Чувств верующих статья ук рф

Статья 148. Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий

1. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, —

наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, —

наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершенные:

а) лицом с использованием своего служебного положения;

б) с применением насилия или с угрозой его применения, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет.

Комментарий к Ст. 148 УК РФ

1. В соответствии со ст. 28 Конституции каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Ответственность за нарушение этого конституционного права установлена ст. 148 УК. Однако здесь следует отметить, что уголовно-правовой охране подлежат лишь объединения и обряды, не запрещенные законом.

2. Объективная сторона преступления заключается в незаконном воспрепятствовании: 1) деятельности религиозной организации или 2) совершению религиозного обряда. Способ воспрепятствования не конкретизирован. Он может зависеть от того, кому — организации или лицам оказывается воспрепятствование. Это может быть применение насилия или угрозы насилием, ограничение свободы, повреждение (уничтожение) вещей и др. с целью заставить человека отказаться от совершения религиозного обряда либо участвовать в работе религиозной организации, отказ в регистрации религиозной организации, умышленное уничтожение или повреждение ее имущества и т.п.

Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории РФ, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица.

Не образует рассматриваемого состава преступления воспрепятствование деятельности официально не зарегистрированных религиозных организаций, тоталитарных сект, совершению псевдорелигиозных обрядов, посягающих на личность и права граждан.

Понуждение лица к участию в религиозном обряде, деятельности религиозной организации также не может быть квалифицировано по комментируемой статье. Такое деяние образует состав преступления в зависимости от способа преступного поведения и (или) наступивших общественно опасных последствий.

К религиозным обрядам относятся, например: богослужения, крещение, венчание, причастие, исповедание, участие в молитве, отпевание, религиозные шествия, паломничества и т.п. Богослужения и другие религиозные обряды и церемонии могут совершаться в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, а также в жилых помещениях.

В зависимости от способа воспрепятствования и наступивших общественно опасных последствий деяние может квалифицироваться по совокупности составов преступлений, например, как причинение вреда здоровью и воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания.

3. Состав преступления формальный. Преступление окончено с момента совершения самого деяния независимо от того, удалось ли воспрепятствовать деятельности религиозной организации или совершению религиозного обряда.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла.

5. Субъект преступления общий — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

История вопроса и мнения экспертов — в материале “Ъ”

11 мая суд Екатеринбурга приговорил к трем с половиной годам условно блогера Руслана Соколовского за серию видеороликов, в одном из которых он «ловил покемонов» в храме. Суд признал его виновным, в частности, в публичном оскорблении чувств верующих. “Ъ” изучил теорию и практику применения этой статьи.

Как появилась уголовная ответственность

До 2013 года оскорбление чувств верующих квалифицировалось как административное правонарушение по ст. 5.26 КоАП РФ «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях». Статья действует до сих пор. Она, в частности, предусматривает штраф до 200 тыс. руб. или обязательные работы до 120 часов за

умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порчу или уничтожение.

В июне 2013 года на волне скандала вокруг акции группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя были внесены поправки в ст. 148 УК РФ. Вместо «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий» она стала называться «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» и была дополнена двумя пунктами:

1. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Верхняя планка наказания — три года лишения свободы. По данным судебного департамента Верховного суда, до настоящего времени судами вынесено только семь приговоров по этой статье.

Кого и за что судили

В феврале 2016 года в Ставрополе начался суд по делу блогера Виктора Краснова, который в споре в социальной сети «ВКонтакте» написал, что «Боха нет», а Библию назвал «сборником еврейских сказок». Экспертиза признала Краснова вменяемым. В феврале 2017 года дело было закрыто в связи с истечением срока давности.

В апреле 2016 года Кировский районный суд Екатеринбурга направил местного жителя Антона Симакова на принудительное лечение в психиатрическую клинику. В октябре 2014 года Симаков в своем офисе провел «обряд» с использованием куклы вуду, крови жертвенного животного, а также предметов христианского культа. Симаков вышел из больницы в январе 2017 года.

В апреле 2016 года Оренбургский суд оштрафовал на 35 тыс. руб. преподавателя Оренбургского медицинского университета Сергея Лазарова. В 2013 году в статье «Злой Христос», опубликованной на сайте Лазарова, в отношении Христа были приведены негативные эпитеты — «убийца» и «тиран».

В июле 2016 года Кировский областной суд признал виновными по ст. 148 УК РФ Константина Казанцева и Рустема Шайдуллина. По версии следствия, они повесили самодельное чучело c оскорбительной надписью на поклонный крест в деревне Старая Малиновка. Каждый получил по 230 часов исправительных работ.

