Пергаменщик ла Кризисная психология Учебное пособие

Курс лекций “Кризисная психология” первая в отечественной психологии попытка осмыслить новую отрасль психологии.

Знаменательно, что курс начинается с рассмотрения системы основных понятий новой психологической дисциплины. Практическая психология уже не один год работает с пострадавшими в различных катастрофах людьми, а потребность в специалистах в области психологии кризисов все возрастает. В течение последних пяти лет ведется преподавание кризисной психологии в вузах Республики и, прежде всего, в Белорусском Государственном педагогическом университете имени Максима Танка.

Курс лекций “Кризисная психология” включает одиннадцать основных разделов и пять приложений к программам психологической помощи, в виде литературных иллюстраций к основным темам, буклеты «В помощь пострадавшим…».

В пособии приведена система основных понятий, используемых в курсе и список литературы.

Пергаменщик Л.А. Кризисная психология

Шпоры по кризисной психологии

Сельчёнок К.В., Тарас А.Е. Психология экстремальных ситуаций. Хрестоматия

Составители:
Профессор Константин Сельчёнок, Анатолий Тарас

Предисловие
Ганс Селье. Стресс жизни
Василюк Ф. Е. Проблема критической ситуации
Пергаменщик Л. А. Список Робинзона
Владимир Лебедев. Личность в экстремальных условиях
Угроза для жизни
Воздействие опасности на психическую деятельност.

Тарас А.Е., Сельченок К.В. Психология экстремальных ситуаций

Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2000, 480с., Хрестоматия.
Библиотека практической психологии

Жизнь, к сожалению, чрезвычайно богата экстремальными ситуациями. Бандитские нападения и вооруженные столкновения, аварии транспортных средств и катастрофы на промышленных предприятиях, природные катаклизмы, распад семейных отношений.

Тарас А.Е., Сельченок К.В. Психология экстремальных ситуаций: Хрестоматия

Сигеле Сцопион. Преступная толпа. Опыт коллективной психологии

Стасенко В.Г., Хуторная М.Л. Экcтремальная психология и психотерапия экстремальных состояний

Учеб. пособие. – Воронеж: НОУ ВПО «Международный институт компьютерных технологий», 2010. – 204 с.

В пособии рассмотрены основные теоретические и практические сведения по экстремальной психологии, а также психотерапии клиентов после чрезвычайных ситуаций (ЧС). В приложении представлены необходимые техники экстренной пси.

Линчук Т.П., Михалёва И.М. (сост.) Основы психологической помощи в экстремальных ситуациях

Учебное пособие для специальности «Психология» заочной формы обучения. — Иркутск: Изд-во ИрГТУ, — 2010.– 160 с.

Аннотация.
Представлены теоретические и практические проблемы переживаемые личностью в экстремальных ситуациях, предложены методы преодоления стрессовых кризисных и травматических расстройств.
Предназ.

Психология совладающего поведения

Психология совладающего поведения : материалы Междунар. науч.-практ. конф./отв. ред.: Е. А . Сергиенко, Т. Л. Крюкова. – Кострома : КГУ им. Н. А . Некрасова, 2007. – 426 с.

В сборник вошли доклады участников Международной научно-практической
конференции, состоявшейся 16–18 мая 2007 года в Костромском государственном.

Пергаменщик Л. А. — Кризисная психология

Написано в соответствии с учебным курсом «Кризисная психология» и является первым учебным пособием по данной проблеме.

Рассматриваются предмет и задачи кризисной психологии, анализируются философские и психологические основания выделения кризисной психологии в самостоятельную отрасль знаний.

Предлагается теория посттравматического стрессового расстройства, дан психологический анализ детского горя, приведены методики и стратегии психологической помощи в кризисных ситуациях.

Для студентов психологических специальностей учреждений, обеспечивающих получение высшего образования. Будет полезно практическим психологам, социальным работникам, спасателям.

«ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОД ВЫЖИВАНИЯ ИВАНА ДЕНИСОВИЧА ШУХОВА (Щ 854) Л.А. ПЕРГАМЕНЩИК В статье представлен опыт анализа процесса переживания и преодоления кри зисных событий жизненного пути. . »

Консультативная психология и психотерапия, 2013, № 3

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОД

ИВАНА ДЕНИСОВИЧА ШУХОВА (Щ 854)

В статье представлен опыт анализа процесса переживания и преодоления кри

зисных событий жизненного пути. Процесс преодоления изучен посредством

вхождения в психологическую экспериментальную лабораторию А.И. Солже

ницына, его отчета в виде повести «Один день Ивана Денисовича».

Ключевые слова: код выживания, переживание, преодоление, время, нравст венность, кризисная ситуация, нарратив, поступок, рефлексия, автор, ге рой.

