Моральный вред и его компенсация при производственной травме

Как получить компенсацию за моральный вред при получении производственной травмы?

Добрый день. У меня даже не вопрос, а просьба.

Полтора года назад я получил травму на работе. В акте Н-1 установлена вина предприятия. Все это время хожу на костылях. Перенес четыре операции. По прошествию восьми месяцев МСЭ присвоило мне 3 группу и 40%. А три месяца назад меня послали на перекомиссию и изменили на 2-ю группу и 70%. А вот теперь мне предстоит не менее полугода реабилитации. И по прогнозам врачей я всё равно останусь инвалидом.

Сейчас собираюсь подавать в суд на работодателя для получения компенсации морального вреда.

Возможно ли найти дела с наиболеее близкими параметрами, чтобы потом ссылаться на них?

Ответы юристов (2)

Добрый день, Андрей Николаевич! Судебной практике много, но надо рассматривать ваш Н-1 и другие и медицинские документы. Полагаю, что без юриста трудно будет. Есть бесплатные юристы. Обратитесь к ним.​

Общий порядок и условия возмещения морального вреда работнику установлены ст. 237 ТК РФ. Но закон не определяет ни размер компенсации, ни критерии, по которым суд должен определить ее размер.

Практика показывает, что судьи самостоятельно решают, в каких пределах можно удовлетворить иск работника. Суд основывает свое решение на справедливости и соразмерности требований пострадавшего. Кроме того, размер компенсации не зависит от суммы имущественного ущерба работнику.

Независимо от того установлена вина работника или организации, последняя обязана возместить моральный вред.

Каждый случай — индивидуален, сложно найти похожие случаи. Сама процедура доказательств — аналогична, разницу составляет лишь взысканный размер морального вреда.

Тем не менее, приведу нескольку решений по которым был взыскан моральный вред:

Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 23 августа 2016 года по делу № 33–4006/2016.

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 ноября 2016 года по делу № 33–22694/2016.

Апелляционное определение Архангельского областного суда от 30 сентября 2013 г. по делу № 33-5692/2013.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Каков размер выплаты компенсации морального ущерба и вреда здоровью при производственной травме?

Размер выплаты компенсации морального ущерба и вреда здоровью при производственной травме? И в какие сроки это все выплачивается ?

Ответы юристов (1)

Добрый вечер, ​10 дней с момента выставления требования, если нужна помощь в составлении, пишите в чат

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Компенсация морального вреда работодателем при несчастном случае (Панина Д.Ю.)

Дата размещения статьи: 03.05.2015

Работник, получивший производственную травму, имеет право и на возмещение морального вреда. Что такое моральный вред? И почему работодатель обязан платить? Разберемся.

Трудовой кодекс не содержит понятия «моральный вред», только нормы, в которых оно упоминается. Определение морального вреда дано в п. 2 Постановления Пленума ВС РФ N 10 . В частности, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию и т.п.).
———————————
Постановление Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Почему работник имеет право на компенсацию морального вреда при получении производственной травмы?

Согласно ст. ст. 20, 41 Конституции РФ, ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье считаются нематериальными благами, принадлежащими гражданину от рождения, и неотчуждаемыми. Является общеизвестным фактом, не требующим доказательств в силу положений ч. 1 ст. 61 ГПК РФ, то что телесные повреждения причиняют человеку не только физические, но и нравственные страдания. В Постановлении Пленума ВС РФ N 10 указано, что моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья. Поэтому причинение вреда здоровью дает потерпевшему право на компенсацию морального вреда (ст. 151 ГК РФ).

В каких случаях компенсацию морального вреда за производственную травму должен выплачивать работодатель?

Возмещение потерпевшему морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда (абз. 2 п. 3 ст. 8 Закона о страховании ). То есть для того, чтобы признать работодателя причинителем вреда, нужно установить, во-первых, факт наличия трудовых отношений, во-вторых, факт вины работодателя. Только если оба условия будут выполнены, наступит обязанность работодателя как причинителя вреда выплатить компенсацию морального вреда потерпевшему. Рассмотрим эти условия подробно.
———————————
Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Если работник, с которым еще не заключен трудовой договор, получил травму при выполнении трудовых обязанностей