В июле 2016 года Элистинский городской суд приговорил к двум годам условно спортсмена из Дагестана Саида Османова. Османов в буддийском храме ударил статую Будды и помочился на нее, а после выложил видео в интернет.

Что говорят юристы

Андрей Князев, председатель коллегии адвокатов «Князев и партнеры»: «Эта поправка в УК абсолютна излишняя. У нас есть уголовное наказание за хулиганство, вот ее и надо к подобным типам применять. Дерзость, неуважение к обществу — это все хулиганство. У нас почему-то начали разделять общество отдельно на верующих и неверующих, потом отдельно будут делить на коммунистов, на гомосексуалистов».

Петр Скобликов, доктор юридических наук: «Соколовский осужден не за то, что ловил в храме покемонов, а за то, что совершил противоправное действие. Он посетил храм, где скрыто вел видеосъемку ловли покемонов, после чего вернулся домой и соорудил ролик, в котором на отснятый видеоряд наложил аудиоряд с оскорбительной нецензурной бранью в адрес верующих, в адрес процедуры моления. А затем этот ролик он придал огласке, выложив в интернет для всеобщего просмотра… Эта статья защищает не только чувства верующих, она защищает право человека на что-то дорогое и святое».

Вадим Волков, научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге: «В данном случае судебный процесс является показательным. Соколовский — популярный видеоблогер, имеющий множество подписчиков. Уголовные репрессии против таких людей являются способом государственного устрашения».

Евгений Тонкий, управляющий партнер группы «Тонкий и партнеры»: «В большинстве случаев 148-ю статью притягивают за уши. Понятие оскорбления личности определено действующим УК РФ и не вызывает вопросов, а вот с оскорблением чувств — это новое понятие для российской правовой системы. Действующая редакция ст. 148 не отвечает правилам логики и юридической техники, поскольку состоит лишь из не поясненных законодателем оценочных категорий».

Мария Баст, председатель Ассоциации адвокатов за права человека: «Уже с XIX века у нас никого не сажали и сжигали на кострах за отрицание Бога — и вдруг такая статья. Полное ощущение, что нас в это дремучее Средневековье вновь пытаются затащить».

Евгений Козичев, Евгений Федуненко, Ольга Шкуренко, группа «Прямая речь»

Читайте так же:  Какие нужны документы на возврат налога за квартиру

Что стоит за возможным изменением статьи УК об оскорблении чувств верующих?


На поверку получается, что неуемные ревнители Православия в своих околореволюционных порывах идут в ногу с либеральными хулиганами и богохульниками …

2 августа «Росбалт», сославшись на некий источник в Кремле, опубликовал информацию о возможном (если выяснится наличие «массового общественного запроса») изменении статьи 148 Уголовного кодекса РФ в сторону ее смягчения.

Возможна кардинального характера переформулировка статьи с расширением области ее применения до каких-то необъятных размеров, если в ней вместо «оскорбления чувств верующих» будет прописано «оскорбление общественной морали».

Что касается последней версии, если она будет принята законодателями на вооружение, они посеют подлинный кошмар: во-первых, в своих головах; во-вторых, в правоохранительных органах; в-третьих — во всем обществе. Кем сформулирована эта пресловутая «общественная мораль» применительно к современной России? А если она никем не сформулирована, к чему апеллировать в случае разбирательства каких-то конкретных дел?

Если мы возьмем религиозные институции, они с куда большей определенностью, ссылаясь на известные тексты, могут указать на вещи, которые либо оскорбляют чувства верующих, либо нет.

Что же стоит за постановкой на обсуждение вопроса об изменении 148-й статьи? В первую очередь, конечно, недовольство тех, которые почитают себя стесненными ею, для которых, благодаря ей, нет той свободы богохульствовать, глумиться, хамить и хулиганить в информационном пространстве Российского государства.

Однако не стоит упрощать проблему и всю вину перекладывать на хулиганов и богохульников. Потому что часть ее определенно лежит на не в меру ретивых ревнителях Православия. Эти последние при малейшем поводе затевают истерику, ходят и причитают о том, как их сильно обидели.

Подобное бабье нытье выглядит со стороны отвратительно. Нет в нем ничего общего со спокойным мужеством истинных исповедников святого Православия. Когда на заре христианской эры языческая чернь, ссылаясь на известные законы, требовала казни христиан, последние просто умирали за свои убеждения, чем и побеждали язычников.

Теперь указанные ревнители носятся со 148-й статьей Уголовного кодекса Российской Федерации, указуя пальцем на своих обидчиков и требуя от властей возмездия. И чуть что не по них, грозят статьей как последним аргументом в любом споре. Неужели кто-то, будучи в здравом уме, сочтет подобную позицию сильной и достойной почтения?

