Адвокат по исламу

Ты прокурор или адвокат?

Странноватое, наверное, название для статьи. Иначе назвать никак не могла, а все дело в том, что чаще стала замечать за собой и за окружающими, как рвемся мы судить, осуждать, выносить приговор, и ставить клеймо человеку.

А потом проходит время, и даже не успевает остыть в мозгу это тема, так как времени прошло ну уж очень немного, оказывается все не так, как мы предполагали: белое окажется черным, а черное белым.

Спросите о чем это я? Я вам скажу.

Два человека, муж и жена, поругались, вследствие чего разошлись (это еще не точно), но по словам ушедшей жены – муж виноват, и она, не тая подробностей, во всех красках рассказывает что да как.

Мы, становясь на сторону женщины, поддакивая ей, еще и поддерживая в ее решении, и что она поступила правильно — «раз оступился, оступится снова» — не давая остывать горячей новости, растрезвониваем «близким» подругам об этой. Они также охают и ахают: какой негодяй этот муж, и типа все мужчины такие-сякие, тра-та-та, и тому подобное. И вот прошло чуть меньше недели –новость: а они помирились. И не она его простила, а он – ее, за ее неумение вести хозяйство и неподобающее жене поведение. И рассказал об этом не муж, а та самая первая подруга, что знала все о быте данной семьи.

Я не тот человек, который может давать советы, да сегодня в советах никто и не нуждается. Так как нет дефицита информации. Включил телефон – и тебя учат чем чистить зубы, какой комплимент сделать жене, и на что стоит тратить свое время.

Но замечу один важный момент: получив информацию подсознательно, мы успокаиваем себя тем, что мы как будто знаем решение проблемы. Но проблема остается открытой.

Осудив человека, мы рискуем ошибиться, рискуем оказаться в глупой ситуации, когда все окажется не так как мы полагали. Я молчу о грехе, который мы делаем.

Что мы теряем, если будем адвокатами, которые находят тысячу причин для оправдания? Ничего не теряем, но приобретаем многое, а самое главное – довольство Всевышнего.

И обратите внимание: чаще всего женский язык может разрушить очень многое, но он же может и сохранить. Нам с вами стоит призадуматься об этом.

Маржана Магомедова

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Адвокат по исламу

Вопрос: Ваши ответы и фетвы помогают мне и многим братьям, помогают в понимании Ислама.

Пусть Аллах вознаградит вас за это!

Я работаю адвокатом, занимаюсь как гражданскими, так и уголовными делами (в основном выступаю защитником потерпевших и свидетелей). Эта профессия является источником моих доходов. Недавно мне вынесли такфир в связи с адвокатурой.

Разъясните, харам ли адвокатура, выводит ли она из Ислама и т.д., и как мне быть. (Россия, Москва)

Ответ:

Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного!

Ассаламу алейкум уа рахматуЛлахи уа баракатух!

Работа в качестве юриста отнюдь не обязательно означает, что человек становится кафиром. Если внимательно рассмотреть адвокатскую деятельность, можно понять, что в нее не включается вынесение религиозного и вообще какого бы то ни было судебного решения. Адвокатура — это выступление в качестве делегата или представителя (вакиля) того или иного человека в случае наличия спорных вопросов.

А это Шариатом разрешено при условии, что юрист не помогает своему клиенту в попрании прав других людей, не использует ложные показания и не выдвигает лживые утверждения. Если иск касается прав, отнятых недозволенным способом, то Вам разрешается выступить от имени данного клиента для восстановления его прав и прекращения несправедливости. Это подпадает под категорию помощи в праведности и набожности. Но если дело подразумевает попрание прав других людей, Вам не разрешается быть представителем такого клиента, поскольку это относится к категории помощи в грехе и преступлении. А, как известно, аят Корана гласит:

Кроме того, проживание в стране, где применяются не исламские, а разработанные людьми законы, не означает недозволенность работы в качестве юриста, если намерение заключается в достижении правильного мнения и отведении несправедливости. Ущемленного в своих правах человека необходимость вынуждает обращаться к действующим законам для защиты своих прав. В ином случае люди бы безнаказанно вредили друг другу, и в обществе воцарился бы хаос.

Процитированные Вами аяты Корана относятся к вынесению решений, являющихся неверными и преступающих границы шариата. Многие законы гражданского права находятся в рамках шариата и помогают человеку защитить и обрести свои права, поощряемые в Исламе, но многие законы находятся в противоречии с Исламом. Соответственно, если Вы не руководствуетесь законами, нарушающими шариат, нет на Вас греха, и не будете Вы виновны в практиковании законов тагута.

Поэтому пусть комментарии некоторых людей, основанные на невежестве, не отбивают у Вас охоты от Вашей профессии. Вашей целью всегда должны быть поддержка и помощь людям, чьи права были нарушены. И в словах Посланника Аллаха (салляллаху алейхи уа саллям) заключены благие вести для Вас:

من مشى مع أخيه في حاجة حتى أثبتها له أثبت الله عز وجل قدمه على الصراط يوم تزل فيه الأقدام

«Кто идет рядом с тем, чьи права были нарушены, до обретения им его прав, ноги того укрепит Аллах на мосту Сират в День, когда ноги будут соскальзывать». («Аль-Му’джам-уль-Аусат» Табрани, хадис 6026)

А Аллах знает лучше.

Муфтий Сухайл Тармахомед
Джамиат-уль Улама, Дар уль-Ифта

Адвокат по исламу

Ты прокурор или адвокат?

Странноватое, наверное, название для статьи. Иначе назвать никак не могла, а все дело в том, что чаще стала замечать за собой и за окружающими, как рвемся мы судить, осуждать, выносить приговор, и ставить клеймо человеку.

А потом проходит время, и даже не успевает остыть в мозгу это тема, так как времени прошло ну уж очень немного, оказывается все не так, как мы предполагали: белое окажется черным, а черное белым.

Спросите о чем это я? Я вам скажу.