Отсутствие трудового договора не исключает факт установления трудовых отношений. Если работник докажет, что он по поручению работодателя выполнял трудовые обязанности, то работодатель может быть признан причинителем вреда. Если работник не сумеет доказать, что травма была получена именно во время выполнения им трудовых обязанностей или что он трудился именно по поручению работодателя, то работодатель может быть освобожден от ответственности.
Разберем Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.01.2013 N 33-382/2013. Работник потребовал признать отношения с работодателем трудовыми, установить факт несчастного случая на производстве, взыскать в том числе компенсацию морального вреда. Истец указал, что перед тем, как приступить к работе, он подписал трудовой договор в двух экземплярах и передал его для подписания руководству компании. Однако договор ему не был выдан, приказа о приеме на работу не было. Он получил производственную травму, упав с незакрепленной лестницы. Работодатель в нарушение ст. ст. 227 — 231 ТК РФ не составил акт о несчастном случае на производстве, не провел расследование, не оформил документы. Истец сообщил, что он около недели еще продолжал работать, потом обратился в поликлинику, сказав по просьбе своего непосредственного начальника, что упал на даче.
Ответчик указал на незаконность требований истца ввиду отсутствия трудовых отношений, пояснив, что гражданин написал заявление о приеме на работу, предоставил трудовую книжку и в этот же день отправился на объект для ознакомления с характером, объемом и условиями работ. Ответчик пояснил, что истец впоследствии от трудоустройства отказался из-за невозможности прохождения медосвидетельствования и представления соответствующих документов.
Истец не смог подтвердить наличие трудовых отношений ни показаниями свидетелей, ни документами. Он ссылался на наличие временного пропуска, однако работодатель пояснил, что пропуск был выписан гражданину для прохода на территорию объекта с целью ознакомления, а не с целью выполнения трудовых функций. Суд не признал наличие трудовых правоотношений между сторонами, а также обязанности ответчика выплатить компенсацию за моральный вред, поскольку истец не смог доказать, что получил именно производственную травму.
Аналогичный случай, но с противоположным решением — Апелляционное определение Ростовского областного суда от 22.05.2014 по делу N 33-6694/2014. В период оформления документов при приеме на работу электрик получил травму, упав с лестницы. Работодатель не признал травму производственной, мотивируя это отсутствием трудовых отношений.
Сотрудник обратился в суд с требованием признания отношений трудовыми, травму — производственной и получения соответствующих выплат, в том числе компенсации морального вреда. Требования были удовлетворены. Сотрудник сумел доказать наличие трудовых отношений, представив соответствующие документы и свидетельские показания. Доказательством послужил пропуск на объект (с фотографией) и рабочее удостоверение за подписью директора компании-работодателя, где указаны должность сотрудника и допуск его к работе. В удостоверении имелась отметка о результатах проверки знаний нормативных документов за подписью председателя комиссии и с печатью Гортехнадзора. Бланк удостоверения был единым для работников данной организации. Факт несчастного случая на производстве был также подтвержден документами Роструда, а также свидетельскими показаниями.
Суд признал отношения трудовыми и обязал работодателя компенсировать в том числе и моральный вред сотруднику.

Если работник требует компенсации морального вреда за ухудшение здоровья вследствие давней производственной травмы

Работник должен доказать причинно-следственную связь между травмой и ухудшением здоровья. В противном случае его требование не будет удовлетворено. Пример — Апелляционное определение Первомайского краевого суда от 01.10.2014 по делу N 33-8689/2014. В 2015 г. работник по вине организации получил производственную травму. Ему были произведены все необходимые выплаты, в том числе компенсация морального вреда. Он прошел курс лечения и вновь вышел на работу.
В 2014 г. у этого работника было выявлено заболевание, которое он связал с фактом получения производственной травмы, поэтому он обратился в суд с иском о пересмотре размера компенсационных выплат.
Суд отказал в иске. Работодатель представил доказательства, что после получения травмы сотрудник работал в прежней должности, проходил ежегодные медосмотры. Инвалидность потерпевшему не была установлена, кроме того, в 2008 и 2013 гг. он также травмировался. Поэтому доказательств того, что ухудшение самочувствия связано с травмой 2005 г., суд не увидел. Вина работодателя в ухудшении самочувствия работника доказана не была. Поэтому решение о повышении компенсации морального вреда суд не пересмотрел.

Если работник получил травму по невнимательности, но на территории организации

Если работодатель докажет, что выполнил все требования охраны труда и техники безопасности, что травма не связана с производственным фактором, то компенсировать моральный вред он не должен. Однако, как показывает судебная практика, работодателю очень трудно бывает это сделать. Отказов в иске — лишь единицы. Например, Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 29.04.2014 по делу N 33-3741/2014. Кочегар, выполнявший в детском саду обязанности сторожа без оформления соответствующих документов на эту должность, сломал ногу на территории организации.
Суд первой инстанции обязал детский сад выплатить компенсацию за причиненный моральный вред, поскольку на работодателя в силу ст. 212 ТК РФ возлагается обязанность по обеспечению безопасных условий охраны труда. Однако суд апелляционной инстанции решение отменил, руководствуясь следующим.
Придя к выводу о том, что причинителем вреда является детский сад, суд первой инстанции не указал и не установил, какие именно обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда, установленные ч. 2 ст. 212 ТК РФ, не были выполнены ответчиком. Апелляционный суд обратил внимание, что причиной несчастного случая является потеря потерпевшим равновесия при движении по переходному мостику. Апелляционный суд не усмотрел вины в действиях лица, ответственного за выполнение нормативных требований по охране труда. Иными словами, суд апелляционной инстанции не увидел нарушения требований по охране труда, а стало быть, и вину лица, ответственного за соблюдение этих требований. Работодатель был признан невиноватым в наступлении несчастного случая, в выплате компенсации морального вреда потерпевшему было отказано.
Случай, разбираемый Свердловским областным судом (Определение от 19.07.2013 по делу N 33-8837/2013), на первый взгляд аналогичный. При спуске по стационарной металлической лестнице рабочий оступился, потерял равновесие и упал, ударившись ногой. Результатом падения стала третья группа инвалидности. Работодатель указал, что возникновению вреда содействовала грубая неосторожность самого потерпевшего: в акте о несчастном случае на производстве была сделана ссылка на несоблюдение работником требований п. 3.3 Инструкции по охране труда для всех профессий дирекции по алюминиевому производству.
Однако потерпевший сумел доказать суду, что работодатель не обеспечил безопасность условий труда на рабочем месте, не создал необходимых условий для возможности исполнения правил техники безопасности при выполнении трудовых обязанностей, чтобы минимизировать вероятность несчастного случая на производстве.
Истец пригласил свидетеля, имеющего специальное образование и проработавшего на предприятии более 30 лет, в том числе на руководящей должности (что было подтверждено копией трудовой книжки). Свидетель заявил, что лестница, с которой упал потерпевший, конструктивно несовершенна, а неловкость спуска объясняется в том числе отсутствием поручней. Подобные случаи, как пояснил свидетель, уже были и могут вновь произойти, они отличаются только последствиями.
Отсутствие поручней у лестницы, с которой упал рабочий, также подтверждено схемой с места несчастного случая. А довод работодателя о невозможности усовершенствования данной лестницы судами был расценен как голословный, поэтому он не был принят во внимание. Работник отсудил положенные ему компенсационные выплаты.

