуг и совершать все необходимые для этого поручения действия. В ее трудовые обязанности входила подготовка и написание искового заявления, направление в суд, представительство в суде, обжалование вынесенных по делу решений. Выполнение указанных обязанностей носило постоянный характер на протяжении трех лет. Рабочий день у истицы был ненормированный. К.Ю.А. оплачивал понесенные ею расходы на отправление почтовой корреспонденции, госпошлину в суд, услуги копировального аппарата, проезд. Последним днем трудовых отношений является . — выход в Советский районный суд по иску Д.Б. к Д.А. о выделе доли в праве собственности на садовый дом. На протяжении всего времени ответчик выплачивал ей заработную плату по истечении каждого месяца в размере от . до . руб., но с . года выплаты прекратились. Считает, что размер причитающейся ей выплаты за указанный период составляет 20 820 руб., исходя из периода задолженности 4 месяца и минимального размера оплаты труда — . рублей.

Просила установить факт трудовых отношений между нею и ИП К.Ю.А. в период с . по . в должности юриста, обязав ответчика внести в трудовую книжку записи о приеме и увольнении с работы по собственному желанию в указанные периоды, взыскать с ИП К.Ю.А. неполученную заработную плату в размере . руб., страховые и пенсионные взносы за период с . по . в размере . в ПФР, ФСС по временной нетрудоспособности и травматизму, ФФОМС, взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда . руб.

К.Ю.А. обратился со встречным иском к Е. о взыскании неосновательного обогащения.

В обоснование исковых требований указал, что Е., имея педагогическую специальность, ни при каких обстоятельствах не имела права оказывать гражданам юридические услуги. Считает, что Е., действуя недобросовестно, скрывала от доверителей факт отсутствия у нее требуемого юридического образования. В связи с изложенным, ответчик не могла вступать в трудовые отношения и осуществлять деятельность в области права. Е., получая от него плату, в результате своего недобросовестного поведения, создала условия для совершения недействительной сделки в виде трудоустройства и неосновательно обогатилась.

Просил признать, что отношения между сторонами произошли в результате недействительной сделки по трудоустройству ответчика, применить последствия недействительности сделки и взыскать с Е. неосновательное обогащение в размере . руб. получаемых ей выплат с . года по . г.

Истица Е. в судебное заседание не явилась, ее представитель А. исковые требования поддержал, настаивая на факте трудовых отношений и полагая срок на обращение в суд в соответствии со ст. 392 Трудового кодекса РФ не пропущенным. Просил в удовлетворении встречного иска отказать.

Ответчик К.Ю.А. в судебном заседании исковые требования не признал, заявленные требования поддержал. Пояснил, что признаков трудовых отношений между ним и истцом, как и иных договорных отношений, не имеется. В 2009 году Е. обратилась к нему с просьбой на безвозмездной основе попрактиковаться в защите интересов граждан по различным гражданско-правовым спорам, с целью получения практических навыков, на что он согласился, но не обещал ее трудоустроить. При подаче иска пропущен общий срок исковой давности, который следует исчислять с августа 2010 года.

Представитель третьего лица Государственного учреждения — Омского регионального отделения Фонда социального страхования РФ Х. в судебном заседании участия не принимал, представил отзыв, из которого следует, что индивидуальный предприниматель К.Ю.А. в фонде в качестве страхователя не зарегистрирован, соответственно, страховые взносы за работников не уплачивал.