Два человека, муж и жена, поругались, вследствие чего разошлись (это еще не точно), но по словам ушедшей жены – муж виноват, и она, не тая подробностей, во всех красках рассказывает что да как.

Мы, становясь на сторону женщины, поддакивая ей, еще и поддерживая в ее решении, и что она поступила правильно — «раз оступился, оступится снова» — не давая остывать горячей новости, растрезвониваем «близким» подругам об этой. Они также охают и ахают: какой негодяй этот муж, и типа все мужчины такие-сякие, тра-та-та, и тому подобное. И вот прошло чуть меньше недели –новость: а они помирились. И не она его простила, а он – ее, за ее неумение вести хозяйство и неподобающее жене поведение. И рассказал об этом не муж, а та самая первая подруга, что знала все о быте данной семьи.

Я не тот человек, который может давать советы, да сегодня в советах никто и не нуждается. Так как нет дефицита информации. Включил телефон – и тебя учат чем чистить зубы, какой комплимент сделать жене, и на что стоит тратить свое время.

Но замечу один важный момент: получив информацию подсознательно, мы успокаиваем себя тем, что мы как будто знаем решение проблемы. Но проблема остается открытой.

Осудив человека, мы рискуем ошибиться, рискуем оказаться в глупой ситуации, когда все окажется не так как мы полагали. Я молчу о грехе, который мы делаем.

Что мы теряем, если будем адвокатами, которые находят тысячу причин для оправдания? Ничего не теряем, но приобретаем многое, а самое главное – довольство Всевышнего.

И обратите внимание: чаще всего женский язык может разрушить очень многое, но он же может и сохранить. Нам с вами стоит призадуматься об этом.

Маржана Магомедова

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Женщина-адвокат: нанять или нет?

Вопрос: Посланник Аллаха сказал: «Не преуспеет народ, назначивший женщину руководить их делами». Применим ли этот хадис в отношении женщины-адвоката, которую я хочу уполномочить для защиты своих интересов?

Ответ: Хадис «Не преуспеет народ, назначивший женщину руководить их делами» был сказан Посланником Аллаха в день, когда Буран (Боран) была назначена на трон Персидской империи. Указанный хадис применим лишь к народу, в котором главой государства является женщина.

В шариате, за исключением этого поста, нет ничего, что воспрепятствовало бы женщине нести ответственности (занимать посты), если подтверждена ее пригодность для этого, и если она при этом придерживается правил приличия (адаб) и решений (ахкам) Ислама.

Следовательно, ты можешь уполномочить женщину-адвоката, которая будет заботиться о твоих правах и защищать их согласно мерилам исламского правосудия. («Маа ан-нас». Ч. 2. С. 152).

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Адвокат по исламу

Вопрос: Ваши ответы и фетвы помогают мне и многим братьям, помогают в понимании Ислама.

Пусть Аллах вознаградит вас за это!

Я работаю адвокатом, занимаюсь как гражданскими, так и уголовными делами (в основном выступаю защитником потерпевших и свидетелей). Эта профессия является источником моих доходов. Недавно мне вынесли такфир в связи с адвокатурой.

Разъясните, харам ли адвокатура, выводит ли она из Ислама и т.д., и как мне быть. (Россия, Москва)

Ответ:

Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного!

Ассаламу алейкум уа рахматуЛлахи уа баракатух!

Работа в качестве юриста отнюдь не обязательно означает, что человек становится кафиром. Если внимательно рассмотреть адвокатскую деятельность, можно понять, что в нее не включается вынесение религиозного и вообще какого бы то ни было судебного решения. Адвокатура — это выступление в качестве делегата или представителя (вакиля) того или иного человека в случае наличия спорных вопросов.

А это Шариатом разрешено при условии, что юрист не помогает своему клиенту в попрании прав других людей, не использует ложные показания и не выдвигает лживые утверждения. Если иск касается прав, отнятых недозволенным способом, то Вам разрешается выступить от имени данного клиента для восстановления его прав и прекращения несправедливости. Это подпадает под категорию помощи в праведности и набожности. Но если дело подразумевает попрание прав других людей, Вам не разрешается быть представителем такого клиента, поскольку это относится к категории помощи в грехе и преступлении. А, как известно, аят Корана гласит:

Кроме того, проживание в стране, где применяются не исламские, а разработанные людьми законы, не означает недозволенность работы в качестве юриста, если намерение заключается в достижении правильного мнения и отведении несправедливости. Ущемленного в своих правах человека необходимость вынуждает обращаться к действующим законам для защиты своих прав. В ином случае люди бы безнаказанно вредили друг другу, и в обществе воцарился бы хаос.

Процитированные Вами аяты Корана относятся к вынесению решений, являющихся неверными и преступающих границы шариата. Многие законы гражданского права находятся в рамках шариата и помогают человеку защитить и обрести свои права, поощряемые в Исламе, но многие законы находятся в противоречии с Исламом. Соответственно, если Вы не руководствуетесь законами, нарушающими шариат, нет на Вас греха, и не будете Вы виновны в практиковании законов тагута.

Поэтому пусть комментарии некоторых людей, основанные на невежестве, не отбивают у Вас охоты от Вашей профессии. Вашей целью всегда должны быть поддержка и помощь людям, чьи права были нарушены. И в словах Посланника Аллаха (салляллаху алейхи уа саллям) заключены благие вести для Вас:

من مشى مع أخيه في حاجة حتى أثبتها له أثبت الله عز وجل قدمه على الصراط يوم تزل فيه الأقدام

«Кто идет рядом с тем, чьи права были нарушены, до обретения им его прав, ноги того укрепит Аллах на мосту Сират в День, когда ноги будут соскальзывать». («Аль-Му’джам-уль-Аусат» Табрани, хадис 6026)

А Аллах знает лучше.