Читайте так же:  Охрана методические пособия

Если работник получил травму в рабочее время, самостоятельно уйдя с работы

Несчастный случай на производстве — событие, в результате которого работник получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных Законом о страховании случаях как на территории работодателя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном работодателем, которое повлекло необходимость перевода работника на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть (ст. 3 Закона о страховании). Если травма не связана с исполнением трудовых обязанностей, следованием к месту работы или возвращением с места работы на транспорте, предоставленном работодателем, то это не является несчастным случаем на производстве — ответственность работодателя не наступает. Рассмотрим Апелляционное определение Московского городского суда от 14.10.2014 по делу N 33-33736/2014. Работник самовольно покинул работу, отправившись на железнодорожную станцию. Там он прыгнул на подножку проходящего пассажирского поезда, сорвался, был тяжело травмирован.
Суд обязал железную дорогу компенсировать моральный вред, но не как работодателя, а как владельца источника повышенной опасности. Из акта, составленного комиссией, следует, что несчастный случай на железнодорожной платформе не связан с производством. Поэтому вины работодателя в произошедшем нет.

Если работник получил производственную травму, находясь в состоянии опьянения

Если несчастный случай будет квалифицирован как не связанный с производством, то в компенсации морального вреда работодателем потерпевшему будет отказано.
В соответствии со ст. 229.2 ТК РФ смерть или повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось по заключению медицинской организации алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, могут квалифицироваться как несчастные случаи, не связанные с производством. Данное решение выносит комиссия после расследования несчастного случая в установленном порядке. Следует обратить внимание на формулировку «единственной причиной». Если будет установлено, что причина не единственная, что работодатель тоже нарушил правила безопасности (например, допустил рабочего, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, к выполнению трудовых обязанностей), то потерпевший получит шанс на компенсацию морального вреда. Поэтому работодателю надо тщательно следить за трудовой дисциплиной, фиксировать нарушения и принимать соответствующие меры. Тогда есть шанс выиграть дело. Пример — Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2014 по делу N 33-35982.
Камнетес получил травму, упав с высоты. В акте о расследовании было указано, что причиной несчастного случая стало нарушение потерпевшим трудового распорядка и дисциплины труда: он поднимался к рабочему месту в состоянии алкогольного опьянения, тем самым нарушив правила внутреннего трудового распорядка организации. К тому же действия пострадавшего в момент несчастного случая не были обусловлены его участием в производственной деятельности, и единственной причиной повреждения здоровья явилось опьянение. Рабочий потребовал компенсации морального вреда и подал в суд на работодателя.
Работодатель сумел доказать непричастность к произошедшему, представив следующие доказательства: объяснения сторон, материалы расследования несчастного случая, содержащие протоколы осмотра места происшествия, опросы пострадавшего и свидетелей, сведения о проведении инструктажа, протокол о проверке знаний по охране труда, вводного инструктажа по охране труда, акты приемки строительных лесов, сертификатов соответствия лесов и паспорта лесов, правила внутреннего трудового распорядка.
Принимая решение об отказе в удовлетворении требований потерпевшего, суд руководствовался положениями ст. 229.2 ТК РФ, п. п. 9, 10 Постановления Пленума ВС РФ N 2 , Положением «Об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях» . Суд посчитал, что рассматриваемый несчастный случай не связан с производством, поскольку работодатель сумел доказать, что единственной причиной падения камнетеса с высоты явилось его нахождение в состоянии тяжелой степени алкогольного опьянения (3,5 промилле), при которой отмечаются нарушение ориентировки, заторможенность, сонливость, малая доступность контакту, непонимание смысла вопросов, резкое нарушение походки, неспособность самостоятельно стоять и выполнять целенаправленные действия .
———————————
Постановление Пленума ВС РФ от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».
Утверждено Постановлением Минтруда России от 24.10.2002 N 73.
Инструкция о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения в учреждениях Комитета здравоохранения г. Москвы, утв. Приказом Комитета здравоохранения г. Москвы от 26.06.1997 N 340.

Суд установил, что повреждение здоровья рабочего не было обусловлено несоблюдением работодателем прав работника на безопасные условия труда с учетом того, что на момент допуска к работе в начале рабочего дня камнетес был обеспечен СИЗ в виде каски, спецобуви, предохранительного ремня, а после перерыва на обед и употребления алкоголя к выполнению трудовой функции в определенном порядке потерпевший работодателем не допускался.
В п. 10 Постановления Пленума ВС РФ N 2 разъяснено, что при рассмотрении иска о признании несчастного случая связанным с производством или профессиональным заболеванием необходимо учитывать, что вопрос об установлении причинно-следственной связи между получением увечья либо иным повреждением здоровья или заболеванием и употреблением алкоголя (наркотических, психотропных и других веществ) подлежит разрешению судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела и имеющихся по нему доказательств.
Совокупность собранных по делу доказательств позволила суду прийти к выводу о повреждении истцом здоровья именно в связи с употреблением алкоголя, поэтому требования о взыскании страховых выплат и компенсации морального вреда были обоснованно отклонены.