Представитель третьего лица ГУ — УПФ РФ в ЛАО г. Омска в судебное заседание не явился.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе К.Ю.А. просит решение суда отменить, ссылаясь на то, что его требования о взыскании компенсации за потерю времени судом не рассмотрены. Указывает на отсутствие признаков трудовых отношений с Е., которая не имела высшего юридического образования и не могла вести работу в сфере права, не была пригодна для заключения трудового договора по должности юриста. Справка о работе истицы в ООО «Актив» в должности помощника юриста не отвечает признакам доказательства и является подложной. Суд не привлек к участию в деле лиц, которым было отказано в исковых требованиях судом вследствие непрофпригодности истицы. Полагает, что Е. была занята у него эпизодически в порядке передоверия по гражданско-правовым договорам. В нормативных актах должности и «юрист» не существует. Ничем не подтвержден период установления трудовых отношений. Ссылается на то, что оказание правовой помощи за период с . -. года по договорам . раз не говорит о постоянной занятости. Истица не доказала, что получала заработную плату, что у нее было место работы, установлен режим работы и имелись другие признаки трудовых отношений. Ссылается на то, что Е. одновременно с занятостью у ответчика работала еще в двух местах, что по ТК РФ не возможно. Истица выполняла поручения совместно с ответчиком, а не лично. Полагает, что имели место отношения между Е. и клиентами. Полагает, что настоящий иск является ответом на его претензии по факту обмана Ф. и присвоения денежных средств со стороны Е. Считает, что представленные истицей подлинники договоров об оказании правовой помощи являются подложными, копии доверенностей не имеют надлежащего заверения. Настаивает на пропуске истицей общеустановленного срока исковой давности. Не соглашается со взысканием с него государственной пошлины за рассмотрение встречных исковых требований.

Проверив правильность применения судом норм материального и процессуального права, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав пояснения К.Ю.А., поддержавшего доводы жалобы, пояснения представителя Е. — А., согласившегося с решением суда, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ч. 1 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса РФ решение должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Постановленное по делу решение не отвечает указанным требованиям.

Обращаясь в суд с настоящим иском, Е. полагала, что состояла с ИП К.Ю.А. в период с . по . в трудовых отношениях в должности юриста, но ответчик не оформил отношения должным образом, кроме того не в полном объеме выплачивал заработную плату и уклонялся от уплаты платежей по обязательному пенсионному, социальному и медицинскому страхованию.

Рассматривая дело, суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований, признав факт трудовых отношений на приводимых истицей условиях доказанным.

Судебная коллегия полагает возможным не согласиться с приведенными суждениями, поскольку они не соответствуют обстоятельствам дела, что в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ является основанием для отмены решения суда.

Так, в соответствии со ст. 15 Трудового кодекса РФ трудовыми отношениями являются отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Исходя из указанного положения, трудовые отношения обладают рядом характерных признаков, которые позволяют их отличить от гражданско-правовых отношений. Одним из основных признаков трудовых отношений является личное выполнение за плату конкретной трудовой функции. Под трудовой функцией подразумеваются работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы. При этом предметом трудового договора (соглашения) является труд работника, предметом же гражданско-правовых договоров является конечный результат труда, а труд в них — лишь способ выполнения взятых на себя обязательств.

Читайте так же:  Как попросить прошение у мужа

Обязательным для трудовых отношений является подчинение внутреннему трудовому распорядку при обеспечении работодателем условий труда.

В соответствии с со ст. 16 ТК РФ в качестве оснований возникновения трудовых отношений между работником и работодателем является не только заключенный в установленном порядке трудовой договор, но и фактический допуск работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

При этом, для трудовых отношений характерно выражение их, подробная регламентация в локальных нормативных актах работодателя (приказ о приеме на работу, правила внутреннего трудового распорядка, положение об оплате труда и т.д.).

Для трудовых отношений характерно ведение трудовой книжки, что в силу ст. 66 ТК РФ возлагается в качестве обязанности на работодателя (за исключением работодателей — физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями)

Из материалов дела следует, что ответчик К.Ю.А. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя . и осуществляет деятельность в области права.

В подтверждение доводов истицы были представлены договоры поручения на оказание правовой помощи, заключенные между ИП К.Ю.А. и гражданами, обратившимися к нему в . -. годах, копии составленных Е. исковых заявлений, протоколов судебных заседаний по гражданским делам в районных судах и Омском областном суде, копии судебных актов, частные и апелляционные жалобы, уведомления о слушании дел, по которым Е. участвовала в качестве представителя лиц, заключивших договоры с ИП К.Ю.А.

