В газетах напечатают приказ

В газетах напечатают приказ

Весенний напечатают приказ,
И всех солдат рассадят по вагонам,
Родная мать сынов своих встречай ,
Домой уходят эшелоны.
Девчонки выходите на перрон ,
Встречайте всех кого так долго ждали,
И тех кому в далёкий гарнизон,
Год целый письма нежные писали.
Домой вернулся цел и невредим,
И мать от счастья слёзы проливает,
Российский наш солдат непобедим,
И пусть об этом вся планета знает!

© «Почта Полевая» 2016 Карта сайта

ЗАО «В-С XXI» ИНН:7730620440 +7(495)775-4619

в Ð³Ð°Ð·ÐµÑ‚Ð°Ñ Ð½Ð°Ð¿ÐµÑ‡Ð°Ñ‚Ð°ÑŽÑ‚ приказ песня — Рейтинг сайтов по тематике

счетчик газа устройство Рязань, обман счетчика газа Рязань, счетчик газа вк Рязань, поверка счетчиков газа Рязань, счетчики газа сг Рязань, счетчики.

Google PageRank: 0 из 10

Центр Ð¸Ð½Ð¶ÐµÐ½ÐµÑ€Ð½Ñ‹Ñ Ñ€ÐµÑˆÐµÐ½Ð¸Ð¹ «Промо» представляет Вашему вниманию Интернет- магазин по продаже электронной ÑÐ°Ð½Ñ‚ÐµÑ Ð½Ð¸ÐºÐ¸, Ð±ÐµÑÐºÐ¾Ð½Ñ‚Ð°ÐºÑ‚Ð½Ñ‹Ñ ÑÐ¼ÐµÑÐ¸Ñ‚ÐµÐ»ÐµÐ¹.

Google PageRank: 2 из 10

Международный центр стандартизации и сертификации ISCO предлагает вам услуги по разработке, внедрению и подготовке к сертификации исо (iso) систем.

Google PageRank: 2 из 10

Петербургский магазин путешествий

Рейтинг Alexa: #9,913,038

Ð¢ÐµÑ Ð½Ð¾Ð»Ð¾Ð³Ð¸Ð¸ для жизни, мир науки и Ñ‚ÐµÑ Ð½Ð¾Ð»Ð¾Ð³Ð¸Ð¹, программного обеспечения и гаджетов. Все самое интересное на взгляд автора блога Ð¢ÐµÑ Ð½Ð¾Ð»Ð¾Ð³Ð¸Ð¸ и.

Google PageRank: 0 из 10

Вам нужны шторы, жалюзи, карнизы или аксессуары для штор? Вы ищете портьерные или тюлевые ткани? Вы ищете, где можно выполнить пошив штор в Твери.

Google PageRank: 1 из 10

Электронная галерея Ð¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑÐ½Ñ‹Ñ ÑÐ½Ð¸Ð¼ÐºÐ¾Ð² и Ñ‚Ð²Ð¾Ñ€Ñ‡ÐµÑÐºÐ¸Ñ Ñ„Ð¾Ñ‚Ð¾Ð³Ñ€Ð°Ñ„Ð¸Ð¹ Олега Хлызова. Фотографии из галереи не подвергались компьютерной обработке.

Google PageRank: 0 из 10

В нашем интернет магазине вы найдете украшения из натурального камня, оригинальные подарки, сувениры, современные бусы, модные серьги колье.

Google PageRank: 2 из 10

Интернет магазин GAME, Лабинский интернет магазин, интернет магазин электроники, 300 квартал, трешка, магазин на трешке, Лабинск, Краснодарский.

Google PageRank: 0 из 10

LightBox.Su расскажет о том, как сделать много Ð¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑÐ½Ñ‹Ñ Ð¸ Ð¿Ð¾Ð»ÐµÐ·Ð½Ñ‹Ñ Ð²ÐµÑ‰ÐµÐ¹.Меднением называется процесс гальванического нанесения меди на разлÐ.

Рейтинг Alexa: #19,819,315 Google PageRank: 0 из 10

Мы предлагаем широкий ассортимент качественной Ñ‚ÐµÑ Ð½Ð¸ÐºÐ¸ по адекватным ценам.