Муфтий Сухайл Тармахомед
Джамиат-уль Улама, Дар уль-Ифта

Шеннон Абулнаср – адвокат для новых мусульман

Шеннон основала проект для новых мусульман «Я нашел ислам. И что теперь?» (www.ifoundislam.net)

Райана Ольга Черных

Шеннон Абулнасер – американка из провинциального городка в Ирвинге (штат Техас). В возрасте 27 лет она приняла Ислам и стала одной из самых активных защитниц прав новообращенных мусульман. Пройдя нелегкий путь непонимания и откровенной изоляции на самом начальном своем этапе становления в Исламе, она наверняка знает, с какими проблемами сталкиваются сегодня новые мусульмане. Шеннон охотно и решительно помогает решить почти каждую из них. По мнению мусульманки, мало услышать от человека Шахаду, главное – правильно ввести его в Ислам и не оставить в одиночестве.

Читайте так же:  44 федеральный закон тендер
Шеннон, расскажи несколько слов о себе. Когда и как ты приняла Ислам?

Мне 35 лет, я американка из маленького города в Техасе. В моей местности жило всего около 2000 человек, и никаких иностранцев, а значит, никакого контакта с какими бы то ни было религиями, кроме христианства, причем баптистского толка.

В общем-то, мои родители христиане, но не соблюдающие верующие. Хотя я могу с уверенностью сказать, что воспитывали меня согласно христианской морали.

Тем не менее, факт, что я не христианка, я осознала в возрасте 6 лет. Когда мне постоянно говорили, что Иисус – это «сын Бога». Для меня же было очевидным, что мне не нужен кто-то, кто будет обсуждать мои грехи с Богом, если я это могу сделать сама. Помнится, даже во время летней школы, когда я задавала вопрос, почему Иисуса называют Богом, мне говорили, что я должна в это верить. А если я в это не верю, то я не христианка. И я с этим смирилась.

Хотя мои поиски Бога на этом не остановились, потому что я всегда понимала, что Бог есть. Я в Него верила, и вера эта была частью моего существа.

В ислам я вернулась в Мае 2006 года, в день своего 27-го дня рождения в Ирвине (штат Техас). Как мне кажется, я нашла Бога и приняла Ислам, потому что я очень к этому стремилась, и Всевышний указал мне прямой путь.

А о том, что я мусульманка, мне впервые сказали индусы. Дело было так. Когда я переехала в более густонаселенный город, где поступила в колледж, в общежитии я жила с индусами, с которыми мы много говорили о религии, во что я верю и почему. Я рассказывала о сомнениях относительно «сына Бога», почему Иисус должен прощать мне мои грехи, если Аллах Всезнающий. И о том, что христиане говорили мне, что я не из них, потому что не верю в фундаментальные для них вещи. И о том, что я просто потеряна. И тогда моя соседка сказала мне, что исходя из моего вероубеждения, я мусульманка. То есть впервые я услышала о том, что я мусульманка, от индусков, субханАллах!

Затем у меня был период, когда я была знакома со студентами из Алжира. Но они мне мало рассказывали об Исламе. Да и сами были не особо соблюдающими: ходили на вечеринки, пили алкоголь – одним словом вели далекий от Ислама образ жизни. С ними я впервые начала поститься в Рамадан, хотя мне даже толком никто не объяснил, каково значение поста, какие нужно совершать действия и так далее.

Одним словом, несмотря на то, что я знала, как правильно называются мои религиозные убеждения, но вот как их применять, я не имела ни малейшего представления. Пока моя жизнь крайне не поменялась.

Это случилось в 2005 году. В то время я купила ресторан и хотела начать свое дело. Впоследствии я оказалась обманутой человеком, который хотел украсть у меня мое дело. Начался этап разбирательств, взаимных претензий и прочего негатива, который я переживала очень тяжело, потому что в силу обстоятельств у меня было очень много поводов для расстройств и грусти.

Я впала в депрессию, в достаточно глубокую ее форму. Я не видела никакого выхода из ситуации и понимала, что если так будет длиться и дальше, я просто наложу на себя руки. Я пыталась дозвониться до психологов и психотерапевтов, но везде были огромные очереди. Тем не менее, я не отчаивалась и не переставала звонить. Пока по одному из телефонов я не сказала ответившей мне девушке, что если мне не помогут, я просто убью себя.

И тогда мне дали телефон одной женщины по имени Джамиля. Я позвонила, мне сразу же ответили и пригласили на встречу. Записывая адрес, я несколько раз переспросила, потому что адрес совпадал с адресом местной мечети. Сестра Джамиля подтвердила, что она работает в мечети, и сказала, что ждет меня.

Мы очень долго разговаривали с ней. Мы плакали, понимая, что наши истории во многом схожи. Джамиля много рассказывала мне об Исламе, и у меня сразу же появилось желание узнать как можно больше. Через некоторое время я уже была готова стать мусульманкой, потому что понимала – Ислам прочно укрепился в моей душе.

Впоследствии мы много раз обсуждали с Джамилей, как так получилось, что я попала непосредственно на ее номер. Ведь в мечети всегда работает коммуникатор, и, не зная прямого номера, очень сложно попасть напрямую к ней. Это был знак от Аллаха, я уверена. Так должно было случиться именно в этот момент, субханАллах.


Что для тебя было наиболее привлекательным в Исламе?

В принципе, я автоматически была согласна со всем, во что я верила. Это было для меня естественным.


Что для тебя было самым сложным в Исламе?

Мусульмане! (смеется) Как раз мои единоверцы оказались серьезным испытанием из-за их постоянной грубости или дискриминации в отношении меня, мусульманки. Они подозревали меня в неискренности, обвиняли в необразованности. Одним словом, всячески давали мне понять, что я не являюсь частью их большой общины.

Это заняло у меня несколько лет, чтобы пройти через все ужасные вещи, которые мусульмане сделали мне. Но это ничуть не пошатнуло моей веры, потому что я понимала, что мусульмане – это люди, а не религия. И я не могу обвинять религию в том, что делают люди. К сожалению, очень многие новообращенные мусульмане не дистанциируются от подобного и оставляют Ислам, основываясь на действиях нескольких людей, а не на учении нашей религии.


Как родители отнеслись к твоему решения?