Слышали мы год назад о «битве за Москву», под которой разумелась ситуация о допущении или недопущении в прокат более чем посредственного фильма «Матильда» с его жалкими претензиями на историчность. Слышали, что если допустят его до проката, Россия непременно погибнет. Доносились и другие шумы от неистовых бурь в стакане воды.

Прошел год, Россия не погибла. О пресловутой «Матильде» вроде как забыли. Но внутренний жар не дает ревнителям покоя. И они кидаются на всё новые и новые раздражители своего душевного комфорта. Известно из аскетической литературы, что всякая страсть, если ей давать пищу, крепнет и требует для своего удовлетворения всё больших жертв. Поэтому неуемные ревнители, не довольствуясь уже ни Учителями, ни «Матильдами», дорастают в своей страстности до революционного накала. Им власть не власть, закон не закон. Всё вокруг ниже и ничтожнее их величия!

Разумеется, некоторых представителей властей предержащих подобное положение нисколько не радует. Наблюдая за нарастанием революционности части православной общественности, они рассуждают: зачем мы выпустили этого адского джина на свободу? Пусть бы он лучше сидел в своей бутылке и не высовывался. А то ведь, чего доброго, навырастает, как грибов после дождя, всяких лжецарей, висящих на крючках западных спецслужб. Вылавливай их потом, этих новых отрепьевых, болотниковых и пугачевых. Может быть, лучше статью изменить?

По нашему скромному мнению, статью, может быть, и стоит доработать, чтобы в ней стало больше определенности, чтобы были прописаны какие-то критерии, какие-то процедуры проведения экспертиз и т.д. Может быть, стоит прописать, что заявления принимаются не от каких-то самочинных групп верующих, а от лица канонических подразделений религиозных объединений. Кардинальных же изменений в статью лучше не вносить.

Что получается на поверку? Что неуемные ревнители Православия в своих околореволюционных порывах идут в ногу с либеральными хулиганами и богохульниками. Замечательным образцом этого химерного союза выступает фото православного активиста по кличке «Энтео» почти в обнимку с Алехиной, что исполнила с товарками «панк-молебен» в Храме Христа Спасителя.

Так что нужно православным наводить порядок в собственных рядах.

Священник Сергий Карамышев, публицист, Рыбинская епархия

В связи с нашумевшим делом «Пусси Райот», был принят Федеральный закон N 136-ФЗ «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан».

Очень спорный вопрос -это новое изменение статьи, даже не смотря на то, что она затрудняет правоприменительную практику в связи с тем, что в ней есть не поясненные оценочные категории.

Согласна с автором, что «если в ст. 148 УК РФ вместо «оскорбления чувств верующих» будет прописано «оскорбление общественной морали», то это ОЧЕНЬ большой риск попрания прав верующих. Понятие «общественной морали» размыто, оно вообще может меняться. Более того, традиционную мораль сейчас специально пытаются заменить, ибо она нигде по-сути не закреплена и определяется исключительно образом жизни, сложившемся в течение длительного времени в определенном обществе (традициями). Самым большим общественным институтом, задающим нравственные нормы является РПЦ.
Мы все понимаем, что закон должен быть нравственным. Об этом говорят и первые лица государства: ВВ Путин и Медведев, но в юриспунденции многие определения, относящиеся к духовной сфере прописать трудно.
Тут работа богословов, сектоведов и др.

Если опираться на общие положения философии, религиоведения и иных неюридических гуманитарных дисциплин, религиозные чувства можно определить как систему жизненных целей, ценностей, установок, запретов и дозволений, которой человек руководствуется в связи с причастностью к тому или иному религиозному учению. Чувство сопричастности к этой системе, наверное, и есть чувство религиозное. Определение для православных неполное.

Какие религии: «составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России»? В российском законодательстве определение конфессии (опять же – вопрос о соотношении понятий «религия», «вера», «вероисповедание» и «конфессия») имеется лишь в одном акте (и то не связанном напрямую с регулированием подобного рода отношений), где указано, что «под конфессией или вероисповеданием понимается особенность вероисповедания в пределах определенного религиозного учения, а также объединение верующих, придерживающихся этого вероисповедания.
Но нам все время пытаются навязать и различные международные религии, нетрадиционные для России.

Поэтому под религиозными учениями можно понимать только те, которые имеют последователей, объединённых в форме религиозной организации или группы в соответствии с российскими церковными традициями и законодательством Российской Федерации.