Вступление первое, терминологическое — код выживания Во второй четверти XX века исследовательское внимание кризисных психологов перешло от «пострадавших» к самостоятельно «выжившим» и психологи приступили к поиску кода выживания. Что это за код выжива ния, который определяет психического здоровье человека? Для ответа на вопрос должна была произойти смена парадигм: на место патогенной дол жен пробиться противоположный подход, который А. Антоновский назвал салютогенным. Ростки данной парадигмы обнаруживаем у В. Франкла в его концепции «выживание через веру в себя», у П. Тиллиха в концепции «муже ство быть». Следующее поколение ученых для объяснения успешности пре одоления людьми стрессогенных ситуаций жизненного пути выдвигали различные объяснительные механизмы. Так, упомянутый нами А. Анто новский предложил концепт «чувство связанности» [Осин, 2007; Antonovsky, 1979; Antonovsky, 1987], С. Мадди — «жизнестойкость» [Леонтьев, Рассказо ва, 2006], Дж. Гринберг — «решительность» [Гринберг, 2002]. Мули Лаад (Lahad M.), известный ученый и практик, директор The Community Stress Prevention Center (Израиль), предложил системный многомерный подход BASICPh, который базируется на шести измерениях, описывающих палит ру преодоления человеком кризисного события: верования и ценности (Beliefandvalues); эмоциональный аффект (Affect); социальный (Social); во Антропология. Феноменология. Культура ображение и фантазия (Imaginative); когнитивный (Cognitive); физиологи ческий (Physiological). Комбинация вышеописанных элементов и составля ет стиль «выживания каждого» человека [Lahad, 1992] Вступление второе, гносеологическое — возможность изучения процесса выживания Изучение душевных страданий представителей «гомо сапиенс» мо жет быть организовано «наблюдателем, который себя к данному виду вроде бы не относит, а потому может рассматривать происходящее с чи сто научным интересом — не сопереживать, регистрировать факты»

[Чхарташвили, 1993, с. 17]. Это определение возможности изучения «страдания» дано не академическим психологом, а литературоведом Г. Чхарташвили.

Итак, чтобы изучать механизм привлечения ресурсов для преодоле ния кризисной ситуации, исследователь должен выйти из статуса гомо сапиенс? Может это все же ошибочное утверждение человека, плохо знакомого с исследовательскими процедурами?

Как все это происходит в психологии как науке? Психолог исследо ватель, чтобы чужие страдания ему не мешали (основное условие акаде мической психологии), может запустить процедуру опроса лишь после того как противостояние «человек и кризисная ситуация» завершилось и человек отошел от переживаний, которые вызваны экстремальной си туацией. Но опрос возможен только в случаях, если эта ситуации не «накрыла» человека посттравматическим стрессовым расстройством.

Таким образом, само исследование в лучшем случае начинается только после того, как завершился фрагмент действительности, в котором че ловек и предъявил кризисной ситуации свой код выживания. Итак, фрагмент, отрезок жизни уже прошел, завершился и вот тут психолог и может приступить к оперированию человеком и ситуацией. Ученый на чинает выяснять поведение лиц, участвовавших в событии, их мысли и чувства, симптомы неблагополучия и настойчиво спрашивать, как ты выжил, что ты использовал в борьбе за выживание.

Для психолога помогающей парадигмы такая ситуация вполне при емлема, так как ему важно не столько восстановить в точности картину происшедшего, сколько зафиксировать нарратив человека, который вышел из кризисной ситуации. Цель рассказанной истории — не столь ко способ восстановления подробностей происшествия, хотя психолог и уточняет все время картину события, но скорее не с юридической по зиции, а с позиции проговаривания текста, и здесь важна не столько точность воспроизведения всего, что связано с событием, сколько сама

Пергаменщик Л.А. Психологический код выживания Ивана Денисовича Шухова (Щ 854)

необходимость и возможность говорить о том, что произошло. Поэтому нарратив помогающему психологу служит способом «восстановления»

психического здоровья, способом кризисного вмешательства, недопу щения психической травмы до состояния капсуляции, а не способом восстановления подробной картины происшедшего.

Академическому психологу для восстановления кризисной ситуации свидетельств участника события недостаточно, он ему просто не может и не должен верить. Его свидетельские показания не примет никакой ака демический суд (ученый совет, научная конференция, ВАК). Любой не предвзятый ученый скажет: человек был в состоянии шока, он «потонул»

в переживаниях, он не в состоянии подняться над ситуацией, «отстра ниться» (В. Франкл). Он не может ничего точно зафиксировать, чтобы к его показаниям было хоть какое то доверие. Интроспекция хороша, но при изучении «спокойного» сознания. Смогла бы лаборатория В. Вунда изучить интроспективно сознание человека в состоянии оцепенения от происшедшего, когда до сознания самое ужасное не доходит, вытесняет ся? Ответ отрицательный. Возможности психолога ученого заканчива ются тогда, когда на жизненном пути человека возникает кризисный фрагмент действительности и человек «включает» механизмы защиты, которые призваны не впустить в актуальное поле сознания хаос бытия.

Итак, необходимо лабораторное исследование при изучении поведе ния человека в кризисной ситуации, если мы хотим «увидеть», что про исходит с человеком в ситуации невозможности и неопределенности.

Для лабораторного исследования необходимо воссоздать эксперимен тальную ситуацию травмы. Однако сразу возникает вопрос: насколько этично подвергать людей экстремальному испытанию? Как же выйти из этой безвыходной ситуации? Выход есть, так как существует описание тщательно и талантливо проведенных лабораторных исследований, ре зультаты которых психологи используют очень осторожно, с некоторым недоверием. Почему? Эти исследования проводили люди без ученых степеней и званий, способ изложения далек от академического языка.

Эти тексты слишком открыты для читателя, включают человека в про цесс переживания, а академическая психология требует от ученого от страненного рассмотрения объекта исследования.

Я предлагаю «войти» в лабораторные исследования Писателя1. Он каким то образом встраивается в человеческое поведение, «видит», чув По свидетельству В.П. Зинченко, М. Мамардашвили в одной из своих лек ций говорил, что рассматривает художественную литературу и поэзию как экс периментальную психологию [Мамардашвили, 2000, с. 135].