Ну я могу сказать, что мои родители меня очень поддерживали, хотя сами и не верили в то, во что верила я. Альхамдулиллях за это. При этом я знаю, что многие новые мусульмане сталкиваются с серьезными проблемами и откровенными конфликтами по причине избранной ими веры.


Когда ты переехала в Египет, как ты нашла себя на новом месте?

Я приехала в Гизу – пригород Каира – в 2010 году. До этого у меня был опыт жизни за границей, поэтому я не могу сказать, что переезд стал для меня серьезным испытанием. Вообще, я не могу сказать, что Египет меня как-то расстроил, шокировал или напугал. Я быстро вписалась в египетское общество, вышла замуж, родила ребенка.

Единственное, что меня расстраивает тут, это трагические события, происходящие в последние несколько лет из-за политических разногласий и проблем. И все это влияет не только на меня лично, но и на общество в целом. Я не говорю об отключении воды и электричества, о постоянном росте цен на жизнь и так далее. Но мы справляемся, альхамдулиллях.


Ты являешься основателем портала
IFoundIslam (Я нашел ислам). Как тебе в голову пришла такая идея?

Да, проект www.ifoundislam.net разрабатывала я. Как я уже сказала, я сама столкнулась со многими проблемами, через которые проходят новые мусульмане в самом начале своего пути. Тогда мне казалось, что подобные неурядицы только у меня. Но когда я начала встречаться с новыми мусульманами, я обнаружила, что практически все из них сталкиваются с такими же проблемами.

Я стала очень активной в своем обществе в Техасе. Я помогала новым мусульманам, и я хотела продолжать свои усилия, чтобы объединить людей в группу, которая работала бы даже после моего отъезда за границу.

Именно поэтому в 2009 году я создала сайт и открыла страницу в Facebook. Сегодня, кстати, есть очень много групп и сообществ в интернете, которые делают дауа, рассказывают об Исламе и так далее. Раньше такого не было. Но тем не менее, не так много людей оказывают реальную практическую помощь новым мусульманам.


Ты имеешь ввиду твою страницу в
Faceebook «Шеннон Абулнасер – адвокат для новых мусульман»? Почему мусульманам вообще нужен адвокат?

Ну хотя бы потому, что мало кто помогает этим людям. Есть всего несколько организаций в мире, которые поддерживают новообращенных мусульман. Даже за все то время, что я занимаюсь своей деятельностью, я их встретила так мало, что могу пересчитать на пальцах одной руки.

Чаще всего организации предоставляют помощь в образовании, чего недостаточно. Большинство новообращенных мусульман сталкиваются с огромным количеством барьеров, которые усложняют их жизнь как мусульман. Соответственно, тут не всегда достаточно иметь знания. Ты не можешь концентрироваться на обучении, если ты оказался банально на улице. Ты больше фокусируешься на том, как выжить, где найти место для сна, еду.

Помогать новым мусульманам в их социальных проблемах не менее важно, чем давать им образование. Изоляция делает мусульман озлобленными, потому что все нуждаются в друзьях, в человеке, который выслушает и поймет, через что они проходят. И тут организация не может быть твоим другом или серьезной опорой. Она может помочь с образованием, с финансированием, но, тем не менее, человеческого фактора, его недостаточно.

И тут я предлагаю людям подумать о том, чтобы дать новым мусульманам эту крайне необходимую им дружбу. Связать мусульман по всему миру. Давать советы, искать советы, в общем делать все, чтобы этот самый человеческий фактор наконец появился.


С какими проблемами чаще всего сталкиваются новые мусульмане?

Ох, это нескончаемый список всевозможных проблем и трудностей. Но наиболее серьезные, когда люди теряют жилье, работу, оказываются выброшенными из семьи, из компании друзей, когда общество мусульман как таковое не хочет их принимать. Это все причины для депрессий, которые я готова хотя бы выслушать.

Это же только представить себе, люди приняли новую веру, в связи с этим они потеряли очень многое из своей старой жизни. Конечно, они будут искать что-то новое для себя. И тут оказывается, что они упираются лбом в каменную стену, потому что мусульманское общество зачастую не готово их принять. Это ужасно.


Как много людей обращается к тебе за помощью?

Ох, за последние 5 лет я могу говорить о тысячах. Я делаю все возможное, чтобы дать людям личное общение один на один. Чтобы они не чувствовали себя «просто еще одним мусульманином», что приводит их в отчаяние. Потому что я знаю это чувство. И я не хочу, чтобы кто-то прошел через то, что испытала я.

И ты знаешь, за последние 3 года работы прибавилось настолько, что я вынуждена была обратиться за помощью к другим мусульманам. И теперь сеть нашей помощи растет, альхамдулиллях.


Почему люди приходят к Исламу, по твоим наблюдениям?

Самое поразительное, что мне кажется, тут огромную роль сыграла трагедия 9/11, когда после теракта медиа начали активно очернять Ислам. И очень многие люди стремились узнать, правду ли говорят об Исламе и мусульманах. Соответственно, изучая религию, люди видят, насколько она чиста и далека от того, что рассказывают, и сами становятся мусульманами.

Если рассказывать какие-то самые трогательные истории, то я бы выбрала Ивон Ридли, которая была захвачена в плен талибами. И после того, как она освободилась, она много читала об Исламе, и в конечном итоге сама стала мусульманкой.


По твоему мнению, какая самая главная проблема мусульманского общества на сегодняшний день?

Очень неудобно критиковать группу, к которой принадлежишь, но чтобы быть объективной, я скажу то, что говорят большинство мусульман. Да, нам действительно не хватает единства и братства между различными национальностями и народами. Потому что кто-то себя превозносит над другими, унижая третьих, и наоборот.

В то же время я вижу новообращенных мусульман, которые независимо от происхождения держатся вместе во всем мире.


Ты делаешь дауа немусульманам?