Словарь В.И. Даля не содержит слова «верующие», но дает понятие «вере» в нескольких аспектах, определяя её как «уверенность, убеждение, твердое сознание, понятие о чем-либо, особенно о предметах высших, невещественных, духовных; отсутствие всякого сомнения или колебания о бытии и существе Бога; безусловное признание истин, открытых Богом;
(совокупность учения, принятого народом, вероисповедание, исповедание, закон (Божий, церковный, духовный), религия, церковь, духовное братство»).

Мы все знаем, что главная битва идет за Православие. Смешение религий, формирование новой общественной нравственности и морали, процессы глобализации и мн. др. – все это рукотворные процессы в попытке управления человечеством.
Учитывая расклад и расстановку политических сил в России, зависимость Конституции от ст. 15 п 4 от международных норм нет никакой гарантии в том, что даже очень позитивные предложения по изменению статьи 148 УК по улучшению правоприменительной практики по выходе такого законопроекта из недр ГД РФ не получат ровно противоположное звучание (как это происходит со множеством законопроектов, где изначально заявляются (закладываются) одни смыслы, а в ходе голосования в ГД РФ смысл меняется на противоположный).

2.Конституцией защищается свобода совести и вероисповедания. Статья 148 Уголовного кодекса является одной из форм реализации охраны данных положений.
Тогда при чем тут предложения, озвученные автором по передаче права каждого обратиться в суд (при нарушении его прав) неким церковным или иным структурам? Человек уже не сможет напрямую защищать свои права и в итоге произойдет ущемление его прав. Кому это может быть выгодно? Отнюдь не хулиганам или ревнителям, а различным банковским и иным (в том числе международным) структурам, пытающимся использовать в своих корыстных целях приватизированные ими полномочия государственных органов, сменить духовно-нравственный и культурные коды Русской Цивилизации
(война за которые по свидетельству ВВ Путина и Патриарха обостряется).

3. Любая дискуссия на темы: что есть свобода совести, вероисповедание, Бог, Истина, правда, религиозные чувства, нравственный закон, общепризнанные нормы и правила и мн .др, поднимающееся в ст 148 УК в разношерстном и большей частью атеистическом обществе сложна. Идет волна легализации прав не только атеистов, но и различных «меньшинств», а не верующих людей.
Учитывая существование ст. 15 п 4 Конституции РФ – это чревато легализацией нежелательных международных норм и правил со всеми вытекающими отсюда проблемами…

4.Упрощение процедуры гос. регистрации религиозных организаций так же облегчает возможность легализации нежелательных и деструктивных по-сути религиозных организаций, что поставит под угрозу наш духовный суверенитет, смены традиционной морали и будет угрожать национальной безопасности.

Тут еще есть множество других аспектов и проблем, которые могут обостриться в связи с тотальной цифровизацией, чипизацией и т.д…Размывание понитийных понятий совести и ее защиты, традиционных взглядов, удар по Православию – вот реальные угрозы для внедрения мультикультурализма, сексуальных прав «меньшинств», чипизации и мн. др.

Неудачное изменение формулировок в статье, подмена понятий с «оскорбления чувств верующих» на «оскорбление общественной морали», внедрение всяких экспертных экуменических комиссий, определяющих оскорбление религиозных чувств может привнести новые смыслы в духовные понятия, затруднить диалог верующих с государством, что в конечном итоге может привести к безуспешной попытке отстоять традиционные ценности, затруднить возможность использования альтернативного документооборота при попытках внедрения безальтернативного электронного документооборота, что сделает невозможным отстаивать верующим в суде свои права на свободу совести и вероисповедания.

В связи с нашумевшим делом «Пусси Райот», был принят Федеральный закон N 136-ФЗ «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан».

Очень спорный вопрос: новое изменение статьи, не смотря на то, что она затрудняет правоприменительную практику в связи с тем, что в ней есть не поясненные оценочные категории.

Читайте так же:  Про собственность

Согласна с автором, что «если в ст 148 вместо «оскорбления чувств верующих» будет прописано «оскорбление общественной морали», то это ОЧЕНЬ большой риск попрания прав верующих. Понятие «общественной морали» размыто, оно может меняться. Более того, традиционную мораль сейчас специально пытаются заменить, ибо она .
нигде не закреплена и определяется исключительно образом жизни, сложившемся в течение длительного времени в определенном обществе.

Если опираться на общие положения философии, религиоведения и иных неюридических гуманитарных дисциплин, религиозные чувства можно определить как систему жизненных целей, ценностей, установок, запретов и дозволений, которой человек руководствуется в связи с причастностью к тому или иному религиозному учению. Чувство сопричастности к этой системе, наверное, и есть чувство религиозное.