Google PageRank: 0 из 10 Яндекс ТИЦ: 0

Юридическая компания Апелла — юридические услуги для Ñ„Ð¸Ð·Ð¸Ñ‡ÐµÑÐºÐ¸Ñ Ð¸ ÑŽÑ€Ð¸Ð´Ð¸Ñ‡ÐµÑÐºÐ¸Ñ Ð»Ð¸Ñ† г. Москва. Бесплатная консультация юриста по телефону. Разрешим.

Google PageRank: 2 из 10

ÐŸÑ€Ð¸Ñ Ð¾Ð´Ð¸Ñ‚Ðµ и насладитесь чашкой кофе или чая с изысканным десертом, посмотрите меню, наш адрес и время работы и разместите заказ через Интер.

Google PageRank: 0 из 10

Интранет-порталы для организаций и групп. Отчетность через интернет в контролирующие органы , налоговая инспекция, пенсионный фонд, органы.

Google PageRank: 1 из 10

Компания «РОСБИЗНЕС» оказывает юридические и Ð±ÑƒÑ Ð³Ð°Ð»Ñ‚ÐµÑ€ÑÐºÐ¸Ðµ услуги, услуги в сфере недвижимости.

Google PageRank: 1 из 10

ООО «Гуандун Дунпен Керамика» является ведущим заводом по производству керамической плитки в Китае. Мы специально предоставляемкерамические.

Рейтинг Alexa: #21,883,274 Google PageRank: 3 из 10

Google PageRank: 3 из 10

ÐŸÑ€Ð¸Ñ Ð¾Ð´Ð¸Ñ‚Ðµ и насладитесь чашкой кофе или чая с изысканным десертом, посмотрите меню, наш адрес и время работы и разместите заказ через Интер.

Google PageRank: 0 из 10

Â«Ð‘ÑƒÑ Ð³Ð°Ð»Ñ‚ÐµÑ€Ð¸Ñ Экспресс» -специализируется на оказании Ð±ÑƒÑ Ð³Ð°Ð»Ñ‚ÐµÑ€ÑÐºÐ¸Ñ ÑƒÑÐ»ÑƒÐ³ субъектам малого и среднего бизнеса, индивидуальным предпринимателям.

Google PageRank: 0 из 10

Все что Вы Ñ Ð¾Ñ‚ÐµÐ»Ð¸ узнать о: Ð±ÑƒÑ Ð³Ð°Ð»Ñ‚ÐµÑ€ÑÐºÐ¾Ð¼ учете, Ð±ÑƒÑ Ð³Ð°Ð»Ñ‚ÐµÑ€ÑÐºÐ¾Ð¹ и налоговой отчетности, автоматизации учета. У нас есть школа Ð±ÑƒÑ Ð³Ð°Ð»Ñ‚ÐµÑ€Ð°, мы так.

Google PageRank: 0 из 10 Яндекс ТИЦ: 0

Отзывы и комментарии о в Ð³Ð°Ð·ÐµÑ‚Ð°Ñ Ð½Ð°Ð¿ÐµÑ‡Ð°Ñ‚Ð°ÑŽÑ‚ приказ песня

Динамика популярности — в Ð³Ð°Ð·ÐµÑ‚Ð°Ñ Ð½Ð°Ð¿ÐµÑ‡Ð°Ñ‚Ð°ÑŽÑ‚ приказ песня

Google Тренды это диаграмма для отслеживания сезонности ключевых слов. Этот график позволяет лучше понять сезонное изменение полулярности запросов по определенной тематике.

Значения приведены относительно максимума, который принят за 100. Чтобы увидеть более подробную информацию о количестве запросов в определенный момент времени, наведите указатель на график.

В газетах напечатают приказ

За рулем женщина (Напутствия начинающему водителю)

За рулем женщина

(Напутствия начинающему водителю)

Книга написана опытной журналисткой. Она в развлекательной форме поделится с начинающими водителями своим опытом вождения и ответит на вопросы, которые волнуют женщин за рулем.

За рулем женщина

Я этому в жизни не научусь!

«Заяц» не ради шутки

Думают ли изготовители автомобилей о женщинах?

Одной дорогой «с любовью»

Одежда делает водительницу

Дела детские, но не шуточные

Доктор, могу ли я водить автомобиль?