Да, конечно! Чаще всего, конечно сосредотачиваю свое внимание на потребностях новых мусульман, чтобы помочь им после того, как они произносят Шахаду. Потому большинство мусульман заканчивают свою работу с людьми на произнесении Шахады. И мало кто задумывается, а что дальше?

То есть, фактически, они оставляют этих новых мусульман решать их проблемы самостоятельно. Зачастую люди дают откровенно лживые обещания помощи и поддержки, но по прошествии какого-то времени новые мусульмане остаются одни. И начинают концентрироваться на своем одиночестве.

Читайте так же:  Приказ 617 мвд рк

Естественно, из-за специфики моей работы, ко мне присылали огромное количество мусульман, чтобы я научила их Исламу или ответила на вопросы и сомнения, которые у них есть относительно религии. И я делала это.

За свою деятельность я слышала Шахаду десятки раз, потому что проводила километры бесед с немусульманами. Тем не менее, не это является нашей первоочередной задачей. Я больше концентрируюсь на том, чтобы заботиться о новых мусульманах, помогать им, вести их в религию. Помогать им остаться в Исламе. И, как мне кажется, это самая сложная часть нашей работы. Отчасти потому, что длительный период новые мусульмане, имея серьезные проблемы и трудности, просто зависят от нас. Мы должны им помогать, пока они не станут на ноги. Хотя бы для того, чтобы наши новые братья и сестры не чувствовали себя брошенными на произвол судьбы.


Что ты посоветовала бы мусульманам?

Просто думать о других! Спрашивать себя, как ты можешь помочь, и делать это. Не давать обещаний, которые ты не можешь выполнить. Идти к новым мусульманам и становиться для них близкими друзьями. Ведь они же не кусаются (смеется).

Когда-то мы делали опрос о том, почему новые мусульмане оставляют Ислам. И самыми популярными ответами было «отсутствие поддержки» и «плохое отношение к ним мусульманского общества». Поэтому, пожалуйста, постарайтесь изменить этот образ нашей уммы.

Адвокат по исламу

Адвокат Мурад Мусаев рассказал, почему решение южно-сахалинского суда о запрете книги «Мольба к Богу» противоречит конституции РФ и как оградить исламскую литературу от необоснованных нападок в регионах со стороны судебной и исполнительной власти.

Одной из главных тем этой недели стало решение южно-сахалинского суда по делу о признании книги «Мольба к Богу» экстремистской и последовавшая за этим резкая критика главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова. Позже в ситуацию были вовлечены генеральная прокуратура, Совет муфтиев и главы других северокавказских регионов. Основной причиной запрета, согласно заключению суда, стала первая сура Корана «Аль-Фатиха»*, которая приводится в начале книги.

О правомерности такого решения, деталях конфликта и специфике судебных разбирательств относительно области исламской литературы порталу «Россия для всех» рассказал адвокат, доктор юридических наук Мурад Мусаев.

— Много копий было сломано относительно последнего запрета коранических текстов. Хотелось бы услышать ваше мнение по данной теме.

— Я немного удивлен, что из этого сделали такую сенсацию, будто «Мольба к Богу» первая книга, которую запретили. Причем в ней экстремистскими признали именно коранические аяты. К сожалению, это не первый, не десятый и не сто пятидесятый подобный случай. Экстремистскими уже признавали аяты Корана, изречения Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и да приветствует), а также многие другие базовые элементы ислама, в том числе классику исламской литературы. Причем как судьи, так и прокуроры ссылаются на религиозные основы основ, не на призывы убивать, не на толкование религии экстремистского радикального толка, а на самую азбуку. Дело не в том, что это Коран, или сура «Аль-Фатиха» (открывающая священное писание глава, повествующая о смысле мирозданияред.), это ислам в принципе.

Я перебрал все аяты и суры, которые не понравились прокурору и судье настолько, что они признали их экстремистскими. В них говорится об одном, и общий тезис таков: нет Бога кроме Аллаха. Совершенно понятно, что в нем заключен весь ислам как религия. Признавая эту фразу экстремистской, таковым признают и ислам.

Но дело вот в чем — это не только ислам. Аллах означает «Единый и Единственный Бог». Некоторые считают, что слово образовано из определенного артикля «аль» и слова «Иллах», что означает Бог, то есть, если сказать на английском, получится The God. Другие же ученые считают, что Аллах — это исключительно имя собственное. В любом случае Единый и Единственный Бог, и другого толкования для этого слова нет. То есть фактически суду и прокурорам не нравится утверждение о том, что Бог един и что нет другого творца всего сущего. В Коране, как мы знаем, говорится, что Аллах — это Бог и Адама, и Авраама, и Моисея, и Иисуса, и Мухаммада.

Я все веду к тому, что получается, что суд считает экстремистским сам монотеизм и единобожие как явление. По крайней мере все три авраамические религии в основе своей экстремистские. В заключении экспертов написано, что «в текстах Аллах противопоставляется неопределенному множеству богов других религий». То есть фактически они говорят, что нельзя говорить, что Бог Един. Разве это не значит, что какой-то захолустный прокурор, судья, который только вчера надел мантию, и лингвист-недоучка могут сесть где-нибудь у черта на куличках и в одночасье запретить и иудаизм, и христианство, и ислам? Если говорить на языке права, это явное и грубое нарушение свободы вероисповедания.

— Можно ли говорить о нарушении прав мусульман в данном конкретном случае?

— Естественно. С одной стороны, казалось бы, запрещена одна отдельно взятая книжка. Ну читай сотни других! Запрещали сотни других, включая сборники хадисов Аль-Бухари (свод достоверных преданий о словах и действиях пророка Мухаммада, собранный средневековым исламским богословом Мухаммадом Аль-Бухариред.), книги, в которых отражена сунна (предание, излагающее примеры жизни Пророка Мухаммада, как образец и руководство для всех мусульманред.) Пророка и его изречения. Мы все знаем, насколько сильно мусульмане почитают Мухаммада, и тут его слова вдруг признаны экстремистскими и оказываются под запретом.