Какие религии: «составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России»? В российском законодательстве определение конфессии (опять же – вопрос о соотношении понятий «религия», «вера», «вероисповедание» и «конфессия») имеется лишь в одном акте (и то не связанном напрямую с регулированием подобного рода отношений), где указано, что «под конфессией или вероисповеданием понимается особенность вероисповедания в пределах определенного религиозного учения, а также объединение верующих, придерживающихся этого вероисповедания.
Но нам все время пытаются навязать и различные международные религии, нетрадиционные для России.

Поэтому под религиозными учениями можно понимать только те, которые имеют последователей, объединённых в форме религиозной организации или группы в соответствии с церковными традициями и законодательством Российской Федерации.

Словарь В.И. Даля не содержит слова «верующие», но дает понятие «вере» в нескольких аспектах, определяя её как «уверенность, убеждение, твердое сознание, понятие о чем-либо, особенно о предметах высших, невещественных, духовных; отсутствие всякого сомнения или колебания о бытии и существе Бога; безусловное признание истин, открытых Богом;
(совокупность учения, принятого народом, вероисповедание, исповедание, закон (Божий, церковный, духовный), религия, церковь, духовное братство»).

Мы все знаем, что главная битва идет за Православие. Смешение религий, формирование новой общественной нравственности и морали, процессы глобализации и мн. др. – все это рукотворные процессы в попытке управления человечеством.
Учитывая расклад и расстановку политических сил в России, зависимость Конституции от ст. 15 п 4 от международных норм нет никакой гарантии в том, что даже очень позитивные предложения по изменению статьи 148 УК по улучшению правоприменительной практики по выходе такого законопроекта из недр ГД РФ не получат ровно противоположное звучание (как это происходит со множеством законопроектов, где изначально заявляются (закладываются) одни смыслы, а в ходе голосования в ГД РФ смысл меняется на противоположный).

2.Конституцией защищается свобода совести и вероисповедания. Статья 148 Уголовного кодекса является одной из форм реализации охраны данных положений.
Тогда при чем тут предложения, озвученные автором по передаче права каждого обратиться в суд (при нарушении его прав) неким церковным или иным структурам? Человек уже не сможет напрямую защищать свои права и в итоге произойдет ущемление его прав. Кому это может быть выгодно? Отнюдь не хулиганам или ревнителям, а различным банковским и иным (в том числе международным) структурам, пытающимся использовать в своих корыстных целях приватизированные ими полномочия государственных органов, сменить духовно-нравственный и культурные коды Русской Цивилизации
(война за которые по свидетельству ВВ Путина и Патриарха обостряется).

3. Любая дискуссия на темы: что есть свобода совести, вероисповедание, Бог, Истина, правда, религиозные чувства, нравственный закон, общепризнанные нормы и правила и мн .др, поднимающееся в ст 148 УК в разношерстном и большей частью атеистическом обществе сложна. Идет волна легализации прав не только атеистов, но и различных «меньшинств», а не верующих людей.
Учитывая существование ст. 15 п 4 Конституции РФ – это чревато легализацией нежелательных международных норм и правил со всеми вытекающими отсюда проблемами…

4.Упрощение процедуры гос. регистрации религиозных организаций так же облегчает возможность легализации нежелательных и деструктивных по-сути религиозных организаций, что поставит под угрозу наш духовный суверенитет, смены традиционной морали и будет угрожать национальной безопасности.

Тут еще есть множество других аспектов и проблем, которые могут обостриться в связи с тотальной цифровизацией, чипизацией и т.д…Размывание понитийных понятий совести и ее защиты, традиционных взглядов, удар по Православию – вот реальные угрозы для внедрения мультикультурализма, сексуальных прав «меньшинств», чипизации и мн. др.

Неудачное изменение формулировок в статье, подмена понятий с «оскорбления чувств верующих» на «оскорбление общественной морали», внедрение всяких экспертных экуменических комиссий, определяющих оскорбление религиозных чувств может привнести новые смыслы в духовные понятия, затруднить диалог верующих с государством, что в конечном итоге может привести к безуспешной попытке отстоять традиционные ценности, затруднить возможность использования альтернативного документооборота при попытках внедрения безальтернативного электронного документооборота, что сделает невозможным отстаивать верующим в суде свои права на свободу совести и вероисповедания.

Что по закону является оскорблением чувств верующих?

Изменения в российском законодательстве, ужесточающие ответственность за оскорбление чувств верующих, оставляют немало вопросов. Что именно является оскорблением, верующие каких вероисповеданий пользуются особой защитой — четкого ответа на эти вопросы пока что нет. Тем не менее попробуем разобраться, за какие именно действия предусмотрена ответственность.