Каким образом испортить автомобиль?

Умение совершить аварию

Старая проблема-новый автомобиль

Мы везем собаку, бабушку, канарейку

Авантюра под названием отпуск

О воде, ветре и иных бедствиях

Мурашки бегают не только по спине

Автомобиль как факел

ЗА РУЛЕМ ЖЕНЩИНА

К психиатру пришла расстроенная женщина: «Пан доктор, май старик совсем ума лишился. Помогите мне.

Когда я за рулем, он беспрерывно дает советы: «Теперь поверни направо, теперь прямо. Что ты делаешь, женщина? Налево, Маня! Остановись!» И так без конца.

Кто же это выдержит?»

«Успокойтесь, пани, в этом нет ничего удивительного. Это у мужей женщин-водителей совершенно нормальное явление», — возражает врач взволнованной посетительнице.

«Как же нормальное! Ведь я водитель трамвая!»

Жаль, что автомобили не умеют читать. Благодаря умению водить автомобиль автор этих строк пережила столько прекрасных и незабываемых минут, что с большой радостью посвятила бы автомобилям эту небольшую книгу. Так как это невозможно, она посвящает ее мужчинам, которые, сами не сознавая того, дали повод для ее написания редкостным умением чутко относиться к водительскому искусству своих жен, дочерей и других представительниц слабого пола или же тем, что поступали совсем наоборот. К сожалению, вторых еще значительно больше.

И, безусловно, все мы, женщины, ездили бы гораздо лучше, если бы мужчины-водители свое пренебрежительное: «Ну, это ведь женщина!» говорили менее часто, чем мы говорим сегодня с искренним уважением в их адрес: «Ведь это мужчина!».

Разумеется, автор понимает, что на автомобильном транспорте у мужчин к женщинам сложилось несколько особенное отношение.

Наиболее старая из известных транспортных проблем относится ко времени правления короля Людовика XV. В те времена, если экипажем управляла красивая дама, то тут же сбегались все ее поклонники, что вырывало заторы и толчею на узких и переполненных парижских улочках. Неудивительно, что король приказал одному из своих министров быстро и деликатно устранить сложную транспортную проблему. Министр д’Аргенсон не решился издать строгий указ и тем самым восстановить против себя парижских красавиц. Он прекрасно знал, что многие из них имеют влияние при дворе, и поэтому лучше не портить с ними отношения. Много времени ушло у него на размышления, прежде чем пришла спасительная мысль. Министр издал «Запрет на управление средствами перевозки для всех уважаемых дам в возрасте до тридцати лет». Действительно, после этого в качестве водителей экипажей решались выступать только самые смелые женщины. Ведь гораздо меньше мужества нужно для того, чтобы справиться с экипажем в узкой улочке, чем для того, чтобы признать свой истинный возраст. А дамы, готовые согласиться на тридцатилетний возраст, уже не менее 20 лет были не так ослепительны, чтобы привлекать к себе внимание. Этот случай сегодня приняли на вооружение преподаватели автошкол, которые предостерегают своих слушательниц: «Запомните, если по вашей вине произойдет авария, то в газетах напечатают и год вашего рождения».

Читайте так же:  Как оформить 1000 купюру

Короче говоря, мужчины с течением времени не становятся более изобретательны в отношении женщин, хотя и внушают себе это.

В списках первых изобретателей или конструкторов двигателей внутреннего сгорания нет женщин. Однако им принадлежит другое, несколько менее славное первенство. Самое старое из сохранившихся газетных сообщений об автомобильных дорожно-транспортных происшествиях (ДТП) объясняет, почему до нашего времени многие водители опасаются женщин-пешеходов.

Был как раз понедельник 17 августа 1896 г., когда достопочтенная миссис Бригитта Дрискольс из Кройдона под Лондоном шла со своей дочерью и одной знакомой во дворец Кристалл на премьеру выступления Ансамбля народного танца. По пути к театру они, оживленно беседуя, переходили кольцевую дорогу, проходящую вокруг территории Всемирной выставки, и не заметили щит с предупреждающей надписью: «Осторожно, транспортные средства без конской упряжки!». И именно в этот момент на дороге проходили гонки трех автомобилей с бензиновыми двигателями. Миссис Дрискольс только посередине улицы с ужасом поняла, что прямо на нее с головокружительной скоростью мчится экипаж, какого она никогда до этого не видела. В знак протеста она подняла против чудовища зонтик от солнца, чтобы оттолкнуть его. В следующую секунду автомобиль сбил ее, и женщина с криком упала на землю.