Если все требования работодателем соблюдены, но вред причинен источником повышенной опасности

Если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности, то компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК РФ). То есть даже если работодатель соблюдал все правила и требования, а работник нарушил инструкцию, он все равно имеет право на компенсацию морального вреда. Есть ли исключение из правила? Да. Если юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в том числе в связи с использованием механизмов), докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, то вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещен не будет (ст. 1079 ГК РФ).
Владелец источника повышенной опасности может быть частично освобожден судом от ответственности также по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1083 ГК РФ: если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда.
Согласно разъяснениям п. 17 Постановления Пленума ВС РФ N 1 виновные действия потерпевшего при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается.
———————————
Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

Рассмотрим Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 18.09.2013 по делу N 33-10383/2013. Электросварщик в ходе выполнения работ получил травму. Комиссия пришла к выводу, что причиной травмы стали нарушение пострадавшим требований технологической инструкции и невыполнение требований по охране труда. Выводы комиссии подтверждены показаниями свидетеля, письменным объяснением потерпевшего. Тем не менее суд обязал работодателя выплатить компенсацию морального вреда, поскольку вред был причинен источником повышенной опасности.

Как работодатель может минимизировать ответственность за производственную травму?

Согласно ч. 2 ст. 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда. Та же статья указывает на обязанность работодателя компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.
Итак, обеспечение безопасности и соответствия условий труда нормативам, во-первых, снижает вероятность наступления производственной травмы, а во-вторых, снижает степень вины работодателя при наступлении несчастного случая.
Обеспечение безопасности и соответствия условий труда нормативам включает:
— обеспечение безопасных условий труда;
— обучение работников безопасности труда;
— контроль безопасности труда;
— проведение профилактических мероприятий (выдачу СИЗ, спецодежды, проведение медосмотров и т.д.).
Напомним, если работодатель нарушит вышеуказанные требования, то он будет нести ответственность и выплачивать компенсацию морального вреда, даже если несчастный случай на производстве произошел по вине самого работника.
Если все нормативы соблюдены, у работодателя появляется шанс доказать свою непричастность к получению работником производственной травмы, поскольку в силу ст. 214 ТК РФ работник обязан: соблюдать требования охраны труда; правильно применять средства индивидуальной и коллективной защиты; проходить обучение безопасным методам и приемам выполнения работ и оказания первой помощи пострадавшим на производстве, инструктаж по охране труда, стажировку на рабочем месте, проверку знаний требований охраны труда.
Однако, как показывает судебная практика, доказать свою невиновность работодателю очень сложно. Слабое звено — контроль за самим работником: соблюдает ли он требования безопасности труда? Рассмотрим спорные вопросы, возникающие в таких ситуациях.

Если работник сам нарушил требования охраны труда

Если работодатель докажет, что работник сознательно не соблюдал требования безопасности, несмотря на неоднократные предупреждения (представит соответствующие акты, показания свидетелей, отстранявших нарушителя от работы), то у него появится шанс выиграть дело. Не сможет доказать — придется платить по закону. Пример — Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 04.09.2014 по делу N 33-11967/2014.
Монтажник упал и получил травму. В момент нахождения вблизи перепада по высоте на пострадавшем не было предохранительного пояса. Налицо несоблюдение требований техники безопасности. Однако суд назначил компенсационную выплату за причиненный моральный вред, усмотрев в наступлении несчастного случая не только вину работника, но и вину работодателя — отсутствие надлежащего контроля за безопасным ведением работ. Апелляционный суд подтвердил правильность такого решения.

Если работник получил травму во время выполнения трудовых обязанностей из-за падения вследствие ухудшения самочувствия

Если специальность или профессия работника требуют прохождения обязательного медосмотра, однако медосмотр не пройден, даже по вине работника, то работодатель несет ответственность за наступление несчастного случая, поскольку допустил пострадавшего до работы. Пример — Апелляционное определение Ростовского областного суда от 06.02.2014 по делу N 33-1512/2014. Электромонтер упал с высоты опоры связи, потому что у него закружилась голова и он потерял сознание. Результат — черепно-мозговая травма, группа инвалидности.
Работодатель отказался от выплаты морального вреда, посчитав, что работник сам виноват в произошедшем: он не прошел обязательный периодический медосмотр, поскольку находился в отпуске в период проведения медосмотра. По окончании отпуска он был допущен к работе без прохождения медосмотра, что отражено в акте о несчастном случае. В документе указаны также лица, допустившие нарушение требований охраны труда: ведущий инженер электросвязи, который не принял меры по организации и контролю за своевременным проведением медосмотра работников своего подразделения и допустил пострадавшего к исполнению трудовых обязанностей без прохождения обязательного медосмотра, и инженер по охране труда, который не принял меры по контролю за организацией своевременного прохождения электромонтером обязательного медосмотра.
В силу ст. 213 ТК РФ работодатель обязан организовать медосмотры за счет предприятия и выдавать работнику направление на медосмотр с указанием перечня вредных и опасных производственных факторов. В плановый период направление на медицинский осмотр работодатель электромонтеру не выдавал. Доводы работодателя об устном извещении работника о прохождении осмотра не были подтверждены.
Изучив обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что несчастный случай на производстве произошел по вине работодателя. Суд также указал, что со стороны работника нарушений законодательства, нормативных актов, предусматривающих ответственность, явившихся причинами несчастного случая и, следовательно, его вины, не установлено. Моральный вред был возмещен в полном объеме.
Постановление ФАС МО от 04.08.2014 по делу N А40-154177/13-59-1264 тоже касается травмы, полученной работником в результате скачка артериального давления. Однако в данном случае травму получила бухгалтер, когда, потеряв сознание, упала со стула. Работодатель не нарушал требования по технике безопасности, получение травмы не связано с источником повышенной опасности. Случай был признан страховым, травма — производственной. Однако работодатель компенсацию морального вреда не выплачивал.