Антропология. Феноменология. Культура ствует, сопереживает, раскрывает механизмы страдания и преодоления, победы или поражения. Механизм «активного эмоционально волевого отношения к внутренней определенности человека» [Бахтин, 1986, с. 96]. Лаборатория писателя подробно проанализирована М.М. Бахти ным в работе «Автор и герой в эстетической деятельности» [Бахтин, 1986]. Тексты Бахтина выходят далеко за пределы эстетики, и для мно гих психологов, изучающих феномены «страдания», «переживания», «диалога», стали настольными книгами.

Литературное произведение мы предлагаем рассматривать как текст жизни, записанный квалифицированным «свидетелем». Наша задача — «прочесть» этот текст, отнестись к нему бережно, не пропустить важные де тали, минимизировать влияние знания, которым мы обладали до текста.

Читайте так же:  Лишение прав за алкогольное опьянение срок давности

Как правило, на каждый талантливый текст существует целая библи отека, где он анализируется. В эту работу включаются и профессиональ ные психологи, которые, когда им не хватает психологического материа ла, не стесняются брать недостающий фрагмент человеческих пережива ний у писателей. Я назову некоторых таких психологов: Э. Фромм, И. Ялом, В.П. Зинченко, список можно продолжить. Мы имеем неболь шой опыт обращения к писательским текстам для изучения страдания, преодоления потери (смерти близких), последствий невнимания к экзи стенциальной вине и т. д. В наш список входят Л. Гинзбург, Г. Гессе, Р. Де фо, Ф. Кафка, Ю. Мисима, Л.Т. Толстой [Пергаменщик, 1996, 2002, 2009].

В этом списке еще не было А.И. Солженицына. И вот перед нами текст, описывающий «каторжный ад», куда спустился не по своей воле Иван Денисович Шухов. В него входил герой Данте, но он знал, зачем он туда спускается, и главное — знал, что наступит время возврата.

Надежность данного текста будет реализовываться за счет обращения к методу коммуникативной валидности2. «Понятие коммуникативной ва лидности предполагает вопрос о том, кто с кем общается. Кто является за конным партнером в диалоге об истинном знании?» [Квале, 2003]. Парт нером в установлении истинности, получаемого знания выступает В.Я. Лакшин — доктор филологических наук, ближайший соратник А.Т. Твардовского по журналу «Новый мир» в 60—70 е годы XX века.

У качественников данная процедура имеет различные названия: внешний аудит исследовательского процесса (Улановский А.М.), подтверждаемости (confimability) (Войскуновский А.Е., Скрипкин С.В.), контроль анализа с помо щью нескольких интерпретаторов (Квале С.). «Для обеспечения обоснованнос ти (dependability) и подтверждаемости (conflrmability) данных применяется про цедура внешнего аудита исследовательского процесса, предполагающая ис пользование независимого консультанта или аудитора…» [18, c. 34].

Пергаменщик Л.А. Психологический код выживания Ивана Денисовича Шухова (Щ 854)

Иван Денисович Шухов, управляющий временем. Деревенский жи тель, воевал, попал в плен и по обвинению в шпионской деятельности (ни следователь, ни сам Шухов так и не смогли определить страну, на которую он работал) отправлен в лагерь, в котором на момент нашей встречи с ним отсидел восемь лет.

Когда человек оказывается в кризисной ситуации, он предпринима ет усилия, чтобы найти смысл в происшедшем, он приступает к поис кам виновного и очень надеется, что есть временные рамки как жизни, так и проживания этой жизни. Человек в своем опыте и в опыте поко лений установил для себя очевидную истину: если у горя есть начало, у него должно быть завершение, конец. Это очень точно представил пси холог В. Франкл — свидетель и участник трагического безвременья сво ей жизни, трагического — потому что временные рамки были изъяты из жизненной ситуации и это самое страшное, что могло произойти с че ловеком, это попадание в ситуацию безысходности, так как исход как завершение может оформиться только в координатах времени.

Психологический паспорт Ивана Денисовича можно охарактеризовать тремя параметрами. Дотошность, практичность, внимательность — три ха рактеристики, внешне ни к чему не обязывающие, скорее уводящие чело века от реальных проблем, которые предъявляет ему кидающийся «на пле чи век волкодав». Однако в экстремальной ситуации безвременья они ока зываются по утверждению автора исследователя свидетеля важнее таких личностных параметров, как «жизнестойкость» (С. Мадди) или «чувство связанности» (А. Антоновский). Быть внимательным ко всякой мелочи — важнейшее условие, от которого зависит «благополучие, здоровье и самая жизнь лагерника» [Соловьев, 2008, с. 28]. Внимание к мелочам лагерной жизни позволяет Ивану Шухову выстраивать день, состоящий из «малень ких удач», который потом складывается в день удачи. Почему мелочи, по чему к ним необходимо внимание? В любой кризисной ситуации человека поглощает, «захватывает» сама ситуация кризиса, например, смерть близ кого, так как мы не можем ничего сделать, не можем изменить ситуацию к лучшему, мы поглощены, мы страдаем под воздействием случившегося. Так произошло с Шуховым: он в лагере и это, безусловно, и страшно и неспра ведливо, голодно и холодно, много работы и мало сна. Что же делать? Ясно, самый справедливый выход — освобождение, но какой смысл мечтать о не сбыточном? Как и со смертью близкого человека, которого не воскресить.