Переднее колесо переехало ей голову, заднее — левую ногу. Прошло полчаса, прежде чем ее спутницы опомнились настолько, чтобы искать врача и духовника. Водитель же автомобиля защищался перед судом, доказывая, что он ехал со скоростью не более 4 миль, т. е. 6,4 км/ч, так как его автомобиль большую скорость развивать не мог. И судья вынес исторический приговор, первый своего рода:

«Миссис Дрискольс из-за своей собственной невнимательности стала жертвой дорожного происшествия».

Мужчины же, очевидно, с тех пор убеждены, что им принадлежит место за рулем, а женщинам — не больше, чем зонтик от солнца для защиты. Находятся среди них и такие, которые без стыда утверждают, что только мужчины могут овладеть и надежно управлять автомобилем, а с женщинами, по их утверждению, опасно ездить.

Но вот что в отношении этой опасности выяснила главный редактор французского журнала «Ви модерн» госпожа Анна Мария Раймонд. Она пишет, что многие мужчины как только садятся за руль, воображают себя богами и становятся чуть ли не тиранами.

23 августа. Новоиспеченному военному журналисту был дан приказ отправиться на Западный фронт, в 19-ю армию генерала Ивана Степановича Конева (маршалом станет позже, в победную пору). Встретились не просто писатель и командарм. Земляки! Конев до войны пребывал на командной должности в Северо-Кавказском военном округе и жил в Ростове. Шолохов пробыл в этой армии до октября.

В этот день Гальдер записал в дневнике: «Можно надеяться, что, несмотря на упрямство большевиков, все же в ближайшем будущем будут достигнуты столь решающие успехи, что мы, по крайней мере до начала зимы, осуществим главные цели нашей восточной кампании».

Перед самым отъездом к Шолохову заглянул Исаак Лежнев — сказал остужающее:

— А позволит ли командование фронта находиться в опасных местах?

Шолохов отверг такую заботу:

— Бойцы будут воевать, а я лишь издали поглядывать?!

Отступление, отступление, отступление. Каково на сердце? Совсем за короткое время писатель напечатает девять очерков и статей. Это больше, чем за семь довоенных лет.

Но и «Тихий Дон» занял свои позиции — боевые, в том числе, пожалуй, непредугаданные Шолоховым. Роман стал как бы учебником для начинающих военных писателей. Молодой, но еще с довоенных времен обласканный славой и вниманием Сталина поэт Константин Симонов начал подумывать о серьезной прозе. В его записках появилось признание:

«Мне довелось перечитать „Тихий Дон“ в обстоятельствах, врезавшихся в мою память. Шел август 1941 года.

В тот страшный год две книги больше всего дали моей душе. Первой из них была „Война и мир“.

Второй такой книгой оказался для меня „Тихий Дон“. Соединение трагизма его ситуаций с силой выведенных в нем характеров, по преимуществу народных, делало эту трагическую книгу книгой о силе народа, его двухжильной выносливости, бестрепетности перед лицом бед и смертей. Книга, которая оказывается нужной в такие минуты жизни, как тогда, в 1941 году, остается потом нужной на всю жизнь как часть тебя самого, сегодняшнего и еще более тогдашнего».

На писателей спрос. В эти самые дни Фадеев обращается в ЦК с просьбой содействовать вызову в Москву «наиболее крупных и политически проверенных писателей». Убеждает: «Они могут принести нам большую пользу выступлениями по радио и работой в центральных газетах». Однако писал в ЦК не только Фадеев. Читаю в партархиве: один популярный прозаик просит не реквизировать личный легковой «Форд» — был-де ему подарен властью за заслуги в создании революционно-героических романов для юношества. Приводит доводы: и автомобиль «старенький», и ему, писателю, «трудно добираться в Москву» из дачного писательского поселка Переделкино.