Закон об оскорблении чувств верующих: вчера и сегодня

В 2013 году в ст. 148 УК РФ были внесены изменения. Ранее эта статья предусматривала уголовную ответственность только за действия, при которых чинятся препятствия проведению обрядов верующим или деятельности организаций религиозного характера. Однако позднее содержание статьи законодателем было радикально пересмотрено, и с 2013 года она действует в новой редакции. Прежний состав — это теперь лишь третья часть этой статьи, а первой частью стало указание на то, что преступными являются действия, совершенные публично, направленные на оскорбление чувств верующих и выражающие открытое неуважение к членам общества.

Необходимость в принятии такого закона — вопрос до сих пор дискуссионный. Дело в том, что в УК РФ действовали и действуют до сих пор другие статьи со схожим составом. Так, ст. 213 карает за хулиганство, то есть за действия, грубо нарушающие порядок и ставящие целью продемонстрировать отсутствие уважения к обществу — при этом п. 2 ч. 1 этой статьи специально говорит о совершении этого преступления в связи с религиозной ненавистью. Ст. 282 УК РФ говорит об ответственности за возбуждение вражды и унижение достоинства, в том числе и по мотивам вероисповедания. Наконец, если осквернению подверглось здание или имущество, используемое для религиозных целей, наступает ответственность по ст. 214 УК РФ — за вандализм.

С другой стороны, само по себе понятие «оскорбление чувств верующих» уже существовало в российском законодательстве с 1993 по 1996 годы. В еще действовавшем тогда УК РСФСР имелась ч. 2 ст. 143, чей состав во многом был похож на нынешнюю редакцию ч. 2 ст. 148 УК РФ. Единственным существенным отличием статьи из УК РСФСР было то, что в ее составе специально предусматривалось в качестве квалифицирующего признака и использование средств массовой информации, в то время как сейчас это уже не требуется. Действие ст. 143 прекратилось вместе с отказом от УК РСФСР, поскольку в 1996 году был принят УК РФ.

Кроме того, на момент принятия новой редакции ст. 148 УК РФ уже существовала административная ответственность за оскорбление религиозных чувств граждан. Однако в 2013 году произошла своеобразная рокировка: это понятие было перемещено в УК РФ, а статья КОАП РФ теперь карает только за нарушение права свободы совести и вероисповедания, а также за вандализм в отношении религиозных книг, зданий и символов.

Что является преступлением?

УК РФ, говоря о наказании за оскорбление чувств верующих, предусматривает следующие признаки этого преступления:

  1. Оно должно быть совершено публично. Наедине с самим собой или в кругу единомышленников можно делать, говорить и писать все что угодно.
  2. Оно должно выражать явное и недвусмысленное неуважение к обществу в целом. В этом такое преступление очень похоже по признакам на хулиганство.
  3. Наконец, целью действий виновного должно быть именно оскорбление.

На последнем пункте стоит остановиться особо. Такой квалифицирующий признак, как цель, подразумевает, что действия, хотя и являющиеся сами по себе оскорбительными для религиозных людей, совершаются именно с целью их оскорбить. Таким образом, для применения статьи об оскорблении чувств верующих необходимо каждый раз доказывать, что преступление совершалось с прямым умыслом (т. е. виновный знал о том, что совершает оскорбление и при этом хотел именно такого результата), а не с косвенным (когда виновный о том, что творит, вообще не думал, хотя мог и обязан был понимать последствия).

Что же до самого оскорбления, то по закону под ним понимается ущерб, причиняемый чести и достоинству, выраженный в неприличных формулировках. Сам УК РФ, разумеется, не содержит определений этих терминов, но по общему смыслу норм права можно сделать вывод, о том, что:

  • под честью и достоинством надо понимать оценку человека с точки зрения морали как самим собой, так и окружающими (уважение и самоуважение) — более четко разница между понятиями «честь» и «достоинство» в праве не обозначена;
  • форма, в которой было сделано высказывание, должна быть именно неприличной, то есть не соответствующей нормам морали, существующим в данный момент в обществе.

Какие именно действия наказуемы?

Ст. 148 УК РФ говорит об ответственности за оскорбление чувств верующих. К сожалению, определить, что такое религиозные чувства, крайне сложно. На практике под ними можно понимать, например, глубокую эмоциональную привязанность к объекту поклонения в соответствующей религии, однако такое определение в законе не зафиксировано. Тем не менее можно попытаться выделить некоторые конкретные действия, за совершение которых ответственность по описываемой статье будет наступать в любом случае.