Что мы можем сделать в этой ситуации, что в нашем мире происходит кро ме трагического события? Оказывается, в мире есть много небольших со бытий, которые, конечно, ничтожны по значимости в сравнении с главным событием отрезка жизненного пути, в который помимо нашей воли приве

Антропология. Феноменология. Культура

ла человека его судьба. Мелкие события позволяют нам почувствовать мир, такой мир, в который мы привносим самого себя, свою возможность на не го влиять. Мы продолжаем чувствовать, что наш мир управляем, хотя еще вчера или год назад он полностью вышел из наших рук. На важность ощу щения, что человек сам выбирает собственную деятельность, свой путь, об ратили внимание С. Мадди и А. Антоновский, включив в свои концепции устойчивости к стрессу шкалу, измеряющую управляемость миром: «кон троль» (С. Мадди) и «управляемость» (А. Антоновский).

Вернемся к Шухову, к его отношению к мелочам жизни. В тяжелей ших условиях лагерной жизни Шухов управляет своим бытием. Для это го он анатомически разделил свой день на временные отрезки, где он может решать, как себя вести, когда приступить к работе, а когда ее за кончить. Возникает ощущение при чтении повести, что перед нами на учный отчет об одном дне, проведенный с использованием метода включенного наблюдения. Создается впечатление, что перед нами не заключенный Щ 854, а свободный человек, который занят, правда, тя желым трудом, его плохо кормят, и у него нет теплой одежды, но глав ное, что отличает человека свободного — он сам управляет своей жиз нью. В оформленном протоколе наблюдения одного дня Ивана Денисо вича зафиксировано, что работа, взаимодействие с членами бригады, с соседями по нарам зависит в полной мере от него самого. И когда мы приступаем к интерпретации записей по результатам квазиэксперимен та писателя А.И. Солженицына, об одном дне испытуемого Щ 854, мы делаем вывод, что возможность управлять своей жизнью — вернейший путь к освобождению от негативных последствий травмы, освобожде ния от гнетущего представления, что мир завалился.

Итак, особое внимание к мелочам жизни, до которых травматическая ситуация не добирается, что ей до мелочи, когда она «ударила» по основе человеческой судьбы — свободе как у Шухова. К свободе на своем приме ре предлагает двигаться Щ 487 через особое внимание к мелочам жизни.

Через внимание к мелочам жизни можно управлять временем жизни. Уп равление временем происходит у Шухова через растягивание минут удачи и через увод драматических моментов в тень, на задний план жизни.

Важно, что это умение, видимо, поддается развитию. Так, кризисные психологи используют метод В. Франкла «дерефлексия», в котором за ложена возможность и необходимость перевести внимание пострадав шего от собственно кризисного события на «мелочи» жизни, вокруг не го, о которых и идет психотерапевтическая беседа.

Формула управления временем уникальна в уникальных обстоятель ствах жизни. У человека в лагере «наряду с концом неопределенности

Пергаменщик Л.А. Психологический код выживания Ивана Денисовича Шухова (Щ 854)

появляется неопределенность конца…никто из заключенных не мог знать, как долго ему придется там находиться. …это было, быть может, одним из наиболее тягостных психологических обстоятельств жизни в лагере» [Франкл, 1990, с. 140].

Нравственная составляющая кодекса выживания. За один день перед нами предстало столько материала из жизни Ивана Шухова, что возник ло ощущение, что мы встретились с давним знакомым, у которого реши ли поучиться науке выживания. У Ивана Шухова восьмилетний отрезок жизни состоит сплошь из экстраординарных нечеловеческих условий существования. Я уверен, что если мы поймем, как человек смог выжить в описанных условиях, то у нас будет ключ к выживанию своих кризис ных событий, в ситуациях, когда смысл происшедшей беды вроде бы ря дом и перед нами не стоит так остро вопрос быть или не быть.

Что же тогда мы для себя определяем в кризисные фрагменты жиз ненного пути? Мы должны решить: счастливы ли мы, а если с нами что то случилось, то как вернуть себе этот уровень устоявшегося докризис ного события благополучия. Наполненность шкалы психологического благополучия, как и шкалы счастья, у каждого человека глубоко инди видуальны. Чтобы понять, почему человек считает себя счастливым, благополучным, нужно обратиться к его пониманию несчастья. Оказы вается, что в самых тяжелых условиях нечеловеческой жизни человек может считать себя «почти счастливым». В конце дня Шухов подводит итоги и составляет свой список «Робинзона», который психологически выглядит неправильным. Он не говорит об удачах, он использует пред лог «не», а психология учит, что нельзя, если хочешь внести удачу в свою жизнь, использовать слово «не». Итак, конец благополучного, обыкновенного лагерного дня в оценке Шухова выглядит следующим образом: «не посадили…, не выгнали…, не попался…, не заболел». Уди вительно, но, оказывается, можно оценить свой день как удачный, опи сывая его в негативной форме языка. Итак, прожит день в условиях ла геря, который зафиксирован Щ 854 как счастливый. Но какое отноше ние к происшедшему имеет Иван Шухов, чтобы подводя итоги, он оце нил свой день как вполне благополучный? Мы уже отметили, что за фиксировано как не происшедшее, но от удачи из четырех «не» счастье еще не появляется. Благополучие требует личных усилий, а не только и не столько удачи и везения, заложенных в итоге дня как фрагмент об щей жизни. Завтра день настанет снова и придется подтверждать свое существование завтрашними усилиями. Следствие из первого «К» (Де карта) М. Мамардашвили можно сформулировать следующими слова ми: «чтобы быть, надо превосходить» [Мамардашвили, 2000].