Шолохов на фронте был вместе с Александром Фадеевым и Евгением Петровым, соавтором Ильи Ильфа по знаменитым сатирическим романам «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» (в 1942-м он погибнет).

Бойцам интересны эти гости с большой довоенной славой. У Шолохова в петличках четыре алых знака различия — «шпалы», так их называли тогда. У Фадеева — один ромбик: комбриг, генерал то есть, и орден Ленина. Шолохов ходил без ордена. Все в гимнастерках, с отложными воротничками, через плечо портупея и широкие лямки от противогазов.

Петрову совсем не близок Шолохов, но после этой поездки подпал под его творческое обаяние: «Это редчайший художник. Подметит деталь, как никто другой, скажет одно только слово — и возникает целая картина». Возможно, такие детали он приметил в шолоховском очерке «По пути к фронту!», который рождался в эту самую поездку: «На мрачном фоне пожарища неправдоподобно, кощунственно красиво выглядит единственный, чудом уцелевший подсолнечник, безмятежно сияющий золотистыми лепестками. Он стоит неподалеку от фундамента сгоревшего дома, среди вытоптанной картофельной ботвы. Листья его слегка опалены пламенем пожара, ствол засыпан обломками кирпичей, но он живет! Он упорно живет среди всеобщего разрушения и смерти, и кажется, что подсолнечник, слегка покачивающийся от ветра, — единственное живое создание природы на этом кладбище».

Генерал Конев хорошо запомнил приезд знаменитых писателей — потом отметил в мемуарах: «Это создавало уверенность, что передовая наша интеллигенция готова разделить нашу участь и, веря в окончательную победу, выдержать страшный натиск немцев…»

И Шолохову запомнилась та поездка. Как-то принялся рассказывать о том, что даже такое пришлось пережить: «Нужно было перебраться на командный пункт полка, а немец вел огонь по площадям, все усиливая его. И место вроде неприметное, но „рама“ надыбала наше движение, огонь стал довольно плотный, а надо идти, взял я красноармейца — пошли, наше движение заметили, накрыли огнем. Залегли, красноармеец грызет краюшку, говорит: „Убьет, товарищ Шолохов. Давайте возвертаться“. Я — молчок, он же ведет, он знает, что делать, а дальше — открытое поле, не пройдем, переждали чуть, вернулись, но идти-то надо, кто начинал, тому и идти, снова пошли. Удачно, встретил нас командир полка, обрадовался…» Интересно, что рассказывал об этом без всякого пафоса.

Читайте так же:  Федеральный закон 685

Напросился побеседовать с пленным. Ему показали полянку за штабом, где сидели три немца и наш капитан с переводчиком. Подошел — все вскочили, кроме одного немца-офицера. Шолохов им: «Сидите, сидите! Продолжай, капитан, не простаивай». И с прищуром посмотрел на того, кто не приподнялся:

— Силен мужик! Небось, «чистая кровь»?

— Так точно. Член национал-социалистической партии с тридцать четвертого года.

— Молчит. Сегодня отправляем в Москву.

Один из немцев стал персонажем очерка «Пленные».

Познакомился Шолохов с генералом Лукиным — он командовал 16-й армией, но было это знакомство, жаль, мимолетным. Интерес к этому будущему герою романа «Они сражались за родину» придет не сразу. И чуть позднее — после героических боев под Смоленском. И много позже — после войны, когда генерал будет доказывать, что в немецком плену Родине не изменил.

Однажды писатель нашел время и заглянул в редакцию армейской газеты. Она расположилась неподалеку от какой-то деревушки под Вязьмой в лесном укрытии. Мир тесен: здесь, оказывается, служили писатели-ростовчане, старые добрые знакомцы Александр Бусыгин и Михаил Штительман. То-то радости было от негаданной встречи. Наскоро устроили для гостей военно-полевую пирушку. Прямо на земле раскинули брезент с фронтовыми яствами из командирских пайков. Он жадно слушал, а друзья все рассказывали и рассказывали. О подвиге одного командира, который, будучи окруженным, вызвал на себя огонь своих. О смелом потомке Лермонтова в чине капитана. О приключениях связиста… И он не молчал. Поделился своим творческим замыслом написать о тех немцах, которые попали в плен. Потом Бусыгин запел — выбрал грустную-прегрустную: «Полоса ли ты, моя полоса. Нераспаханная сиротиночка. Отчего ж на тебе, полоса, не колосятся ржи и былиночки? Знать, хозяин-то твой…» Но оборвал себя — увидел, что добавляет гостю горестных чувств.