Читайте так же:  Картинка кредитный договор

Если работник получил травму, выполняя трудовые обязанности, не указанные в договоре

Если работодатель допустил сотрудника до выполнения функций, указанных в договоре, и суд установил это, то работник получит право на компенсацию за моральный вред. Если работодатель представит доказательства наложения запрета на выполнение работником неоговоренных трудовых функций, то работник будет признан виновным в получении производственной травмы. Рассмотрим Определение Ленинградского областного суда от 28.11.2013 N 33-5346/2013. Водитель получил травму, когда помогал грузчикам вытаскивать мешки из машины. Работодатель отказался компенсировать в том числе и моральный вред, заявив, что водитель по своей инициативе выполнял чужие должностные обязанности — соответствующих указаний от своего руководителя он на этот счет не получал. Водитель прошел вводный и повторный инструктаж по технике безопасности, поэтому он отвечает за получение травмы.
Однако суд указал, что причинение вреда здоровью произошло при исполнении водителем трудовых обязанностей и связано в том числе с недостатками в организации и проведении подготовки работников по охране труда: водитель был допущен к самостоятельным работам без инструктажа, стажировки, обучения по охране труда и проверки знаний требований охраны труда, что является нарушением абз. 9 ч. 2 ст. 212 ТК РФ. Заслушав показания свидетелей, суд установил, что практика участия водителей в погрузке продукции сложилась на предприятии давно. Работодатель знал об этом, однако не предпринял никаких действий. Поэтому в наступлении несчастного случая виноват работодатель.
Аналогичное решение — Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 19.06.2014 по делу N 33-8621/2014.

Если в законодательстве не прописаны требования к оборудованию, технологическим процессам, инструментам, сырью и материалам

Работодатель обязан обеспечить безопасные условия охраны труда. Отсутствие требований к оборудованию, технологическим процессам, инструментам, сырью и материалам не освобождает работодателя от ответственности за ненадлежащий контроль за безопасностью работ. Пример — Апелляционное определение Пермского краевого суда от 20.05.2013 по делу N 33-4493. При разбортовке колеса рабочий был травмирован незакрепленной металлической клетью. Работодатель посчитал, что травма получена в результате форс-мажорных обстоятельств: в законодательстве отсутствуют требования к предохранительным ограждениям, требования по закреплению предохранительных клетей, следовательно, работодатель не нарушал действующее законодательство. На предприятии выполняются все нормативы по соблюдению охраны труда, проводятся необходимые мероприятия.
Суд не согласился с доводами, посчитав, что даже если необходимость закрепления предохранительной клети не указана в действующем законодательстве, это не освобождает работодателя от ответственности за ненадлежащий контроль за безопасностью работ.производственной травмы.

Моральный ущерб по производственной травме

Здравствуйте. Скажите какую минимальную сумму суд может назначить при подаче заявления на моральны ущерб при производственной травме если производство признало что по их вине произошла травма?

Ответы юристов (1)

Зависит от характера травмы и последствий, а именно установлена ли вам утрата трудоспособности или нет, есть ли отраслевые соглашения по данному поводу. Могу точно сказать​, что максимальная сумма компенсации морального вреда при отсутствии внутренних отраслевых соглашений для отдельных категорий профессий составляет 400 000 рублей. Что качается минимального то, конечно, индивидуально. Для начала обратитесь с заявлением о выплате. Составлю для Вас в дальнейшем претензию, если будет отказ по вашему заявлению.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

О взыскании с работодателя компенсации морального вреда в результате несчастного случая

Вопрос-ответ по теме

Рассмотрение судом общей юрисдикции трудового спора. Бывший работник обратился в суд о взыскании с работодателя компенсации морального вреда в результате несчастного случая на производстве в размере 1 млн. руб.. В 2015 году в рабочее время (не во время перерыва для отдыха и приема пищи), оставив рабочее место, направился в комнату отдыха, по дороге он запнулся об плитку пола, упал и сломал ногу. Затем в течении 8 месяцев находился на больничном. Данный случай был признан несчастным на производстве. Работодатель в возражениях просит отказать в удовлетворении исковых требований. На что можно работодателю акцентировать внимание суда, чтобы отказали в удовлетворении.

Если несчастный случай признан производственным, то в моральном вреде не откажут, даже если признана вина сотрудника.

Уменьшить сумму морального вреда можно ссылаясь на несоразмерность заявленной суммы последствиям (нравственным страданиям).

Размер морального вреда определяется судом (ст. 237 ТК РФ).