Антропология. Феноменология. Культура

Чтобы выделить для себя формулу выживания из небольшого фраг мента жизненного пути, следует обратиться к ключевому эпизоду одно го дня: работе Шухова на кладке шлакоблоков. Именно здесь прояви лись: внутренняя устойчивость Ивана Шухова, вера в себя, в свои руки, в свою бригаду. Экстремальные условия бытия Иван Шухов преодоле вает через ценности созидания (В. Франкл). «Для Ивана Денисовича в этой работе нечто большее — радость мастерства, полного и свободно го владения своим делом, то вдохновение работы, которое пробуждает в голодном, оборванном зэке человеческую гордость и чувство достоин ства» [Солженицын, 1963, с. 110]. У Ивана Шухова все повадки масте ра: он не может работать плохо, так как в труде он видит смысл своей жизни, через труд он приходит к уважению к самому себе, через труд он получает уважение от других, от товарищей по бригаде. Его статус в бригаде доходит до статуса бригадира, когда он в руки берет мастерок.

Читайте так же:  Пенсия в связи с потерей кормильца рф

«Кто работу крепко тянет, тот над соседями вроде бригадира становит ся» [Солженицын, 1963, с. 83].

Социальные психологи обязательно отметили бы, что в процессе ра боты статус Шухова переместился на высокую позицию социометриче ской звезды по деловому критерию выбора: «с кем бы вы хотели рабо тать рядом?».

Отношение к труду и уважение со стороны бригады определило нравственную устойчивость Ивана Шухова. Именно в такой последова тельности: творческое отношение к труду — место в бригаде — нравст венный кодекс выживания. За спиной Шухова всегда был его труд, ко торый позволял ему крепко стоять в минуты невзгод.

Шухов «примерился» к лагерю, приспособился, адаптировался. Мы встретились с Щ 854, когда он уже получил опыт 8 лет лагерей, где он «выработал в себе некоторые внешние реакции, которые тут есть как бы условие существования: соблюдай лагерный режим, поклонись надзира телю, не пускайся в препирательство с конвоем» [Лакшин, 1964, с. 84].

Перед нами прошли условия физического выживания, которые в ситуа ции борьбы за пайку и за остатки тепла оказываются недостаточными.

Окончательную победу в одном дне Шухов совершил именно на границе добра и зла, взяв нравственные принципы в основу своей модели жизни.

Щ 854 следует нравственному кодексу выживания, который и позволяет в невыносимых условиях бытия остаться человеком. Писатель А.И. Солже ницын скорее всего не был знаком с лагерным опытом В. Франкла и не читал его знаменитое «Психолог в концентрационном лагере», но мысли у них сходны: тот и другой на собственном опыте выстрадали ту формулу выживания, которую апробировали и предложили читателям для обсуж

Пергаменщик Л.А. Психологический код выживания Ивана Денисовича Шухова (Щ 854)

дения. «В конечном счете, телесно душевный упадок зависел от духов ной установки, но в этой духовной установке человек был свободен!»

[Франкл, 1990, с. 143]. Эту духовную установку Франкл назвал «упрямст во духа». Шанс выжить зависит от отношения человека к жизни, от его духовной установки в конкретной ситуации. И еще «человеку важно уме реть своей смертью» [Франкл, 1990, с. 152]. В своей пронзительной кни ге В. Франкл цитирует психоаналитика Е. Коэна (Е.А. Cohen): «Обычно человек живет в царстве жизни; в концлагере же люди жили в царстве смерти. В царстве жизни можно уйти из жизни, совершив самоубийство;

в концлагере можно было уйти только в духовную жизнь. Только те мог ли уйти из царства смерти, кто мог вести духовную жизнь. Если кто то переставал ценить духовное, спасения не было, и ему приходил конец.

Сильное влечение к жизни при отсутствии духовной жизни приводило лишь к самоубийству» [[Франкл, 1990, с. 153] физическому, когда человек накладывает на себя руки, или духовному, когда позволяет другому «на ложить» на него руки, предавая самого себя.

Передачи, отдачи, предательства самого себя выходят за рамки нрав ственного кодекса3 Ивана Шухова. Человек гибнет, если ходит к куму стучать. «Духовная жизнь заключенного укрепляла его, помогала ему адаптироваться и тем самым в существенной степени повышала его шансы на выживание» [Франкл, 1990, с. 153].

Обратимся к карте наблюдения писателя свидетеля А.И. Солжени цына. В лагере погибает тот, кто миски лижет, кто на санчасть надеется, да кто к куму ходит стучать. Итак, сформулированы три условия выжи вания.

В повести еще добавляется эстетический критерий выживания:

«шапку надо снимать при приеме пищи». У В. Франкла еще более про заически — «зубы надо постоянно чистить, если жить хочешь».

Какое значение имеет нравственный критерий в поисках кода вы живания? Не предавай своих товарищей, не ходи к куму стучать. Поче му нравственное отступление приводит к физической гибели, отказ от нравственной позиции переводит жизнь человека на последний окон чательный этап сопротивления? Поражение человеческой нравствен ности происходит в борьбе за выживание, которое означает сдачу чело веческой, нравственной позиции, самоунижение — доведение себя до животного уровня. Человек терпит поражение в той области, до кото рой не может дойти ни один палач. Иван Шухов обозначает этот путь В ситуации выбора «жизнь — смерть» поставив на кон физическое выжи вание, Рыбак — герой повести В. Быкова «Сотников» умирает духовно [3].

Антропология. Феноменология. Культура как позорное приспособление. Этот путь легкий, а легкий путь приво дит к потере сопротивляемости и, как следствие, наступает реальная физическая гибель. Шухову позволяет выдержать непростой нравствен ный кодекс чести. Критически настроенный читатель может спросить:

проводились ли исследования связи творчества, мастерства и возмож ности выживания в экстремальных условиях. Выводы сделаны на осно вании опыта жизни человека, который прожил и на своей судьбе провел экспериментальное исследование, вычитал такие же результаты у дру гих экспериментаторов и предъявил нам, читателям.