Первым из них является оскорбление. О нем подробнее будет сказано ниже — заметим только, что здесь будет важен не только смысл высказывания, но и его формулировка. Собственно, даже на бытовом уровне заметна разница между высказываниями «Иванов не кажется мне слишком умным» и «Иванов — законченный дурак». Первое будет лишь оценочным мнением конкретного лица, второе становится уже оскорблением, на которое тот самый Иванов имеет полное право обидеться и подать в суд.

Помимо оскорбления религиозных чувств статья предусматривает ответственность и за препятствие работе религиозных организаций или проведению обрядов и церемоний. Так, к примеру, граждане, которые попытаются сорвать согласованный с муниципальной администрацией крестный ход, будут отвечать по закону. Если же кто-то станет это делать с использованием служебного положения или угрожая насилием, ответственность усилится.

Читайте так же:  Осаго без переплат в саранске

Необходимо заметить, что уголовная ответственность наступает лишь за вмешательство в деятельность организаций. Закон в России делит объединения верующих на 2 типа:

  1. Религиозная группа — добровольное объединение людей, исповедующих одну и ту же веру. Группа не является отдельным лицом с точки зрения закона, и все имущество, которое необходимо для религиозных обрядов и церемоний группы (утварь, священные предметы, помещения для служб и т. д.) находится в собственности конкретных прихожан.
  2. Религиозная организация — надлежащим образом зарегистрированная группа, существующая не менее 15 лет и состоящая не менее чем из 10 прихожан.

Таким образом, чтобы привлечь к ответственности за оскорбление чувств верующих, приверженцы конкретной религии должны входить в организацию. В том случае, если права верующих нарушаются, а организации нет, они могут либо заявить о совершении другого преступления (к примеру, об уголовном хулиганстве, совершенном по мотивам религиозной ненависти, или причинении вреда имуществу конкретного прихожанина, если уничтожены их святые символы или здание для обрядов подверглось акту вандализма), либо защищать свои права в порядке, предусмотренном ГК РФ или КОАП РФ.

Как определить, являются ли конкретные высказывания оскорблением?

Чтобы применить закон об ответственности за оскорбление религиозных чувств и убеждений, необходимо, чтобы оскорбление имело место. А это не так просто. На бытовом уровне термины «обида» и «оскорбление» очень часто путаются, однако не каждое высказывание, которое вызвало обиду, является оскорбительным. Поэтому по делам, касающимся оскорблений, часто приходится проводить лингвистическую экспертизу.

Эксперты-лингвисты выделяют ряд признаков, при наличии которых имеет смысл говорить о том, что высказывание не просто причинило обиду, но является оскорблением в правовом смысле:

  1. Высказывание является негативным по отношению к лицу (в данном случае — религиозной общине, коллективу верующих, наконец, просто ко всем людям, разделяющим конкретные религиозные убеждения).
  2. Высказывания обращены именно к этим лицам или рассчитаны на то, что будут доведены до их сведения.
  3. Негативные высказывания характеризуют личность потерпевших.
  4. Высказывания были сделаны в неприличной форме (ругательства, матерная брань, осквернение или уничтожение символов и т. д.).
  5. Высказывания были сделаны публично (в СМИ, Интернете, официальном документе и т. п.).
  6. Содержание высказываний направлено на унижение чести и достоинства потерпевших.

При отсутствии хотя бы одного из этих признаков возбуждать уголовное дело бессмысленно.

Все ли религии равны перед законом?

Конституция РФ предусматривает, что Россия — светское государство. Никакая религия не может быть обязательной, а все объединения отделены от государства и равны. Это легко понять: наша страна самая многонациональная в мире, и в ней есть приверженцы практически всех существующих религий и конфессий. Выделение любой из них неизбежно приведет к нарушению прав всех других верующих. Более того, Конституция прямо предусматривает право каждого человека (не только гражданина!) выбирать себе любую веру или быть атеистом.

Тем не менее ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в своей преамбуле прямо говорит о том, что православие имеет особую роль и уважаются религии, которые неотъемлемо входят в историческое наследие народа. Значит ли это, что вероисповедания в нашей стране нужно делить на сорта, одни из которых имеют особый статус, а другие ютятся где-то на задворках правовой области?

Разумеется нет. Действительно, большую часть населения страны составляют русские, и среди них самая распространенная религия — это православное христианство. Но в России существует достаточно мощная исламская община, силен буддизм и уже много веков существуют иудаистские общины. Больше того, некоторые российские народы до сих пор исповедуют язычество. Следовательно, хотя об оскорблении чувств верующих чаще всего говорят применительно к православию, правоохранительные органы должны защищать и законные интересы верующих, принадлежащих к другим религиям.