Если возвращаться к содержанию судебного решения, то формально оно об одной книжке и о ее включении в перечень запрещенных министерством юстиции. Но смысл заключается в том, что это решение запрещает во всеуслышание говорить или писать, что Бог один и что нет Бога кроме Единого Бога. Тут неважно, веришь ты в него или нет. Любой человек в здравом уме должен понимать, что если суд от имени государства запрещает утверждать единобожие, то таким образом это государство в лице суда ограничивает свободу вероисповедания. В этом конкретном случае дискриминируют мусульман по религиозному признаку, противопоставляя их государству, от имени которого выступает суд. Создается совершенно искусственный социальный конфликт и напряженность.

Почему в России любой, даже районный суд, имеет право запрещать книги, не привлекая к этой работе религиоведов или духовных лиц?

— Такого требования к процедуре признания информационного материала экстремистским нет. Есть «блестящий» закон о противодействии экстремизму, в котором эта функция делегирована суду, то есть любому суду на территории России, а их много, и очень часто там работают специалисты не экстра-класса. Нигде не указано, что при изучении религиозного текста надо устраивать религиоведческую экспертизу. Некоторые ради приличия назначают психолингвистические экспертизы у каких-то неучей, хотя иногда запрещают и без этого, просто по полицейским справкам! Если даже предположить, что нужна религиоведческая экспертиза, поверьте, они бы нашли тех, кто делал бы эти заключения. Конечно, найти такого религиоведа, который говорил бы, что фраза «нет Бога кроме Аллаха» ущемляет права многобожников, было бы сложнее, чем филолога, но ненамного.

Главная проблема, как мне думается, это общая идеологическая установка, которая навязана откуда-то сверху. Именно поэтому, по единому образу и подобию, в самых разных концах нашей необъятной родины и принимаются такие решения. Если бы мы их систематизировали и сравнили, то они были бы похожи как две капли воды, так как скатаны с одного шаблона.

— Как вы отметили, это далеко не первый случай необоснованного запрета исламской литературы. Какие меры можно принять во избежание таких случаев?

— Хорошо бы, мне кажется, вылечить душевную болезнь того, кто является архитектором всего этого конвейера. Мне совершенно ясно, что это высокопоставленный человек или группа лиц, которые где-то в правоохранительной части государственной власти. Есть там такой заданный вектор, и борьбой с отдельными прокурорами и судьями мы ничего не добьемся. Мы обжалуем все эти бесчисленные решения. В каких-то достигаем успехов, в каких-то беспомощны и беззащитны, но это все частное.

Надо бороться с головой этого чудовища, донести до этих людей, что они идут не в том направлении, сеют смуту. В итоге это может привести только к гражданской войне, не иначе. Побороть ислам таким образом невозможно. Можно только противопоставить носителей этой религии государству. К добру это никогда не приводило и сейчас не приведет.

— Возвращаясь к ранее запрещенным книгам, например Корану в переводе Эльмира Кулиева. Как вам удалось добиться отмены решения о признании его экстремистским материалом?

— Во-первых, я не хочу говорить, что это удалось только мне. Я всего лишь написал одну из жалоб и представил в суде свою позицию, которая была предельно проста. Мне кажется, что история с запретом перевода Корана была апогеем всего этого идиотизма. К счастью, судьи краснодарского краевого суда, где проходил процесс, поняли, что запрещается не толкование и не радикальная трактовка, а буквальный перевод текста Корана, священного писания мусульман. Суд, видимо, осознал, что в этом деле есть точка невозврата, и удовлетворил наши жалобы.

Мы надеялись, что это станет уроком для всех остальных. Если не запретили весь Коран, так запрещать его по частям глупо. Но, видите ли, где-то там на Сахалине отыскались гении, гиганты мысли. Было временное затишье, но я очень надеюсь, что после этого оно наступит навсегда. Хорошо, что случай с книгой «Мольба к Богу» получил такую огласку.

*Перевод суры Аль-Фатиха (Открывающая Коран):

Работа юриста: харам или нет?

Прежде чем перейти к рассмотрению основной темы этой статьи хотелось бы затронуть важный аспект. Сегодня очень многие наши братья, не разобравшись в деталях и не проверив информацию, запросто и без обиняков с ходу выносят решение (хукм) по тому или иному вопросу или даже по конкретному человеку. Заметьте, как категорично принято решение по мне. Никто не сказал: «Андрей занимается сомнительной, с точки зрения шариата, деятельностью». Зато сразу заключили: «Заработок Андрея – харам!» Отсюда вытекает, что он всё своё имущество приобрёл запретным образом, кормит семью запретным и одевает их в запретное, у него нельзя брать в долг, принимать подарки и угощения… Братья, запомните раз и навсегда: подобные выводы – это подход хариджитов, такфиристов и прочих заблудших радикальных сект. Именно они, следуя каким-то своим размытым умозаключениям, обвиняют мусульман в неверии, а затем объявляют дозволенными для себя их жизнь, честь и имущество. Это дурной пример невежд, которые слышат звон и не знают, где он. Вы невольно дублируете их, когда, повинуясь слухам, с ходу судите человека.

Аналогичным образом братья выдвигают ложные обвинения обладателям знания. Например, неоднократно при мне говорили: «Ринат Абу Мухаммад – заблудший человек, и его лекции нельзя слушать!» И тут опять: просто им так сказали – и всё! Самого Рината они едва ли слушали и уж тем более никогда не укажут на конкретные его ошибки и заблуждения. Перед нами вновь пример того, как делают вывод на основе слухов и слышат звон, не зная, где он.

Друзья, которые вынесли по мне решение, вообще не имеют представления о том, чем я занимаюсь на работе и что входит в мои обязанности. Они также не вполне усвоили, какой заработок является дозволенным по шариату, а какой – нет. Что говорит сунна пророка Мухаммада ﷺ на этот счёт, тоже не догадываются. Просто услышали слово «юрист» и сделали донельзя примитивные выводы, свойственные лишь сектантам: раз юрист, значит, с законом работает. А так как государство кяфирское, то законы его — выдуманные, суды — тагутские. Значит, харам там работать! Возможно, я изъясняюсь не слишком понятным для всех языком, но тем и отличается стиль этих людей: засилье арабизмов при отсутствии знания Корана и сунны.