Послесловие. Поступок и его рефлексия. Мы завершили анализ поведе ния Щ 854, в том виде, как нам представил А.И. Солженицын, который выступил в роли нарратора. Понимает ли сам испытуемый, что у него по явилась стратегия преодоления, которую А.

При рождении литературного произведения мы становимся свидетелями схожего механизма зарождения текста. Только после проведения процеду ры интерпретации и записи этой процедуры в виде повести, рассказа, ро мана появляется герой со своей стратегией преодоления.

Итак, герой, испытуемый — понимает ли он свое поведение, анали зирует, рефлексирует свои поступки? Или его полностью «закрывает»

исследователь, писатель, и от него он полностью зависим?

Другими словами, моя интерпретация в научной статье, как и текст писателя в художественной повести, отличается только по способу сбо ра жизненного материала. Но мы уже отметили, что в нашем случае со брать материал, используя научный психодиагностический инструмен тарий, нет возможности. Мы пошли другим путем, доверились экспе риментальному материалу научной лаборатории писателя. И что мы по лучили: отчет ученого, писателя или все же фрагмент жизни, по которо му судим, как человек преодолевает трудности жизненного пути? Чем

Пергаменщик Л.А. Психологический код выживания Ивана Денисовича Шухова (Щ 854)

отличается сама жизнь от жизни рассказанной? Можно ли согласиться с метафорой Дж. Брунера: «жизнь как нарратив»?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы обратились к М.М. Бахтину4, ко торый анализирует два феномена: а) активность человека и б) рефлек сию этой активности. Обратимся к самому тексту: «Живущий человек изнутри себя устанавливается в мире активно, его осознаваемая жизнь в каждый момент есть поступление: я поступаю делом, словом, мыслью, чувством; я живу, я становлюсь поступком» [Бахтин, 1986, с. 129]. Шу хов в течение одного дня совершал поступки, размышлял о своем пове дении, т. е. существовал осознанно. Итак, первый тезис формулы Бах тина: человек есть то, что он сделал из себя поступком, человек есть по ступок. Человек есть то, что он сделал своей активностью, которая мо жет иметь несколько ипостасей: слово, дело, мысль, чувство. Эта линия продолжает формулу Декарта: я мыслю, следовательно, я существую.

И Р. Декарт и М.М. Бахтин утверждают, что человеческое существова ние определяется мыслью, правда, Бахтин добавляет другие виды ак тивности: слово, чувство, дело. В другое время М. Мамардашвили заме нит все эти слова одним — активность [Мамардашвили, 2000].

Пойдем дальше: «Однако я не выражаю и не определяю непосредст венно себя самого поступком; я осуществляю им какую нибудь предмет ную, смысловую значимость, но не себя как нечто определенное и опре деляемое» [Бахтин, 1986, c. 129]. Эта мысль меня несколько озадачила.

Выходит, что через поступок я не определяю самого себя, а только некую значимость: предметную и смысловую. С этим тезисом Бахтина мне труд но согласиться: я всегда считал (меня так учили), что о человеке можно су дить по его делам (поступкам), а не по его словам. «В поступке отсутству ет момент саморефлекса поступающей личности, он движется в объектив ном, значимом контексте: в мире узкопрактических (жизненно житей ских) целей, социальных, политических ценностей, познавательных зна чимостей (поступок познания), эстетических ценностей (поступок худо жественного творчества или восприятия) и, наконец, в собственно нрав ственной области (в мире ценностей узкоэтических, в непосредственном отношении к добру и злу)» [Бахтин, 1986, с. 129].

«Мое поступающее сознание как таковое ставит только вопросы: зачем, для чего, как правильно или нет, нужно или не нужно, должно или не должно, добро или не добро, но никогда не ставит вопросов: кто я, что я и У меня создалось впечатление, что Бахтин анализирует повесть А.И. Со лженицына, хотя этот текст Бахтина писался за 40 лет до появления в «Новом мире» повести Солженицына.

Антропология. Феноменология. Культура каков я»5 [Бахтин, 1986, с. 29]. Допустим, я согласился с Бахтиным, но тог да остается невыясненным вопрос: почему сознание не поднимается над собой в поисках самосознания? Когда сознание приступает к постановке этих вопросов: «кто я, что я и каков я». Не об этом ли говорит М. Мамар дашвили в «принципе Кафки»: По правильному, и внешне нравственному поступку мы еще не можем знать, что есть человек, если не знаем, как он относится к поступку, если поступок не стал частью его Я, если нравствен ный поступок не стал частью его нравственного Я [Мамардашвили, 2000].

Итак, Бахтин анализирует деятельность героя, у которого есть автор.

Что же происходит у человека, у которого нет автора, как его провести че рез ситуацию жизненной активности? Во первых, нет человека, у которо го бы не было автора (ученого, писателя, рассказчика или самоавтора), во вторых, Бахтин как бы подозревал в возможности таких вопросов, и даль ше мы читаем. «Несколько сложнее обстоит дело в чисто жизненной ак тивности … Однако и здесь все мое входит в предметную заданность по ступка, противостоит ему как определенная цель, и здесь мотивационный контекст самого поступка лишен героя. Итак, в окончательном итоге: по ступок выраженный, высказанный во всей его чистоте, без привлечения трансгредиентных6 моментов и ценностей, чуждых ему самому, окажется без героя как существенной определенности» [Бахтин, 1986, c. 130]. Сам по себе поступок еще не приводит к существенной определенности, другими словами, по поступку мы еще не можем судить о сущности личности.