В кассационном определении Верховного суда Удмуртской Республики от 11.08.2010 № 33-2625 суд снизил размер компенсации морального вреда, сославшись на общие нормы о принципах определения размера морального вреда и не приведя конкретных доводов о причинах его снижения.

А в апелляционном определение Томского областного суда от 19.11.2013 № 33-3362/2013, где ответчик находился в состоянии банкротства и ссылался на тяжелое финансовое положение, суд не удовлетворил требование о снижении размера морального вреда.

При определении морального вреда суды учитывают добровольно выплаченные суммы материальной помощи.

Работодатель обязан обеспечить безопасные условия и охрану труда (ст. 212 ТК РФ). Он также обязан возмещать ущерб, причиненный сотрудникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред (ст. 22 ТК РФ). А работник имеет право на возмещение ущерба, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда (ст. 21 ТК РФ).

Подробно об этом см. материалы в обосновании.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Кадры».

«Самое важное для работника – доказать факт трудовых нарушений

Трудовой кодекс РФ не содержит определения понятия «моральный вред», поэтому необходимо руководствоваться понятием, содержащимся в ст. 151 ГК РФ, где моральный вред определен как физические или нравственные страдания. Как разъяснил Пленум Верховного суда РФ в п. 1 постановления от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (далее – Постановление № 10), при рассмотрении требования о такой компенсации суду следует устанавливать, в частности, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим и чем подтверждается факт их причинения.

Обычно истцы предъявляют больничный лист, справку о посещении врача с определенными жалобами. Разумеется, ухудшение состояния здоровья само по себе еще не свидетельствует о том, что это следствие незаконных действий (бездействия) работодателя. Необходимо еще доказать причинно-следственную связь. Однако практика показывает, что суды, как правило, считают такую связь очевидной, если в ближайшие дни после события, послужившего основанием предъявления иска работодателю (например, незаконного наложения дисциплинарного взыскания), работник обращался к врачу по поводу повышенного давления, тахикардии, был на больничном по причине гипертонического криза и т. д. Если же предъявленные документы свидетельствуют об обострении хронических болезней, связь которых с нервными переживаниями не так очевидна, то суд может не принять их во внимание.

Судебная практика. Бывший сотрудник компании, уволенный за прогул, обратился в суд с требованием о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе. В числе прочих истец заявил требование о компенсации морального вреда в сумме 276 тыс. руб. Он пояснил, что увольнение негативно отразилось на его здоровье, в результате чего у него обострилась мочекаменная болезнь, потребовалось платное лечение, на которое после увольнения у него не было средств. Кроме того, в период работы он взял банковский кредит на покупку автомобиля и после увольнения ему пришлось занимать деньги у знакомых, чтобы расплатиться по кредиту, – это тоже привело к нервным переживаниям. Суд признал увольнение незаконным, но посчитал, что причинно-следственная связь между ухудшением здоровья и нарушением трудовых прав истца не доказана. Однако с учетом остальных обстоятельств дела суд взыскал в пользу работника компенсацию морального вреда в сумме 5 тыс. руб. (решение Останкинского районного суда г. Москвы от 07.04.2009 по делу № 2-783/2009).

Доказать нравственные страдания, на первый взгляд, сложнее. Но на самом деле суды практически всегда автоматически удовлетворяют требования работников о компенсации морального вреда, если действия (бездействие) работодателя, по поводу которых работник обратился в суд, признаны незаконными. Особенно это касается случаев незаконного увольнения. Дело в том, что в п. 2 Постановления № 10 прямо сказано, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с потерей работы. Поэтому у судов сложилась некая презумпция причинения морального вреда, даже если истец не привел никаких письменных доказательств или показаний свидетелей, подтверждающих его физические или нравственные страдания.

Например, в одном из дел о трудовом споре суд прямо указал, что «в случае установления факта нарушения трудовых прав работника по вине работодателя обязанность последнего компенсировать работнику моральный вред презюмируется. В связи с этим истец не должен представлять дополнительных доказательств причиненных нравственных страданий» (определение Свердловского областного суда от 05.05.2009 по делу № 33-4446/2009).

Размер компенсации обычно не превышает 10 тыс. руб.

В случае возникновения спора размер возмещения морального вреда определяет суд (ст. 237 ТК РФ). При этом суд должен учесть конкретные обстоятельства каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степень вины работодателя, иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также требования разумности и справедливости (п. 63 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ»).

По сути, размер компенсации никак не регламентирован в законодательстве и полностью оставлен на усмотрение суда. В мотивировочной части решений по трудовым спорам чаще всего отсутствует описание конкретных обстоятельств, которые суд принял во внимание, и лишь приводится общая фраза о том, что «размер компенсации морального вреда определен с учетом конкретных обстоятельств дела, исходя из требований разумности и справедливости». Причем в делах с похожими обстоятельствами и при отсутствии конкретных доказательств физических или нравственных страданий потерпевшего суммы компенсации могут существенно отличаться. Например, в одном деле суд признал незаконным увольнение за прогул и взыскал в пользу работника компенсацию в сумме 10 тыс. руб. (решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 12.01.2010 по делу № 2-260/2010), в другом деле с похожими обстоятельствами компенсация составила 20 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 31.01.2008 по делу № 33-112).