Я уже писал о том, что большинство мусульман сегодня не читают Коран. У нас много чтецов, много хафизов, но мало тех, кто понимает и задумывается над его смыслом. Коран читают в молитвах, читают для благословения и лечения, для получения награды от Аллаха за прочтение букв, наслаждаются голосом того или иного чтеца, словно песней… Всё это хорошо, но кто будет изучать его смысл?

Читайте так же:  Приказ о формировании аттестационной комиссии

« Неужели они не размышляют над Кораном? Или же на их сердцах замки ?» (47:24).

Переходя непосредственно к теме обсуждения профессии юриста, напомню, что мы любой вопрос, связанный с нашей мирской жизнью, обязаны рассматривать, опираясь на правило, установленное в Коране:

« Аллах – Тот, Кто сотворил для вас всё, что на земле… » (2:29);
« Скажи: «Кто запретил украшения Аллаха, которые Он даровал Своим рабам, и прекрасный удел? » (7:32).

То есть в исламском праве действует принцип дозволительной направленности: разрешено всё, что прямо не запрещено. Этот принцип касается всей нашей мирской жизни, не связанной с выполнением религиозных обрядов. Поэтому любая профессия и любая работа в основе своей дозволена с точки зрения шариата, если на неё нет однозначного запрета. А что же тогда запрещено?

« Помогайте друг другу в благочестии и богобоязненности, но не помогайте друг другу в грехе и вражде » (5:2).

Запрещена любая деятельность, направленная на содействие в обмане, воровстве, мошенничестве, коррупции, распространении зла, мерзости и всего остального, что признано шариатом как грех. Если мусульманин работает на кого-то и знает, что помогает своему руководству в греховном деле, то такие средства к существованию для него запрещены и не принесут никакого блага. Поэтому юрист, защищающий интересы сборщиков налогов, торговцев алкоголем и табаком, кредитных учреждений, занимающихся ростовщичеством, разумеется, зарабатывает грязные деньги. Юрист, намеренно прибегающий ко лжи в стремлении отсудить своим доверителям то, что им не принадлежит по праву, также зарабатывает грязные деньги. Юрист, произносящий ложное свидетельство, по причине которого невиновный человек лишается свободы или имущества, а равно иным образом подвергается незаконному притеснению, зарабатывает ещё более грязные деньги, так как лжесвидетельство – один из наихудших грехов.

Подозреваю, что мои друзья сделали заключение о запретности моего заработка на основании нижеследующих аятов:

« Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются неверующими » (5:44);
« Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются беззаконниками » (5:45);
« Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются нечестивцами » (5:47).

Запрещено судить и принимать решения на основе выдуманных людьми законов в обход законов Аллаха. Многие мусульмане запутались в этом непростом вопросе и по причине ложных домыслов вынесли обвинения в неверии не только рядовым единоверцам, но и правителям мусульман. Если за себя скажу, что лично я вообще не выношу никаких решений, так как я не судья, то это их не устроит. «Ведь ты, обращаясь в кяфирский суд, содействуешь в том, чтобы принимать такое решение», — скажут они. Стало быть, моя деятельность попадает под аят 2 из той же суры, где, напомню, речь идёт о запрете оказания помощи в грехе. Так ли это на самом деле?

Не все мои друзья знают, что такое арбитражный суд и какие дела он рассматривает. А между тем, ещё во времена пророка Мухаммада ﷺ существовал такой институт, как банкротство.

Со слов Абу Саида аль-Худри передаётся, что один сподвижник купил фрукты (на перепродажу), которые вскоре испортились, и он обанкротился. Тогда Посланник Аллаха ﷺ сказал: «Делайте пожертвования в его пользу». Люди помогли ему, но этого не хватило для расплаты с кредиторами. Тогда Посланник Аллаха ﷺ сказал его кредиторам: «Берите то, что есть, и больше вы ничего не получите» (Муслим).

Абдуррахман ибн Каб ибн Малик рассказывал, что Посланник Аллаха ﷺ арестовал имущество Муаза и продал его для того, чтобы выплатить имеющиеся у него долги (Абу Дауд, ад-Дараккутни, аль-Хаким).

Ведь и в наше время смысл этой схемы не поменялся. Арбитражный суд признаёт организацию банкротом, а затем её имущество распродаётся, и долги погашаются в порядке очерёдности и приоритета: сперва долги по причинению вреда жизни и здоровью, затем – по зарплате, следом – все остальные. А когда имущество заканчивается, оставшиеся кредиторы уже не получают ничего, ибо должник – банкрот. В наше время для детального урегулирования этого вопроса принят отдельный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Институт предпринимательской деятельности был введён для того, чтобы весь бизнес контролировался государством. Чтобы не торговали запрещёнными товарами (наркотиками или оружием), чтобы не обманывали клиентов и чтобы предпринимателя всегда можно было отыскать, если он мошенническим путём наберёт долгов и скроется. Арбитражный суд рассматривает экономические споры, возникающие между ними. На мой взгляд, это нововведение, присущее современным реалиям и не имевшее место во времена ниспослания шариата, подпадает под общее правило о дозволенности всего, что не запрещено.

Что касается обычных судов, то никто из учёных не давал запрета мусульманам, проживающим в немусульманской стране, обращаться в них при необходимости защиты своих прав. Если какой-нибудь непорядочный человек возьмёт у нашего брата деньги в долг под расписку, а потом сделает вид, что ничего ему не должен, как наш брат должен поступить? Собрать братву, вооружиться бейсбольными битами, забить должнику «стрелку», разбить ему голову и «поставить на счётчик»? Он, конечно, может и так сделать, но тогда он точно предстанет перед кяфирским судом во всей красе уже в качестве подсудимого и схлопочет тюремный срок. Если же наш брат разумен, то он обратится в районный суд, представит доказательства, и должника заставят вернуть долг специальные люди, которым предоставлены соответствующие полномочия. Разница между приведённым примером и моей работой состоит в том, что я защищаю в судах не свои законные интересы, а своей организации. И требование ко мне в данном случае предъявляется общее: не помогать в грехе и вражде (Коран, 5:2).