Шолохов в свою очередь принялся читать чьи-то стихи. Под конец по казачьему обычаю выпили чарку — стремянную — и разошлись по машинам. Шолохову запомнилось: «Мы с Сашой поехали в политотдел дивизии. Немецкие артиллеристы тут же взяли нас в „вилку“. Снаряд разорвался сначала впереди, другой позади… „Врешь, гадюка, не возьмешь!“ Проскочили мы простреливаемое место, укрылись за бугром… Вскоре узнал, погиб Саша Бусыгин. Вырывался из окружения, отстреливался до последнего…»

После войны вёшенец напишет трогательное, полное дружеских чувств предисловие к книге избранных стихотворений Бусыгина. Погибли и Штительман, и Кац.

Поездка на фронт очень обогатила не только Шолохова-газетчика, но и Шолохова-писателя.

Да только не все подвластно в эту до края драматичную пору журналисту в звании полкового комиссара, хотя и при маршальском имени писателя Шолохова. Редактор газеты вспоминал: «Первый очерк Шолохова мы получили по военному проводу. Но к тому времени редакция имела прямое указание Сталина не упоминать ни 19-ю армию, ни имя Конева, пришлось давать очерк под нейтральным заголовком „На Смоленском направлении“. Когда Шолохов вернулся в Москву, он зашел ко мне огорченный с газетой в руке: „А я обещал Коневу, что напишу о его армии…“ Я объяснил. Кстати, об этом обещании Шолохова Конев долго помнил. Спустя много лет после войны он рассказал о нем в своих мемуарах и высказал сожаление. Во время одной из встреч я объяснил ему, что Шолохов был в том не повинен».

В очерке даже в пейзажной панораме виделась достоверная война — без всяких прикрас: «Вытоптанная, тоскливо ощетинившаяся рожь, дотла сожженные деревни и села, разрушенные немецкими снарядами и бомбами церкви…» Ехал на фронт за очерком, но насмотрелся и наслушался явно про запас. Об этом Ортенберг потом рассказывал: «Шолохов пробыл в войсках Конева несколько дней, он встречался со многими бойцами, с командирами… Ночевал с бойцами под гром тяжелых немецких батарей. Был в наступающих частях 229-й стрелковой дивизии Козлова, пожилого, с седыми висками генерала, участника пяти войн, беседовал с ним, встречался с младшим лейтенантом Наумовым из противотанковой батареи, разведчиком Беловым, шестнадцать раз ходившим в немецкий тыл. Видел людей в бою…»

Накапливались те впечатления и ощущения, что станут зримыми образами и красками в военных рассказах и в романе «Они сражались за родину».

Шолохов на фронте, а нобелевский лауреат Иван Бунин в своей Франции, которая захвачена немцами. Что-то побудило его как раз в это время начать знакомство с «Тихим Доном». В дневнике появились две записи.

«3 августа 1941 г. Читал первую книгу „Тихий Дон“ Шолохова. Талантлив, но нет слова в простоте. И очень груб в реализме. Очень трудно читать от этого с вывертами языка, со множеством местных слов». Напомню: Шолохов и сам ощущал этот перекос; не зря поддержал Горького в дискуссии о языке и резок был в осуждении перебора местными говорами. И не раз проходился пером по роману — избавлял его от этих своих молодых увлечений. (Причудлива вязь обстоятельств в истории — Солженицын, ставший нобелевским лауреатом после Бунина и Шолохова, сурово попеняет Шолохову именно за то, что он редактировал роман.)

Вторая бунинская запись: «30 августа. Кончил вчера вторую книгу „Тихого Дона“. Все-таки он хам, плебей. И опять я испытал возврат ненависти к большевизму».