Читайте так же:  Лицензия на avg antivirus 2019

Личность проявляется не в поступке, а в переживании поступка, в процес се рефлексии (саморефлекса). Недостаточно прожить фрагмент действи тельности, надо отнестись к нему. Психологи используют категории «ре флексия», «переживание», «самотрансценденция» для обозначения меха низма появления на сцене жизни личности. Недостаточно быть, а в поступ ках проявляются только лики бытия, существования, важно еще подняться над своим бытием, об этом продолжение формулы Р. Декарта: чтобы бытие не исчезло, надо постоянно мыслить об этом бытии, чтобы быть, надо пре восходить, чтобы быть, надо иметь возможность наименовать [Мамардаш вили, 2000]. Ученые психологи нередко фиксируют бытие наших испытуе мых, а затем домысливают за них, доживают за них, допереживают за них.

Бахтин отмечает, что поступающее сознание не ставит вопрос о самосозна нии, но он понимает, что для завершения цикла сознание поступок осознание необходимо провести отдельно анализ когнитивной (кто я) и эмоциональной (каков я) составляющих самосознания.

Понятие трансгредиентный означает внеположенность по отношению к внутреннему составу мира героя моментами. Термин взят Бахтиным из «Общей эстетики» Ионаса Кона [2].

Пергаменщик Л.А. Психологический код выживания Ивана Денисовича Шухова (Щ 854) Так и возникает в исследовательских текстах феномен, который поэт мета форически точно обозначил: «как дурно пахнут мертвые слова».

Заключение Итак, мы завершили процедуру входа в экспериментальную лаборато рию писателя, которая позволила получить доступ к поведению человека в кризисной ситуации. Мы хотели понять механизм выживания, стратегию выживания. Перед нами предстал крайний случай человеческого бытия — погружение в ад. Мы считаем, что если в аду человек может побороться с судьбой, то он получает опыт для всей оставшейся жизни, но он представ ляет и нам опыт преодоления кризисных событий жизненного пути.

Какой опыт мы можем извлечь из давней повести знаменитого писа теля? В трудные минуты жизненного пути не надо пренебрегать мелоча ми этого пути. Именно «незначительное» в твоей жизни может поддер жать тебя очень значительно, заметно, эффективно. Нравственная ус тойчивость, в конечном счете, завершит твою собственную формулу выживания, твой успех — неуспех выживания.

Анцифирова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысление, преобразование ситуаций и психологическая защита / Анцифирова Л.И. // Психологический журнал. 1994. № 1.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1986. — 445 с.

Быков В. Сотников. М.: АСТ, 2004. 190 с.

Войскуновский А.Е., Скрипкин С.В. Качественный анализ данных // Вестник Моск. ун та. Сер. 14. Психология. 2001. № 2. С. 93—109.

Гринберг Дж. Управление стрессом / Гринберг Дж. 7 е изд. СПб.: Питер, 2002. 496 с.

Квале С. Исследовательское интервью / С. Квале. М.: Смысл, 2003. 301 с.

Зинченко В.П. Сознание и творческий акт / Зинченко В.П. М.: Языки славян ских культур, 2010.

Кризисная психология. Справочник практического психолога / Сост. С.Л. Со ловьев. М.: АСТ; СПб.: Сова, 2008. 286 с.

Мамардашвили М. Сознание и бытие // Мой опыт нетипичен. СПб.: Азбука, 2000. 400 с.

Лакшин В.Я. «Иван Денисович», его друзья и недруги / Лакшин В.Я. Новый мир. 1964. № 1.

Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости / Д.А. Леонтьев, Е.И. Рас сказова. М.: Смысл, 2006. 63 с.

Осин Е.Н. Чувство связанности как показатель психологического здоровья и его ди агностика / Осин, Е.Н. / Психологическая диагностика. 2007. № 3. С. 22—40.

Пергаменщик Л.А. Список Робинзона: Психологический практикум / Л.А. Пер гаменщик. Мн.: Ильин В.П., 1996. 128 с.

Антропология. Феноменология. Культура

Пергаменщик Л.А. Психотерапия Л.Н. Толстого / Образование и воспитание.

Минск, № 10. — С. 25—33.

Пергаменщик Л. Почему надо любить себя / Психология. Минск, 1996. № 4.

Пергаменщик Л.А. Иллюстрированный анализ человеческого страдания.

Минск. Психология. 2002. № 3. С. 91—105.

Пергаменщик Л.А. Психическое оцепенение как разрыв непрерывности бытия / Московский психотерапевтический журнал. 2009. № 1. С. 99—111.

Солженицын А.И. Один день Ивана Денисовича. Повесть. М.: СП, 1963. 144 с.

Тиллих Пауль. Избранное: теология культуры / П. Тиллих. М.: Юрист, 1995. 479 с.

Улановский А.М. Качественная методология и конструктивистская ориентация в психологии // Вопросы психологии. 2006. № 3. С. 27—37.

Франкл В. Психолог в концентрационном лагере // Человек в поисках смысла:

Сборник. М.: Прогресс, 1990. 368с.

Чхарташвили Г. Жизнь и смерть Юкио Мисимы, или как уничтожить храм // Мисима Ю. Золотой храм: Роман, новеллы, пьесы. СПб.: Северо Запад,

Шаламова В. «Перчатка или КР 2: Рассказы». М.: Орбита, 1990. 336 с.

Antonovsky A. Health, Stress and Copoing. San Francisco: Jossey Bass, 1979.