Статья об оскорблении чувств верующих в России и случаи вынесения приговоров. Досье

ТАСС-ДОСЬЕ. 11 мая 2017 г. Верх-Исетский суд Екатеринбурга признал виновным и приговорил к трем годам и шести месяцам заключения условно блогера Руслана Соколовского, снявшего ролик о «ловле покемонов» в екатеринбургском Храме-на-Крови. Соколовский обвинялся по трем статьям Уголовного кодекса (УК) РФ: часть 1 статьи 282 («Возбуждение ненависти по религиозному и национальному признакам»), часть 1 статьи 148 («Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих») и статья 138.1 («Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации»).

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила справку о том, как в России появилась и применялась статья об оскорблении религиозных чувств верующих.

В июне 1993 г. в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях была введена статья 193 «Нарушение законодательства о религиозных культах», предусматривавшая штраф до 50 руб. за воспрепятствование «совершению религиозных обрядов, не нарушающих действующее законодательство». В августе того же года после внесения в нее ряда изменений она была переименована в «Нарушение законодательства о свободе совести и вероисповедания».

Впервые формулировка «оскорбление религиозных чувств» появилась в 2002 г., когда вступил в действие Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП). В нем содержалась статья 5.26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях». Часть 2 данной статьи предусматривала, что «оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда».

29 июня 2013 г. президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан». Этот закон был внесен в Государственную думу межфракционной группой 26 сентября 2012 г., принят Госдумой 11 июня 2013 г., одобрен Советом Федерации 26 июня 2013 г. Согласно поправкам в УК, лица, допустившие «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих», стали наказываться различными мерами: от штрафа и принудительных работ до лишения свободы на срок до одного года. Часть вторая данной статьи предполагает наказание в виде тюремного срока до трех лет за совершение тех же деяний в местах, специально предназначенных для богослужений.

Поправки в статью 148 были внесены после скандальной акции группы Pussy Riot в московском Храме Христа Спасителя 21 февраля 2012 г. В августе того же года участницам так называемого панк-молебна Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич был вынесен приговор по статье «хулиганство» — два года колонии общего режима. Самуцевич приговор был заменен на условный. В декабре 2013 г. Толоконникова и Алехина были амнистированы.

Случаи приговоров за оскорбление чувств верующих

Включая приговор Руслану Соколовскому, в СМИ публиковались сведения о шести приговорах по частям 1 и 2 статьи 148 УК РФ.

Первый приговор по части 1 статьи 148 УК РФ был вынесен в сентябре 2014 г. мировым судьей судебного участка №2 Первомайского района Ижевска. Местный житель (его имя не называлось), разместил в социальной сети «ВКонтакте» «информацию, направленную на оскорбление религиозных чувств верующих (мусульман)». Мировой судья назначил ему наказание в виде 200 часов обязательных работ.

24 февраля 2016 г. в Оренбурге суд вынес приговор в отношении Сергея Лазарова. В 2013 г. он разместил на своем сайте статью, в которой содержались резкие выпады в отношении православного христианства. В апреле 2016 г. Лазаров был признан виновным по части 1 статьи 148 УК РФ. Его приговорили к денежному штрафу в размере 35 тыс. руб. с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

28 июля 2016 г. Элистинский городской суд вынес приговор дагестанскому спортсмену-борцу Саиду Османову. Причиной судебного разбирательства послужил инцидент: атлет зашел в буддийский храм, справил там малую нужду и нанес удар ногой в нос статуе Будды. В отношении Османова сначала было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 148 УК РФ, впоследствии к ней было добавлено обвинение по части 1 статьи 282 УК РФ («Возбуждение ненависти по религиозному и национальному признакам»). Он был приговорен к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год.

12 апреля 2016 г. Кировский районный суд Екатеринбурга принял решение о направлении на принудительное лечение Антона Симакова (по его собственным словам, он являлся «магистром магии вуду»), в отношении которого ранее было заведено уголовное дело по части 1 статьи 148 УК РФ. Причиной судебного разбирательства послужил «обряд по магическому воздействию на власти Украины», совершенный Симаковым в присутствии журналистов.

31 мая 2016 г. мировой судья судебного участка №10 Вятскополянского судебного района Кировской области признал местных жителей Константина Казанцева и Рустема Шайдуллина виновными в том, что осенью предыдущего года они водрузили самодельное чучело c оскорбительной надписью на поклонный крест в деревне Старая Малиновка (Вятскополянский район). Приговор вынесли по части 1 статьи 148 УК РФ: каждому из обвиняемых были назначены 230 часов обязательных работ.