Гальдер неделей раньше вписал в свой дневник директиву Гитлера — было в ней и такое: «Вести дальше операцию в направлении Ростов-Харьков…»

Сентябрь. Едва Шолохов появился в редакции, тут же взялся за письмо Сталину: «Дорогой т. Сталин! Сегодня я вернулся с фронта и хотел бы лично Вам сообщить о ряде фактов, имеющих немаловажное значение для обороны нашей страны. М. Шолохов. 2 сентября 1941 г…» Почему-то не перепечатал это послание на пишущей машинке. Не состоялась встреча. Жаль: осталось неизвестным для истории все то, что собирался писатель рассказать Верховному главнокомандующему.

Как раз в эти дни Фадеев обратился с письмом в ЦК: «Просим разрешить провести интернациональный писательский радиомитинг… От СССР: Шолохов, Толстой, Зощенко, Тычина, Купала…» Далее шли американец Сольцбергер и разбросанные по всему миру именитые эмигранты: немец Иоганнес Бехер, австриец Стефан Цвейг, француз Жан Ришар Блок, поляк Владислав Броневский…

В конце сентября Шолохов узнал от земляка, как каргинцы готовились к встрече с немцами — создали истребительный отряд для борьбы с диверсантами. Шолохов, уже начинавший усваивать опыт войны, в ответ усмехнулся. Былой красный партизан дед Беланов стал командиром с берданкой за плечом. Каждый день его отряд из десяти стариков и допризывников прошаривал бурьяны и камыши.

…Тяжко на подступах к столице. И у Сталина, и у Гитлера все внимание Смоленскому направлению; оно обороняло Москву. Маршал Жуков после войны признавался: «Такая махина двинулась… Там в людях было соотношение (между немцами и нашей армией. — В. О.) 3,3: 1, в танках — 8,5: 1, в орудиях — 7: 1».

И тогда пошли от Шолохова один за другим так нужные фронту и тылу очерки.

Читайте так же:  Будут ли повышать материнский капитал

Очерк «Гнусность» появился в «Красной звезде» 29 августа и был перепечатан через неделю «Правдой». Он запоминался тем, что рассказал про невероятное коварство врага: «Близ села Ельня разгорелся упорный бой… А когда наша часть перешла в наступление, фашисты выгнали из села женщин и детей и расположили их перед своими окопами…» А далее шло развенчание того, о чем денно и нощно твердило вражеское радио — «мужество и благородство гитлеровской армии».

В очерке «По пути к фронту!» Шолохов снова поражает умением найти необычные краски для рассказа о войне: «Груды кирпича на месте, где недавно были жилища… видим на черной, обгорелой стене желтую кошку… сверкнув, как желтая молния, исчезает в развалинах… Две одичавшие курицы — две вдовы, оставшиеся без своего петуха и подружек…». В очерке описан не только смертельно опасный ратный труд. Автор и самое будничное отобразил в жизни тех, кто вышел из боя, и, кажется, использовал толстовскую манеру из «Войны и мира»: «Около землянки вполголоса наигрывает гармошка, человек двадцать красноармейцев стоят, собравшись в круг, весело смеются, а посередине круга выхаживает молодой коренастый красноармеец. Он лениво шевелит крутыми плечами, и на лопатках его зеленой гимнастерки отчетливо белеют соляные пятна засохшего пота. Задорно похлопывая по голенищам сапог большими ладонями, он говорит своему товарищу, высокому, нескладному красноармейцу: „Выходи, выходи, чего испугался? Ты Рязанской области, а я — Орловской. Вот и попробуем, кто кого перепляшет!“»

«Первые встречи». Здесь рассказ и о «молодом, жизнерадостном лейтенанте», и о «пожилом, с седыми висками, неторопливом в движеньях, генерале, крестьянине в прошлом», и о поваре, который «вынес с поля боя раненого…». Но было — впервые — кое-что о том, как жилось самому Шолохову: «Для ночлега трем моим товарищам и мне отвели небольшую палатку, старательно замаскированную молодыми деревцами осины. Еловые ветви на земле, покрытые плащом, служили нам постелью. Укрывшись шинелями и тесно прижавшись друг к другу, чтобы было теплее, мы уснули. В одиннадцать часов подо мною дрогнула земля, и сквозь сон я услышал тяжкий гул разрыва…»