Практика взыскания компенсации морального вреда по трудовым спорам показывает, что ее размер, как правило, варьирует от 1 тыс. до 10 тыс. руб. (см., напр., постановления Президиума Московского областного суда от 25.10.2006 по делу № 44г-384/06, от 18.03.2009 по делу № 44г-35/09; определение Свердловского областного суда от 07.04.2009 по делу № 33-3410/2009). Более крупные суммы присуждаются работникам гораздо реже, но в любом случае они не превышают 50 тыс. руб., если речь идет о задержке каких-либо выплат в пользу работника (зарплаты, пособий и т. д.) или незаконном увольнении. Серьезные суммы (от 100 тыс. руб. и выше) фигурируют только в спорах, когда работник просит компенсировать моральный вред в связи с получением профессионального заболевания или утраты трудоспособности вследствие несчастного случая на производстве. Но это особая категория дел, поэтому примеры таких судебных решений нельзя считать показательными в части размеров компенсации*.

Читайте так же:  Претензия как передать

Сроки давности для требований о компенсации морального вреда

На требования о компенсации морального вреда распространяются сроки, установленные в ст. 392 Трудового кодекса (п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10). Следовательно, требование о компенсации морального вреда в связи с незаконным увольнением работник может предъявить в суд в течение месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении или трудовой книжки (ч. 1 ст. 392 ТК РФ). Сроки предъявления требования о компенсации в связи с задержкой выплаты зарплаты зависят от обстоятельств дела. Если работник уволился из компании, то срок давности составляет 3 месяца со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своих прав (ч. 1 ст. 392 ТК РФ). Если сотрудник продолжает работать, то требование о выплате зарплаты и компенсации он может предъявить в течение всего периода действия трудового договора (п. 56 постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2). Если же требование о компенсации вытекает из нарушения личных неимущественных прав (например, в связи с несчастным случаем на производстве), то по общему правилу на него исковая давность не распространяется (ст. 208 ГК РФ)».

2. Статья: Работодателю пришлось компенсировать моральный вред за несчастный случай, несмотря на вину сотрудника

Работник выполнял обязанности рамщика на распиловке древесины. Закрепив в станке бревно, сотрудник шел по нему, прижимая собственным весом, поскольку оно имело кривизну, а пильный агрегат накатывал на себя. Споткнувшись, он упал, в то время как агрегат продолжал движение по инерции. Пятка правой ноги попала под вращающуюся ленту. В результате работник получил травматическое отчленение правой пяточной кости и обширную рану подошвенной поверхности правой стопы с дефектом мягких тканей. После лечения сотруднику была присвоена II группа инвалидности. В результате расследования происшествие признано несчастным случаем, связанным с производством. При этом пострадавший оказался одним из виновников произошедшего.

Сотрудник потребовал возместить ему моральный вред, но работодатель отказался это сделать, поскольку вина за происшествие лежала, в том числе, и на рабочем. После этого сотрудник обратился в суд. В суде первой инстанции работодатель проиграл, но подал апелляцию и просил суд отказать работнику в заявленных требованиях.

Сотрудник считал, что вина за происшествие полностью лежит на работодателе, поскольку он не обеспечил безопасные условия труда. Работнику пришлось проходить длительное лечение. В результате травмы пострадавший стал инвалидом II группы. Поскольку до происшествия он был полностью трудоспособен, то перенес физические страдания и нравственные переживания.

Поэтому его требования о возмещении морального вреда законны и обоснованны. Размер компенсации соответствует перенесенным страданиям. Свою позицию сотрудник не изменил и в ходе апелляционного слушания дела.

Работодатель считал, что истец сам виноват в наступивших последствиях и на основании пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса в возмещении морального вреда истцу нужно отказать.

Актом о несчастном случае на производстве формы Н-1 установлена не только вина работодателя, но и вина самого сотрудника. Пострадавший совершил грубое нарушение пункта 3.1 инструкции по охране труда для рамщика. Представитель работодателя полагал, что истец, грубо нарушив требования техники безопасности, охраны труда, должностной инструкции, способствовал причинению себе вреда. Работник не соблюдал принципы разумности, осторожности и предусмотрительности, как здравомыслящий человек. Мог и должен был предвидеть последствия своих действий, поскольку прошел все необходимые виды инструктажа и обучения.

Контроль за состоянием условий и охраны труда, соблюдением требований нормативных и правовых актов по охране труда является одним из основных элементов системы управления охраной труда в организации. Порядок проведения (процедура контроля) устанавливается работодателем. Как правило, им занимаются специалисты, назначенные руководителем организации, служба охраны труда или специалисты по охране труда.
В качестве документов, подтверждающих ведение контроля, могут являться:
– отметки в рабочих тетрадях, журналах, актах, протоколах проверок фактов нарушения требований ОТ;
– приказы об отстранении от работы (ст. 76 ТК РФ);
– документы, подтверждающие применение мер дисциплинарного воздействия в отношении лиц, нарушивших требования ОТ (ст. 21, 22, 192 ТК РФ) – служебные (докладные) записки, объяснительные, приказы.

Если же сотрудник считал, что работодатель не обеспечивает безопасные условия труда, он мог устно или письменно обратиться с жалобами непосредственно к ответчику. Также истец был вправе потребовать от правоохранительных органов, государственной инспекции труда, прокуратуры провести проверку деятельности работодателя, привлечь его к ответственности. Однако перечисленных мер истец не предпринял.

Кроме того, суд необоснованно принял показания свидетеля С., поскольку он принят и работает не рамщиком, а станочником и в день несчастного случая на рабочем месте не находился.