Имелись нотариально удостоверенные доверенности от граждан на представление их интересов в судах, как К.Ю.А., так и Е.

Как следует из договоров поручения на оказание правовой помощи, которые является однотипными, ИП К.Ю.А. (поверенный) действующий на основании доверенности с одной стороны и гражданин (доверитель) с другой стороны заключили договор, по условиям которого поверенный обязался совершать от имени и за счет доверителя следующие юридические действия: консультация доверителя, определение перечня документов, необходимых для ведения дела, истребование данных документов, подготовка и направление в суд искового заявления, представительство в суде.

Согласно п. 2.3. договоров поверенный мог совершать действия, предусмотренные настоящим договором, лично либо передоверить исполнение поручения Е.

В названной связи, в основе правоотношений между ИП К.Ю.А. с обращающимися к нему за правовой помощью клиентами лежали гражданско-правовые сделки в виде поручения, за которые он получал вознаграждение.

Предусмотренная в названном выше пункте возможность передоверия исполнения поручения соотносится с положениями ст. 976 Гражданского кодекса РФ.

Таким образом, Е. в предпринимательской деятельности ИП К.Ю.А. выступала в качестве лица, исполняющего поручение в порядке передоверия в рамках гражданско-правовых договоров.

При этом договоры являлись разовыми, и каждый раз заключались с новым обратившимся клиентом.

Во исполнение поручения К.Ю.А. мог действовать единолично либо передавать исполнение поручения Е., а также действовать с ней совместно.

Допрошенные в судебном заседании от . свидетели . . . подтвердили, что заключали договоры на оказание правовой помощи с К.Ю.А., и при этом он представлял Е. как свою помощницу, которой можно доверять. Указали, что в дальнейшем Е. подготавливала для них необходимые документы, представляла их интересы в судах на основании доверенностей. У свидетелей сложилось мнение, что К.Ю.А. и Е. работали вместе.

В дело также была представлена доверенность от . г., в соответствии с которой ИП К.Ю.А. уполномочил Е. заключать от имени ИП К.Ю.А. договоры на оказание юридических услуг с гражданами, для чего предоставил ей право получать все необходимые документы, расписываться и совершить все действия, связанные с выполнением настоящего поручения. Доверенность выдана сроком на один год.

Исследовав представленные доказательства, суд посчитал достоверно установленным, что Е. в период с . по . исполняла трудовые обязанности на систематической основе в должности юриста.

Вместе с тем приведенные доказательства свидетельствуют об обратном, подтверждая наличие гражданско-правовых отношений между сторонами спора, вытекающих из договора поручения.

Представление интересов доверителей в судах, оказание им услуг в порядке передоверия Е., а также совместное оказание услуг, на что указали допрошенные свидетели, не противоречит нормам ст. ст. 187, 971 — 979 ГК РФ и не свидетельствует безусловным образом о возникновении между Е. и К.Ю.А. именно трудовых, а не гражданско-правовых отношений, при общей схожести некоторых их признаков.

Следует признать достоверно установленным эпизодическое участие Е. в роли поверенного по гражданско-правовым договорам, заключаемым с ИП К.Ю.А., который и выдавал задание истице по оказанию правовых услуг обратившимся гражданам.

При этом из материалов дела не усматривается, что истица имела какое-либо рабочее место в его понимании, закрепленном в ст. 209 ТК РФ, поскольку могла работать с клиентами, как своей квартире, так и выезжать на встречу с клиентами. Какого-либо офисного помещения у ИП К.Ю.А. не имеется. Доказательств проведения ИП К.Ю.А. совещаний в принадлежащей ему квартире истцом также не представлено.

Осталось недоказанным, что истица выполняла конкретную трудовую функцию на постоянной основе (в том числе в периоды между выполнением поручений в порядке передоверия), занимала какую-либо должность у ответчика в соответствии со штатным расписанием, имела установленную заработную плату, что ей обеспечивалось время отдыха, предоставлялись отпуска, что она подчинялась правилам внутреннего трудового распорядка у ответчика.