Наибольшим камнем преткновения, конечно, служит уголовное судопроизводство, в сфере которого в этой стране больше всего грязи, мерзости и лжи. Но, хвала Аллаху, уголовные дела в моей работе сведены к минимуму и достаточно редки. Сводятся они в основном к кражам либо хулиганству на транспорте. У нас воруют рельсы, шпалы, проводку, сливают топливо, бьют стёкла в поездах. Иногда мне приходится участвовать в таких делах в качестве представителя потерпевшего. Соглашусь, кто-то из этих убогих непросыхающих полубомжей, ворующих всякий хлам, заслуживает того, чтобы ему отрубили руку. Но не будем опять же торопиться с выводами и забывать, где мы находимся. Если у нашего брата, не дай Аллах, украдут что-либо и он обратится в полицию, то в случае поимки преступника он вынужден будет предстать перед судом в качестве потерпевшего. Отказ от дачи показаний по УК РФ – самостоятельное преступление. А разница между приведённым примером и моей работой… См. предыдущий абзац.

Запрещено заменять наказания за преступления, установленные Аллахом, на уголовные наказания по придуманному кодексу. Тот, кто считает, что вместо установленных Аллахом смертной казни, отсечения руки или ударов плетью следует применять тюремное заключение или штраф, становится неверным. В то же время запрещён самосуд. И если мусульманин становится потерпевшим от преступления в государстве, где не действуют законы шариата, он вынужденно наказывает преступника теми методами, которые имеются в наличии по закону этой страны. Принуждение снимает ответственность при условии, если он убеждён, что наказания, установленные шариатом, лучше и правильнее, чем всё остальное.

Далее подкреплю вышесказанное словами исламских учёных.

Доктор Сауд бин Абдулла аль-Фанисан, бывший декан факультета шариатских наук исламского университета им. Имама Мухаммада б. Сауда (Саудовская Аравия), отвечая на вопрос о работе в адвокатуре, помимо прочего, пишет: « Вместе с тем, если решение будет вынесено на основе выдуманного закона, то следует согласиться с этим решением. Не оттого, что это правомочное, легитимное решение, а просто потому, что право в этом случае достигло своего правообладателя. Оно подобно тем постановлениям, которые принимались на основе общепризнанных норм и обычаев доисламского периода и удовлетворяли людей в качестве решения их спора. Когда пришёл Ислам, он утвердил те доисламские обычаи, которые были похвальными, а всё остальное отменил.
Если человек всё же вынужден будет обратиться в нешариатский суд, то в этом не будет ничего плохого, при том условии, что он не возьмёт больше, чем ему положено, если ему присудят то, на что он не имеет право.
Что касается адвоката, то ему не разрешается врать или искажать в суде факты и доказательства в пользу доверителя. А что касается работы в адвокатском бюро, то в этом нет греха, — ин ша Аллах! – так как основа в таких вещах – дозволенность. Адвокат впадает в грех только в том случае, если он обращается в суд с ложными требованиями ».

Шейх Абдуль-Азиз ибн Баз: « Я не знаю запрета на то, чтобы работать в адвокатуре, т.к. это представительство человека в защите его же и отстаивание его прав, если нет в этом преднамеренной лжи. Это подобно любому другому представительству ».

Шейх Салих аль-Фаузан: « Нет ничего плохого в том, чтобы человек выступал в качестве защитника интересов какого-то человека в споре, но это зависит от типа спора: 1) если адвокат знает о деле и знает, что в нём нет лжесвидетельства, обмана, мошенничества и ухищрений, и отстаивает права подопечного, предоставляя доводы и разъясняя дело, то это разрешено; 2) если идёт защита лжи или адвокат выступает от имени лжи, т.е. является заместителем обманывающего в этом процессе, то это запрещено ».

И специально для братьев, невнимательно читающих Коран, хочу напомнить о пророке Юсуфе, который, как мы помним, сам попросил правителя Египта поставить его на высокую государственную должность. И Египет тоже был кяфирским государством, а его правитель – многобожником.

« (Юсуф) сказал: «Назначь меня управлять хранилищами земли, ибо я – знающий хранитель». Так Мы наделили Юсуфа властью на земле » (12:55-56).

Кто-то из вас может сказать, что во времена пророка Юсуфа действовал другой шариат. А я вам отвечу, что шариат пророка Мухаммада ﷺ ещё лучше и совершеннее, чем шариат, действовавший во времена Юсуфа. И этот шариат тем более должен вести нас к прогрессу, процветанию и продвижению, а не к застою и упадку.

И здесь я, с помощью Аллаха, попытался на примере работы юриста доказать, что дозволенность или греховность любой работы во многом зависит от нас самих. От того, как мы соблюдаем в нашей работе (и вообще по жизни) правила, установленные в приведённых аятах Корана. Если же не соблюдать их, то любую работу можно «забраковать». Так, невинная торговля фруктами на рынке может стать грехом для продавца: а вдруг покупатель берёт фрукты для празднования харамной свадьбы, где будет вино, танцы и смешение полов? Работа таксистом тоже может привести к греху, если пассажир просит отвезти в ночной клуб или кабаре. Если знать Коран и сунну и думать головой, то мусульманин будет ограждён от запретной должности или работы. А быть семи пядей во лбу и иметь высшее шариатское образование для понимания этого не нужно, ибо сказано в хадисе от Нумана ибн Башира: « Поистине, дозволенное очевидно и запретное очевидно ». Понять запрещённость какой-либо вещи легко, а вот соблюдать неукоснительно этот запрет в разы сложнее.

И хвала Аллаху, Господу миров!

17 джумада-ль-авваля 1436 (6.04.2015)