«Люди Красной армии». Шолохов начал с рассказа о разведчике с интересным вводом в тему — герой очерка говорит автору очерка: «Первый раз вижу живого писателя. Читал ваши книги…» От Шолохова шло: «Я с не меньшим интересом смотрю на человека, шестнадцать раз ходившего в тыл к немцам… Он сутуловат и длиннорук. Улыбается редко, но как-то по-детски… Внимание мое привлекают его ладони: они сплошь покрыты свежими и зарубцевавшимися ссадинами. Догадываюсь: это оттого, что ему много приходится ползать по земле… Он неторопливо рассказывает, время от времени перекусывая крепкими зубами сорванный стебелек травы…»

Шолохова познакомили с радиоперехватом — в обзоре главной фашистской газеты «Фелькишер Беобахтер» прочитал: «Великий час пробил: исход восточной кампании решен… Военный конец большевизма!»

Страна в эти дни читала шолоховское воодушевляющее слово: «Какие бы тяжкие испытания ни пришлось перенести нашей Родине, она непобедима. Непобедима потому, что на защиту ее встали миллионы простых, скромных и мужественных сынов, не щадящих в борьбе с коричневым врагом ни крови, ни самой жизни».

Он на Западном фронте, но каждое утро впивается в сводки Информбюро, чтобы узнать — как дела на Южном направлении, быть ли надежной обороне? К концу сентября наши отступали и там тоже — немецкая группа «Юг» уже на подступах к Таганрогу и Ворошиловграду. Донщина рядом. В конце октября 1941-го в Ростове объявили о создании городского комитета обороны.

Стал известен приказ Гитлера: «Создана наконец предпосылка к последнему огромному удару, который еще до наступления зимы должен привести к уничтожению врага…»

Шолохов помнил казачье присловье: хочет взять, а не хотят дать. Но и бодрячком не был. В будущем военном романе появится прямое, солдатское: «Вон куда он нас допятил, немец… Стыд и ужас подумать, куда он нас допятил, сукин сын!»

В редакции ему рассказали, что в Америке один влиятельный журнал провел анкету среди литературных критиков — «Назовите лучшую книгу, изданную в США за июль — сентябрь». Пятнадцать назвали «Тихий Дон». Один критик добавил: «Шолоховский роман показывает, против чего (и кого) пошел Гитлер…»

Дополнение. В ноябре, когда Москва оказалась под угрозой падения, Сталин позвонил по прямому проводу из Кремля Жукову в его фронтовой штаб с неотступным вопросом: «Вы уверены, что мы удержим Москву?! Я спрашиваю вас это с болью в душе. Говорите честно, как коммунист».

Ответить ему мог и Шолохов. Он распознал в своем народе то, что переложил на бумагу столь проникновенно: «Жертвы, принесенные во имя спасения Родины, не убавили наших сил, а горечь незабываемых утрат не принизила нашего духа…»

Как раз в это зимнее время (а установилась уже жестокая зима) в дневнике генерал-фельдмаршала фон Бока появилась запись: «Представление, будто противник перед фронтом группы армий („Центр“. — В. О.) был „разгромлен“, как показывают бои за последние 14 дней, — галлюцинация».

Экс-депутат Рады рассказал, как Порошенко отдал приказ сбить малайзийский Боинг MH17

Президент Украины Петр Порошенко лично отдал приказ сбить малайзийский Боинг MH17 над Донбассом в 2014 году. Об этом сообщил бывший депутат Верховной рады Алексей Журавко со ссылкой на людей из ближайшего окружения главы Украины.

Экс-парламентарий подчеркнул, что президент Украины лично несет ответственность за гибель почти 300 пассажиров разбившегося в Донбассе авиалайнера. По словам Журавко, Порошенко лично отдавал приказ уничтожить пассажирский самолет.

Бывший депутат пояснил, что получил эту информацию от людей, которые входят в ближайшее окружение украинского президента и за свои слова отвечают. Журавко отказался называть их имена и фамилии, чтобы не ставить их жизнь под угрозу.

«Во-первых, я считаю, что лично Порошенко непосредственно виноват в том, что подбили Boeing, и что он отдавал приказ», — сказал экс-депутат в эфире телеканала «Звезда».

Не удивлюсь, если на самом деле всё так и было.