Представитель работодателя указывал, что ранее, до произошедшего случая, фактов получения травм на производстве зафиксировано не было. Ответчик не получал каких-либо предписаний правоохранительных органов с требованием устранить нарушения в области организации охраны труда, выполнять правила техники безопасности.

То обстоятельство, что в акте о несчастном случае не указана степень вины потерпевшего в процентах, не означает и не свидетельствует об отсутствии его вины в случившемся.

Размер компенсации морального вреда, установленный судом первой инстанции, должен быть уменьшен, поскольку его выплата негативным образом скажется на финансовом положении ответчика. Это может привести к приостановке его деятельности, финансовой несостоятельности и банкротству (п. 3 ст. 1083 ГК РФ).

Суд исходил из того, что работодатель обязан обеспечить безопасные условия и охрану труда (ст. 212 ТК РФ). Он также обязан возмещать ущерб, причиненный сотрудникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред (ст. 22 ТК РФ). А работник имеет право на возмещение ущерба, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда (ст. 21 ТК РФ). Кроме того, возмещение морального вреда работнику, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, выплачивает тот, кто причинил вред 1 .

В ходе судебного заседания установлено, что истец в период с 1 сентября 2011 года по 21 февраля 2013 года работал у ответчика по трудовому договору в должности рамщика.

27 сентября 2012 года с ним произошел несчастный случай на производстве. В акте формы Н-1 указано, что его причиной явились нарушения требований:

  • безопасности при распиловке леса, выразившиеся в накате лесопильного агрегата на пострадавшего (п. 3.1 инструкции по охране труда для рамщика);
  • пункта 3.1.2 должностной инструкции для мастера лесопильного цеха, выразившиеся в недостаточном контроле за соблюдением на территории цеха требований охраны труда.

Виновными в произошедшем несчастном случае признаны: истец и мастер лесопильного цеха.

Истец проходил длительное стационарное лечение. После его окончания Главным бюро медико-социальной экспертизы по Архангельской области работнику установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 80 процентов и II группа инвалидности.

Таким образом, вина в несчастном случае лежит как на истце, который нарушил требования безопасности при распиловке леса, так и на работодателе, должностное лицо которого не организовало необходимый контроль за соблюдением на территории цеха требований охраны труда.

При этом вина работодателя значительна, поскольку контроль не обеспечен за охраной труда при использовании источника повышенной опасности.

Ссылки в апелляционной жалобе на то, что травма получена истцом в результате собственной неосторожности и нарушения им пункта 3.1 инструкции по охране труда для рамщика, приняты во внимание. Однако виновность работодателя также имеет место. Поэтому нарушения сотрудника не являются основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований или изменении размера компенсации морального вреда. В связи с этим суд правомерно признал право истца на компенсацию морального вреда.

Трудовой кодекс предусматривает материальную ответственность работодателя не только за причинение вреда имуществу работника, задержку выплаты заработной платы и незаконное лишение возможности трудиться. Если на производстве произошел несчастный случай, работодатель несет материальную ответственность перед работником, в том числе по компенсации морального вреда. Однако работодатель может быть освобожден от возмещения морального вреда, если докажет, что нравственные и физические страдания наступили в результате непреодолимой силы или умысла самого работника.

Определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд в полной мере учел:

  • обстоятельства причинения вреда;
  • степень вины работника и работодателя;
  • характер физических и нравственных страданий истца, вызванных перенесением боли от травмы и периодом лечения;
  • требования разумности и справедливости (ст. 1100 и 1101 ГК РФ).

Представленные по делу доказательства суд оценил в их совокупности, как того требует статья 67 Гражданского процессуального кодекса. Суд правильно учел, что истцу был причинен вред здоровью при исполнении трудовых обязанностей. При этом работник значительно утратил профессиональную трудоспособность, длительное время проходил лечение, качество жизни снизилось, жизнедеятельность его в связи с полученной производственной травмой ограничена.

Поэтому денежная компенсация морального вреда в заявленном размере является разумной и достаточной. Она отвечает фактическим обстоятельствам дела, степени понесенных истцом физических и нравственных страданий.

Суд апелляционной инстанции отказал работодателю в удовлетворении его заявления.

Апелляционное определение Архангельского областного суда от 30 сентября 2013 г. по делу № 33-5692/2013.

1Чтобы обеспечить безопасность работ сотрудников и не оказаться виновным в несчастном случае, каждый факт нарушения правил охраны труда работниками нужно фиксировать документально.

2Если причиной травмы в результате несчастного явился источник повышенной опасности, работодателю придется выплачивать компенсацию морального вреда независимо от его вины (ст. 1100 ТК РФ).

3Когда в несчастном случае имеется вина работодателя, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. Также учитываются степень вины работодателя, требования разумности и справедливости».

3. Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 04.09.2014 № 33-11967/2014

«Суд первой инстанции правомерно принял во внимание наличие в действиях М.Н.Фархуллина грубой неосторожности, в результате которой произошел несчастный случай на производстве и ему был причинен вред здоровью.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд обоснованно учел добровольное оказание Обществом материальной помощи истцу в общей сумме 70 000руб. по заявлениям последнего о возмещении расходов на лечение в связи с произошедшим несчастным случаем на производстве, а также добровольную частичную компенсацию ответчиком М.Н.Фархуллину морального вреда в сумме 30 000руб*.

Судом также приняты во внимания требования разумности и справедливости.

С учётом всех обстоятельств в совокупности установленный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда в сумме 20 000руб. определен в соответствии с положениями закона и является правильным».