В силу сложившихся между сторонами правоотношений не усматривается направленность действий ответчика именно на регулирование самого процесса выполнения работы, что присуще трудовым отношениям.

Напротив, для отношений, вытекающих из договора поручения, имел значение результат, а не процесс в виде оказания правовых услуг, за что ИП К.Ю.А. получал вознаграждение.

Не представлено истцом в порядке ст. 56 ГПК РФ и доказательств ежемесячного получения заработной платы, вне зависимости от наличия в текущем месяце заключенных договоров на оказание услуг гражданам.

Получение Е. разовых вознаграждений за выполнение услуг по конкретным гражданско-правовым договорам не свидетельствует о сложившихся трудовых правоотношениях между сторонами спора.

Таким образом, каких-либо признаков трудовых отношений в период с . по . между сторонами не усматривается.

Вся совокупность доказательств по делу и подлежащих установлению на их основе обстоятельств свидетельствует о гражданско-правовых отношениях между Е. и ИП К.Ю.А.

Кроме того, остались не опровергнутыми утверждения ответчика о работе Е. в ООО ПК «Юрлайн» и отсутствия в связи с этим признаком совместительства при занятости у ответчика.

В отсутствие доказанности факта трудовых отношений не подлежали удовлетворению требования Е. о взыскании задолженности по заработной плате с . года по . г., исходя из минимального размера оплаты труда, взыскании компенсации морального вреда, внесении в трудовую книжку записей о приеме на работу и увольнении с него.

В случае неисполнения обязательств по оплате услуг Е. со стороны ответчика в рамках гражданско-правовых отношений, истица не лишена возможности самостоятельного обращения в суд.

На основании изложенного решение суда подлежит отмене с вынесением судом апелляционной инстанцией нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Е.

Что касается отказа в удовлетворении встречного иска К.Ю.А., суд постановил решение в указанной части правомерно ввиду необоснованности заявленных требований. Так, в силу ст. 1102 ГК РФ основанием для взыскания неосновательного обогащения является факт передачи ответчику денежных средств без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований, доказанность размера причиненных истцу убытков в результате неосновательного обогащения ответчика.

Вместе с тем К.Ю.А. каких-либо доказательств передачи ответчику денежных средств в определенном размере (расписки, квитанции, расходные ордера и т.д.) не представил, равно как не нашел своего подтверждения в судебном заседании и факт неосновательного обогащения ответчика за счет истца по встречному иску, поскольку, как указано выше, между сторонами спора существовали гражданско-правовые отношения, возникающие из договора поручения, которые по общему правилу являются возмездными.

Учитывая, что при подаче встречного иска К.Ю.А. не оплатил государственную пошлину, исходя из его цены в . руб., указанная пошлина на основании ст. 103 ГПК РФ была правомерно взыскана с него в пользу местного бюджета.

Довод К.Ю.А. о том, что в силу закона он освобожден от уплаты государственной пошлины при подаче заявленного им встречного иска, поскольку он вытекает из трудовых правоотношений, суд верно посчитал несостоятельным и основанном на ошибочном толковании закона.

В соответствии с положениями подпункта 1 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса РФ и статьи 393 Трудового кодекса РФ работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, освобождаются от уплаты судебных расходов.

Таким образом, в силу вышеназванных положений законодательства, а также разъяснений, содержащихся в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», с работника не могут быть взысканы судебные расходы.

В силу приведенного освобождению от судебных расходов подлежит лишь лицо, обратившееся в защиту трудовых прав как работник, а не работодатель.

Поскольку в приведенной части судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, оснований для отмены решения суда об отказе в удовлетворении встречного иска К.Ю.А. и взыскании с него судебных расходов в доход местного бюджета не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия:

Решение Ленинского районного суда г. Омска от 27 декабря 2013 года в части удовлетворения исковых требований Е. отменить.
В указанной части принять новое решение по делу, которым в удовлетворении требований Е. отказать.
В остальной части решение Ленинского районного суда г. Омска от 27 декабря 2013 года оставить без изменения.