Antonovsky A. Unravelling the Mystery of Health. San Francisco: Jossey Bass, 1987.

Maddi S.R., Khoshaba D.M. Hardiness and Mental Health // Journal of Personality Assesment. 1994. Vol. 63. № 2.

Lahad M. (1992) Storymaking in assessment method for coping with stress. In S. Jennings (ed.), dramatherapy Theory and Practice || (pp. 150—163). London: Routledge.

Lahad M, BASIC Ph — The story of coping resources, Community Stress Prevention (Vol. II). (eds.) Lahad.

IVAN DENISOVICH (SCH 845)PSYCHOLOGICAL SURVIVAL CODE L.A. PERGAMENSHCHIK

The paper provides an analysis of how a person experiences and overcomes critical life situations. The process of overcoming is explored by means of joining Aleksandr Solzhenitsyn’s experimental psychological laboratory described in his novel One Day in the Life of Ivan Denisovich.

Прочитайте интересные книги о жизни.

Keywords: psychological survival code, suffering, experience, overcoming, time, morality, critical situation, narrative, deed, reflection, author, hero.

Ancifirova L.I. Lichnost’ v trudnyh zhiznennyh uslovijah: pereosmyslenie, preobrazo vanie situacij i psihologicheskaja zashhita / Ancifirova L.I. // Psihologicheskij zhurnal. 1994. № 1.

Пергаменщик Л.А. Психологический код выживания Ивана Денисовича Шухова (Щ 854) Bahtin M.M. Jestetika slovesnogo tvorchestva. M.: Iskusstvo, 1986. 445 s.

Bykov V. Sotnikov. M.:AST, 2004. 190 s.

Vojskunovskij A.E., Skripkin S.V. Kachestvennyj analiz dannyh // Vestnik Mosk. un ta.

Ser. 14, psihologija. 2001. № 2. S. 93—109.

Grinberg Dzh. Upravlenie stressom / Grinberg Dzh. 7 e izd. SPb.: Piter, 2002. 496 s.

Kvale S. Issledovatel’skoe interv’ju / S. Kvale. M.: Smysl, 2003. 301 s.

Zinchenko V.P. Soznanie i tvorcheskij akt / Zinchenko V.P. M.: Jazyki slavjanskih kul’ tur, 2010.

Krizisnaja psihologija. Spravochnik prakticheskogo psihologa / sost. S.L. Solov’ev. M.:

AST; SPb.: Sova, 2008. 286 s.

Mamardashvili M. Soznanie i bytie // Moj opyt netipichen. SPb.: Azbuka, 2000. 400 s.

Lakshin V. Ja. «Ivan Denisovich», ego druz’ja i nedrug / Lakshin V. Ja. Novyj mir. 1964. № 1.

Leont’ev D.A. Rasskazova E.I. Test zhiznestojkosti / D.A. Leont’ev, E.I. Rasskazova.

M.: Smysl, 2006. 63s.

Osin E.N. Chuvstvo svjazannosti kak pokazatel’ psihologicheskogo zdorov’ja i ego diag nostika / Osin, E.N. / M. Psihologicheskaja diagnostika. 2007. № 3. S. 22—40.

Pergamenshhik L.A. Spisok Robinzona: Psihologicheskij praktikum / L.A. Pergamen shhik. Mn.: Il’in V.P., 1996. 128 s.

Pergamenshhik L.A. Psihoterapija L.N. Tolstogo / Obrazovanie i vospitanie, Minsk, № 10. S. 25—33.

Pergamenshhik L. Pochemu nado ljubit’ sebja / Psihologija. Minsk, 1996. № 4. S. 114— 121.

Pergamenshhik L.A. Illjustrirovannyj analiz chelovecheskogo stradanija Psihologija.

Minsk, 2002 — № 3. S. 91—105.

Pergamenshhik L.A. Psihicheskoe ocepenenie kak razryv nepreryvnosti bytija / Moskovskij psihoterapevticheskij zhurnal. 2009. № 1. S. 99—111.

Solzhenicyn A.I. Odin den’ Ivana Denisovicha. Povest’. M.: SP, 1963. 144 s.

Tillih Paul’. Izbrannoe: teologija kul’tury / P. Tillih. M.: Jurist, 1995. 479 s.

Ulanovskij A.M. Kachestvennaja metodologija i konstruktivistskaja orientacija v psi hologii // Voprosy psihologii. 2006. № 3. S. 27—37.

Frankl V. Psiholog v koncentracionnom lagere // Chelovek v poiskah smysla: Sbornik.

M.: Progress, 1990. 368s.

Chhartashvili G. Zhizn’ i smert’ Jukio Misimy, ili kak unichtozhit’ hram// Misima Ju.

Zolotoj hram: Roman, novelly, p’esy. SPb.: Severo Zapad, 1993. S. 5—30.

Shalamova V. «Perchatka ili KR 2: Rasskazy». M.: Orbita, 1990. 336 s.

Antonovsky A. Health, Stress and Copoing. San Francisco: Jossey Bass, 1979.

Antonovsky A. Unravelling the Mystery of Health. San Francisco: Jossey Bass, 1987.

Maddi S.R., Khoshaba D.M. Hardiness and Mental Health // Journal of Personality Assesment. 1994. Vol. 63. № 2.

Lahad M. (1992) Storymaking in assessment method for coping with stress. In

S. Jennings (ed.), dramatherapy Theory and Practice || (pp. 150—163). London:

Lahad M, BASIC Ph — The story of coping resources, Community Stress Prevention (Vol. II). (eds.) Lahad.